Hogwarts: Ultima Ratio

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Прошлое » Да шо вы уже такое знаете, чего я вам ещё не рассказал?


Да шо вы уже такое знаете, чего я вам ещё не рассказал?

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

— Изя, а шо, правда, шо ты бандитам отдал все золото и деньги?
— Таки да… Они вставили в зад паяльник, а на пузо утюг, и подключили к току!
— И ты сразу отдал?
— А шо, ждать пока за свет накрутит?

http://antik-lavka.ru/images/image001.jpg

- дата: 20 декабря 1997 года
- место: Дом Голдштейна на окраине Хогсмида
- участники: Антарес Гриндевальд, Мойша Голдштейн
- краткое описание: Расследование исчезновения сотрудника Министерства и поджога на матче по квиддичу приводит Гриндевальда к открытиям, совершенно не связанным с происшедшим. Так среди безделушек на развале старья, бывшего в употреблении, находишь раритет, который с руками оторвет любой коллекционер. Баловство студентов привлекает внимание невыразимца к гораздо более серьёзным тайнам. Он ещё до конца не уверен, но подозревает, что Пожиратели Смерти замыслили провести древний ритуал, способный нарушить равновесие сил. Чтобы развеять сомнения, Гриндевальд отправляется к некроманту, который как раз промышляет консультациями по таким поводам. 
- примечания:

+1

2

      Нельзя сказать, что во время  учёбы Гриндевальда в Дурмстранге там всё было шито-крыто, и ни единого незаурядного события не тревожило сердца студентов.  Но по сравнению с английской колыбелью магии, северная альма-матер представлялась Терри чуть ли не болотом, где ничего не происходит. Возможно, с того времени, как его исключили, многое изменилось (Антаресу как-то не приходило в голову поинтересоваться у тамошней делегации, как обстоят дела на родине), но количество подводных течений в Хогвартсе невыразимца изумляло.
      Допрашивая студентов и преподавателей, Гриндевальд приходил к выводу, что чуть ли не каждый из них скрывает как минимум парочку страшных тайн. Клубок запутывался всё сильнее. В очередной раз, когда Антарес пробовал собрать все нити расследования воедино, ему вспомнилась старая шкатулка Рашель с украшениями. Цепочки переплелись там в одно целое, и уже было невозможно достать одну, чтобы другая не зацепила застежкой крючок третьей.
      Невыразимец упрямо занимался ювелирной работой, проверяя версии и  отбрасывая ненужные, но вскоре понял, что без посторонней помощи не обойтись. Судя по тому, что творилось в замке, даже его квалификации специалиста по заклинаниям начинало не хватать. Нужна была консультация специалиста, причем такого, который не побоялся бы взрезать правду-матку, без лишних предисловий и официальных оправданий. Наведавшись в Хогсмид, Антарес прослышал именно про такого специалиста. О нём не говорили открыто, что свидетельствовало о недюжинной репутации.
      Гриндевальд отворил проржавевшую калитку, которая своим скрипом выполняла роль звонка, и оглядел сад, что уже с первого взгляда производил неприятное впечатление. Ему был знаком вид увядших цветов – они часто погибали, будучи рядом, если у Анатреса было плохое настроение, но здесь были собраны самые нелицеприятные представители биологического царства. Гриндевальд не был искушен в ботанике, однако психоделические цвета подсказали магу, что здесь растут не банальные ромашки-маргаритки. Наверняка любой зельедел душу продаст за веник из этого сада.
      Пока Гриндевальд любовался флорой, на него из угла огорода подозрительно взирала фауна. Её откровенно нервировало появление на подотчетной территории двуногого существа, топчущего нежные росянки и саррацении. Фауна, облизываясь всеми четырьмя языками, надеялась, что существо сделает ещё хотя бы один шаг по направлению к ней. Стоило Антаресу оправдать ожидания, как фауна вскочила на все свои восемь лап и позитивно поскакала навстречу.
      По неизвестной причине Гриндевальда совершенно не порадовал несущийся на него гибрид собаки с пауком, энергично клацающий зубами, доставшимися ему от венериной мухоловки. На всякий случай маг ущипнул себя, чтобы проверить, не заснул ли он часом, попав в один из кошмаров: чудовище, распространяющее вокруг себя запах тухлого мяса, никуда не исчезло, и нужно было что-то предпринять, чтобы не лишиться конечностей.
      - Everte Statum, - химера перевернулась в воздухе, невообразимым образом встала на конечности, растущие на спине, и продолжила бег к своей жертве. Гриндевальд выдохнул и сконцентрировался, желая изо всех сил, чтобы монстр издох, но Дар Смерти на страшилище не действовал. Когда оно приблизилось, Антарес понял почему – по ходу движения от тела чудовища отваливались части, а сквозь отверстие в черепе проглядывали лоснящиеся извилины мозга.
      Было бы странно ожидать, что дом некроманта будет охранять пушистая болонка…

Отредактировано Antares Grindelwald (15.03.2014 23:53:09)

+3

3

Утро выдалось более, чем продуктивным: Мойша выгодно сговорился с парой клиентов на несложные, но непомерно дорогие заказы, что, безусловно, ласкало его склонную к накоплениям капитала душу. Прибывая в приподнятом настроении, Гольдштейн занялся истинно некромантским хобби: решил собрать себе «любимца», который будет преданно охранять подведомственную территорию. Тварюшка получилась знатная: лютая и почти неуправляемая, названная Ясочкой, в честь давно почившей тещи Ясфирь Исааковны. Питомец ласково вилял обрубком мантикорового хвоста, и смотрел на хозяина с фанатичным обожанием, явно ожидая открытия сезона охоты. Старый еврей лишь по-хозяйски крепко потрепал монстра по широкой башке и двинулся на деревенскую ярмарку за свежим хлебом и молоком. Ясочка получила четкую ментальную команду – за территорию не выходить, посторонних отгонять. Разве мог скромный служитель смерти подумать, что какому-то придурошному идиоту хватит храбрости и глупости добровольно сунуться в образцово-показательный некромантский сад?

«Развелось кретинов», пораженно думал Мозес, пристально следя за активными перемещениями нежданного гостя по саду. Ясочка получила упредительную мысленную команду «не жрать» и сейчас просто игралась в свое удовольствие. Удивительно, но нежданный акробатический кульбит под кодовым названием «С ног на голову» привел тварюшку в просто-таки экзальтационный восторг. Она утроила усилия по развлечению гостя. Колдун так же наблюдал за представлением заинтересованно, гадая, хватит ли незнакомцу сообразительности взобраться на дерево или он все же рискнет вломиться в дом. Гольдштейн скорбно вздохнул, понимая, что мужик выбрал именно второй вариант. На двери была установлена отличная растяжка, шарахнуло бы так, что ошметки мозгов долетели бы до самого Хогвартса.

- Но-но, шалишь! Видел когда-нибудь, как рудничный газ взрывается? – басовито погрозил некромант протянувшему свои загребущие ручонки к двери мужику. – Али ты не убиваемый, мил человек? Так порча имущества, это дело такое… Смерть от ответственности никак не освобождает. Хотя с покойничков и требовать бывает поудобнее. – забубнил некромант себе под нос, расслабленной походкой пересекая сад, Ясочка с радостным повизгиванием кинулась к еврею в ноги. – Экспериментальный образец, - кивок на некропсину, - с поведением пока наблюдаются некоторые сложности, но они поправимы. Хочешь, уступлю тебе, отличный товар, все враги озадачатся стиркой портков на до следующего года, если ее ночью в кровать подпустить…

+1

4

Был вариант к мерлиновой матери взорвать пародию на цербера, хотя Терри понимал, что после этого найти общий язык с хозяином будет трудновато. Но Гриндевальд несколько снисходительно относился к существам, находящимся в близких отношениях со Смертью, - нечто вроде симпатии, которая объединяет, к примеру пациентов одного и того же диспансера, - и поэтому не хотел применять столь радикальных мер. На ум пришло заклинание приручения - африканские маги с успехом используют его, укрощая гиен. Однако прежде, чем Терри успел поднять палочку, сзади раздался строгий окрик, сменившийся затем расхваливанием зверюги. Гриндевальд запоздало осознал, что хозяина дома не было, и вот он есть во всей красе.   
- Подозреваю, что не хуже, чем Bombardium, - усмехнулся Терри, хотя о рудничном газе слышал впервые. А может и нет, наверняка на курсах повышения квалификации Отдела Тайн о нём упоминали, – просто всё, что не касалось исключительно заклинаний, частенько звучало для Гриндевальда, как «бла-бла-бла».  Зато последствия любимого заклинания Долорес Амбридж Антарес как-то ощутил на себе, выбыв из строя на несколько месяцев. 
- И сколько Вы хотите за, - Терри на некоторое время озадачился определением пола монстра, но не найдя сколько-нибудь  характерных признаков, решил ограничиться беспроигрышным определением "оно", - него? – пёс чуть вон из кожи не лез (что в его случае не было метафорой), выслуживаясь перед некромантом. Антарес подумал, что, имея достаточно времени, его можно было бы выучить приносить домашние тапочки и подавать лапу. Все восемь по очереди.
Сейчас Терри умел держать язык за зубами, хотя в прошлом  не преминул бы отметить, что его враги долго не живут, а смерть и правда обходит стороной наследника Геллерта – будто заключив с его семьей негласный договор. В каких только передрягах ни бывал Гриндевальд, стоя на волосок от гибели, но каждый раз костлявая старуха отворачивалась, брезгуя жизнью отмеченного его же знаком. Нет, Антаресу не требовался охранник, но он впервые задумался о домашнем животном, которое обладало бы иммунитетом от его дара.

0

5

- Ах, такому человеку, почему и не отдать почти задаром?.. – елейно протянул Мойша, подходя ближе и досконально изучая потенциального покупателя. – Горстка звенящих блестяшек, самое яркое воспоминание о непорочной деве и крохотная услуга – ничтожная плата за такого выдающегося зверя. – Мойша, как профессиональный сказочный дракон не называл цену сразу, если не мог сходу определить потребности и платежеспособность клиента. А такие вот пространные прибаутки позволяли лучше изучить реакцию и понять, что за «фрукт» топчет его порог грязными сапогами. – Только ты, эт… мил человек, от двери отойди, а то ты ручку так массажируешь, что боюсь еще чуть-чуть и она тебе ответит взаимностью… а как тогда старому человеку прикажешь в дом попадать? Ручки нет, двери нет, дома нет, полдеревни нет… – Гольдштейн подмигнул гостю хитрым глазом, одышливо взбираясь на крыльцо и оттирая мужика плечом.
Произведя несколько хитрых манипуляций с замками, лесками и растяжками, некромант приоткрыл дверь, пропуская подозрительного гостя в темные, затхловатые сени. Выглядел мужик как профессиональный проходимец: одет неприметно, в крепкую мантию, не сковывающую движений,  перемещается с выверенной грацией закаленного война, смотрит пристально, недобро. Короче, Гольдштейну он понравился. Такого приятно и обслужить и обжулить, и закопать, при случае.
- Мойша.- Коротко представился некромант. – А ты, орел, чьих будешь? – Старый еврей с кряхтением устроился в продавленном кресле, Ясочка устроилась у его ног, привнося своеобразный, навязчивый аромат в декорацию надвигающейся беседы. Что-то подсказывало Мозесу, что и дельце незнакомца будет пованивать так же. С другими вопросам к нему обычно не обращались. – Ну-с, тебе надоела теща окаянная? Или любовница околела раньше времени? – решил «ненавязчиво подтолкнуть» Гольштейн к началу продуктивной беседы. В самом деле, не за покупкой же некропса этот хитрый хрен приперся в его обитель. Впрочем, на обреченного или убитого горем он тоже не походил, скорее, пытался вернуть себе прежний запал полный канцелиризмов и бюрократизмов, чтобы сдвоенными орудиями вдарить по некромантскому уму, чести, совести. «Небось деревенские жалобщики прислали местного чинушу, чтобы приструнить зловредного культиста». Гольдштейн устроился в кресле поудобнее, ожидая запоминающегося спектакля.

+1

6

Определить, кружится ли у него голова от ядовитых испарений растущих в саду предков Ясочки, затхлых запахов стариковской жизни из комнаты или обилия слов, которыми еврей засыпал Терри, как ушлый коммивояжёр – дешёвыми товарами, было трудно. Гриндевальд привык анализировать каждое слово, особенно в свете затянувшегося расследования, и сейчас его мозг испытывал перегрузку, ещё не успев определить, какой ценностью обладает болтовня Мойши. Терри сморгнул, пытаясь разложить на части сказанное – таким образом в юности он сдавал зелья, зазубривая каждый из элементов рецепта наизусть, так как врождённой интуиции по этой части оказался обделён. 
Деньги были самым простым требованием продавца, воспоминание о деве уже сложнее – Гриндевальд был не особенно уверен в непорочности мисс Готье, - а вот услуга, крохотная или нет, всегда была недешёвым товаром. В это определение входит уж слишком широкий диапазон благодеяний. Можно ведь потребовать и крылья златоглазок достать, и убить министра магии: и то, и то – услуга. В конце концов, Терри пришёл к выводу, что названная Голдштейном цена – просто способ дать от ворот поворот незадачливому покупателю, а ему самому не так уж и требуется подозрительная зверюга.  Та, осознав, что хозяину совсем не нужно принести гостя в зубах, сменила гнев на милость и отиралась рядом, заглядывая в глаза совсем, как папильон Шанталь Готье. Терри даже пожалел, что у него нет при себе ничего вкусненького.
Услышав предупреждение, невыразимец ретировался с крыльца, порядком удивившись – он вовсе не ожидал в такой глуши встретить специалиста по охранным заклятьям. Здесь же не Дрянной Переулок, одни детишки да старушки по ягоды в лес ходят, что толку в предосторожностях? Пенсионная паранойя, не иначе. Впрочем, если некроманту не приходит в голову снять ячейку в Гринготтсе и он весь свой запас опасных артефактов хранит здесь, то меры защиты будут нелишними.
- Эйвери, - отозвался Гриндевальд, не собираясь выкладывать с порога свою родословную и подробности личной жизни. Невыразимца вообще крайне устраивало сотрудничество с осведомителями, которые сами не называли имён и не требовали их в ответ, но раз уж дед настаивает…вроде бы он не из болтливых: о существовании Голдштейна Антарес узнал с трудом.
Предположения Мойши Терри позабавили. Шанталь было рановато считать тёщей, не говоря уже о том, что с теми, кто ему надоел, наёмник умел справляться сам. А Рашель, слава Мерлину, умела за себя постоять и устроила бы локальный Fiendfyre тому, кто попытался бы отправить вейлу на тот свет без её на то желания. Даже, случись непоправимое, Гриндевальд не представлял себе, что его устроит зомби. Геллерт баловался некромантией, но в его отзывах об этой науке всё же присутствовала брезгливость, передавшаяся Терри, который предпочитал чистую честную смерть пародии на жизнь.
Невыразимец достал из-за пазухи лист с тщательно срисованной пентаграммой со всеми подробностями и деталями. Фамильное древо упоминало об художнике Маттиасе Грюневальде, но увы, таланты предка пятнадцатого века к наследнику рода не перешли, поэтому набросок был откровенно кривоватым. Антарес надеялся, что это не помешает делу. Он тщательно расправил бумагу перед собеседником:
- Мне порекомендовали вас, как специалиста по магии, которая далеко выходит за пределы школьной и даже официальной университетской программы. Скажите, для чего может быть предназначено это изображение?

Отредактировано Antares Grindelwald (25.01.2015 08:21:37)

+1

7

Мойша вполне себе вальяжно устроился в потертом, знававшем еще бабушку назвавшегося Эфвери кресле. Ковырнул заскорузлым ногтем приметную глубокую выщерблину в деревянной ручке, оставленную, не иначе, что знатным тесаком во время кабацкой драки. На колени развалившемуся некроманту барственно вспрыгнул толстый дымчатый кот, самого что ни на есть  наглого, бандитского вида. Зверь тут же хамовато развернулся к гостю упитанным задком,  явив ему пушистые шары под мохнатым хвостом, и утробно замурчал, напрашиваясь на ласку. Гольдштейн покорно погладил зверюгу, наслаждаясь мягкостью шерсти под пальцами. В сущности, старый паранойик был что морской ёж – напичкан ядовитыми иголками-секретами, и еще ни один потенциальный «едок» не подобрался к еврею на длину укуса. Пока не подобрался. И Мойша стремился сделать всё, что обломать максимально ретивым голодранцам все зубы. А работать на контрастах он умел и любил. Совсем недавно перед визитером предстал злоехидный некромант, и вот уже он же, почуявший прибыль, разомлевший в домашнем тепле и уюте старик – только клетчатого пледа и сладкого чая в граненом стакане с серебряным подстаканником не хватает. На самом деле, за недолгие пару минут, Гольдштейн успел активировать две смертоносные ловушки: одну скрытую пружину в ручку кресла (не зря же собирал занозы в подлокотнике) и один ручной самострел в просторном рукаве рабочей мантии. Как показывал богатый опыт, сомнительные гости чутко ждут магической пакости от недружелюбного хозяина, но совершенно забывают про вульгарные механические средства защиты, обладающие не меньшей убойной силой. А кот… ну, кот… имеет право старый человек на маленькие и уютные слабости?
- Эйвери, значит… - расслабленно протянул дед, пристально глядя на потенциального клиента. То, что тот назвался вымышленным именем, еврей не сомневался ни секунды, но покорно сделал вид, что «купился». – А звать-то тебя как, Эйвери? «Интересно, он пользуется псевдонимом постоянно? Или специально для меня расстарался? Если назовется каким-нибудь Джоном или Сэмом, значит, залетный, если выберет что-то более продуманное, вероятно – наемник или служака».
Впрочем, додумать и полностью оценить себя гость не дал, сразу рванув с места в карьер, протянув еврею бумажку непонятного назначения. Брать сомнительные предметы из рук посторонних Мойша не любил, мало ли что, неплохо бы защитные перчаточки из драконьей кожи подсуетить, но пресловутый Эйвери держал листок совершенно бестрепетно, а расставаться с безопасным креслом и котом, поворачиваясь к мужику спиной, не хотелось еще больше.
- Давай сюда, - неохотно буркнул некромант, брезгливо, двумя пальцами, забирая кусок пергамента. Старик подслеповато сощурился, отставив бумагу как можно дальше от лица, и принялся пристально рассматривать корявое изображение. Рисунок ему определенно нравился и не нравился одновременно. Любопытно бы было посмотреть, откуда наемник «срисовал» сей занятный орнамент. – Зачем тебе эта информация? – в лоб спросил некрос, вперив в визитера бритвенно острый взгляд. Что нарисовано на бумажке он знал, как оно работает – мог предположить, сколько стоит эта сомнительная тайна – пока даже не представлял.

Отредактировано Moysha Goldstein (03.04.2016 13:30:46)

+1

8

Сравнить Мойшу с Геллертом, несмотря на небольшую разницу в возрасте, было сложно, однако общую черту Антарес отметил сразу: оба старика талантливо скрывали недюжинный колдовской потенциал, замаскированный сеткой морщин. Способность мимикрировать под безобидного дедулю могла обмануть разве что первокурсника, - всем известно, что со временем волшебники лишь наращивают силу. До конца разглядеть многочисленные таланты, припрятанные, будто стилеты в одеянии куноити, было невозможно. Оставалось разглядывать фасад покосившейся хижины, делая вид, что не подозреваешь о лабиринте минотавра за ним. Главное - не совершать резких движений. Терри порадовался, что мантия невыразимца снабжена щитовыми чарами.
Сам Гриндевальд-младший талантом отращивать искуственный нимб и крылья не был наделён, что порядком ему мешало в работе. Во что ни переодевайся, тёмная сущность лезла со всех сторон, точно амбре от недавно съеденного чеснока. Медея безуспешно пыталась научить напарника придавать лёгкость взглядам и жестам. Не нужно было обладать выдающейся проницательностью, чтобы почувствовать исходящую от наследника смерти опасность. Поэтому долго шифроваться немец не любил, хотя его и раздражало праздное любопытство собеседника.
- Антарес, - отозвался невыразимец, не добавляя ни должности,  ни даже места работы к имени. Пугать некроманта бляхой министерства было бесполезно. Такие не любят связей с правительством и бряцание регалиями их не впечатляет. Чтобы расколоть сей орешек, Bombardo не хватит: намётанный глаз палача со стажем не мог обмануться. Единственный метод взаимодействия с ними, когда ты не можешь сказать всей правды, - признать, что угрозы ничего не дадут и смириться с тем, что с частью собственных сведений все же придется расстаться.
- Я беспокоюсь о сестре, - обычно Эйвери отрицал связь с Готье до последнего, но упомянуть его внучку ещё не значит во всеуслышание объявить о том, что Антарес готов убить любого по приказу коварного француза, - в школе, где она учится, исчезают ученики. Мне кажется, что этот рисунок имеет отношение к происходящему. Там, где я его нашёл, чувствовалась высокая концентрация магии, - а если выражаться без купюр, полнейший раздрай, способный свести с ума среднестатистический вредноскоп. Одно заклинание накладывалось на другое, мешая разобраться, в чём дело.

Отредактировано Antares Grindelwald (26.05.2016 09:22:50)

+3

9

Мутный тип со своей писюлькой не нравился некроманту, нет, в плане перспективности клиента он был огого себе! Такие платят втридорога: за опасность тайны, ее сохранение, ну и за ответы, естественно. А еще они с большой охотой устраняют нежелательных свидетелей.
Впрочем, сейчас можно было расслабиться и плавно перетечь в стадию торгов. Убивать или принуждать Гольдштейна у гостя не было никакого резона, с подобными орнаментами работают целыми командами, и далеко не всегда результативно, так что терять очевидно квалифицированного специалиста наемничек вряд ли захочет.
- Я беспокоюсь о сестре… - Мойша был так себе легилиментом, его способности носили интуитивный, а зачастую и вовсе хаотичный характер, но «сестра» полыхнула столь жарким кармином, что некромант не сдержал похабной ухмылочки и внезапно шевельнувшегося под котам чисто мужского интереса.
«Таки шо мы имеем в сухом остатке? Бендюжника, который имеет доступ на территорию закрытой школы в военное время, может спокойно перемещаться по запретным помещениям, трахать нимфеток в особо затейливых позах…» - Мойша молча хрустел артритными суставами и пытался понять, что за хрен продавливает своей костлявой задницей его нажитые нечестным трудом мебеля. По всему выходило, что Эйвери с неподходящим именем Антарес относится к черепоруким змеелюбам. Но почему тогда не пришел обычный их представитель? Проявляет инициативу и хочет выслужиться?
- Помочь вывести «сестричку» с территории Хогвартса и надежно спрятать от возмущенных родственников? - Мойша тоже умел ломать комедию и играть в идиота. Но тратить свое время не любил. – Таки запросто, если на ее тощих ляжках не окажется рейтуз. – Скабрёзно облизнулся некромант, проверяя крепость нервов клиента. – Если же этот вариант вас по каким-либо причинам не устраивает, - издевательский полупоклон, не вставая с кресла, - то давайте перейдем к делу. – На этом запасы псевдосветской любезности у деда закончились, и он вернулся к ворчащему «ты». – Что ты хочешь, чтобы я сделал с оригиналом твоей картиночки? – Строго говоря, некромант вообще не был до конца уверен, что можно что-то с ним сделать так, чтобы не развалить всю школу волшебства по камешку, но мало ли – вдруг именно этого мужик и хочет? – Вернее так: какой видимый результат хочешь получить на выходе?«Может эту его сестричку затянуло в портал, и он лишен разнузданного пятничного инцеста? Оттого и рожей такой бледный, и движения дерганные. Небось, когда тебя так обихаживали, поди найди другую такую умелицу…»

+1


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Прошлое » Да шо вы уже такое знаете, чего я вам ещё не рассказал?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC