Hogwarts: Ultima Ratio

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Завершённые эпизоды » Just keep following the heartlines


Just keep following the heartlines

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

- дата: 1997 год, 20 октября;
- место: Хогсмид;
- участники: Astoria, Nathaniel;
- краткое описание: Так ли крепки принятые вами устои? Насколько сильно вы верны своим взглядам? Чувствуете в себе силу проверить это? Вы готовы признаться себе?
- примечания:
ОН! – Неистовый бой

Отредактировано Nathaniel Urquhart (25.02.2014 15:27:43)

0

2

Сложное сейчас время, но разве это повод оставить свои обязанности? К сожалению, нет, хотя причин для того, чтобы бросить семейное дело было намного больше, чем когда-либо. Тряская поездка на "Ночном Рыцаре" одна из них, но самая мелкая.
"Черт возьми, о чем ты только думал?!" - Невольно в мыслях всплыла сцена разговора с отцом. Прошло два месяца, а ощущение такое, словно он сделал свое признание вчера. В тот момент Натан был готов бросить все и уехать из страны, зарыть в землю все, что связывало его с семьей. Он бы непременно так и сделал, если бы не мать, которую, в общем-то, не в чем было винить.

***
-Зачем ты мне это рассказал? Почему именно сейчас? - Пальцы с силой сжали стакан с виски. Будь это обычный бокал, то стекло немедля треснуло бы под таким нажимом. Человек, стоящий перед ним с таким надменным видом, не вызывал ничего, кроме желания бросить в него этим стаканом. Не человек, а настоящее проклятье.
-Решил, что настал подходящий момент, - в противоположность сыну, голос отца звучал спокойно, Натан даже улыбку уловил в его тоне, что злило еще сильнее, если это было возможно.
"Подходящий момент," - Натан одним глотком осушил стакан и резко опустил его на стол. Руки ощутимо подрагивали, а недавно раненое плечо отозвалось мучительной болью, которую Уркхарт ничем не ослаблял, точно наказывал себя этим. Даже не глядя на отца, Натаниэль знал, что его взгляд прикован к высокой фигуре сына. Ему почти не составило труда угадать его следующие слова.
-Я хочу, чтобы ты знал - это не повод отлынивать от работы. - Но Натан его не слушал и без того зная примерный смысл его слов. - Ты будешь продолжать заниматься тем, чем занимался весь этот год. Когда-нибудь это все перейдет к тебе и ты...
-Он знает? - Взгляд черных глаз наконец-то уперся в спокойное лицо отца. Такое спокойное, словно он сообщил ему о том, что сегодня будут подавать на ужин.
-Нет, у него нет никакой информации, - кажется, Натан уловил на лице этого человека тень беспокойства. Решил, наверное, что он все расскажет, создаст проблемы...
-Можешь не волноваться, от меня он ничего не узнает. Но я это делаю не ради тебя, - губы непроизвольно сжались, выдавая презрительную гримасу. Мать для Натаниэля значила гораздо больше, чем возможность досадить отцу. Будь все иначе - он бы не оставил это в тайне. Решив, что с него хватит этого дома, Натан быстрыми шагами направился к двери, но замер, остановившись сбоку от отца. - Надеюсь, она никогда не узнает всей правды о твоем поступке, - он много лет гадал, как эти двое сошлись, как они могут жить в одном доме, пытался понять причины, по которым они пропадают на работе целыми днями. Натан хотел верить, что его мать ничего не имеет, кроме подозрений. Подтвердить их значило причинить ей боль, а быть тем, кто принес ей дурную весть... нет, эта роль не для него.

***
Натан поднял воротник пальто и обернулся шарфом, но холодный ветер все равно успел лизнуть голую шею и забраться глубже. В Хогсмиде многое изменилось с того времени, когда здесь еще не были властны приспешники Лорда. Ощущения были примерно те же, что и при посещении Косой Аллеи, хотя заколоченных домов было значительно меньше. Если бы не дела, выгнавшие Натаниэля из временного жилища, вряд ли он оказался бы в этой деревушке по собственной воле. Он не стал выходить на центр широкой улицы, ведущей через всю деревню, прошел вдоль домов и остановился только возле двери лавки "Дэрвиш и Бэнгз". Постоял немного, задумчиво глядя на вывеску и борясь с мыслью о том, что все это можно было сделать и при помощи обычной совы. Правда сов все чаще стали перехватывать, поэтому приходится все делать лично.
Дважды звякнул колокольчик над дверью, когда Натан вошел внутрь и когда закрыл за собой дверь.

Отредактировано Nathaniel Urquhart (18.02.2014 14:42:01)

+1

3

Октябрь в этом году выдался на редкость прохладным и ветреным. Дожди успели проплакать только во время сентября, пока зима не отписала им долгосрочный отпуск в весну. Листья, будто обожженные осенними слезами, теперь уже лежали под деревьями, укрывая их от предстоящих морозов. Ива же сбросила свою "чешую" еще в начале учебного года. Распутница.
Скоро снег. Чистый, белоснежный, невинный. Интересно, как долго он продержится здесь не тая и не загрязняясь? Неделю? Три дня? День? Не больше - точно. Никто не вынес бы ежедневно наблюдать за порочными учениками Хогвартса: за их ссорами, конфликтами, и еще более на редкость ужасными вещами. Но если снег продержится неделю, Астория пообещала себе написать родителям. В любом случае им написать и напомнить о себе, дать знать, что жива. Они же, наверное, волнуются. Наверное.
Гринграсс стояла во дворе школы, надвинув шапку на уши и просунув руки в карманы осеннего пальто. Взгляд девушки печально блуждал по тусклому небу в поисках хоть единой снежинки, стремившейся спуститься на землю. Увы, не судьба. Тори слишком отчаянно любила зиму, чтобы тосковать о ней. Это же так волшебно, когда кругом все белым-бело. Ученики все больше проводят время в замке, и становится так уютно. По-домашнему. Как бывает только у бабушки.
- Эй, Гринграсс, обветришь себе что-нибудь! - где-то сзади раздался смеющийся голос ее однокурсника и, прежде чем она успела повернуться, его и след простыл.
Дурак.
Астория пошла вперед - еще непонятно куда, но в замке было слишком скучно в выходные, когда все уроки сделаны, многие книги прочитаны и большинство тем обсуждено. Ученикам Слизерина разрешалось гулять по школьному двору, до установленного комендантского часа, но не больше. Все же, как бы младшей Гринграсс, с одной стороны, не нравилось, что Хогвартсом управляют Пожиратели, ей необходима была личная свобода, чтобы, например... сходить в Хогсмид?
Точно! Как же давно она не была в этой деревушке. А так хотелось прямо сейчас зайти в "Три метлы" и попить теплого сливочного пива, согреться и понаблюдать за незнакомыми волшебниками. Правда, ученикам туда нельзя, но разве ее остановят "свои", Пожиратели? Ведь она Гринграсс. Наверняка, многие знают их знатную семью.
Ноги быстро нашли нужную дорожку и, вскоре, подогреваемая детским любопытством, Астория была на месте. Пустые вымершие улочки - не то, что девушка поначалу ожидала увидеть здесь, но бары, кажется, работали. А вот "Зонко" и "Сладости", походу, нет - об этом утверждали погасшие вывески и заколоченные окна помещений. На двери "Трех Метел" скромно развевалась табличка с надписью "Открыто", и Астория, осмотревшись и убедившись в том, что за ней никто не наблюдает, направилась к неприметной двери.
- Эй ты! Ты кто такая? - громкий прокуренный голос разнесся по улице, спугнув усевшихся на на крыше бара воробышек, и, признаться, Асторию тоже. Ну, совсем немного, - Ученица чтоль?
Приподняв губы в вежливой улыбке, девушка повернулась к говорившему - к ней тащился доселе неизвестный ей Пожиратель, чьи черты лица были будто неумело выщерблены на гладком камне.
- Я - Астория Розинн Гринграсс, сэр, - пропела Тори, ожидая положительную ответную реакцию от мужчины, но тот, похоже, в первые слышал это имя.
- И чо?
- Как что? Я дочь Ричарда Гринграсса, Вы разве его не знаете? - громко разразившийся смех только подтвердил догадку девушки о том, что у этого ублюдка что-то явно не в порядке с головой.
- Эй, Эрни, иди-ка сюда, тут, походу, еще одна аристократочка! - вот теперь мисс Гринграсс совершенно не нравилась складывающаяся обстановка. Откуда-то из-за забора вышел еще один пожиратель помоложе - может он узнает? Кажется нет.
- Простите, ладно, я зря сюда пришла, сделаем вид, что меня не было? Давайте я вернусь в Хогвартс?
- Ну нет, погоди..

+1

4

Это заняло больше времени, чем он думал. Но вряд ли Натан провел это время совсем без пользы для себя. От продавца он узнал последние новости о том, что творилось в школе и на прилегающих к замку территориях. И без того понятно, что приход к власти приспешников Темного Лорда не мог принести с собой ничего хорошего, но то, что происходило в школе не укладывалось в голове. Хотя такой кошмар был вполне ожидаем. Пытки и изучение темных искусств. Последнее было бы мелочью, не используй ученики свои знания тут же друг на друге.
-Как я узнаю новости, сэр? - Переспросил продавец, доставая очередную книгу с ведомостями и перелистывая ветхие странички. - Так сюда иногда приходят ученики слизеринского факультета. Других редко отпускают.
Под шуршание страниц и скрип пера, Натаниэль размышлял над тем, что узнал сейчас. Мысленно он вернулся в конец августа, вспоминая девушку, которая сейчас учится в замке. Собственно, у него там не было никого, о ком он мог бы всерьез беспокоиться, за нее тоже не следует волноваться. Она - слизеринка, их факультет при новом режиме процветает. Вероятно, ей даже по вкусу пришлась смена власти. Многим слизеринцам это будет по нраву. Натан же был рад тому, что выпустился из школы.
-О чем задумались, сэр? - Уркхарт вынырнул из мыслей и сфокусировал взгляд на обращенном к нему лице.
-Пустяки. Надеюсь, у вас проблем не возникло? - Глупый вопрос, немного пыльные полки и наличие почти всего товара говорили о том, что дела тут идут не слишком хорошо. Вероятно, многие маги стараются не посещать места, так явно помеченные новой властью. Введен комендантский час, наведены воющие чары, а по ночам улицы патрулируют дементоры. Все это мало способствует ведению дел.
-Вы и сами можете видеть. - Ответ только подтвердил его мысли. Никто напрямую не будет говорить об этом. Правда закрытые магазинчики, которые раньше пользовались большой популярностью, говорят сами за себя.
-Думаю, что мне пора идти. - Он и в самом деле узнал все, что было нужно. Вряд ли требовались новые поставки товаров для квиддича, ловить здесь больше нечего.
-Удачи вам и не забудьте, трансгрессировать не стоит.
-Благодарю. - Натан, неожиданно для себя, тоскливо улыбнулся и вышел на улицу под звон колокольчика над входной дверью.
Постоял немного на входе, глядя поверх крыш, и неторопливо направился к дороге, ведущей из Хогсмида. Хорошо, если получится вызвать "Ночного Рыцаря", если нет, то придется довольно далеко отойти от деревни, чтобы иметь возможность убраться отсюда самостоятельно и не потревожить ничьих заклинаний. Такая прогулка обещала быть долгой, пожалуй, даже излишне долгой.
Он прошел почти всю деревушку, так и не встретив на своем пути никого из местных, когда совсем близко от себя услышал голоса. Уркхарт застыл на месте, точно громом пораженный, не решаясь сделать шаг или хотя бы пошевелиться. Нет, этого просто не могло быть. От донесшегося до его слуха голоса сердце сжалось и нервно задергало давно зажившую рану на левом плече. Слишком мало времени прошло для того, чтобы он успел забыть этот голос. Голоса доносились из узкого проулка между домами. Кроме девичьего голоса оттуда доносились и мужские. Судя по развязным нотам в голосах это были приспешники пожирателей смерти, коих в стране стало как-то слишком много. Натан понимал, чем может обернуться такая встреча для одинокой ученицы Хогвартса. Но ведь... они не станут нападать на ученицу змеиного факультета? Его сомнения тут же были развеяны. Ей не дали уйти. Пальцы сильнее стиснули палочку, скрываемую полой его пальто. Нужно было что-то сделать.
Пересилив себя, Уркхарт сделал шаг вперед, выходя из-за угла дома, так что его теперь могли увидеть. Взгляд Натана уперся в спины двух мужчин, он намеренно не сводил с них взгляда, следя за их движениями. Он был готов напасть на них, ждал лишь сигнала для начала действия, а пока предпочитал оставаться незамеченным и не подавал голоса.

+1

5

- Как, говоришь, тебя зовут? - голос подошедшего пожирателя искрился от смеха. Он сплюнул, критично осмотрев Асторию с головы до ног.
- Астория Гринграсс. Мой отец, Ричард Гринграсс, приспешник Темного Лорда, как и вы, - она медленно сглотнула, с каждой секундой все больше и больше сомневаясь о том, что ей удасться выбраться из деревушки невредимой. Ни единого отсвета узнавания имен, ни на одном из этих уродливых лиц. Их взгляды, то и дело, блуждали по тонкому стану девушки, далеко не из профессионального любопытства сторожей - в глазах явно читалось что-то грязное и мерзкое.
Кто это? Последователи Лорда? Пожиратели смерти, естественно, никогда не были борцами за справедливость, помогающими людям из самых благих побуждений, но все знакомые ей люди, смиренно и гордо носящие на левом предплечье черную метку, никогда не вели себя, как грязные оборванцы с улицы.
Оба мужчины загоготали. Гринграсс стояла не шелохнувшись, пытаясь собраться с мыслями и поглотить в себе зарождающееся щекочущее чувство страха. Броситься бежать? Но какова вероятность того, что ее не догонит в спину смертельное заклинание? Будет не очень забавно, если позже, на ее надгробии, на месте эпитафии напишут: "Она просто пошла в Хогсмид... Покойся с миром, Астория Розинн Гринграсс, так и не успевшая полакомиться сливочным пивом перед смертью..."
Ссохшийся палец одного из пожирателей обхватил темный локон юной слизеринки, и приподнял его перед своими глазами:
- Неплохая. Лицо, правда, смазливое, да и не фигуристая она особо, но нам-то какая разница? - снова раздался громкий гогот.
- Если мой отец узнает... Если он узнает, вам обоим не поздоровится, - угроза прозвучала слишком блекло - голос сел. Но тем не менее, эти ублюдки расслышали ее очень хорошо. Об этом свидетельствовал новый взрыв смеха. Астория раздраженно мотнула головой, высвободив прядь и сделала пару шагов назад, но лишь ухудшила ситуацию, наткнувшись на другого мужчину, стоявшего позади.
Страх подкатил к горлу, обхватив его ледяными пальцами и Астория крепко сжала зубы, пытаясь часто дышать через нос, чтобы выветрить из себя всю нахлынувшую тревогу. "Нужно что-то делать. Нужно что-то делать!" - судорожно носилось в голове, но что? Рука невольно потянулась за палочкой в карман.
Мужчина, стоявший спереди, подошел совсем близко. Кончиком своей палочки, он приподнял подбородок девушки, заставив ее смотреть ему в глаза.
- Смотри-ка, Эрн, в её глазах плещется ужас. Она боится... - он обнажил свои почерневшие зубы в уродливой гримасе, и Тори, не теряя ни минуты, въехала ему коленом между ног. Она рванула вперед, однако, не успела сделать и пары шагов - оставшийся позади пожиратель, издав нечленораздельный звук, схватил ее за волосы и потянул к себе, приподнимая вверх. Вскрикнув от боли, девушка зажмурилась, а в следующее мгновение раскрыв глаза, увидела того, первого мудака, ухватившегося за свое гнилое хозяйство и почувствовала холодное древо палочки, уткнувшейся ей в шею.

+1

6

Казалось, он только ждал сигнала к действиям. Ведь он был готов немедленно сорваться с места, разве нет? Разве не об этом он думал, когда смотрел в спины двух мужчин, загнавших в угол свою жертву? Разве не этого жаждало его существо, застывшее в напряжении, словно сжатая до упора пружина?
Как оказалось - нет.
Время замедлилось, выцвел мир вокруг, сконцентрировавшись лишь на том, что было перед ним. Он наблюдал, впитывал, тянулся к тем эмоциям, что витали вокруг этих людей и поглотили его разум. Страх, переходящий в ужас. Ожидание, жадное, доносящее до него острее всего и щекочущее нервы, порождающее нездоровые ассоциации и собственные желания, подкрепленные тем, что сидит в нем самом. Эти эмоции находили отклик в нем самом. Как давно он не переживал этого, как долго не давал выхода безумной стороне своей натуры... как же долго!
И совершенно неожиданно его настигло чувство чужой боли, а следом за тем и злобы, быстро проникшей в разум Натаниэля. Точно взрыв прогремел в его голове, заставляя сорваться с места и вскинуть резким движением подграгивающую от нетерпения палочку, точно сбрасывая с ее кончика назревшее заклинание: "Stupefy", - в заклинание было вложено больше энергии, чем оно того требовало, и вышло неожиданно сильным, настолько, что стоявший к нему спиной мужчина налетел на Асторию с Эрни.
На стороне Уркхарта был эффект неожиданности, которым он собирался воспользоваться. Налетев на лежавшего на земле безымянного последователя, Натан пинком выбил из его руки палочку, проделав то же самое и со вторым, который отзывался на Эрни. Схватив Асторию за руку, он резким движением поднял ее на ноги и сразу же оттолкнул к стене дома. В нем клокотала ярость, освободить ее было не достаточно для него. Нужно устроить так, чтобы они поплатились за свою наглость и плата будет высокой.
Непростительные заклинания. После того года, когда в школе ЗОТС преподавал лже-Грюм, мало осталось учеников, не знающих запрещенных чар. Наглядная демонстрация на занятиях дополнила теоретическую базу, которую накапливал Уркхарт, просиживая в библиотеках. Конечно, в школе таких книг в свободном доступе не было, но в их домашней библиотеке, собираемой не одно столетие, такие были и он не упустил случая ознакомиться с их содержанием.
"Obscure", - они не должны узнать его. О нет, как бы ты не жаждал их страданий и крови, но осталось еще разумное зерно.
"Нужно действительно захотеть этого." - Натан помнил эти слова, отражающие всю суть пыточного заклинания. Необходимо не просто желать, необходимо уметь наслаждаться чужой болью, получать от этого удовольствие... Опустившись на одно колено рядом с оглушенными противниками, Натан уже знал, чего хочет добиться от них.
"Но если крики услышат?" - Нет, никто не услышит их воплей. - "Silencio", - они должны страдать молча, ему не обязательно слышать их крики.
-Теперь можно и поговорить, - голос Натаниэля звучал незнакомо, очень жестко, хрипло, с проблеском металла и в нем отчетливо можно было прочитать дальнейшую и весьма незавидную их судьбу. Эрни мог отчетливо ощутить, как между ребер ткнулась палочка.
-Crucio, - вокруг него точно сгустилась тьма, настолько плотным и физически ощутимым стал его дар, изливавший теперь во вне переживаемые Натаниэлем чужие боль и страдание. Поле зрения Уркхарта сузилось до одной лишь его жертвы, извивающейся перед ним на земле. Эти ощущения были другими, отличались от тех, что он испытывал раньше. В этой боли было больше глубины, она погружала жертву в пучину безумия.
Не только голос выдавал проснувшееся в нем чудовище. На лице Натана застыло выражение жестокого и даже злого наслаждения, а в глазах горел безумный огонь. Для него это было сравнимо с американскими горками. Вверх, до пика, достигаемого в момент повторения заклинания, и вниз, к блаженному желанию расслабить напряженное тело, выкрученное судорогой боли. Безумно, невероятно. За этим занятием он совсем забыл о начальной своей цели, о том, чего хотел добиться от них страданиями. Кажется, Натан намеревался заставить их извиниться, ползать на коленях, моля о пощаде и прощении. Они должны были пройти через это, но теперь пройдут все круги ада, пока поглощенный своими переживаниями Уркхарт не успокоится или не будет успокоен.

+2

7

Все-таки интересно, как, порою, разительно может измениться ситуация, в которой, казалось бы, нет выхода. Когда уже свыкаешься с мыслью о том, что чуда не поизойдет. Что, как бы то ни было, ты скоро умрешь - а как скоро, уже дело времени. Когда все мыслимые и немыслимые способы освободиться передуманы и все, что остается делать - ждать. Ждать, пока не придет хоть какая-то помощь, что уже, само по себе, невозможно. Или ждать, пока эти конченые уроды сделают с тобой все, на что хватит их мерзкой фантазии, а затем убьют. Или лишат памяти. Если выбирать между обеими "злами", то лучше покинуть мир, чем не помнить о том, кто ты есть и зачем, ведь это, по сути, та же смерть, только в более извращенном варианте. И самое обидное, что всего этого не избежать. Попробовать вырваться снова - умереть мгновенно и позволить этим нелюдям надругаться над твоей мертвой тушкой. Если оставить все как есть - пережить самые страшные моменты в жизни. Как видите, перед Асторией стоял большой выбор из которого она вынесла, что лучше умрет без мучений.
Стоит ли говорить о том, как она удивилась странному "подкату" первой твари, сбившей с ног не только ее, но и второго пожирателя? Гринграсс даже не успела опомниться, осмотреться, понять, что в конце концов произошло. Она была свободна, оба мужчины лежали в десятках сантиметрах от нее - беги же! Но нет, пока девушка подняла свою ушибленную голову, приподнялась на слабо работающих руках, ее что-то или кто-то успело вздернуть наверх и, совершенно бесцеремонно оттолкнуть куда-то назад, где Гринграсс, вновь не удержав равновесия, упала на больную пятую точку. Несколько мгновений она продолжала лежать на земле, боясь, что та неведомая сила вернется и причинит ей больший вред, но ничего не последовало.
И вот, она вновь проходила мучительный поэтапный способ подняться на ноги, самым грязным образом проклиная весь белый свет и того, кто его придумал. Когда у нее, наконец, получилось встать на колени, ей удалось расслышать голос. Настолько знакомый, что, казалось, у нее остановилось сердце. Просто перестало функционировать - замерло. И неясно, от страха или же счастья. Глаза подтвердили усышанное.
Что за черт?!
Уркхарт - что он тут делает? Что он тут, мать вашу, делает? Почему именно сейчас?
Так обидно. Астории было так невыносимо обидно, что она прикрыла лицо ладонями, стараясь не разреветься прямо здесь. Сейчас. Перед Натаном. Сколько он видел? Наверное, не так много, если появился только в этот момент. А если, все же нет? Просто не укладывалась в голове мысль о том, что он видел, в какой ситуации оказалась Тори и как слабо она действовала. А ведь она даже думала сдаться. Что теперь Уркхарт думает о ней? Лучше бы его тут не было...
Когда девушке, наконец, удалось перебороть сильные эмоции и прогнать обратно выступившие на глазах слезы, девушка поднялась на ноги. То, что она видела теперь привело ее в еще больший шок. Бывший слизеринец пытал первого пожирателя. Его тело извивалось у ног Натана, как уж на подогретой сковородке. У него сводило скулы от беззвучного крика и вываливались из орбит глаза. На нем, определенно применялось "Круцио" и девушка пока не собиралась просить своего спасителя о пощаде неприятеля.
- Incarcerous, - Астория подобралась ближе, связывая по рукам и ногам неподвижно лежащего второго пожирателя. Она все еще не сводила взгляд с Уркхарта, все еще боясь поверить глазам. А еще, она очень хорошо помнила, как несколько месяцев назад этот человек точно так же связал ее - но то, что было тогда ни чем не сравнилось бы с тем, что произошло сегодня.
Пожиратель уже не кричал. Он выглядел так, будто готов вылезти из собственной кожи - она настолько ненатурально натянулась, что готова была пойти трещинами в любой момент. Мужчина дышал, очень медленно. Его тело все меньше подвергалось конвульсиям. Неужели, он уже выдохся? Жизнь покидала его, не нужно быть спецом, чтобы понять это. По коже побежали мурашки: мужчина умирал, а Натаниэль даже не думал останавливать свою пытку. Его глаза укрыла темная пелена и лицо превратилось в сплошную маску, украшенную злостной ухмылкой. Он не был похож на того человека, коим однажды покорил сердце Астории. Он больше сам походил на приспешника Лорда, чем оба напавших на нее пожирателя вместе взятых. Что происходит? Просто в один момент Гринграсс поняла, что его она сейчас боится больше.
- Эй, Натан.. Хватит. Ему этого хватит, - юноша был полностью поглощен своим делом. Будто подпитываемый людскими страданиями, он вбирал в себя последние вздохи оппонента. Тори схватила Уркхарта за плечо и, сильно сдавив, затрясла его.
- Слышал, что я сказала? Прекрати, он же сейчас умрет!
Нет, ей не было жалко того страшного человека. Ей было жаль Натана, который мог в любой момент сломать свою жизнь. Разительно.

Отредактировано Astoria Greengrass (01.03.2014 07:38:16)

+1

8

Натан слишком увлекся своим занятием, он даже не слышал, как совсем рядом с ним ходила Астория, не слышал произнесенного ею заклинания и не ощущал ее. Все его внимание было сосредоточено на жертве, которая постепенно начинала выдыхаться. Уркхарт чувствовал слабость, почти физически ощущал, как тонка была нить, за которую держался этот человек. В книгах писали, что многократное применение пыточного заклинания приводит к тому, что жертва сходит с ума. Но нигде ничего не писали о том, какое влияние это оказывает на магов с особым даром. К примеру с таким, как у него. Где находится его черта, та, которую нельзя переступить? А кем или чем он станет, если сделает это? Где-то в уголке сознания билась мысль о том, что еще чуть-чуть и ему пора будет подавать прошение о вступлении в ряды последователей Темного Лорда. Но это зернышко здравого смысла было так мало и слабо, что не оказало на него никакого эффекта.
Он, этот Эрни, не умрет, но станет овощем, если Натан не отступится от него. Но захочет... сможет ли Уркхарт, находясь в состоянии аффекта, сохранить ему жизнь?
Вероятно, не вцепись ему в плечи Астория, это можно было бы узнать буквально через минуту другую. Прикосновение, как всегда более эффективное, чем слова, вывело его из состояния транса. Мир вдруг обрушился на него, Натаниэль услышал голос, почувствовал холод в ногах, ощутил как занемела рука, стискивающая все это время палочку. Но это не оглушило его, напротив, Уркхарт взвился, резко развернулся и, схватив Асторию за одно плечо, с силой припечатал ее к стене дома. Кончик волшебной палочки уперся ей в шею. Казалось, что он вот-вот нападет и на нее, на ту, которую пытался спасти, но он медлил. Дышал тяжело, порывисто, а в глаза были черны как никогда. Вероятно, от испытываемых ощущений у него зрачки расширились во всю величину радужки. Если бы не тень в переулке меж домов, Натан испытал бы большой дискомфорт даже от осеннего света.
Несколько секунд понадобилось ему для того, чтобы понять, кто перед ним. Рука медленно опустилась вниз, чиркнув кончиком палочки по открытой шее и мантии, вторая, сжимающая плечо, слегка ослабила свою хватку. Натан обернулся назад, глядя себе за спину, и сразу понял, что случилось. В этот момент Астория могла ощутить, как рука на плече потяжелела, Уркхарт оперся о нее, чтобы не рухнуть на колени. Лицо его побледнело и выражало растерянность, вину и даже страх. Натан зажмурился, внутренне собрался и постепенно вернул себе контроль хотя бы над своим телом.
Не так все должно было быть. До этого не должно было дойти. Он не должен был потерять контроль над собой, должен был действовать четко... Но вот же оно, доказательство того, что с ним способна сделать темная магия. А если бы он зашел еще дальше? Забрал у этого человека сперва разум, а потом и жизнь? На Асторию он и вовсе боялся смотреть. Наверняка он ее испугал до полусмерти. Впрочем, нужно было поблагодарить ее, что не сбежала, не оставила его один на один с безумием.
Стиснув зубы, Натан перевел взгляд на лицо обмершей девушки, потом на свою руку и торопливо разжал пальцы, делая шаг в сторону. Снова задергало рану на левом плече.
-Нужно уходить, - голос звучал глухо, в нем не было и отзвука того Натаниэля, который только что пытал человека. Зато в его тоне появилась тревога. Их могли увидеть, запомнить, возможно на них уже донесли или... Не важно, необходимо срочно убираться отсюда! И ее увести, проводить хотя бы до ворот на территорию школы. Там уж точно она будет в большей безопасности, чем здесь и рядом с ним.
Уркхарт протянул девушке руку, опасаясь прибегать к грубой силе и тащить ее за собой волоком. В такие моменты он рисковал потерять контроль.

+1

9

Казалось бы, в этой ситуации, когда Астория пыталась действовать в пользу обстоятельств, именно на нее обернулся весь гнев Натаниэля, поначалу направленный на лежащих под ногами злодеев. Девушка и опомниться не успела, как вдруг оказалась впечатанной лицом и телом в деревянные доски забора. В области скулы тут же защипало - она опять рассекла ее, в том же месте, что и пару месяцев назад. События того дня навалились на младшую Гринграсс неподъемным грузом, и она слегка обмякла в руках Уркхарта.

- Во имя святого Мордреда, у меня скоро шрамы от твоих выходок останутся.. - чуть было не сорвалось с ее губ, но, благо, у нее вовремя получилось сдержать себя, ибо, если бы она все высказала - это оказалось бы самой глупой вещью, совершенной ею за всю ее не такую уж и длинную жизнь. Непонятно, почему именно эти слова поначалу пришли в голову, а не что-то вроде "О Мерлин, меня прижал к стене самый сексуальный мужчина на свете!" или "Святая Моргана, это чудовище сейчас меня убьет. Дай мне сил и сохрани меня". Астории стоило бояться Уркхарта, который уже не впервые применял к ней силу, покрыться мурашками от того трепещущего внутри ощущения ужаса, но нет - ее переполняет глубокое отчаяние, все больше сгущающееся в чернильную жижу и закупоривающее разум и чувства. Нужно страшиться, а она стоит молча, тяжело дыша, уставившись невидимым взглядом куда-то в сторону, будто глубоко о чем-то задумавшись. Прямо у сонной артерии, чуть быстрее обычного обозначающей повышенный пульс, вдавилась прохлада деревянной палочки.

Гринграсс пыталась, искренне пыталась понять, о чем думает Натан. Он был так зол на того пожирателя из-за нее? Или он привык спасать всех, кому необходима помощь? Ладно. Все неважно. Кроме того, что она сегодня увидела. Не в первый раз она лицезрела пытки круциатусом, но впервые на ее глазах это делал человек, который, увы, был далеко не пустым местом в жизни Астории. Она видела целый водоворот ранее ею невидимых и неизведанных эмоций - от дикой жажды, до слепого упоения. Неужели и вправду можно испытывать все это, превращая свою наживку в бездушное существо? И могла ли Тори хоть раз подумать о том, что такой сдержанный с виду Уркхарт позволит себе выкинуть нечто подобное? Ни разу нет.

Дыхание Натана с каждым мгновением становилось все ровнее и, наконец, девушка почувствовала, как неохотно расслабились мышцы его рук, ослабляя свою хватку - однако, в разы потяжелевшая ладонь не отнялась с плеча. Медленно и осторожно Гринграсс повернулась к бывшему слизеринцу, пристально вглядываясь в него и пытаясь запомнить все, что видела сейчас: невыразимые чувства боли и вины. В тот раз тоже было так - в Косом переулке, в том старом доме. Что с ним происходит? Он болен или же с ним случилось что-то страшнее?
Если бы у Уркхарта было хотя бы вполовину не такое виноватое лицо, Астория наверняка влепила бы ему звонкую пощечину: затем, чтобы он не смел больше себя так с ней вести. Но что сейчас с него взять? Он не видит и не слышит  ничего от глубочайшего сожаления, которому Гринграсс верить еще не спешила.
Он протянул руку, пробормотав что-то про то, что надо уходить, но девушка сверкнула на него недобрым взглядом:

- Прости, но нам с тобой не по пути, - пожав плечами, пытаясь скрыть за этим невозмутимым обыденным движением реальные эмоции, пожирающее сердце слизеринки изнутри, она двинулась в противоположную сторону от замка. Сделав несколько шагов, она остановилась у обездвиженных тел тех двух мудаков, что каких-то минут пятнадцать назад пытались совершить над ней страшное злодеяние,  - Не ходи за мной. И не надо было меня спасать. Я бы и сама справилась.

Сунув руки в карманы, Тори зашагала вглубь деревеньки, во что бы то ни стало собираясь посетить местную почту и написать родителям. И черт с ним, с этим снегом - она успела перенести за сегодняшний день много переживаний, сумевших разительно изменить ее взгляды на жизнь.

Отредактировано Astoria Greengrass (06.03.2014 21:45:45)

+1

10

Этого следовало ожидать, но Натан, разум которого все еще был несколько замутнен, об этом не подумал и сейчас, стоя с протянутой рукой, почувствовал новую волну злости. На этот раз на самого себя. Винить в том, что он сделал было больше некого. Астория же бросила ему несколько слов и прошла мимо, причем направилась не в сторону замка, а куда-то вглубь деревни. Так спокойно, засунув руки в карманы, словно ничего не случилось.
Уркхарту только и оставалось, что смотреть ей вслед, чувствуя, как внутри нарастает новая буря. Сжав зубы, он повернулся было к стене, намереваясь на ней выместить сжирающие его гнев и досаду, но взгляд наткнулся на двух людей, все еще лежавших без сознания на холодной земле. Гнев как рукой сняло и Натан поразился тому, что не подумал об этом сразу.
Этих двоих нельзя оставить вот так лежать, пусть даже в тени между домами, они будут заметны, привлекут внимание раньше времени. Натаниэль замер, прокручивая в кармане палочку и раздумывая над открывшейся проблемой. Спрятать их здесь было негде. Это не маггловский город, где в каком-нибудь закоулке между домами можно найти мусорный бак, в котором удобно прятать...
Он мотнул головой, отгоняя не прошенную мысль, и снова сосредоточился на этих двоих. Куда бы их деть? Натан осмотрелся, вышел с одной стороны проулка, с другой, лишний раз убеждаясь в том, что и там, и там пусто, свидетелей его проступка и унижения не было. В самой деревне их прятать смысла нет, тут есть заброшенные дома, но вламываться в них Уркхарт не собирался. У него была мысль поинтереснее. За деревней проходила железная дорога, так что проще сбросить эту парочку с насыпи с обратной стороны. Через несколько часов пропадут магически созданные путы и повязки, а когда они придут в себя, то вряд ли многое вспомнят. Во всяком случае тот, которого пытал Натан.
Еще не приступив к делу, он знал, что из деревни сегодня ему не убраться. К тому моменту, как Натан закончит с этой парочкой успеет стемнеть, а шататься по этой местности в темноте не лучшее решение. Окружающие деревню леса далеко не самые безопасные, а поздним вечером станет совсем небезопасно. Понимая все это, Уркхарт с досады приложил Эрни о стену дома. Не специально, неаккуратно махнул палочкой и левитируемая жертва бросилась вслед за этим движением. Отчасти это облегчило его занятие, да и за делом, пусть и таким грязным, забылась злость и то, что сегодня он был на грани. Пока руки и ум заняты чем-то другим о самом главном можно не думать.
Поднявшись по насыпи и несколько раз едва не скатившись вместе с галькой, Натан перешагнул через железнодорожные пути и оглянулся. Хогсмид в спускающихся на него сумерках казался вымершим. Пустые улочки и пустые окна, редко где горел свет. Вероятно жители, которые еще остались здесь, закрывали окна шторами, чтобы не видеть и чтобы не видели их. Как сильно это облегчало задачу творившим здесь беззаконие. Впрочем, нет, это все уже наверняка происходит на законных основаниях.
Эрни был сброшен вниз с насыпи без особого сожаления. По ту сторону хватало мелких кустарников и густой травы, так что травм несовместимых с жизнью он не получил. Как и второй, который присоединился к Эрни спустя минут двадцать. Стало совсем темно, но Натан еще мог разглядеть примятые кусты, в которые скатились два тела.
Дело сделано... но куда идти теперь? В Трех Метлах мадам Розмерта всегда сдавала комнаты, в более спокойные времена Хогсмид часто посещали гости, которым нужно было временное жилье. Открыто ли там? И пустят ли его? Вздохнув, Уркхарт немного прошел вдоль железной дороги и спустился в деревню уже по дороге, ведущей с платформы. По дороге Натан шел медленно, прислушиваясь и всматриваясь в темноту, пытаясь понять, успели уже поднять шум или еще нет? Об Астории, ушедшей куда-то вглубь деревушки, он вспомнил только стоя у дверей в Три Метлы. Искать ее теперь не было смысла, Натаниэль все равно не знал, куда она ушла, надеялся только, что она уже покинула деревню.
Еще раз осмотревшись по сторонам, Уркхарт толкнул дверь и вошел в паб.

Отредактировано Nathaniel Urquhart (07.03.2014 22:55:12)

+1


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Завершённые эпизоды » Just keep following the heartlines


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC