Hogwarts: Ultima Ratio

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Завершённые эпизоды » И сплетаются нити дорог в ожерелье


И сплетаются нити дорог в ожерелье

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

https://31.media.tumblr.com/tumblr_lpizppy1ab1qcpi07o1_500.jpg

- дата: 15 декабря 2007 года
- место: комната Так и Сяк
- участники: Evelyn Rainsworth, Hermione Granger
- краткое описание:
***
в полумраке комнаты сидит склонившись над пергаментом, старательно выводя завитки букв, чтобы ничего не забыть и не пропустить. В тишине слышно только то, как скрипит перо и ровно дыхание. Глубокая ночь, замок погружен в спокойны сон. Единственное время, когда можно быть самим собой и не бояться ни о чем...шум шагов, громкий звук и....

***
длинный коридор казался слишком душным и узким. Он закручивался в тугую спираль, сбивая дыхание. Быстрые шаги глухо стучат, эхом разбиваясь о каменные стены. Она торопится, старательно вслушиваясь в шум от самой себя, надеясь, что тут больше никого нет....Еще один поворот, резко вниз, потом вверх и......
- примечания:-

Отредактировано Hermione Granger (18.01.2014 22:41:54)

0

2

Ночь - это самое благотворное время для того, чтобы беспрепятственно можно было заниматься своими делами и не переживать, если войдет кто-нибудь и начнет задавать какие-то вопросы. Сначала Гермиона подумывала дождаться ночи и остаться в своей комнате, но быстро отвергла эту идею, разумно посчитав, что огонек ее палочки будет привлекать ненужное внимание. Потом был вариант с гостиной, но она и так там слишком часто остается после отбоя. Не будет удивительным то, если ее начнут считать ненормальной. Куда страшнее, если начнут присматриваться, потому что возникнут мысли о том, что она что-то замышляет. Посему Выручай комната оказалась как нельзя кстати. Облюбовав себе одно из кресел, которое здесь появлялось,стоило гриффиндорке переступить порог, Гермиона достала из сумки блокнот и перо. С момента их прибытия здесь, она записывала все, что происходило вокруг, удачно вписывая в эти строки время принятия зелья и количество оставшегося. Не так давно она сварила новую порцию и теперь обдумывала, как передать флакончики Джорджу. Если верить его недавнему местонахождению, то это будет весьма и весьма проблематично. Где сейчас находится Орден, Гермиона не имела представления. Связаться с ними она тоже не могла. Во-первых, потому что было бы весьма странным для членов ОФ увидеть патронуса Грейнджер, который сообщает место встречи какому-то, кто не входит в основной состав. Во-вторых, как это сделать, чтобы никто из тех, кто присутствует в Хогвартсе не заметил этого, она не знала. Отправлять же сову...Куда? Откинувшись на спинку кресла, Гермиона снова и снова поднимала глаза на Исчезательный шкаф, который послужил проходом в прошлом году для Пожирателей Смерти. И потом неизвестно было, как сообщить Джорджу, чтобы он оказался рядом со вторым. В последнее время, именно эти мысли занимали голову Грейнджер чаще и больше всего. Нет, она переживала за друзей и за то, как убедить их не лезть сломя голову туда, куда не надо, но Гермиона понимала, что, если она будет слишком давить, то будет только хуже. Она же знать не знала, что происходило в стенах Хогвартса, пока они колесили на своих двоих по Англии. Разве что со слов Джинни, но ведь с ними ничего не случилось же...
Поджав под себя ноги, снова принялась производить расчеты в блокноте и составлять список возможным вариантов встречи с Джорджем. По мере того, как она все чаще и чаще застревала на строчках, он был настолько скудным, что хотелось выть в голос. Был еще вариант поговорить с Джинни, но как она это скажет ей?Джинни, знаешь, мне просто необходимо встретиться с таким-то таким-то. Я знаю, что он сейчас среди членов Ордена. Фыркнув в слух, Гермиона тяжело вздохнула. Хватит с нее и того ,что та увидела письмо, которое Грейнджер отправила Катрине. Как у нее еще вопросы не возникли? Хотя...Даже если они и появились, Морган ,в чем теле сейчас находится гриффиндорка, Джинни их будет задавать в последнюю очередь. И это не могло не огорчать...Специально же предпринимать попытки, чтобы сблизиться с ней...Тоже странно. Уизли далеко не глупая, чтобы не сопоставить дважды два. А вариантов больше нет...Разве что...Снейп? Но тот вообще вариант, который сводится к абсурдности. Интересно, почему он не применил легилименцию к ник, когда она с Роном были в его кабинете? Мог бы. И это дало ответы на все его вопросы, избавив от ненужных объяснений. Гермиона едва слышно застонала от досады, в который раз задумываясь о том, почему такие очевидные вещи не приходят в голову взрослым.
Гриффиндорка закрыла ежедневник, смотря в одну точку. Именно сейчас, оказавшись в Хогвартсе, она чувствовала себя слишком одинокой. Друзья есть, но они не так часто оказываются рядом друг с другом и такого, как раньше, в этом году не будет. Заводить новых тоже не представлялось возможным, потому что все сейчас чересчур осторожны и стараются группироваться с теми, с кем давно дружат и те, кто прошел с ними через огонь и воду. Гермиона прикрыла глаза, чувствуя, как начинает засыпать. И все бы ничего, но именно в этот момент за стеной раздался какой-то шорох. Разлепив глаза, пыталась понять, откуда он идет. Звук становился все громче и сердце ухнуло куда-то вниз, замерев в коленках. Рывком поднявшись, спрыгнула с кресла, подходя осторожно к стене, где висели картины. Затаив дыхание, достала палочку из кармана джинс. Она понятия не имела, кто это и что за этим последует. Просчитав, откуда идет звук, остановилась у одной из картин, поднимая палочку и поудобнее перехватывая ее. Мысли мгновенно пропали, уступая место потоку заклинаний, который с бешеной скоростью всплывали в памяти. Повернувшись немного, подняла палочку выше, перенося вес на опорную ногу и чувствуя, как начинают пружинить мышцы.

0

3

Подпольная жизнь пускай и подразумевала массу трудностей, но, если честно признаваться, был в ней и некоторый шик. Пикантный вкус приключений, схожий со вкусом свежего кофе и красного перца, отзывающийся запахом скошенной травы. Эвелин уже давно поняла, что это заставляло биться сердце быстрее. Возможно, жизнь в "Кабаньей Голове" и не была той, на которую подписался бы не раздумывая любой мечтатель, но это ведь всяком было лучше, чем сидеть дома и не высовываться. Или же сидеть в штабе, наблюдать одни и те же вещи день за днём, и слушать рассказы о том, как у остальных членов Ордена прошла операция. Нет, выпускница чувствовала себя в деле, и это предавало сил, куражу и желания что-то делать. За ней никто не охотился, и это было хорошо. Кому было дело до девочки, которой не дали продолжить свои аврорские курсы? Она никогда не привлекала к себе внимания, и это была её главная сила.

Сегодня ночью она решила вновь отправится в Хогвартс. Особых дел или поручений ей никто не давал, но это же не повод сидеть сложа руки. А вдруг кому-нибудь нужна её помощь? Свобода, вот что означало её нынешнее "подвешенное" состояние. Она могла идти куда захочет - в Хогвартс к дражайшей подруге, или же в штаб-квартиру для собрания, а может и подышать свежим воздухом в Хоксмиде, где, несмотря на все проблемы, было шумно и оживлённо, пускай и меньше, чем в предыдущие годы. Так или иначе, взяв с собой кулёк с любимой Хаффлпаффской мантией, она пробиралась по неудобному коридору, пообещав себе, что однажды она очистит его от всей пыли и грязи, что здесь осели. Для этого надо было просто выделить день, а времени на это почему-то никогда не было. Девушка светила себе палочкой в этом тесном коридоре достаточно долго, пока не достигла заветной картины. Взмахом палочки она распахнула картину, почувствовав сладостное дуновение свежего воздуха.

- Экспеллиармус, - невероятно обескураженно произнесла она, резким движением палочки словно бы подсекая руку девушки, что стояла перед ней. Синдром боевого мага заставил её произнести это заклинание прежде, чем она увидела даже человека, что держал эту палочку. Поскольку она не ожидала в принципе никого здесь видеть, то сам факт того, что кто-то решил наставить на неё палочку, выглядел немного нелепым. И настолько удивительным, что эта интонация проникла даже в создание заклинания. Однако, его эффективность это не уменьшило. Элегантное оружие противника полетело в воздух, где Эви и поймала его простым движением левой руки, окинув девушку не менее удивлённым взглядом. "Мантия гриффиндора, значит ученица". Заключила она, и бросила быстрый взгляд на комнату. "Штаб-квартира Армии Дамблдора. Видимо, это какой-то новый человек."

- Мерлинова борода! - Воскликнула она, успокоившись и широко улыбнувшись, в то же самое время кинув палочку обратно законной владелице. - Что ты делаешь здесь одна, да ещё и ночью? А если тебя Кэрроу поймают в коридорах, думаешь, что я пойду тебя спасать? Хотя, скорее всего, я всё равно тебя спасать пойду, но ты успеешь трижды пожалеть о том, что прибавила мне работы. - Она произносила это лёгким, шуточным тоном, обычно располагающим к продолжению общения. Эви выпотрошила кулёк на кресло, негодуя про себя о том, что она помяла свою мантию. "Наверное, есть смысл относиться к вещам осторожнее." - Эвелин Рейнсворт, кстати говоря. - Обернулась она к той, что находилась в комнате. Её лицо казалось смутно знакомым, однако, недостаточно для того, чтобы выпускница могла вспомнить её имя. После представления та самая Эви как ни в чём ни бывало подняла в руке мантию, и начала палочкой сглаживать собравшиеся на ней складки.

+1

4

Гермиона с каким-то растерянным лицом смотрела на то, как ее палочка переместилась в руку той, которая сейчас, почти, вывалилась из-за картины. На какой-то миг ей, вдруг, показалось, что это Тонкс, но, прозвучавший голос, быстро развеял все сомнения. Поджав губы, гриффиндорка настороженно наблюдала за какими-то будничными телодвижениями гостьи, гадая, в чем тут подвох. Впрочем, когда здравый смысл прочно завладел сознанием и нервозность отошла на второй план, Грейнджер едва не подпрыгнула. Перед ней стояла та, которую она отлично знала. Девушка даже уже сделала шаг, чтобы подойти к той ближе, как вовремя затормозила. Морган же имеет малое отношения к Ордену, соответственно, знать Эви близко не может. Ну так, чтобы совсем близко. Скрестив руки на груди, только выдохнула.
- Не думаю, что Вам стоит беспокоиться на тему того, кому и при каких обстоятельствах я могу попасться на глаза. И уж тем более, я никого не прошу мне помогать, - с долей холодинки в голосе произносит, старательно пряча то, как рада видеть какого-то знакомого. Ловко поймав палочку, привычным жестом спрятала ее в рукав кофты, - Да, я зна....То есть, я хотела сказать, очень информативно для того, чтобы картина о том, кто Вы, прояснилась, окончательно, - кивая на приветствие, парировала ей в ответ, - что Вы здесь делаете? - снова недоверчиво рассматривая девушку, гадала, что именно привело ту в Хогвартс. Неужели с членами Ордена произошло что-то? Тревога коснулась сердца, чуть сбивая дыхание, - Вы прибыли пообщаться с преподавателями или Вас что-то иное интересует? Вы же из Ордена, не так ли? - склонив голову на бок, едва заметно улыбнулась, - раз Вам известен этот проход, - будто опережая вопрос, кивнула в сторону картины. Гермиона прекрасно знала, что все тайные ходы были давным-давно в доступности Пожирателям и были перекрыты либо снаружи, либо со стороны Хогвартса. Посему информацией о существовании данного была владели единицам. Грейнджер старательно отгоняла от себя мысли о том, что появление Эвелин было бы хорошим шансом передать Оборотное Джорджу, все так же поджимая губы. С одной стороны, гостье извне могло бы показаться странным, что Гермиона так быстро успокоилась, с другой стороны, та, действительно, знала эту девушку, хотя...какая-то доля сомнения была, - если Вы входите в состав Ордена Феникса, то откуда мне знать, что это именно так? Быть может, Вы находитесь под Оборотным зельем, а настоящая Эвелин сейчас лежит где-нибудь без чувств, например, - как я сейчас перед тобой, - докажите, что Вы не из приспешников... - отходя на шаг назад, вдруг, действительно, поверила в это. Кто знает, что она пришла сюда с чем-то хорошим? А то, что этот проход знают не все, то это же не критерий, - вызовите патронус, - вдруг, потребовала Гермиона, прекрасно понимая, что никто из тех, кто относится к стороне Лорда, это умеет делать. Значит, это был хороший способ проверить. И почти сто процентный.

+1

5

- Скажу тебе с чистой душой и открытым сердцем, - отвечала выпускница на реплики девушки, которую она не должна была здесь встретить, - что нет ничего хуже, чем спасать человека, который об этом не просит. - Она отвлеклась на мгновение от выпускания горячей струи воздуха из своей палочки, и осторожно развернула голову, чтобы ещё раз осмотреть эту таинственную незнакомку. Улыбка вновь коснулась её губ, чуть изменив форму и без того достаточно широкой и искренней улыбки. - Гриффиндор редко просит о помощи. Легче надеяться на то, что вы не попадёте в передрягу, чем лезть вас из неё доставать. Это удивительный талант - находить столько приключений в местах, где, казалось бы, их быть уже не может. - Многие в аврорате считали, что сама она выпускница гриффиндора. Мало того, это не вызывало никаких сомнений. Шляпа долго думала над распределением говорящей особы, перебирала все четыре факультета, словно бы желая отправить на все четыре сразу. Потом, потужившись с минуту, выдала факультет "хаффлпафф".

Как же Эвелин успела соскучиться по разговорам. Редко с кем в Кабаньей Голове можно поговорить, видит Мерлин. Легче было уже пообщаться с собственной ногой, чем с ними. А с Аберфорта вообще нечего было спрашивать. А тут люди! Настоящие, живые, прекрасные и удивительные люди! К ним хотелось возвращаться вновь и вновь. "Наверное, с какой-то стороны и хорошо, что я наткнулась на эту девочку. Иначе я бы не сдержалась и заговорила с кошкой Филча." А это был бы отнюдь не лучший вариант развития событий, как в принципе можно было бы догадаться. Выгладив мантию, волшебница аккуратно положила оную на спинку кресла, и принялась разыскивать свой галстук, который был сложен в невообразимую закорючку где-то в кармане. Слишком мало времени жизнь дала человечеству, чтобы тратить его на складывание каких-то там галстуков. Или мантий. Тем более, если всё можно было поправить одним лишь взмахом палочки, который девушка тотчас и продемонстрировала. "Эви-Эви, ты превращаешься в свою мать... Ничего руками не можешь сделать."

- Вы прибыли пообщаться с преподавателями или Вас что-то иное интересует? Вы же из Ордена, не так ли? - На самом деле, обращение на "вы" льстило девушке. ей часто говорили, что она выглядит в лучшем случае лет на шестнадцать. Мало того, что картину портят детские черты лица, так ещё и ненавистные узенькие плечики и рост совершенно никого не впечатляющий. Но носить каблуки... Да упасите от этого дела семеро. "Ну вот, я к тебе обращаюсь дружелюбно, а ты меня вот так вот встречаешь. Ни поздороваться, ни представиться. Устроить допрос сразу с места."

- Какая-то ты больно умная, - всё так же дружелюбно продолжила шатенка, отмечая, что по количеству речей и в принципе по интонации фраз она больно напоминает Гермиону. Та ведь была такого же возраста, и тоже вечно предполагала страшные и странные вещи. Конечно, что ещё было думать в такие-то неспокойные времена? Но нет, эта троицы исчезла в каких-то никому не известных дебрях, и совершенно правильно сделала этим поступком. Оставалось лишь ждать, готовиться к битве. Тренироваться, собирать свои лучшие силы, поддерживать близкого и надеяться на лучшее. "Ох, девочка, знаешь ли ты, что совсем скоро нам всем придётся столкнуться с войной?" - Рейнсворт до сих пор стояла спиной, поэтому собеседница не могла увидеть грусть, всего-лишь на миг отразившуюся глубоко в её голубых глазах. Всего-лишь мгновение, и гна исчезла, растворившись в потоке остальных чувств.

- Ты, должно быть, из Армии Дамблдора, раз тебя уже предупредили о моём приходе, - радостно сообщила она, разворачиваясь и сбрасывая с себя лёгкое пальто, хорошо защищающее от холода и сырости. Она не торопилась ничего отвечать по поводу своего Патронуса, и начала разматывать коричневый шарф, несколькими кольцами обвившийся вокруг шеи. - Если я буду рассказывать каждому встречному о своих планах, то вероятность их сорвать будет уж слишком велика. - С этими словами она распустила волосы, запустив тонкие пальцы меж корней ото лба к макушке, поправляя причёску. А затем взяла две боковые пряди, и невидимками, всё так же вслепую, начала закалывать их у себя в районе шеи. Распущенные волосы заставляли её выглядеть ещё младше, чем обычно. И это играло на руку. Надетые свитер и школьная юбка под пальто и вовсе делали из неё девочку. Результат достигался как всегда безупречно. Иногда хорошо выглядеть эдакой пташкой. Иногда вполне выгодно, когда тебя не воспринимают всерьёз.

- Так вот, - продолжила переодевающаяся, поднимая ворот рубашки и как ни в чём ни бывало приступая к завязыванию жёлтого галстука в чёрную полоску, - если бы я была Пожирателем, я бы тебя убила сходу, ещё когда отобрала палочку. А ещё, я бы не пришла одна. И ты в любом случае была бы в состоянии, с жизнью не совместимом. - Галстук был завязан, и пришло время накинуть на себя мантию. Да, вот она, старая мантия, нисколечки не изменившаяся с тех дней, когда Эви сама бегала по этой школе, переживала свои мелкие проблемы и паниковала по поводу Амбридж и сдачи ЖАБА. Как давно это было. Удивительно, как вещи, которые тогда имели так много значения, сейчас теряли всякую важность. - Я бы скорее предположила, что под зельем ты и собираешься выведать мой патронус для того, чтобы воспользоваться в будущем этой информацией. Или же, пока я буду создавать патронуса, ты можешь быстро использовать свою магию, на которую я не успею отреагировать. Вывод один: я не собираюсь ничего вызывать. - Она закончила, застегнув пуговицу на груди, и серьёзно посмотрев в глаза Морган. - Поэтому хотелось бы узнать хотя бы твоё имя. И, если тебя это успокоит, - она достала из кармана юбки галлеон, блеснувший в блике свечи золотом, - я знаю, что это такое.


+1

6

Гермиона скрестила руки на груди, слушая девушку. Она не спускала с нее внимательных глаз, стараясь не упустить ничего. Все, что та говорила, было слишком размыто, но Грейнджер не могла не согласиться с тем, что говорила Эвелин.
- Какой смысл просить помощи, если можно, максимально, сделать все самой? - чуть закатив глаза, поджала губы, - и дело тут не в факультете. Взять даже то, что сейчас происходит в Хогвартсе. Мы не лезем особо никуда, а достается нам все равно больше всех. Даже если мы будем просто стоять, то ничего не поменяется, - гриффиндорка вздохнула и вернулась к своему креслу. Какой смысл сейчас что-то предпринимать и выяснять, кто из них кто, если доказать это практически невозможно. Остается только наблюдать и присматриваться, но не более. Подперев голову рукой, снова подняла глаза на девушку, смотря на ту уже со смесью настороженности и любопытства. Нервы потихоньку улеглись, но напряжение не спадало все равно. Эвелин занималась такими будничными делами, приводя себя в порядок, что брови Гермионы. невольно, поползли наверх. Врят ли, кто-то из сторонников Лорда так заботился о своих вещах. Девушка тихо хмыкнула, сжимая губы в тонкую линию, - да нет. Простая осторожность и все, - выдохнула Грейнджер, поджимая ноги и складывая на коленях палочку. Как-то было спокойнее, когда эта маленькая вещица была перед глазами. Хотя, пересматривая то, что произошло только что, было ясно, что Пожиратели не так быстро бы распрощались с только что отобранной вещью.
- Члены Армии... - гриффиндорка широко распахнула глаза и застыла на полу слове. Если она сейчас скажет. что никто из АД ее не предупреждал, то это может привести к нежелательным последствиям. Но о том, что Эвелин появится Гермиона, действительно, не знала. Хотя, с чего бы ей быть в курсе...Странно, надо с Роном поговорить. Может, он слышал от Джинни что-то подобное, - нам особо не до разговоров было, честно говоря. Хотя да, разговоры о встрече с кем-то из Ордена ходили. Только не было уверенности, что получится и четко не знали, кто именно это будет. У нас со связью не очень хорошо сейчас, - выпалила девушка полуправду. Другого ответить она просто-напросто не могла, поэтому оставалось только этот вариант, который Гермионе не особо нравился, - ну, почему же, каждому встречному? И потом...Учитывая то, что сейчас все гриффиндорцы находятся, почти, в оккупации, быть в курсе того, что планирует Орден было бы даже кстати. Своеобразная поддержка, что ли. Лично общаться у нас у всех нет возможности же. Да и, по большому счету, находиться в гостиной собственной тоже не так уж и безопасно стало, - Гермиона смотрела на Эвелин и говорила тихим голосом, разглядывая лицо девушки. Та продолжала наводить марафет с таким видом, словно они сейчас находятся в какой-нибудь гостиной, медленно потягивают чай и ведут высокосветсткую беседу о последних новинках на рынке зелий, - наш с тобой разговор заходит в тупик. Мы так можем до утра выяснять, кто из нас кто, - Гермиона неуверенно улыбнулась, узнавая в этой девушке настоящую Эвелин. Именно вот эта беспечность вкупе с серьезностью всегда веселила гриффиндорку и она часто ловила себя на том, что последняя напоминает ей Тонкс. При воспоминаниях о Доре, сердце чуть сжалось, - да, я знаю, что это за вещь, - запустив руку в карман джинс, вытащила на свет точно такой же галлеон и протянула его на ладони, - видишь? - покрутив его в пальцах, снова спрятала, откидываясь на спинку кресла, - чем сейчас занят Орден? Насколько я знаю, Фред с Джорджем настроились на радио волну. Билл с Флер уже в Ракушке? - Гермиона порылась в памяти, вспоминая, что, примерно, в это время их тройка распалась и она с Гарри отправились в Годриковую. При этих воспоминаниях ее даже передернуло, - Эвелин, - тихо позвала ее, снова поднимая глаза, - ты...ты не могла бы рассказать, как ваши дела? Мы постоянно думаем об этом. На Джинни вообще лица нет, хоть она и держится молодцом, - сцепив пальцы в замок, уставилась на них, покусывая губы. Ей, правда, хотелось очень узнать и успокоить и подругу, и свое собственное сердце. В этот момент выручай комната начала меняться, приобретая странный вид, смутно напоминающий последнее место, где они были все вместе на свадьбе Билла и Флер. Задохнувшись от того, что происходило, Гермиона лихорадочно пыталась начать думать о чем-то другом, но желание оказаться рядом со всей семьей Уизли было слишком велико. Застыв в кресле, отчаянно ругала себя за то, что разрешила уйти так глубоко в воспоминаниях, забыв даже о том, что находится сейчас тут не одна.

+1

7

Видимо, у этой девушки, которая случайно оказалась свидетелем проникновения в Хогвартс, в подсознании была масса невысказанных мыслей, что так и рвались с языка. "Возражения." Эвелин не могла не улыбнуться этому факту. Ей нравилось каждое слово, что эта таинственная незнакомка произносила, и можно было с уверенностью утверждать, что в Армию Дамблдора действительно попадали только лучшие люди. Конечно, им никогда не доставалось больше всех. к сожалению, тем, кому действительно в этой войне не повезло, сейчас уже об этом не рассказать. У самой выпускницы никогда не хватало духу смотреть в глаза потерявших семью и друзей. Глаза открывали проход в самую их душу, и она просто не могла не принимать часть вины на себя. Как и сейчас. Эта девочка грустила, ей было больно и плохо. Но кроме как улыбкой и обещанием того, что всё будет хорошо, шатенка не могла помочь. Хотелось бы объявить битву в открытую, но нельзя было этого делать, не сейчас.

Рейнсворт слушала, пускай, на самом деле, обычно не умела этого делать. Пусть эта девока говорит, и её слова, какими бы горькими они на самом деле ни были, успокаивали лучше всяких встреч и тёплых объятий. "Вот и правильно, никогда не стойте на месте, ни к чему хорошему это не приведёт." Сказала она про себя, надеясь, что этот кураж никогда не угаснет. До тех пор, пока были ещё люди, готовые сражаться, в этом мире было не всё потеряно. Решительность имеет свойство распространяться на других и давать им силу, которой у тех никогда не было. Эви никак не могла сейчас заниматься её распространением. Во всяком случае, не открыто. Но у этой девочки явно был к этому потенциал. И хорошо, что сейчас ей было с кем об этом поговорить.

- У нас со связью не очень хорошо сейчас, - продолжала незнакомка, и тут уж бывшая староста не смогла выдержать. Она и раньше никогда не обладала способностью надолго закрывать рот, да и в принципе давно не было собеседника интереснее барной стойки. Она не смогла сдержать лёгкий смешок.
- Ну конечно со связью всё плохо, - после смешка произнесла она, когда улыбка уже была настолько широкой, что демонстрировала ряд зубов, - в роли связиста у вас выступаю я, если и был вариант хуже, то я о нём явно не ведаю. - Она пыталась заставить девочку хоть на секунду улыбнуться. Возможно, над такими вещами не шутят, но что же ещё с ними делать? Если воспринимать всё близко к сердцу, то можно состариться и умереть гораздо раньше своего биологического времени, что было дано природой. Смех - это стандартная защитная реакция, данная человеку для того, чтобы переживать все невзгоды, что будут у него на пути.

Кажется, у Эви хоть немного получилось сделать задуманное. Удивительно, но на лице этой гриффиндорки появилась улыбка, и это было просто замечательно. Она говорила тихо и чувственно, и всё же смогла улыбнуться. Кажется, живот ученицы аврората только что сделал сальто от этого новго достижения.
- Я знаю, что ты не враг, - мягко произнесла она, усаживаясь обратно в кресло. Хотелось чаю, расслабиться и отдохнуть. Сейчас спешить было совершенно некуда, и это было самым лучшим, что можно было представить. - Враг не расстался бы так легко со своей палочкой, к тому же... - она сделала небольшую паузу, сведя губы и плавно заглянула в глаза своей собеседницы, - к тому же Пожирателям никогда бы не удалось воссоздать этот взгляд. - Она откинулась в кресле, вновь улыбнувшись. Она не собиралась спускать улыбку со своих губ, ведь эта волшебница также была рада встрече как и кладезь невысказанных мыслей.

Но, судя по всему, на этот раз поднять настроение ей не удалось. Незнакомка высказала массу фактов, которые вообще неизвестно каким образом в её руки попали. Оставалось только думать, что кто-то из Ордена бывал здесь лично, и он явно доверял этой особе, раз та смогла узнать столько вещей. Конечно, это не было самым важным из всего, что у них происходило, но всё же... Этот декабрь был трудным, трудно было с самого начала года, но ведь это не было поводом сдаваться. И Эви ни на секунду не сомневалась, что эти ребята не сдадутся никога. Они были детьми, младше даже чем она сама. и они были вовлечены в войну, которую выпускнице было не испытать. Она испустила вздох, который с небольшой натяжкой можно было назвать тяжёлым, и подалась вперёд. Улыбка исчезла, остался лишь понимающий, мерцающий взгляд. Конечно, кто-то знал больше, кто-то меньше. Сейчас на многих не было лица, некоторые теряли рассудок, и каждого без исключения нужно было понять. Даже тех, кто на другой стороне. Она сама только через ненависть пришла к пониманию, не хотелось бы, чтобы хоть кто-то прошёл такой же путь.

- Послушай, - произнесла она, думая над тем, как лучше начать, и мягко взяла руки собеседницы в свои. От прикосновения друга всегда становилось лучше, и неудавшаяся Рихтер наладила глубокий контакт взглядов, она хотела, чтобы собеседница понимала её. - Вы ведёте здесь свою войну, Орден там - свою. Я знаю, что тебе неприятно об этом слушать, но чем больше ты слышишь о чужой войне, тем хуже ты ведёшь свою. Я общаюсь с тобой какие-то десятки минут, но я уже вижу, что ты замечательная. У тебя есть своя роль, и тебе надо исполнить её в лучшем виде. У них есть своя роль, и они исполняют её. Подумай, что будет, если Орден придёт сюда и начнём помогать вам, забросив свои позиции? А если вы, поддавшись панике, полезете на рожон и вмешаетесь в дела Ордена, вы нарушите его планы. Вспомните Министерство два года назад и поймите о чём я говорю. Чудо, что никто не был убит. Вы здесь можете делать то, что не под силу ни мне, ни Гарри Поттеру, ни Аластору, ни кому-либо ещё. Если вы будете отвлекаться, это повлечёт за собой разрушительные, трагические последствия. - Кому как ни ей было знать это? Девочке, которая не участвовала ни в одной из войн и не имела право вмешиваться? Она высказала то, что говорила самой себе сотни и тысячи раз, поэтому, наверное, эти слова имели свой особенный вес. Хотелось верить, чтобы она всё поняла и не думала о том, о чём думать не надо. Будет трудно, кому в этом мире легко? И девока наверняка это понимала.

- Но не расстраивайся лишний раз, - произнесла она так бодро, при этом вскочив со своего места, что можно было только диву даваться, как такие перемены происходят с этой девушкой, которая только сейчас смотрела взглядом, полным боли. Рейнсворт отпустила руки своей собеседницы, и протанцевала на середину комнаты, заведя обе руки за спину. - В Кабаньей Голове еда просто омерзительна, а готовлю я не многим лучше, чем безрукий эльф. - Радостно сообщила она, улыбнувшись в который раз, стараясь вытащить собеседницу из тяжких дум. Тяжесть была совершенно излишня, она тянула ко дну, когда в этом не было совершенно никакой причины, - Поэтому я предлагаю наведаться на кухню, проход на неё рядом с гостиной Хаффлпаффа. Эльфы с радостью угостят тебя шоколадкой, она поднимает настроение, а это тебе явно необходимо. И вкусным чаем. А я бы не отказалась от кусочка сочной курочки, ибо мой желудок от местной пищи издаёт звуки умирающего кита. - Она остановила свой монолог, задорно взглянув на девушку, что так и не назвала своего имени (а форсировать события и заставлять её это сделать Эви не собиралась), она подмигнула левым глазом. - Пошли?

+1

8

Вырвавшийся смешок, привел Гермиону в смятение. Приподняв одну бровь, она с каким-то смешением удивления и интереса смотрела на Эвелин. борясь с желанием улыбнуться. Нет, эта девушка, на самом деле, вызывала в гриффиндорке восхищение. Этакая бунтарка, которая прячет истинное отношение ко всему, что сейчас происходило, как в Хогвартсе, так и вне его, за такой вот легкостью и весельем. Или же это на самом деле так? Может, только смех способен заглушить весь страх того, что ты просто-напросто можешь не проснуться утром? Быть может, это тот способ, который дает возможность дышать полной грудью? Склонив голову на бок, Грейнджер вслушивалась в слова, которые говорила ей Эвелин. Сказать ей было нечего. Действительно, нечего. Она была рада видеть Эвелин, была счастлива слышать ее голос в этой тишине и выражения искристого счастья в глазах последней давало понять, что жизнь идет дальше, не смотря ни на что. Серьезность, заполняющая все внутри, дрогнула под мощным натиском молодости и отчаянности, уступая место какой-то, совершенно невозможной, детской радости. Неуверенная улыбка, мелькнувшая на губах, становилась все открытей и, в конце-концов, Гермиона прыснула, прикрываясь ладонью. Собственный смех напугал и расслабил те тески, в которые она сама себя загнала несколькими месяцами раннее. И чем сам черт не шутит? Может, стоит поддаться на настрой Эвелин и перестать постоянно думать, исключительно, о плохом? Но радость от присутствия старой знакомой пошатнулась в очередной раз и угасла так же быстро, как и зажглась. Вздрогнув от прикосновения, Гермиона подняла встревоженные глаза на Эвелин, тяжело дыша. Та говорила так, словно старалась что-то донести до Грейнджер. И не просто словами, а именно тем, что скрыто под ними. Гриффиндорка чувствовала теплые прикосновения и готова была прямо здесь и сейчас разрыдаться. Да так, чтобы навзрыд, до сбившегося на нет дыхания. Почему именно в эту минуту, вдруг, нестерпимо захотелось, чтобы этот кошмар отступил? Почему захотелось оказаться дома и только в самые редкие часы вспоминать о том, что было три года назад? Неужели какие-то три года могли превратить стальные, казалось бы, нервы в нечто подобное ваты? Раньше она была сильнее и сдержаннее, а после Войны эта стена, которую Гермиона так тщательно и кропотливо возводила вокруг себя, дала трещину и вот-вот должна была рухнуть, погребая под себя всю ее целиком, - я знаю... - произносит осипшим и тихим голосом, отводя от Эвелин глаза, - просто...Просто хочется знать как можно больше, потому что мы постоянно думаем не только о том, как прожить здесь, но и о том, что происходит в стенах Хогвартса. От этого никуда не деться, как мы не стараемся. Получается, двигаемся по замкнутому кругу, - освобождая руки от теплых прикосновений, поднялась с кресла и подошла к камину, подбрасывая туда дрова совершенно маггловским способом. Опустившись напротив огня на корточки, какое-то время молчала, кочергой поправляя дрова и любуясь искрами, - но, наверное, ты права, - поворачиваясь к гостье, улыбнулась ей широкой улыбкой. В это же самое мгновение последняя подскочила на месте и с таким ажиотажем принялась говорить, что Гермиона снова невольно фыркнула, - Аберфорт совсем не кормит? - поинтересовалась гриффиндорка, лукаво сузив глаза. Во время их встречи в Кабаньей Голове он, помнится кормил их бутербродами и чаем, который больше смахивал на воду, приправленную сомнительными травами. Или просто он их для запаха добавил? Выручай комната перестала метаться в превращениях и уже остановилась на том, что было изначально, когда Гермиона тут оказалась пару часов назад.
- Ты предлагаешь...Если я не ошибаюсь, выйти отсюда и отправиться через весь Хогвартс на кухню, чтобы просто поесть? - брови Гермионы поднимались все выше, глаза округлялись все шире и в голосе звучало, ничем не прикрытое, недоверие, - сегодня дежурят Кэрроу...Они, конечно, не самые гуманные преподаватели... - рассуждая вслух, словно пробовала на вкус предложение Эвелин. И чем больше она говорила, тем сильнее понимала, что согласна на такую авантюру и совершенно неважно, какими будут последствия, - хотя, в принципе, если пойти потайными ходами, то все возможно. Ведь никто не доказал, что это не так, - подхватывая настрой Эвелин, достала палочку, погасила камин и направилась к выходу.
Проскочить коридор не составило большого труда. Вот только впереди послышалось знакомое урчание. Схватив Эвелин за локоть уволокла ее за доспехи, вжимаясь в стену и вслушиваясь в мяуканье, - такое ощущение, что эта кошка никогда не спит, - мрачно проговорила, выглядывая в темный коридор. На глаза попались камни, сложенные небольшой кучкой после одного из показательных выступлений все тех же Кэрроу. Подняв один из них, повертела в пальцах и метким ударом отправила его в ту часть коридора, откуда они только что пришли, - хоть я и люблю животных, но вот миссис Норрис раздражает до дрожи, - наблюдая за тем, как та скрылась за поворот, все тем же тихим голосом поделилась с Эвелин и, снова схватив ту за руку, увлекла за собой, - ты не так давно закончила Хогвартс, правда? Раз до сих пор помнишь, где находится кухня, - на ходу поинтересовалась Гермиона, скашивая глаза на девушку, - меня, кстати, Морган зовут, - резко остановившись посреди коридора, представилась, заливаясь краской. Оказывается, она до сих пор не представилась Эвелин и, будь на ее месте, давно бы сделала себе зарубку на тему того, что слишком странно, что имя собеседника не было произнесено, - прости, я слишком была занята решением вопроса о том, кто ты, зачем сюда пожаловала и не скрыт ли в тебе потенциальный Пожиратель, - нет. ну правда. Не поесть же она сюда пришла. Это было бы слишком...Нелогично, что ли...
За спиной остались несколько поворотов, пара лестниц, которых пришлось мучительно-долго ждать, пока они окажутся у ног и перестанут двигаться. Когда надо - их не дождаться, когда нет, то они тут, как тут...Постукивая носком туфли, нетерпеливо переминалась с ноги на ногу. Но вот, на их счастье, ступеньки оказались в доступной близости и ,свернув в очередной коридор, Гермиона едва успела затормозить. Впереди них шествовала фигура слишком спокойным шагом. Прищурившись, гриффиндорка угадала в этой походке Алекто Кэрроу. Вот не было печали, что называется... - Кэрроу, - почти одними губами произносит, поворачиваясь к Эвелин. Она понимала, что поворачивать обратно уже нет смысла, так как их так и так обнаружат, - она тоже решила перекусить? - сводя брови к переносице, вслух задала совершенно дурацкий вопрос, который никак не подходил к данной ситуации, - что будем делать? Судя по тому, куда она идет, это, примерно, туда же, куда и мы с тобой, - выглядывая из-за стены, смотрела, как Алекто размеренно шагала в сторону гостиной Хаффлпафа.

+1

9

Они поняли друг-друга быстро, и поэтому нотку грусти можно было пропустить гораздо быстрее, чем если бы пришлось долго объясняться. Искренность, именно она в данном случае была тем ключом, что отпирал все замки к осознанию того, что чувствует другой человек. По взгляду, жестам, тёплому прикосновению, незаметному передвижению мышц. У Эви всегда был очень острый и цепкий глаз, и она часто замечала то, чего не замечал сам говоривший. Например, микровыражение, проскакивающее на лице собеседника всего на доли секунды. Она умела видеть, когда человек врёт ей прямо в глаза, но, при всём при этом, она невероятно редко могла угадать настоящие эмоции в этот момент. Насколько плохо она чувствовала, что сейчас поможет собеседнику, тяжело передать словами. Но волшебница старалась изо всех сил, и через некоторое время начала оказываться в ситуациях, подобных этой. Когда она действительно почувствовала то, что было в душе этой девушки. И стало совершенно ясно, что слова не так уж и важны, чтобы дуг-друга понять.

- Вот знаешь, кормит он так, что лучше бы не кормил! - С лёгкой долей возмущения отозвалась шатенка на вопрос. - У меня, наверное, появился бы стимул научиться готовить. А так-то я терплю... Зачем-то. А вот зачем - не понятно.

- Ты предлагаешь...Если я не ошибаюсь, выйти отсюда и отправиться через весь Хогвартс на кухню, чтобы просто поесть? - Рейнсворт прекрасно знала, что вызовет именно такую реакцию своими речами. Конечно, у неё был на этот счёт план. Девушка собиралась использовать дезиллюминационное заклинание, с помощью которого, если они будут вести себя тихо и осторожно, можно пройти чуть ле не мимо самого директора Хогвартса незамеченными. Только она приоткрыла рот, чтобы это сообщить и таким образом успокоить собеседницу, как та её опередила буквально на долю секунды, так что Эви так и осталась стоять с приоткрытым ртом. - Хотя, в принципе, если пойти потайными ходами, то все возможно. Ведь никто не доказал, что это не так, - выпускница смогла только сомкнуть губы, и с некоторым удивлением во взгляде наблюдать, как эта девочка, направившая на неё палочку при входе и явно до этого грустившая, тушит камин и собирается идти ночью по коридорам ночной школы, в которой дежурят самые настоящие шакалы. "Вот это я понимаю дух авантюризма!" С приятным удивлением подумалось ей, и решительная улыбка вновь появилась на лице.

Двумя беззвучными тенями они выскочили из выручай-комнаты и направились в сторону гостиной Хаффлпаффа. По правде говоря, такой ерунды Эвелин не вытворяла со самой школьной скамьи. Они словно бы сами нарывались на неприятности, и, по правде говоря, её страшно радовал тот огонёк, что появился у девушки в глазах. Кстати, она наконец-то назвала своё имя, и это было замечательно. Хоть какое-то доверие образовалось между этими двумя девочками, которые не удосужились даже использовать заклинание, заглушающее звук их шагов. Неудивительно, что они напоролись на кошку Филча, которую пришлось отгонять камнями и бежать подальше. О, как давно она не думала об этой кошке. Ихз гововы даже вылетело, сколько проблем она раньше могла принести одним своим появлением. А сейчас она была мелкой неприятностью, которую можно обойти простейшим трюком. С возрастом растут и проблемы, вот уж точно.

- Что будем делать? Судя по тому, куда она идет, это, примерно, туда же, куда и мы с тобой, - Морган выглядела взволнованной и сосредоточенной, когда смотрела на то, как коренастая фигура Алекто удалялась по коридору. Рейнсворт и сама вся пребывала в бурном предвкушении неизвестно чего. Такие беззаботные шалости заставляли адреналин поступать в кровь. Здесь не было леденящего душу страха, не надо было переживать за своих друзей. Здесь была полноватая рыжеволосая женщина, которой помучать детишек хотелось больше, чем спать в тёплой кроватке.
- То же самое, что и с кошкой Филча. - Бодрым шёпотом отвечала Эви, снимая туфли и удостоверяясь, что новая подруга сделала то же самое. - Вскоре нам придётся побегать. - Она вытащила два факела из стен, около кторых они стояли, образовывая обширную тень, и задно доставая волшебную палочку. - Сейчас будет бомба.

- Сонорус, - прошептала выпускница, направляя палочку себе прямо в голосовые связки. Заклинание она сейчас использовала достаточно слабо, чтобы не привлекать внимания всей школы, но добиться нужного эффекта. И после этого сразу залилась громогласным и противным смехом, в котором любой человек сразу бы узнал всеми нелюбимого Пивза. Кэрроу резко развернулась. В этот момент она была похожа на бульдога, готового с бещеным оскалом броситься на свою жертву. "Квиетус", сняла с себя Эви заклинание, и дальше действовала так быстро, как не действовала уже последние квартала три. Девушка мгновенно создала слабого, расплывчатого патронуса, который очень мало напоминал свою телесную форму, и подняла в воздух оба факела. Выкинув руку вперёд, отправив своё "облачко" вместе с собственностью школы дальше по коридору, за угол, где облачко рассыпалось, а факелы с характерным грохот сначала стукнулись друг о друга, потом о стены, а потом и об пол.

- ПИИИИИИВЗ! - Звучал её голос как гром посреди явного неба. Девушки вжались в стену, когда женщина пробегала мимо с видом разъярённого орангутанга. Была бы она хоть чуточку поумнее, конечно... Но в этом и было их спасение. Быстро мельтеша ногами, она резко повернула за угол.
- Драпаем! - Полушёпотом и на выдохе, её слова звучали с особым убеждением. Да и едва ли гриффиндорке нужно было повторное приглашение. Резк схватив ученицу за руку, Эвелин побежала к тому самому портрету, что раскрывал проход на кухню, и щекотала грушу так, как будто от этого зависела её жизнь. Груша тихо рассмеялась, и послушно открыла проход на кухню, куда выпускница и затащила свою новую подругу, расслышав, как за ними захлопнулась дверь. Больше терпеть она не могла, сначала залившись беззвучным смехом, чо сотрясал всё тело, она потом не выдержала и засмеялась в голос, согнувшись пополам и чувствуя, что вот-0вот из глаз брызнут слёзы.

+1

10

Нервозность постепенно отступила, уступая место любопытству. Гермионе, действительно, было интересно, зачем Эви появилась посреди ночи в Хогвартсе. Гриффиндорка не верила, что это просто было от скуки, потому что Ордену сейчас не до безделья. Вот только Эвелин не раскрывала своей цели пребывания здесь, и это не могло не настораживать. Потому что, во-первых, если бы что-то случилось или членам Ордена Феникса что-то понадобилось узнать, то их бы поставили в известность и Армия Дамблдора знала бы о том, что день на день должен был кто-то появиться и, уж точно бы, не спали бы они сейчас. Хотя бы кто-то, да должен был бодроствовать. И во-вторых, Орден не стал бы посылать кого-то просто так, а пропажу Эви сложно не заметить. Но с этим Гермиона решила разбираться постепенно, ибо на вопросы гостья не отвечала, уводя размытыми ответами. Почему же гриффиндорка решилась на такую авантюру, Грейнджер не могла дать вразумительного ответа. И, пока они шли по коридорам ночного Хогвартса, снова и снова задавалась этим вопросом. Быть может, сказалась усталость за все время пребывания тут; может, просто праздное любопытство, которое раньше она за собой не замечала; а может, то, что она соскучилась вот по таким вот вылазкам, которые они устраивали вплоть до шестого курса. Но, как бы то ни было, дело сделано и отступать назад не было никакого смысла. Особенно, если присутствие не так далеко Алекто, которая, не дай Мерлин ей попасться, устроить и казнь, и расследование одновременно. Застыв в одной позе, почти слилась со стеной, к которой прижималась, всматривалась в полную фигуру, бодро семенящую на коротеньких ножках. Внезапно, Гермионе показалось, что это прототип Амбридж. Уж очень они были похожи, как внешне, так и методами обучения. Разве что, первая часто прибегала к помощи Круциатуса, хоть и вела у них маггловедения (что самое по себе вызывает сарказм и иронию в одном флаконе), а вторая с маниакальным постоянством тыкала на все вопросы фразой о Министерстве. Сведя брови к переносице, Гермиона перевела внимательный взгляд на Эвелин и не могла поверить своим глазам. В глазах той плескался, ничем не прикрытый, азарт. Еще немного и Эви начнет подпрыгивать от возбуждения. С интересом наблюдая за происходящим, Грейнджер отметила про себя, что ее ночная гостья вызвала-таки патронуса, хоть и еле заметного. Подавив улыбку, мысленно поблагодарила за это девушку, потому что это развеяло почти все сомнения на тему принадлежности к Пожирателям Смерти. Уж те-то точно не смогли бы даже вот это облачко наколдовать. Но не успела Гермиона порадоваться такому счастливому стечению обстоятельств, как совсем рядом раздался душераздирающий вопль. Сначала ей, действительно, показалось, что это, на самом деле, Пивз, но, зажимая уши, перевела взгляд на Эвелин, которая закручивала издевательство над Кэрроу в тугую пружину, переходя уже на острие "опасности". Если Алекто дознает (что вряд ли), что это проделки аврора, то всему Гриффиндору будет очень и очень "весело" в дальнейшем. Но азарт Эвелин был слишком заразительным. Достав палочку, Гермиона направила ее кончик в ту сторону, куда унеслась Кэрроу и прошептала заклинание, которое должно было обеспечить быстрый спуск вниз на несколько этажей на своем родном копчике. Всматриваясь в полумрак, Грейнджер довольно прищелкнула языком, видя, как небольшая часть коридора покрывается льдом, а это значит, что спуск вниз по покатому склону изо льда обещает незабываемые ощущения, - мягкой посадки, Алекто, - тихо шепчет, чувствуя, как внутри все заходится от удовольствия. Удивительно, что такая вот мелочь может принести столько счастья. А ведь это просто обычная, ничем не прикрытая, месть за то, что Кэрроу со своим братом творит в стенах Хогвартса. И докажи потом, что Гермиона имеет к этому какое-то отношение.
Эвелин повторять дважды не пришлось, грифифндорка сорвалась с места и на одном дыхании пересекла коридор. Оказавшись в нужном им месте, Гермиона повернулась к Эви, смотря на нее и сдувая прядь из выбившихся волос. Рейнсворт какое-то время молчала, а потом сложилась пополам, хохоча, сначала, тихо, а потом все звонче. Сжав губы, гриффиндорка безуспешно боролась с желанием присоединиться. Впрочем, все попытки оказались напрасными и Гермиона, прислонившись к стене, сползла по ней, стирая тыльной стороной рук слезы, проступившие от смеха.
- Это дежурство Алекто запомнит надолго и будет еще столько же времени выяснять, кто причастен к этому, - сидя на полу, еле выдавила из себя, захлебываясь в смехе, - это было шикарно, Эви! Просто потрясающе! - она тепло смотрела на старую знакомую, в который раз убеждаясь, что уж слишком она похожа на Тонкс и на Близнецов Уизли. Поднявшись с пола, Грейнджер подошла к огромному холодильнику и достала несколько пирожных. Подогрев с помощью палочки воду, разлила ее по чашкам, смешивая с остатками кофе, которое нашла тут же, пусть и на донышке банки. Придвинув незатейливое угощение к Эвелин, присела на край стула, - угощайся. Это, все же, лучше, чем похлебка Аберфорта, - она смотрела на девушку из-под чашки, гадая, чем закончится эта ночь для них двоих. Внезапно, в углу кухни, раздался какой-то шорох. Обернувшись, Гермиона медленно дожевала кусок пирожного и достала палочку. Шорох повторился. И он, явно, исходил из самого дальнего угла, под вон тем куском чего-то странного, - что это? - скосив глаза на Эвелин, медленно слезла со стула, поднимая палочку и подходя к исходящему шуму, боком. Глубоко вздохнув, Гермиона протягивает руку, медлит какую-то долю секунды и резко сдергивает ткань, отскакивая назад, - что оно тут делает? - поворачиваясь к Эвелин, удивленно поднимает брови. Перед ними, в самом углу кухни, куда мало, кто спускается, стояло зеркало Еиналеж. Подойдя к нему, коснулась подушечками пальцев красивой и мощной оправы, разглядывая витиеватые узоры на нем.

+2

11

офф: холодильник?)) ты уверена?))

Смех оказался заразителен. Стоило Эвелин только сотрястись беззвучным смехом, как через какие-то секунды они уже обе готовы были кататься по полу, держась за животы, как маленькие дети. Хаффлпаффская мантия легла неуклюжими складками, когда выпускница буквально сложилась пополам, придерживая рот рукой, чтобы её звонкий хохот не разошёлся по всей школе, и не привлёк ненужного внимания. Картина убегающей Кэрроу, забавно переваливающейся с ноги на ногу, до сих пор всплывала в подсознании, заставляя уже задыхаться от смеха и слёзы брызнуть из глаз. Если честно, девушка ненавидела подобные моменты, которые лишали её всякой женственности, на которую ещё можно было бы рассчитывать. Она замолкала на мгновения, пытаясь поймать ртом воздух, и могла только надеяться на то, что она не перебудила всех несчастных эльфов. Оставалось надеяться, что они не слишком чутко спят, и видят красочные сны, готовясь к завтрашнему дню.

- Это дежурство Алекто запомнит надолго и будет еще столько же времени выяснять, кто причастен к этому, - проговорила Морган, которая сама уже сползла по стене, не в силах сдержаться. Обоюдный поток, кажется, подходил к концу, и Рейнсворт сгибом пальца утёрла выступившие слёзы, до сих пор придерживая себя ладонью за диафрагму, которая, казалось бы, сейчас разлетится на куски. Алекто не заподозрит детей, и у выпускницы было время за этим проследить. Пусть помучается хоть немного. Пускай девочка и не была любителем подобных методов, но для такой прогнившей души это было не страшно, небольшое наказание за все те непростительные заклятия, что сорвались с её палочки и нашли свою цель. По правде говоря, она была бы не прочь увидеть обоих Кэрроу, да и всех пожирателей, гниющими в Азкабане до конца своих дней. А это уже было страшным желанием, в отличие от невинной горки, которую устроила женщине её новая знакомая. - это было шикарно, Эви! Просто потрясающе!

- А-ха, обращайся, - улыбаясь отвечала шатенка, в шуточной манере изображая театральный поклон, снимая при этом воображаемую шляпу, - всегда к вашим услугам. - Тем временем, новая знакомая начала поиски еды, найдя в некой морозильной камере пирожное. Выглядело это, конечно, замечательно, но хотелось именно еды, а не того, что лишь ненадолго поднимет сахар в её крови. Поэтому девочка просто огляделась по сторонам, не понимая, куда делись все домовые эльфы. И стоило ей только об этом подумать, как группа где-то из четырёх вышла из тени, воззрившись на девушек огромными глазами, в которых светилось столько счастья, что в них, казалось, можно было утонуть.

- О, друзья мои, - радостно произнесла Эви, не без радости заметив, что они в полном порядке. Во всяком случае, на их хрупких и костлявых телах не было ни следов побоев, ни каких-либо болезней. А значит, что Пожиратели хотя бы пренебрегали издевательствами над эльфами. Хотя, как им вообще можно причинить вред? Приход учеников для них был просто праздников. словно бы окрылённые, они наперебой стали предлагать продукты, которые могли приготовить, и девочка едва успевала им отвечать. Хотя, что уж говорить, не так уж успешно она и успевала. - Курицу, да, курицу! Нет-нет, ни в коем случае не надо всех будить, пусть спят. Как это свежий тыквенный сок! Конечно! Картошка звучит заманчиво. Рис ещё заманчивее! хотя нет, картошка побеждает. Пирог? А он с почками? Правда? Да, давайте, давайте! Только не слишком много, я вас умоляю, нам вдвоём столько не съесть... - Радостно загоревшись, эльфы побежали допрашивать саму Морган, а затем довольно таки грубо оттолкнули её от котлов да горизонтальных поверхностей. Видимо, к своему месту работы они относились ревностно.

- Угощайся. Это, все же, лучше, чем похлебка Аберфорта, - эльфы одарили девушку ещё одним ревностным взглядом, и побежали готовить, явно намереваясь обойти в своих талантах гриффиндорку. Эви сделала первый глоток этого странного напитка, и поняла, что это будет не сложно. очевидно, готовила она не многим лучше самой выпускницы, а может даже и хуже, а это уже было страшно. Вежливо улыбнувшись, и даже поблагодарив подругу со спокойным лицом, она осторожно поставила чашку на место, раздумывая о том, как бы незаметно вытащить кофе, застрявший меж зубов, и чем забить этот вкус. Но эльфы нашлись быстро. Поставив перед девушкой кубок тыквенного сока, который та поспешила опорожнить сразу на добрую половину, они буквально спасти её вкусовые рецепторы. По кухне уже стал разноситься запах еды, и от этого запаха желудок выполнил тройное сальто мортале с приземлением на левый мизинец. - Конечно лучше, я здесь провела семь лет своей жизни! Хотя нет... шесть. Сюда весь наш факультет ходит, достаточно известное место. А как эльфы радуются, когда к ним приходят люди! Посмотри, как светятся их глаза! - Если честно, сама она от этого давно позабытого вкуса светилась едва ли не больше, чем сами эльфы.

- Что это? - Напряжённо спросила Морган, вставая со стула и подходя к какому-то шкафу, завешенному тканью. Явно сломанному шкафу. Удивительно, чем он мог её так зацепить, и зачем она вытащила палочку. Хотя, проживая в такой-то школе это должно было стать стандартным инстинктом...
- Наверное, эльф спит. Или эльфы. Не уверена, что это надо трогать. - Тем временем, девушка не особо прислушивалась к словам своей новой подруги, и обратила гораздо больше внимания на аппетитную тарелку с куриными ножками, которую так любезно поставили прямо перед ней. Кажется, из груди Эви только что вызвался стон нескрываемого удовольствия. - Да дай ты человеку поспать! - Крикнула предательница рода, когда брюнетка во второй раз проявила интерес к странной вещице. Сама же шпионка воткнула вилку в картофелину и с вожделением откусила от неё кусок, запивая соком, и понимая, что она с такой поспешной жадностью сейчас сожжёт себе язык.

Но то, что предстало её глазам, чуть было не заставило всю еду и питьё в крайне неэлегантной форме покинуть ротовую полость в неудержимом кашле. Оно стояло перед ними, такое загадочное, такое чарующее, вызывающее у Рейнсворт столько ужаса, что она совершенно не ожидала ощутить. Эви ударила себя грудью по грудине, с болью проглатывая еду, и наблюдая за тем, как Морган зачарованно трогает изгибы его рамы.
- Отойди от него! - Не на шутку взволнованным голосом произнесла девушка, решительным шагом подойдя к гриффиндорке и отодвигая её от рамы, держа мягко, но требовательно, за плечи, и обернувшись на древний артефакт. - Я покажу не твое лицо, но желание твоего сердца... - Прочитала она на его золотой раме. Да, сомнений быть не могло, это было именно оно, и в этом не было ничего хорошего. - Ну конечно, Пожиратели проберутся в своей бараньей упёртости в любое защищённое место, но они никогда не пойдут на кухню, им это ни к чему. Прятать на самом видном месте... Но сколько уже учеников его нашли? - В резком порыве Эвелин повернулась к эльфам, но не только отрицательно покачали головой. - К вам никто не приходит в него смотреться? - Спросила она настойчивее, но те продолжили отрицать. 0 Почему его до сих пор никто не нашёл?

+2

12

Гермиона никак не могла поверить, что они только что откровенно поиздевались над Кэрроу. Она даже в самых смелых своих мечтах не могла представить, что будет свидетельницей такого феерического представления. А главное, что получит такое колоссальное удовольствие от всего этого. Собственный же смех твердил о том, что. оказывается, нарушать правила это, действительно, очень и очень весело. А я думала, что только с Амбридж можно так сделать...Оказывается, что нет. Жаль, что так не получится делать всегда.
Смех сошел на нет, мороженое подняло настроение и то, что она намешала только в чашке...Хотя, именно вот эта чашка представляла собой нечто совершенно непонятное и судя по тому, как Эви только что отставила ее. Гермиона снова убедилась, что готовка - это слишком не ее. Виновато опустив глаза, тихо вздохнула, всерьез задумываясь о том, как она не убила Гарри с Роном, когда они жили в палатках, и почему Уизли до сих пор не сбежал от нее, терпеливо проглатывая то, что она готовила к ужину. Хотя, готовила - это тоже очень громко сказано. Пожалуй, ей проще было наколдовать и разобраться в сложнейшем материале, чем встать к плите, даже если на помощь приходит волшебная палочка. Пока же Гермиона занималась самораскопками и самобичеванием, в кухне, где они сидели, появились эльфы. Вздрогнув от неожиданности, перевела взгляд на Эви, которая уже "делала заказ", и ощутила, уже почти забытый, прилив небольшого раздражения, которое чувствовала, когда училась. Она тогда, помнится, старалась убедить всех, что нельзя заставлять эльфов работать на волшебников, потому что они этого не хотят и должны быть свободными. Хотя, она до сих пор так считала, хоть и не так яро, как раньше. Вон как радовался Добби, когда стал предоставлен сам себе. Слушая разговор эльфов с Эви, грустно улыбнулась, вспоминая ушастого домовика и как он им спас жизнь. Делая глоток непонятно чего, едва не выронила чашку из рук от неожиданности. Эльфы стояли перед ней, учтиво заглядывая в глаза.
- Нет, спасибо, - покачав головой, подняла чашку и чуть помахала ею в воздухе, показывая, что у нее все есть. На самом деле, кушать хотелось ужасно, а чувствуя сумасшедший запах, исходящий из тарелки Эви, с трудом сглотнула. Но попросить о чем-то этих милых существ у Гермионы не поворачивался язык, поэтому гриффиндорка молча прикусила язык, довольствуясь своей собственной стряпней. Ничего страшного. Нечего. От того, что я не поем, не умру... - да? - не донося чашку до рта. застыла, удивленно открывая глаза, - правда, ходят? Вот почему они всегда такие довольные ходят. Оказывается, я многого не знаю о том, как живут другие факультеты... - фыркнула девушка, чуть закатывая глаза, - да уж, радуются...Им просто общения не хватает, - робко подала голос, осторожно подбирая слова, потому что даже Эви знала патологическую тягу Грейнджер к справедливости по отношению к эльфам и домовикам.
- Спит эльф? - сползая со стула и делая маленькие шаги, посмотрела на Эви через плечо, скептически поднимая одну бровь, - ты думаешь, что маленький эльф способен так храпеть, что все ходит ходуном? И потом..Если бы тут кто-то спал, то мы бы слышали дыхание, не находишь? - продолжая приближаться к тому, что сейчас то ли шевелилось, то ли им это казалось, продолжала рассуждать вслух. Может, Эви и права...Но проверить стоит...Мало ли, мы там найдем кого-нибудь...Учитывая, как бодро в эту сторону шла Алекто, то не удивлюсь, что тут еще встречу и ее братца. Перехватив поудобнее палочку, протянула руку и подскочила на месте, со свистом выпуская воздух, - что ты так кричишь? - сдвинув брови, шикнула на Эви, - это же просто зеркало! Только, почему-то на кухне... - рассматривая его, Гермиона старалась не смотреть на свое отражение, чтобы не видеть того, о чем она мечтает. Как-то не хотелось это ощутить...почти наяву, - ты правда думаешь ,что есть еще кто-то любопытный, кто полезет под грязную ткань, кроме нас? - пока Грейнджер пыталась понять, что именно оно делает здесь, Эви устроила почти допрос эльфам. Повернувшись к ней, легонько коснулась локтя девушки, мягко сжимая пальцы, - Эви...Не надо... - чуть склонив голову, снова почувствовала прилив желания защитить этих маленьких существ, - смотри...тут столько пыли, что вряд ли кто-то касался его...Ладно, это не братец Алекто, так что...Переживать и не надо,- показывая девушке испачканные пальцы, вернулась за стол и притянула к себе, уже холодную, кружку, - как ты думаешь, зачем Алекто шла в это крыло? - неожиданно поинтересовалась Гермиона, поднимая внимательный взгляд на Эви, - и как скоро она может вернуться? - постукивая пальцами по столу, второй рукой подперла подбородок, прикидывая, когда может состояться из встреча. Опустив глаза на тарелку девушки, не удержалась и чистой вилкой стянула с нее картофелину, тут же откладывая вилку и смущенно улыбаясь, - прости...Как-то само получилось... - Гермиона сжала обеими руками свою горе-кружки и спрятала в ней глаза.

+1

13

Чувств было так много, и сразу все такие противоречивые, что Эвелин уже сама в себе запуталась, пока проводила тонкими пальцами по холодной раме. Оно было настоящим. Не иллюзией, не подделкой, не галлюцинацией. То самое, что создаёт мнимое исполнение самых заветных желаний, что было признано невероятно опасным артефактом и перепрятывалось из раза в раз, сейчас стояло здесь как ни в чём ни бывало.
- О, Морган, его здесь не было ещё год назад, могу тебе это сказать со всей уверенностью. - Уже гораздо тише отвечала она на все вопросы. Кажется, их разговор привлёк невероятное внимание эльфов, которые с любопытством наклоняли голову вбок и смотрели на покрытую тонким слоем серебристой пыли гладь. - Кто-то его сюда перенёс, и перенёс по своей причине. И я понятия не имею, в чём причина. Я бы сказала, что его кто-то захотел вынести из Хогвартса. Или, возможно, его нашли один раз, и с тех пор человек стал от него зависим, и теперь не может без него существовать. Но как, тогда, эльфы ничего не знают? Только если им кто-то старательно подчищает память время от времени.

Томно выдохнув, она резко махнула палочкой, отделяя от себя отражение той самой тканью, которая изначально его закрывала. Нечего эльфам было на него глазеть, не дай Мерлин, увидят ещё что-нибудь. А может, сами девушки отметят движение в уголке глаза, и увидят то, чего видеть они не должны были. Еиналеж, казалось бы, само смотрело на неё, пробираясь в душу и предлагая всё увиденное как сочные плоды с фруктового дерева. Она боялась его, как чёрной чумы, и поэтому присутствие этого артефакта оставляло странный след. Теперь она чувствовала себя так, будто бы обедала в западне Пожирателей, уже вскинувших свои палочки. 
- Это не "просто зеркало", - тише обычного продолжала Рейнсворт, с трудом отводя взгляд от манящего предмета, и нехотя вернулась на своё место, - оно показывает то, чего ты никогда не должен видеть. Человек сам должен разобраться в себе и своих желаниях, а не пытаться облегчить себе жизнь, иначе в чём заключается его жизненный путь? К тому же, оно навязывает ценности. Раз увидев это, человек начинает считать, что для этого создан, и слепо бросается к этому свету в конце тоннеля, не догадываясь, что за светом прохода нет. Люди теряют себя, посмотревшись в него, тонут в своих же чувствах, забывают своё имя.

По правде говоря, Эви не могла не заметить, с некоторой долей удивления и разочарования, что её спутница довольно легко сдалась. По правде говоря, выпускница ожидала словесной баталии, и, в самой глубине души, просто надеялась на то, что той удастся её переубедить. Ведь не просто так полукровка реагировала с такой остротой на возможность что-то увидеть в зеркале. Она боялась. Страшнее монстров, чем в собственной душе, она не встречала никогда в жизни. Конечно, вечно бежать от себя самой не получится, но что будет, если она увидит в этом зеркале то, что повергнет её в дикий ужас? Что, если потаённые желания настолько страшны, что она не сможет с этим жить? А вдруг её душа нуждается в мировом господстве? Тоннах золота? А что, если она хочет чужой крови или может наслаждаться смертью? Как потом жить с подобными вещами? Какие видения может показать зеркало предательнице собственной крови, которую, к тому же, предавали все близкие люди один за другим? Она боялась, что жизнь искалечила её душу до такой степени, что она стала уродливее самой ужасной картины смерти и мучений.

- Так, я не поняла, - шуточно-возмущённым тоном сообщила бывшая староста, с удивлением посмотрев в свою тарелку и проследив за исчезновением картофелины, - с чужой тарелки всегда вкуснее? А ты знаешь, что эльфы всегда готовят на целую армию? - Она улыбнулась, совершенно не понимая, чем вызван такой радикальный отказ от прекрасной еды от явно голодного ученика. Она развернулась, подмигнув одному из прекрасных существ, который с гордостью и нескрываемым удовольствием поставил перед гриффиндоркой ещё одну тарелку с курицей и картошкой. - Bon appetit! - Произнесла она, ухватившись за вилку с ножом. Желудок Эвелин провыл песню погибащего кита, и последняя, не сдерживаясь, принялась его успокаивать. Хотелось наброситься на эту несчастную ногу прямо с руками, но, всё же, хоть какие-то правила этикета ей привить успели. Поэтому она просто судорожно отрезала кусочки, прижимая локти к бокам, словно бы сидела в ресторане на приёме.

- Кэрроу ваша наверняка новую жертву искала, - иногда, в перерывах между пережёвыванием и запиванием, она успевала ответить на несколько фраз да вопросов, - ей не знать этого прохода на кухню, ибо надо знать секрет, который просто так никогда никому не раскроют. Для этого нужно хотя бы удостоиться чести попасть на Хаффлпафф, - отвечала она с задором в глазах, не показывая больше видом того, что это злосчастное зеркало давило на душу. А давило произошедшее пуще каменной горы. В конце-концов, она никак не изменилась с тех пор, когда баловала себя незнанием. Удивительно, но Эвелин до сих просто пряталась от реальности, бегала от правды, и от этого становилось совсем не по себе. Но поддаваться этим чувствам нельзя, не на людях. Поэтому она задала иной вопрос, что мог бы отвлечь новую знакомую. - Так что ты забыла ночью в выручай-комнате?

+1

14

Искоса наблюдая за Эви, Гермиона едва заметно дернула бровью. Она знала, что это за зеркало, потому что Гарри рассказывал им про него и про то, что видел, когда смотрел на свое отражение. Кажется, он тогда еще и Рональда притащил к нему, чтобы показать своих родителей. Вот только тот не увидел их. Гермиона тогда еще, так, для всеобщего развития, нашла информацию о зеркале в библиотеке, чтобы понять, что же это такое и с чем его едят. Ей вот сейчас очень хотелось подойти и заглянуть в него, чтобы узнать о своем сокровенном желании. Вот только страх, все таки, имел место быть, поэтому пришлось затолкать любопытство подальше и постараться не думать о своей находке.
- Да уж...Не думаю, что кухня - это достаточно надежное место для хранения этого зеркала... - кивая словам Эви, гриффиндорка соглашается, потому что, действительно, очень странно ,что оно стоит именно тут, а не где-нибудь в более недоступном, что ли, месте, - ты думаешь, что его специально сюда принесли и этот кто-то не хочет, чтобы о нем знали даже эльфы? - с долей недоверия интересуется, снова скашивая глаза на Эви, - к тому же...Ты представляешь, сколько лишних усилий нужно сделать для того .чтобы все было шито-крыто? Принести сюда, потом тайно самому приходить, смотреть, стирать память эльфам, - переведя взгляд на ушастых, замолчала, понимая, что столько мороки ради какого-то зеркала - это уже слишком, - которых тут далеко не один...Это же не Веритасерум подливать в воду, которую они пьют, чтобы охватить всех. Кому это надо? Пожирателям? - Гермиона поднимает глаза на Эви и сводит брови к переносице. С другой стороны, это же Хогвартс. Тут, если постараться, можно много чего найти интересного. Вспомнить, хотя бы, тот шкаф, через который год назад сюда проникли с помощью Малфоя сторонники Лорда. Никто даже не думал, что он есть...Слушая Эви, Гермиона только молча рассматривала непонятную жижу в своей чашке. Она все это знала, но, от чего-то, все равно звучит жутковато, - ну оно же не предсказывает будущее. какой смысл сюда бегать и заглядывать в него? Убедиться, что желание не изменилось? Или это Он так проверяет наличие нужных ему мыслей среди своих сторонников? - упираясь локтями в стол, отпила из чашки и, сморщившись, отставила ее, - да уж...Кофе поганый. Готовка - это, явно, не мое, - Гермиона мрачно признает поражение, сокрушенно вздыхая, - а что, очень удобное средство, кстати, - резко возвращаясь к прошлой теме, смотрит на Эви, пробуя слова на вкус. - ставишь перед Еиналеж Пожирателя, потом с помощью легилименции можно влезть в мысли и все проверить. Вернее, проверить, предан ли этот самый Пожиратель ему до сих пор...Хотя...бред, конечно, - пожав плечами, Гермиона скосила глаза в чашку Эви, чувствуя, как желудок начинает подавать признаки жизни, да так громко, что складывается ощущение, что его призывы к совести хозяйки слышит весь Хогвартс, - Ты его боишься? Зеркало это то есть, - удивленно вскидывая брови, осторожно интересуется, потому что реакция Эви была слишком бурной. Не просто так ты почти накричала на меня и начала допытывать эльфов.
Афера с картошкой была замечена и Гермиона смущенно улыбнулась, предательски краснея, - ну...я...в общем.... - внятного ответа не получалось, как и того, чтобы даже мысленно сложить его, - мне одна знакомая, как-то, давно...Рассказывала о том, что эльфы, на самом деле, не получают удовольствия от того, что они прислуживают людям, - тихо произносит, рассматривая то крышку стола. то, стоящих рядом, ушастых, - мне кажется, что в ее словах была доля правды...Спасибо, - смущенно улыбаясь, взяла вилку и с чувством, что совершает что-то ужасное, отправила уже свою, законную, картофелину в рот. Ей было настолько неудобно, что Гермиона старалась не смотреть в сторону эльфов. потому что ей казалось ,что они на нее смотрят с осуждением. Ну да. Эви права. Не думаю, что Алекто спустилась бы до такого, чтобы самой ходить на кухню, даже если бы она знала проход сюда. От следующего вопроса, у Гермионы было такое ощущение, что ее только что окатили из шланга ледяной водой. Она-то надеялась, что этого разговора не будет, но, увы и ах, этого не произошло, а посему надо было придумать ответ такой, который не поставит под сомнение все сказанное, - да мне не спалось просто. Сидеть в гостиной не было желания, потому что это могло бы натолкнуть на много вопросов о том, почему я не в спальне, поэтому я решила, что Выручай комната подходит как нельзя кстати, - рассматривая кусок курицы, искренне задалась вопросом о том, почему у нее на кухне никогда ничего путного не получалось, - за день не удается выкроить и пары минут на то, чтобы провести их один на один с собой и привести в порядок мысли. А ночью...- поднимая глаза на Эви, пожала плечами, как бы говоря, что это как-то логично, - слушай...если это зеркало кому-то необходимо, то давай его перенесем в другое место? Если мы правы и его перенесли сюда специально, то очень скоро мы узнаем об этом, - проглотив курицу, которую рассматривала ранее, снова посмотрела туда, где было Еиналеж, - раз уж идти, то до конца. Правила нарушать - это ведь так весело, - смотря на Эви из-под чашки, чуть приподняла бровь, ожидая от нее ответа. Судя по тому, что недавно она проделала над Алекто, перенос зеркала - это же сущий пустяк.

Отредактировано Hermione Granger (28.02.2014 02:06:16)

0

15

Новая знакомая продолжала рассуждать, и Эви внаглую пользовалась этим моментом для того, чтобы запихнуть в свой желудок столько еды, сколько получится. Если честно, она готова была расплакаться от счастья прямо на месте, чувствуя, что эта курица с жареной картошкой это самое вкусное из всего, что она ела когда-либо в жизни. И, по правде говоря, набивание желудка освобождало её от необходимости отвечать на тот поток слов, что Морган из себя извергала в ответ на чуть ли не каждый шорох и вздох. Не часто выпускница встречала людей, которым до такой степени нужно было высказаться, и от этого чувствовала себя даже в некоторой степени неудобно. Обычно это она говорила громче всех, чуть ли не перекрикривая своим голосом и количеством сказанного всех своих собеседников вместе взятых, а сейчас у кого-то явно получалось высказывать свои мысли ещё более бурно. И это глубокой ночью! Когда все люди обычно уставшие и хотели спать.

- Они приходят именно потому, что оно не меняется, - вставила она свои пять копеек, когда это действительно было необходимо. В тот момент, когда Морган, видимо, решила вобрать в грудь воздуха и сделала по этому поводу паузу, - они теряют себя в этой реальности, им начинает казаться, что зерало исполняет желание, а не просто его показывает. Человек забывает про реальный мир, перестаёт даже думать о том, чтобы добиться этого желания, предпочитая этому нахождение в иллюзии. - "Желания ведь даны человеку не просто так." Продолжала девушка, но на этот раз уже про себя. Она не горела желанием филосовствовать, говорить об абстрактных идеях и утверждать точки зрения. Она верила, что своих желаний надо достигать самому, и самому же определять, чего ты хочешь добиться. Ну и, конечно, она и секунды не сомневалась в том, что не какие-то абстрактные мечты делают человека счастливым, а он сам. Умеют же люди быть счастливыми не смотря ни на что.

- Ты его боишься? Зеркала это то есть, - спросила гриффиндорка, и Рейнсворт лениво подняла глаза от чашки, отпивая глоток тыквенного сока. Это был трудный вопрос, и ни секунды не стоило сомневаться в том, что Морган его задаст. За минуты, проведённые вместе, стало понятно, что она очень умная и проницательная девочка, так что не удивительно, что странное поведение Эвелин от неё не ускользнуло.
- Нет смысла бояться вещи, - отвечала она, ставя бокал на стол. Кажется, философии избежать не удалось. - В зеркале отражается душа, и, если человек боится себя, он будет бояться зеркала. Мы боимся не темноты, а того, что в ней может находиться. Если ты не знаешь того, что у тебя на сердце, то это зеркало будет для тебя тьмой. Ты можешь увидеть там монстра, а можешь увидеть своё спасение. А можешь не заметить, и быть поглощённым чудовищем, что выйдет из теней. - С приоткрытх губ сорвался вздох. - Нет, я его не боюсь. - И пусть она сама теперь догадывается, что означали её слова, если в этом, конечно, ещё была хоть малейшая доля смысла.

- А ты попробуй предложить эльфу одежду, - отвечала она уже на диалог об эльфах, удивляясь тому, как быстро их разговор перебивается из одного русла в другое, - они тебя за это не простят. У эльфов Хогвартса есть вся свобода, но они не хотят ею воспользоваться, потому, что они такие же, как и мы. Ты могла бы сидеть смирно и пользоваться неприметностью, но ты набросила на плечи отвественность и вступила в Отряд Дамблдора, потому что хочешь помочь этому миру. Я вступила в Орден Феникса и лезу на рожон, хотя это может стоить мне жизни, потому что я не могу иначе. Мы с тобой выбрали путь служения, и каждый день ощущем гордость по поводу того, что сделали что-то правильное. Они тоже выбирают путь служения, и тоже делают нечто грандиозное. Некоторые люди обращаются с эльфами как с рабами, но это не значит, что всех эльфов заставляют работать поневоле. Знаешь, если этим ребятам предложить денег, они тоже не обрадуются. Я бы тоже не обрадовалась, если бы мне предложили деньги за то, что я делаю для этой войны. Люди часто говорят, что одному человеку никогда не понять другого. Так с чего мы считаем, что имеем право решать, что лучше для эльфов? Пусть они живут той жизнью, которую сами для себя выберут. - Она откинулась на спинку стула, доедая картошку и слушая уже третье направление их разговора, которое тоже требовало ответа.

- Я правильно понимаю, что ты хочешь, чтобы мы ночью, во время патрулирования Хогвартса Пожирателями, тащили на себе зеркало? - Она не могла скрыть сарказма в своём голосе, и только диву давалась, что за чёрт сидит в этой девочке, которая мало того, что с такой активной готовностью соглашалась и поддерживала все её авантюры, но и сама предлагала нечто несусветное. - Раньше его где-то прятал Дамблдор. Говорили, что там его никто не найдёт. Очевидно, ошибались, но место всё равно нужно максимально надёжное. В общем-то, я понятия не имею, куда его можно было бы перенести, сказать по правде. Для этого нужно место, куда никто не полезет. А вообще, если тебе интересно моё мнение, я бы его уничтожила раз и навсегда, и не посмотрела бы даже на то, что это древнейший и один из ценнейших артефактов современности.

0

16

Гермиона сидела за столом, подперев рукой голову и старательно ковыряя вилкой в тарелке. Было вкусно и на столько, что даже запах еды дурманил голову, не говоря уже о том, что происходило, когда оная попадала в желудок. Сразу как-то захотелось прилечь и укрыться теплым одеялом, уснув на несколько часов. Впрочем, на подкорку давило то, что эту еду она приняла из рук эльфов. Нет, конечно, Грейнджер спокойно питалась в Хогвартсе, зная, что всю еду готовили именно они, но не могла себя пересилить все равно, когда видела, как эти существа суетятся, пытаясь угодить. Ну да, жаления - это одна из самых опасных способностей человека. Особенно, если выдавать желаемое за действительное. Внимательно слушая Эви, Гермиона только хмурилась и кивала, соглашаясь с каждым ее словом. Комментировать слова девушки не было смысла, потому что это была прописная истина, которую девушка сейчас настолько легко озвучила, что со стороны могло бы показаться, будто бы та готовилась к этому разговору. После монолога Эви, Гермиона какое-то время молчала, рассматривая собеседницу и поражаясь тому, как плохо она знала ее в будущем. Им не так часто удавалось пересечься и сейчас это казалось Грейнджер огромной пропастью. Сделав себе мысленно зарубки о том, что, если им удастся вернуться в целости и сохранности, то она, обязательно, постарается исправить эту страшную ошибку в общении с Эвелин.
- Ну все равно...Вспомнить, хотя бы, Добби, - неуверенно подала голос Грейнджер, поглядывая с какой-то долей осторожности на девушку, - он был, действительно, счастлив, когда Гарри подарил ему носок, - пожимая плечами, вспоминала, что эта вот реакция домовика и была последней каплей, которая окончательно убедила Гермиону в том, что все эльфы хотят быть свободными. Дальше девушка спорить не стала, снова утыкаясь носом в еду, которая стремительно заканчивалась и это, от чего-то, вдруг, очень расстроило девушку. Хотя, это чувство пропало слишком быстро, вытесненное чувством стыда за то, что она сидит тут и ест, в то время, как представителям ее факультета, было совершенно не до еды, даже находясь в Большом зале...Как правило, их мысли были заняты либо очередным собранием, либо попытками выжить во время тех уроков, где для этого требовалось очень и очень много сил, потому что Пожиратели свирепствовали, наказывая публично студентов или заставляя их самих это делать с их же друзьями. Содрогнувшись от мыслей, задумалась о том, что утром Кэрроу будет не просто в бешенстве, а в завтрашнем расписании у гриффиндорцев было и маггловедение. Выходит, что сегодняшняя шутка над Алекто завтра может обернуться трагедией для одногруппников....
- Ну да, - вздрогнув от голоса Эви, подняла на ту немного рассредоточенный взгляд, понимая, что слишком далеко убежала в своих мыслях, - если его нашли мы, то это может повториться. Ты думаешь, что его можно уничтожить? Если оно представляет собой такую ценность, то на нем могут быть и защитные чары, - поглядывая в сторону зеркала, рассуждала вслух, - хотя...Попробовать можно, - склонив голову на бок, облизнула губы, прикидывая, что вынести его отсюда будет весьма и весьма проблематично, - можно же попросить эльфов, чтобы они помогли нам его вынести отсюда туда, где можно было бы постараться уничтожить зеркало, - поворачиваясь к Эви, задумчиво покусывала губы, - если уничтожить не получится, то можно поместить его в кабинет директора. Не думаю, что он там сейчас, - учитывая, что Снейп любит свои подземелья, то можно предположить, что он может там находиться, а не в кабинете расхаживать, - в общем, вместо того, чтобы рассуждать, нужно действовать. До рассвета не так много времени осталось и нам, в любом случае, нужно укромное место... - допив чай, который совершенно незаметно материлизовался в чашке, вместо того пойла, которое она пила до этого. Спрыгнув со стула, подошла к зеркалу, отряхивая руки и снова стаскивая с него покрывало, - ну так что...Попробуем? - поворачиваясь к Эви, чуть сузила глаза, искренне надеясь на положительный ответ. В принципе, если нам не удастся это сделать, то утром надо рассказать Гарри с Роном про находку. Втроем, вполне возможно, у нас может получиться...

0

17

- Добби? - Живо откликнулась Эвелин, чуть было не подавившись картофелиной. Она совершенно не ожидала, что гриффиндорка знает имя хоть одного эльфа Хогвартса, поэтому разразилась громким кашлем, понимая, что часть еды всё-таки попала не в то горло. Сами же создания вокруг них серьёзно напряглись, поднимая голову, и смотря на собеседниц с ноткой осуждения. - Конечно, первый эльф, который брал плату, вечно ходил в носках и собирал вязаные шапки, которые кто-то сюда подбрасывал. Это просто кошмар. Бедные эльфы, они жаловались, что не могли убирать в гостиной гриффиндора потому, что под стопками испорченного пергамента мог быть припрятан подлый носок. - Выпускница осторожно потёрла переносицу, и вытерла выступившие от кашля слёзы. Эта история наделала много шуму, а вот поделиться об этом мало с кем можно было, так это был редчайший шанс излить душу. Да и, к тому же, она радовалась любой возможности поговорить о чём-то, что отвлечёт от необходимости обсуждать злосчастное зеркало. - В общем, мы решили, что кто-то решил бойкотировать работу Хогвартса. Хочу сказать, что это был невероятно умный способ это сделать. Благо, всё обошлось без потерь. Но несчастные эльфы до сих пор шугаются, когда видят элементы одежды... - Пробурчала она под конец, и прикончила курицу. На этот раз без происшествий.

- Он, кстати, теперь часто бывает у нас в заведении, - Эведин решила вернуться к разговору о том самом Добби, - и, здорово нам помогает в непростых делах, между прочим. Можно назвать его полноценным членом Ордена. - Подытожила девушка, запивая злосчастную картофелину соком, но до сих пор чувствуя неприятную боль. Добби особенный, всегда был таким, но не стоит судить всех эльфов по поведению одного, что не похож на других, именно так она считала. И даже сейчас, смотря на тех, что здесь находились, она не могла не улыбнуться тому, как забавно они начали ворчать себе под нос что-то про недостойное поведение. Люди, они ведь тоже странные. Для них начинать вальс с правой ноги это достойно, а с левой уже нет. Для них носить дорогие одежды и серьги это достойно, а грубые и дешёвые ткани это нет. Заниматься нелюбимым делом, которое приносит прибыль, это достойно. А вот заниматься любимым делом, которое не приносит уважения и золотых гор, это уже падение в грязь. Люди гораздо смешнее любого эльфа. И они гораздо больше предрасположены к рабству, чем эти наполненные собственным достоинством маленькие существа.

- Нет, нет, - энергично говорила Эви, для верности ещё и мотнув несколько раз головой из стороны в сторону, - то, что я хотела бы его уничтожить, не значит, что я собираюсь это сделать. Зеркало мне не принадлежит, к тому же, на нём наверняка защитные чары, так что заклинание может отлететь, а этого бы не хотелось. - Закончив ужинать, она с лёгкостью соскочила со своего места, подойдя ближе к прикрытой тканью глади, и, тяжело выдохнув, слушала вполуха рассуждения Морган. Пока что с её слов хотелось только горестно качать головой. Нести зеркало Еиналеж ночью в кабинет, в котором сейчас сидит Снейп? Серьёзно? Но здесь его действительно нельзя было оставлять. Хаффлпаффцы до сих пор ходят сюда каждый день! А если они его обнаружат и начнут устраивать крестовые походы? - Предлагаю либо заброшенный туалет для девочек, либо Выручай-комнату. Туда, где все прячут всё. Поверь мне, там такие горы, что можно и выход потерять. Но с одним условием. - Рейнсворт вновь водрузила на него покрывало, когда гриффиндорка решила его в который раз стянуть. - Теперь с двумя условиями. - Продолжила девушка, повернувшись к Морган. Все шуточные нотки, которые до этого присутствовали в её голосе, исчезли, словно бы их никогда и не было. Хотелось дать знать, что всё это чрезвычайно серьёзно. - Сразу после этого ты отправляешься в свою гостиную и идёшь спать. И мы не снимаем покрывала с его глади. Имей ввиду, что уменьшить его мы не сможем, так что придётся тащить всю эту штуковину на себе.

+1

18

Реакция Эви на имя домовика изрядно удивила гриффиндорку. Подняв брови, она какое-то время смотрела на девушку и только после сообразила, что, если она так и будет пнем сидеть, то Эви умрет от картошки. Ужасная и нелепая смерть, надо сказать. Подскочив, Гермиона почти в один прыжок оказалась рядом и сильно стукнула последнюю по спине, надеясь, что злосчастная еда попадет в нужное горло.
- Осторожнее, - тихо произносит, заглядывая Эви в глаза, - так ведь и на тот свет запросто отправиться можно, - как-то виновато улыбаясь, вернулась на свое место, принимая туже позу до того момента, как Рейнсворт не решила прибегнуть к такому оригинальному способу самоубийства. Вот не зря говорят, что во время приема пищи, лучше молчать. Подперев голову рукой, доела свою порцию и едва сама не зашлась в кашле, когда услышала слова Эвелин, - шапки? - пискнула Гермиона ,чувствуя, как щеки наливаются краской, - ну, надо же... - а я-то, дура, думала, что делаю им приятное...Идиотка. В носу как-то сразу защипало и картинка перед глазами дрогнула от наливающихся слез. Она, действительно, старалась очень тогда, даже осилила вязание, которое до сих пор терпеть не может. А вон оно как оказалось-то на самом деле...Отвернувшись от Эви, с трудом могла выдавливать из себя улыбку, - ну почему сразу бойкотировать работу? - пробурчала Гермиона, старательно изучая содержимое своего стакана, - может, тот, кто вязал эти шапки, просто заботился об этих эдьфах и домовиках, - растягивая слова, натянуто улыбалась, боясь поднять глаза на Эви, которая там могла увидеть много лишнего и непонятного, что повлекло бы за собой миллион вопросов, на которые она не смогла бы дать ответов, - или же, познакомившись с Добби и услышав о том, как с ним обращаются Ма...Его хозяева, и как он радовался носку, решила сделать приятное всем остальным, - оправдывала сама себя, мечтая провалиться сквозь землю. Одно было ясно, что после этого разговора она больше даже вспоминать не будет об этом этапе своей жизни. Я была ребенком! И мне казалось, что все заслуживают к себе хорошего отношения! Поджав губы, Гермиона замолчала, только тяжело вздохнув. Зачем я вообще подняла эту тему. Мне даже в голову не приходило, что о моих шапках наслышан весь Хогвартс и все это воспринимают именно так... Настроение стремительно неслось вниз. Приму к сведению. Больше никуда лезть не буду. Вообще. Обида свернулась калачиком где-то совсем-совсем глубоко и только мурлыкала, раздражая нервную систему, поэтому, когда Эви перешла к теме зеркала, Грейнджер едва подавила вздох облегчения.
- Тоже верно. Получить рикошетом в лоб, а потом лежать в Мунго и в бреду рассказывать про какое-то там зеркало, - покусывая губу, накручивала прядь на палец, - если вообще будет потом будет такой шанс поговорить, - фыркнула гриффиндорка, поглядывая на Эви и чуть закатывая глаза, качая головой.Дальнейшие слова девушки заставили серьезно задуматься, - плаксы Миртл? Она его не попортит  слезами? Если учитывать, как сильно она любит заливаться, то вероятность того, что с зеркалом ничего не случится... - Гермиона качает головой, вспоминая, как они в разгар войны с Роном оказались в этом туалете, где воды было по щиколодку, - а Так и Сяк...Если его кто-нибудь из гриффиндорцев найдет? Боюсь, что это тоже может здорово свести с ума ребят...Нужно придумать какое-то другое место...Тайная комната? - внезапно ляпнула, испуганно округляя глаза, понимая, что сболтнула лишнего. Грейнджер никак не могла подобрать слова, чтобы сказать, что ей, правда, хочется оказаться в кабинете директора по одной лишь причине: она хотела увидеть, где именно там спрятан меч и где сейчас портрет Финеаса. Помнится, они с ним связывались, но соблазн увидеть все с другой стороны был огромен. К тому же, если учитывать еще и Омут памяти в кабинете, то директорский кабинет манил к себе посильнее Амортенции.
- Думаю, что вернуться в свою кровать будет весьма проблематично, - покосившись на часы и выразительно дернув бровями, - дело близится к утру же...А зачем нам его уменьшать? Мы можем наложить на него Дезиллюминационное заклинание и левитировать, - пожав плечами, осторожно предложила, всерьез полагая, что это самый оптимальный вариант. Ну не тащить же его на себе, в самом - то деле... - а ты потом куда, кстати? - подходя к зеркалу, достала палочку, - ну, что? Пойдем?

0

19

Миссия казалась невыполнимой. Доев и почувствовав при этом, как приятное тепло от съеденной еды расползается по телу, Эвелин готова была замурчать подобно домашней кошке, которую ласкают хозяева. Но не сейчас. Надо было завершить дело, важное дело, а именно, перетащить отсюда злосчастное зеркало. По правде говоря, девочка совершенно не представляла, каким образом они смогут это сделать. Если вдвоём они дошли сюда по коридорам, то они были быстрыми и юркими, бесшумными и с богатым воображением. А что будет, когда они потащат огромное зеркало, в два раза превышающее их рост, да ещё и волнуясь? Оно ведь ещё и тяжеленное. Конечно, чарами вполне можно сделать его вес хотя бы способным к переноске, но волшебные вещи крайне трудно менять. Это зеркало обладает своей собственной магией, настолько сильной, что та перебивала бы большинство их чар. Также как сломанную палочку не починить, это зеркало не позволит себе стать невидимым, не покорится заклинанию и ни за что не спрячет своего отражения. А как они будут нервничать во время процесса... Так что же делать?

- Как слёзы могут испортить зеркало? - Поинтересовалась Эви, задумчиво скрестив руки под грудью. Она сейчас действительно не видела ни одного подходящего места, где его можно было бы спрятать. - Для того, чтобы найти это зеркало в Выручай-комнате, кому-то придётся раскрыть комнату, где всё спрятано, и ещё там его откопать. Знаешь, я бывала там однажды, и в этой комнате просто горы всего возможного и невозможного. Если мы завалим зеркало остальными вещами и завесим его как следует, никому даже в голову не придёт его искать. - Подытожила Рейнсворт, задумчиво глядя на грубую ткань,закрывающая невероятную красоту. Было даже обидно закрывать такую уникальную вещь старыми тряпками. Ведь зеркало притягивало взгляд не только потому, что отражало желания. Оно попросту было красивым... Изящные линии, переходы, отблески серебра. Они завораживали взгляд и гипнотизировали душу сами по себе. Как грустно, что его приходится прятать от чьего-то взора.

- Тайная Комната? Серьёзно? - Отозвалась Эвелин, заглянув в глаза Морган. Не складывалось такого впечатления, будто бы она шутила, и это было крайне странным. - Если ты наследник Слизерина, разговариваешь на змеином языке и знаешь, как усмирить чудовище, то флаг тебе в руки и медаль на шею. - А вообще, в замке была масса потайных комнат и убежищ. До этого ведь это зеркало где-то прятали. Вот только никому и никогда было не узнать, какие именно секреты скрывает в себе Хогвартс. Не могли же они, в самом деле, теперь начинать раскрывть все двери подряд и надеяться на то, что одна из них окажется подходящей для хранения реликвии. Мозг закипал. Если сейчас они не могли решить, куда зеркало потащить, то каким образом они будут решать то, какими средствами им придётся это сделать и с какими последствиями. Это было слишком рискованно. И тут её посетило озарение.

- Ну конечно! - Вскрикнула Эвелин, громко стукнув себя ладонью по лбу. От мысли, которая сейчас пришла в голову, хотелось летать и приплясывать. - Эльфы! - Продолжила она, надеясь, что эта же мысль по каким-то телепатическим каналам достигнет и новую знакомую. Но, судя по её обескураженному выражению, всё складывалось отнюдь не так. А сама же выпускница, с лицом, будто бы ей открылась вся правда о вселенной, пыталасьнайти слова для того, чтобы объяснить ситуацию покороче. - Эльфы могут аппарировать в стенах замка, у них на это своя магия. Мы вполне можем попросить их перенести и зеркало, и нас, в нужное место, и нам не придётся испытывать никаких трудностей. Останется там его просто спрятать. - Лицо девушки светилось счастьем изнутри, и она уселась обратно на стул, опираясь локтем на шершавую поверхность стола, словно бы ожидая похвалы за свою гениальность. - Так что можешь выбирать место, и мы туда отправимся.

0

20

Сегодняшняя ночь была подтверждением тому, что Грейнджер может показывать верх глупости. Особенно, если очень устает и расслабляется там, где, возможно, этого не следовало бы делать. Она только сейчас осознала, что все, что сказала до этого, это просто какой-то выброс нелепой информации, которая поражает своей нелогичностью. Очень хотелось махнуть рукой и посоветовать не обращать внимания на то, что говорит, потому что это просто не поддается никаким объяснениям.
- Да... Идея со слезами и Тайной комнатой была глупой. Как я об этом не подумала, - мрачно проговорила девушка, констатируя факт отсутствия логики в словах и поведении своем, - ты права. Вариант с Выручай комнатой самый подходящий. Там, действительно, ничего нельзя найти. А уж искать зеркало, о котором единицы знают, никто не будет. Разве что тот, кто принес его, но искать там... Ему никогда не придет это в голову, - согласно кивнув, прокомментировала Гермиона, переводя взгляд с зеркала на Эви и обратно. Поймав ее взгляд, просто пожала плечами, смущенно краснея от той неловкости, которая появилась после осознания факта, что ее почти схватили за руку, поймав за совершенно нерациональными идеями. Устало вздохнув, Грейнджер поджала губы, слушая слова Эви про Тайную комнату. И почему она всплыла в памяти? Знала же, что так просто туда не попасть. Нет, надо было назвать эту комнату.Слушая в пол уха Эви, ругала себя, что поступила настолько опрометчиво. Ничего страшного, конечно, в этом не было, но осадок остался. И дело не в том, что Гермиона только что расписалась в своей глупости. Просто для нее было важно, как человек к ней относится, как бы она этого не скрывала. По сути, все ее обучение в Хогвартсе было доказательством того, что она ничуть не хуже других, несмотря на ее статус крови. После окончания школы, Гермиона старалась не обращать на это внимания, но привычка, выработанная годами, никуда не делась. Теперь же, сидя с Эвелин на кухне и разговаривая о том, как им перенести Еиналеж в более укромное место, Гренйджер чувствовала, как сильно на нее влияют вот такие вот собственные оплошности в, казалось бы, простой беседе. Поймав себя на этом, гриффиндорка просто грустно улыбнулась собеседнице, понимая, что несмотря на свой реальный возраст, она так и осталась подростком.
- Что? - не совсем понимая. о чем идет речь, подняла глаза на Эви, возвращаясь в реальности, - эльфы? - идея использовать их возможности Гермионе не очень-то и нравилась, но высказываться по этому поводу она не собиралась. Во-первых, это лишнее внимание к самой себе, во-вторых, даже самые близкие друзья не понимали отношение Грейнджер к этим существам, да и потом, в принципе, это было лучшим вариантом, нежели нести на себе. Наблюдая за изменениями в лице Эви, не смогла скрыть широкой улыбки. Эта девушка умела увлечь своей идеей и этого у нее не отнять.
- Верно, - опуская глаза на эльфов, тепло им улыбнулась. Чувство вины за свои шапки и носки снова царапнуло сердце, но Гермиона только кивнула словам Эвелин, - ты - молодец! - в порыве накрыв ее руку своей, чуть сжала пальцы, - это, действительно, может сработать! - убрав руку, спрыгнула со стула и подошла к зеркалу. протягивая ладонь эльфам и касаясь пальцами рамы, - ты тогда с другой стороны? - кивнув в противоположную часть, обратилась к Эви, - если мы поторопимся, то сможем успеть до того, как Хогвартс начнет просыпаться, - поднимая глаза на Рейнсворт. То, что последняя пропустила мимо ушей последний вопрос Гермионы, гриффиндорка отметила про себя, но не стала заострять внимание на этом и снова повторять его. Странно, конечно, что она так скрывает причину своего появления здесь, но не силой же заставлять ее разговаривать. Хотя, с другой стороны, с какой стати ей доверять мне? Мы ведь совершенно не знакомы и она вправе ничего мне не рассказывать и не объяснять. Грейнджер хоть и любила задавать вопросы, но прекрасно знала, когда стоит настаивать, а когда нет. Прикосновение маленькой ладошки к ее руке, вывело гриффиндорку из раздумий. Сжав тоненькие пальчики, опустила глаза на эльфа, снова улыбаясь ему и нетерпеливо переминаясь с пятки на носок, в ожидании Эвелин.

Свернутый текст

что-то как-то не очень....прости :blush:

Грейнджер, самоуничижение паче гордыни (с) Драко

Отредактировано Hermione Granger (23.03.2014 22:05:59)

0

21

Можно было только диву даваться, как быстро обстоятельства превратили этих девушек в сообщниц. Как человек, которого всю сознательную жизнь били, влюбляется в нежно прикасающемуся к нему руку; как человек, которого всегда унижали, находит силы в слове похвалы; так и эти неприкаянные души нашли покой в улыбках друг-друга. Гермиона, вымотавшая себя попытками спрятаться за личиной Морган Блишвик, не могла не ощутить прилив сил, когда она увидела силу, застеклённую в голубых глазах Эвелин, что отражали свет подобно сердцевине древних ледников. Эвелин же не могла не обойти стороной прекрасную особу, что просто готова была ей поверить, без лишних вопросов и пререканий. Что просто была с ней на одной стороне, которой можно верить. Как они задумались над этим зеркалом! Это было так же глупо как и человеку, у которого вместо сердца кровоточащая рана, обращать внимание на занозу в пальце. Но они не могли упустить из виду какое-то зеркало, и это было их спасением.

Как забавно они носились с пыльной тканью, занавешиваюшей его гладь, как радостно щебетали, обсуждая места, куда его можно было спрятать. Сколько невероятной уверенности было в двух молодых девочках, которые ловили светлячков в непроглядной тьме, опускаясь всё глубже и глубже в пучины океана, из которого им было уже не выплыть. Иногда именно проявления такой невероятной силы были той самой слабостью, что ломает хребты и обращает все попытки в прах. Нервы, натянутые тугой тетивой, по которой жизнь водила шершавым смычком, неумело выводя свои горькие мотивы, готовы были оборваться, поглотив визжащий звук. Тот, что умеет добывать мёд из горьких трав, падёт первым, отравившись собственной иллюзией. А они радостно сводили руки, раздвигали губы в искренних улыбках, объясняли эльфам их план, наблюдая за тем, как маленькие создания с энтузиазмом кивали головами, прикрывая простынями свои костлявые тела.

Они взялись за руки, создавая свой собственный прекрасный круг, преломляемый только массивной рамой. И словно бы никто не мог их тут достать, никому не под силу было разорвать эту цепочку едва заметных прикосновений, тёплых и нежных. Такие молодые, такие смешные, такие уверенные в своих силах и завтрашнем дне. Так смело, и в то же самое так невероятно глупо рванувшие на подмогу самим себе. Не разобравшись в расстановке войск, они выстроили баррикады и заполонили траншеи. Окрылённые свими идеями о равенстве, справедливости, честности и истинной красоте, они копали рыхлую землю ничейной земли, наполняя свою душу росой своих мелких достижений подобно каплям воды, падающим в иссушёное горло. Такие сплочённые, и в то же самое время настолько затерянные в своём одиночестве, что, натыкаясь на острые углы собственных же лабиринтов, они жались друг к другу немощными котятами. И некому было распахнуть перед ними двери. Не было того света, что мог бы безжалостно на них нахлынуть, раскрывая все ловушки, чёрные дыры и разбросанный повсюду мусор.

Они перекидывались словами и надрывали животы, перерывая огромные кучи забытых здесь вещей, зарывая зеркало желаний вглубь, так и не набравшись смелости узнать, что там отражается. В чувством собственного достоинства, переливающегося через край, они смотри друг на друга, чувствуя выступающий пот на круглых детских лбах. Только это чувство и могло держать их на плаву. Только это и позволяло не погрязнуть в собственных слабостях, мелких страданиях и накрученной на самих себя боли. Они жали друг-другу руки, делясь острыми прикосновениями, словно бы спасли мир. На самом же деле, всё это время они не спасали никого, кроме самих себя. Часы тьмы подходили к концу когда они, наконец, выбежали в коридор и разбежались каждая в свою сторону, надеясь успеть раньше рассвета. В глубине души надеясь на то, что однажды закончится зима. И на улице, и в их душах, и в этой войне. Они кричали о победах и настоящем героизме, когда сами дрожащими пальцами тянулись к длинным сосулькам, надеясь, наконец, услышать звон капели.

Отредактировано Evelyn Rainsworth (19.04.2014 22:24:22)

+2


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Завершённые эпизоды » И сплетаются нити дорог в ожерелье


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC