Hogwarts: Ultima Ratio

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Завершённые эпизоды » План "Бэ"


План "Бэ"

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

- дата: 10 декабря 1997
- место: Морг лечебницы Св. Мунго
- участники: Emmelin Little, Royd Radford
- краткое описание: Тот ещё случай!
- примечания: Пропаганда вредных привычек, невоспитанности, хамского поведения и шовинизма во всей красе.

0

2

Ройд Рэдфорд всю свою сознательную жизнь был уверен до зелёненьких лепреконов, что ему чертовски не везёт.

Во-первых, его нервную систему старательно расшатывало начальство и начальство начальства (последнему можно было списать со счетов все пакости чисто из  принципа, но чисто из другого принципа Ройд этого делать не стал). Маг уже заколебался считать, сколько раз приходилось главгада всея лечебницы – и, по совместительству, Главного целителя – отмазывать от наездов налоговиков, авроров, первой бывшей жены, второй бывшей жены и нынешней жены (которая ещё чуть-чуть – и тоже станет бывшей), контрабандистов и галлюцинаций, но, вот честно, чего только не сделаешь во имя мужской солидарности и крепкой старой дружбы, которую, как и талант, никак не пропьёшь.
Во-вторых, та самая приснопамятная мужская солидарность мешала Ройду пойти и отвесить главному бухгалтеру лечебницы по самое не балуйся обычным тяжёлым кулаком – не за всё хорошее, а за скупердяйство, которое, наверное, и в местах не столь отдалённых и среди одного шибко известного народца стало бы притчей во языцех. Разумеется, Рэдфорда поддержал бы персонал, особенно – патологоанатом, которая, если верить архивным сводкам никогда не подводящей памяти, могла, умела и практиковала любые рассуждения логическим путём подвести к одному безапелляционному выводу: «Главбух – жмот!»
В-третьих, Ройд готов был визжать и на стенку лезть, когда оболтусы-интерны получили пациента, и не смогли не то, что на ноги его поставить, а даже руки на место вернуть. И теперь, рассматривая лежащего на животе дядьку, у которого обе руки почему-то переместились на ПМЖ с положенного им места на задницу, думал, как бы выкрутиться, при этом не сбегав к Эммелин и не стырив у неё коллекционную заначку. Ничего нормального так и не сообразив, Рэдфорд, обматерив всех и вся на чём свет стоит и устроив целителям своего отделения легальный отгул на неделю, заставив интернов круглосуточно пахать до двадцать седьмого пота (первые уже начали присылать Ройду свои высокоспиртосодержащие благодарности, вторые готовы были закатать Рэдфорда в плитку отделения, лишь бы исчез), отправил труп в морг. Естественно, не забыв всунуть в окоченевшие руки бутылку Green Spot, честно отконвоированную из Дублина – Ройд надеялся, что башковитая дамочка сообразит, каким образом списать смерть пациента с совести зав. Отделением травм от рукотворных предметов.

В итоге, под конец рабочего дня, когда Рэдфорд готов был устаканиться прямо перед зеркалом, как иллюстративный пример прогрессирующего в своём зазнайстве алкоголика, ему на стол легла папка с личным делом отошедшего в края лучшие пациента. Быстро проглядев записи, Рэдфорд чуть не навернулся со стола, на котором удобно сидел, и, стремглав несясь по коридору, спешил в морг (не для того, о чём все подумали, хотя на задворках сознания и это плавало, да).

- МЕЛОЧЬ! – прогремел Ройд, затормозив в дверном проёме, одной рукой удерживая тяжелую дверь, а другой удерживая себя за дверной косяк.
«Мелочь» в этом время занесла над пациентом, готовым ко всему, кроме такого финта, кровожадно поблескивающий скальпель.
- Э-э-э, не надо, стой, - выставил одну руку вперёд маг. – Это не совсем твой пациент.
Рэдфорд наконец-то закрыл за собой дверь, почесал подбородок в попытке образумить скачущие галопом мысли и опять уставился на патологоанатома, которая, кажется, вообще не шелохнулась.
Только глазища хлопали.
- В смысле, пока что это не совсем твой пациент.
Ройд подошел с другой стороны к лабораторному столу, на котором мирно решалась судьба тела с растущими из задницы во всех смыслах руками, и строго посмотрел на Эммелин.
- Я имею в виду, что сей субъект ещё не перешёл в твою компетенцию, знаешь ли.
Ответом ему послужил красноречивый взгляд.
- Другими словами, - театрально добавил целитель, - он жив.
Затем, взглянув на так и не опущенный ланцет, с сомнением исправился:
- Кажется.

Отредактировано Royd Radford (02.05.2014 15:00:50)

+1

3

Литтл как раз дожёвывала бутерброд, когда в морг вкатили нового несчастного, причём какой-то странной формы. Эммелин вскочила со своего места, скомандовала выгружать труп на стол, выпроводила работников, откинула простынь и чуть не поперхнулась, пытаясь сдержать дикий ржач. Как же она любит свою работу.
Вытащив Green Spot из безвольных пальцев и довольно кивнув сама себе, Эми прошла к холодильникам, открыла один из них и сунула бутылку между трупами:
- Мальчики, празднуем. Кажется, Рэдфорд облажался. Травмы от РУКОтворных предметов. Хах. Смерть от рук из жопы, вот это я понимаю.
Эммелин вернулась за письменный стол, пролистала документы, допила чай, не забыв вежливо предложить новенькому мистеру Брауну, как значилось в бумагах, встала и потёрла руки.
- Ну что, красавец, на спину тебя не положишь, будешь лежать на пузе, уж извини.
Эммелин, гремя, поковырялась в инструментах, поудобнее перехватила скальпель и обошла труп, прикидывая, где делать первый надрез.
Патологоанатом – специалист широкого профиля, он должен разбираться во всём, причём без подсказок своих пациентов, а-ля «по четвергам у меня болит левая пятка, а зато в субботу у меня насморк, и вчера попало заклинание и подмышками вылезли перья». Сначала Лин решила посмотреть, каким образом крепятся руки, затем осмотреть плечи, а потом уже думать, какая пакость могла вызвать подобный эффект и что написать, чтобы не подставить Ройда. Эми занесла инструмент над телом, как вдруг откуда-то сбоку раздалось громоподобное:
- МЕЛОЧЬ!
Литтл вздрогнула и тяжело вздохнула – Ройд. Ну кто ещё, кроме него, может с грохотом распахивать дверь морга – раз, а два – орать на патанатома, держащего в руках острый скальпель, привыкшего разделывать трупы и умеющего составлять документы так, что может оказаться, виноваты все и всё вокруг, но только не реальный убийца.
Учитывая, что Рэдфорд был на целый фут выше Эми, в его устах слово «мелочь» звучало как нельзя более точно, а когда-то давно ещё и обидно. Сейчас же он был, пожалуй, единственным живым, которому прощалось подобное обращение к Эммелин. Мёртвым она прощала всё априори, любовь – сильная штука.

Лин подняла полный недовольства и негодования взгляд на влетевшего в морг Ройда, давая понять, что тот выбрал не самое подходящее время для визита, и не спеша убирать скальпель. В голову Рэдфорду могло взбрести всё, что угодно, а у Лин на столе покоился достаточно интересный случай, поэтому его «всё, что угодно» могло бы и подождать. Сейчас она постарается выставить коллегу за пределы своих владений, чтобы не мешал работать, а затем займётся делом. Дэнни всё равно был с дедом, так что можно безбоязненно оставаться в морге допоздна.

Ройд действительно хотел подло отвлечь Эммелин от пациента, только Литтл пока не могла сообразить, зачем. Он нёс какую-то ахинею, Эми же молчала, благородно не мешая человеку выговориться: она, конечно, не психиатр, но когда-то где-то слышала, что от этого многим становится легче. Впрочем, скептическая полуулыбка выдавала её отношение к словам Рэдфорда.
- Другими словами, он жив. Кажется.
Эми наконец-то выпрямилась, упёрлась, одной рукой в спину своего пациента, а другой, в которой был зажат скальпель, ткнула в сторону Рэдфорда.
- Подожди, небоскрёбина. Я пока не понимаю, что происходит. Ты хочешь сказать, что уподобился вот этому мужику, - Эми пошлёпала по голой спине трупа, - и вырастил руки из задницы? И именно ими проверял пульс прежде, чем отправить парня ко мне? Ты же знаешь, я не люблю работать с шевелящимися пациентами, я их пугаюсь и ухожу в депрессию. А из запоя выводить меня некому, патанатом в Мунго один, больницу завалит трупами, они будут вонять и портить пока ещё живым больным аппетит.
Лин, продолжая разглагольствовать, приложила пальцы сначала к внутренней стороне запястья бедолаги, торчащему вместе с другими частями рук из интересного места, а затем попыталась нащупать хотя бы слабое биение сонной артерии на шее. Безрезультатно. Для проверки пульса существовали, конечно, и заклинания, но Эми не видела в них смысла.
- Или ты сам перепил, Ройд, с чего бы ему быть живым? В общем, рассказывай.

+1

4

- Литтл, - с издевательски-философской интонацией задолбанного глупыми вопросами студентов-неучей старого и больного профессора возвестил Рэдфорд, для удобства сделав шаг в сторону и наклонившись над лабораторным столом, чтобы лица двух целителей находились на одном уровне, - вот ответь без запинки и искажения истины: я когда-то давал тебе повод сомневаться в моих способностях?
В способностях быть ответственным папашей – наверняка, но не об этом сейчас речь.
- И ты, зная профессионализм моих рук – и не только рук, - добавил Ройд лукаво, ухмыльнувшись голодным чеширским котом, - умудрилась не заметить этих косых швов, – сурово вопросил целитель, нагибая руку трупа за кисть в одну сторону, - этих гематом от неправильно размещённого зажима, - Ройд оттянул вторую руку трупа в другую сторону, - этого вопиющего комплимента твой печени в виде бутылки виски? – Рэдфорд хотел было взглянуть на руки мертвеца, но потом вспомнил, что там бутылки нет.
- Только не вздумай сказать, что ты в одиночку приговорила Green Spot, - в благоговейном ужасе произнёс волшебник, округлив от шокирующей догадки глаза. – Он же только  в одном магазине в одном только Дублине продаётся, Мелкая. Я же специально туда ездил. За этой бутылкой. Тебе. В подарок. А ты даже с ближним своим не поделилась! – на манер Гласа Божия возвестил маг, подняв указательный палец к потолку. – Совести, - надулся Ройд, - у тебя нет.

Впрочем, какая может быть совесть у патологоанатома, вы о чём? Это же всё равно, что говорить о наличии у Рэдфорда напалмоподобного желания жениться. На том же патологоанатоме. Э, нет, господа, это с такими идейками – на пятый этаж.
- Мне замглава, - Ройд поморщился при упоминании проклятущей мегеры с талантами полководца и рожей трактора «Беларусь», - прислала пачку новых интернов.
Рэдфорд выразительно спрятал лицо в ладони, - старая коза явно решила отомстить магу за то, что тот уже вот который год подряд упрямо отказывается её возжелать.
- Они, естественно, будучи жопорукими, решили восстановить баланс справедливости во Вселенной на свой вкус, и тому же – вестимо, крайне заразному, – заболеванию подвергли и своего непосредственного пациента. Так что, когда я явился на работу с утра пораньше, - целитель деликатно умолчал о том, что это было близ одиннадцати часов утра, - меня уже ждал вот этот вот сюрпри-и-и-из! Так что давай без воинственной агрессии, властительница мира мёртвых, - Рэдфорд очень осторожно забрал из пальцев женщины ланцет и положил его на стол, - иначе вскрытие покажет, что пациент умер от вскрытия.

Ройд с выдохом облегчения отошёл от стола, трупа и Эммелин и принялся экзаменировать стол патологоанатома, ящички комода, шкаф-морозилку, - в общем, всё, куда могла уместиться бутылка коллекционного. Затылок при этом ему жёг взгляд Эммелин, который своей напористостью и интенсивностью спокойно оставлял в дураках буровую установку «Ястреб», - и если бы Рэдфорд к нему не привык за практически двадцать лет, то точно превратился бы в решето.
- И эти одноклеточные, - Ройд заглянул в один ящичек стола, - назвали пациента мёртвым, - второй ящик пошёл в дело, - и отправили в морг примерно в то же время, как я вставал с постели, - пришёл черед комода. – Прихожу я, значит, в Отделение, - верхний ящик, - а там меня уже дожидается отчёт. Ну, - второй пошёл, - я думаю, - хрен с ним, люди-то вообще любят умирать, - третий ящик не открывался. Пришлось использовать заклинание. – Оформили всё чин по чину, так чего было копаться? А тут, час назад, - Ройд расстроено закрыл ящик обратно и отошёл от комода, - смотрю официальный отчёт, - маг направился к холодильным камерам, которые, кажется, вообще в стену вмуровали. – И, - открытая дверка, инспекция первого трупа, ничего, - наткнулся на интересную деталь, от которой чуть сам дуба не дал, - закрыть, открыть вторую дверку, проанализировать кусочки второго трупа, констатировать нулевой результат, - когда увидел небольшую приписку мелким шрифтом.
Пришла очередь третьей дверцы.
- Ага! – радостно, триумфально и довольно возвестил целитель, подмигнув искомой бутылке. – Приписка гласила, что пациент подвергся действию артефакта, - доставая Green Spot из «тайника» и закрывая дверцу с лязгом, добавил Ройд.
С удовольствием констатировал, что температура напитка – ну как раз такая, которая лучше всего способствует его употреблению.
- Эти кретины пришивали руки пациенту на положенное место три (заметь это!!!) раза, и все три раза они перемещались на задницу. И никто из них не сообразил, что дело тут не в магии или фазе Луны относительно Венеры, которая намылилась в третий дом Юпитера, пока Сатурн пил на пару с Марсом.

Бутылка звонко огласила «Цок!», когда Рэдфорд поставил её на лабораторный стол по соседству с трупом.
- Этот дяденька, - Ройд указал кивком на тело на столе, - в магической летаргии, которую опознать, как ты сама знаешь, нереально. Так что, - ухмыльнулся целитель, - считай, что я предотвратил жестокое убийство ни в чём неповинного мужика патологоанатомом, тем самым освободив твою совесть от посягательств терзаний вины, - продекламировал он.
Заткнулся.
Оглянулся.
- Чёрт, где ты стаканы держишь? Я считаю, что это достаточный повод для того, чтобы хорошенько так наклюкаться.

+1

5

- Да, ничего такие руки, - подумав несколько мгновений, согласилась Эми, - пойдут. А что насчёт виски – я даже сделаю вид, что поверила, эту бутылку ты привёз сам, а не вытащил из запаса подарков от своих благодарных пациентов. Так нечестно, Рэдфорд, почему благодарные пациенты не дарят подарков мне? Вас, заведующих, полно, а я тут одна корячусь, где справедливость, я спрашиваю?
Но Лин мгновенно свернула собственные возмущённые возгласы, чтобы послушать объяснения Ройда, только подобрала со стола вынутый из её пальцев скальпель и сунула обратно к инструментам: любовь к порядку, которой не было и в помине, ни при чём, чувство самосохранения при чём.

Тем временем Ройд полез с инспекцией по шкафчикам, а Эми, наблюдая за перемещениями Рэдфорда с нескрываемым ехидством, не спешила ему помогать и совать в руки подробную карту морга с крестиком на месте холодильника, в котором ждал своего звёздного часа чудесный Green Spot. Ничего, чем дольше поиски, тем больше радости от находки.
И верно.

- Летаргия, значит, - Эми задумчиво почесала бровь, направляясь к столу, где ровно по центру гордо расположились два стакана. Остальные прятались по ящикам до тех пор, пока не устраивалась грандиозная пьянка ирландской мафии, члены которой по какому-то глупому недоразумению, назывались врачами больницы святого Мунго.
Учитывая, творящийся на столе бедлам – неудивительно, что Ройд не заметил стаканы. Даже начальство, периодически спускающееся в морг для проверки работы Эми Бренди, их не замечало, а ведь оно обычно старалось пресечь пьянство на рабочем месте в зародыше, ещё тогда, когда только начинал чесаться от предвкушения отличного вечера нос. Да ещё и премий лишало. Как хорошо, что все шишки были брезгливы и не лезли в холодильники рассматривать останки, где почти всегда симпатично поблёскивало толстое стекло бутылки чего-нибудь горячительного, а иногда ещё и призывно маячила закуска.
- Летаргия… Повезло мужику, - Лин поставила стаканы на лабораторный стол. – Остались только бутерброды с сыром и какой-то торт. С персиком, что ли, не помню. Ты что будешь? Я сначала думала, у него кости намертво припаяны к крестцу, раз они под таким странным углом, но если ты говоришь, что твои интерны умудрились три раза за день пересадить ему руки на положенное место, значит, вряд ли они возились с костьми, правильно я понимаю? Наливай, я сейчас второй стул найду. Тогда что там? Мышцы? Только кожа? А что с суставами? А крестец изменён или остался прежней формы?
Эммелин не давало покоя то, что она не смогла разобраться в новом строении тела уже не-трупа самостоятельно.
- А ещё лучше – дай почитать нормальный отчёт, а то мне две какие-то невразумительные бумажки подсунули, из них вообще ничего не ясно. Уверена, у писаки руки расположены так же, - Литтл, освободив стул от завалов бумаг и подтащив его к столу, кивнула в сторону мистера Брауна.

Патологоанатом наконец устроилась на стуле, взяла в руки стакан с плескавшимся в нём виски и снова глянула на своего несостоявшегося пациента.
- Это значит, он, будучи живым, добровольно выпустил Green Spot из рук? Не знаю, что там с травмами от артефактов, но вот идиот он точно. Летаргия не повод отдавать шикарный виски подозрительной бабе со скальпелем наперевес.
Лин перестала трещать и перевела взгляд на Ройда. Помолчав, всё же сказала:
- Спасибо, на моём операционном столе ещё не умирали.
Да, если бы она успела вскрыть несчастного, проблем было бы много, очень много. И у Рэдфорда, и у неё. К тому же, Эми обычно расхлёбывала ошибки других целителей, приводившие к летальному исходу, а не совершала свои, и узнавать, что при этом чувствовали те балбесы, почему-то не хотелось. Напиться и не представлять той горы гадостей, которую удалось избежать, сейчас было лучшим выходом.

Литтл уже поднесла стакан к губам, когда дверь в морг снова с грохотом распахнулась. Лин поморщилась и, оборачиваясь, буркнула:
- Да что сегодня такое, можно потише, тут люди спят.
Внутрь заглядывал запыхавшийся паренёк с огромными вытаращенными глазищами.
- Извините.
Эми вздохнула и повернулась к Ройду:
- Твой, что ли?

Отредактировано Emmelin Little (04.05.2014 18:37:23)

+1

6

- И это ты называешь «повезло»? – издевательски озадачился вопросом Рэдфорд, легкомысленно пожимая труп за руку. Смотрелось, по крайней мере, весело и непринуждённо. – Я вообще так тебе скажу: по опыту мне известно, что начальство взбеленится, как медуза в период менопаузы, так что нам – действительно, Литтл, нам с тобой – ждать раз, два, три, - считал на пальцах целитель, - выписки сверху. Две, так и быть, - великодушно расщедрился он, - беру на себя.
Ройд медленно осматривал все горизонтальные поверхности в радиусе его поля зрения на предмет наличия пресловутых стаканов. Нашла их в своём стохастичном порядке, естественно, только ведьма, которая, в отличие от чертей, ногу здесь ломать не собиралась.

- Понимаешь, Мелкая, - немного скосив губы в сторону в попытке придать своей ехидной роже хотя бы философского драматизма, присущего столь интересному во всех смыслах случаю, решил ответить на давно заданный вопрос маг, - нам, заведующим, за вредность вообще огневиски надо выдавать бес, - щелчок пальцами, - плат, - щелчок пальцами, - но! – опять щелчок. – Хотя бы за то, что мы, такие старые и дряхлые, всё ещё находим силы являться на работу с бодуна.
К слову, Рэдфорд не лукавил вообще. Правда есть правда, тут от неё, как говорил кто-то давно умерший, ну никуда не деться.
- Давай бутерброды, - толкая труп в плечо и освобождая для стаканов спасительные пару дюймов на лабораторном столе, крякнул волшебник. – Торт и Грин Спот? – хамская гармошка на лбу заиграла вследствие поднятых бровей. – Честное слово, Литтл, мне сейчас почти стыдно стало, что у нас с тобой на двоих мелкий подрастает.

Ройд откупорил бутылку, по-инквизиторски принюхался к медленно выплывающим из горлышка запахам, довольно хмыкнул и наполнил стаканы виски.
- Воу-воу-воу, - чуть обалдело заморгал он, уставившись на патологоанатома. – Что за ураган вопросов? Я тебе не медицинская библиотека с функцией самопоиска, - отрезал он, намереваясь тем самым хоть как-то урезонить порой чрезмерно раздражающую привычку Эммелин расставлять все точки над «ё». – А наша уже практически любимая в этом помещении летаргия, - раскланялся Рэдфорд непонятно кому, - к этому дяденьке пришла под действием артефакта. Так что лично я планирую устроить невероятный эль шкандаль в приёмном – за то, что направили пациента ко мне в Отделение, а не на пятый этаж, где знаются со всякой гадостью от заклятий.
Маг, чуть отодвинув в сторону и ноги кажется-не-мертвеца, удобно устроился на лабораторном столе. Наклонился вперёд, салютуя Эммелин, и, воздавая хвалу небесам и Дмитирию Иванычу Менделееву, опрокинул стакан вверх дном.

В этот самый момент дверь с громким «бах!» открылась – Ройд покачнулся из-за неудобной позы; из-за перепуга, что это может быть пресловутое долбанутое начальство, которое за пьянки лишит всех надбавок, премиальных и процентов за сверхурочные, или – того хуже – кто-то из бешеных братцев-ирландцев (хуже потому, что вылакают коллекционный вискарь и спасибо, гады, не скажут!), громко икнул, едва не подавившись своей желанной дозой алкоголя. Затем немного качнулся назад, и в попытке удержать равновесие вынужден был соскользнуть с лабораторного стола и удхватиться свободной рукой за труп.

Взъерошенный воробей стоял в дверях, таращился во все глаза на шекспировскую сцену, приправленную стендальщиной, и открывал-закрывал рот в попытке что-то сказать.
Выдавить сумел только извинение.
Ройд отбил пальцами чечётку по лопатке мертвеца.
- И какого хрена? – покачивая пустой стакан в пальцах, спросил Рэдфорд, наконец-то выравниваясь во весь рост, но руку с трупа так и не убрав.
Ройд сощурил глаза в попытке отъюстировать резкость и увидеть фамилию этого выскочки, написанную на бирке целительской мантии, но потерпел в этом сокрушительное фиаско. Разозлился. Посмотрел на Эммелин, с чьей реакции можно было картину писать, и разозлился ещё больше. Такой, видите ли, тут был творческий подъём, а его испортили!
- Итак! - гаркнул Рэдфорд командирским голосом.
Интерн тут же вытянулся в струночку и стал бледнее мужика на лабораторном столе.
- Три интерна моего Отделения не различили наложенного на пациента проклятия и трижды провели ему ненужную операцию, - с генеральскими замашками принялся за констатацию фактов Ройд, не забывая привирать для красного словца. – Наверное, по одной на каждого остолопа, хм, - выразительно задумался маг. – Вы так же не учли, что пациент никак не мёртв, и отправили его в морг. БЕЗ ОТЧЁТА! – гаркнул Рэдфорд. – Тем самым, естественно, подставляя патологоанатома, - а патологоанатом, - перешёл на шелковый голос волшебник, коряво ухмыляясь, - у нас, интерн, один! И он, - то есть, она! - смею вас уверить, незаменима! – Остапа понесло. – И наш высокоценимый профессионал, - галантно указав рукой в сторону Литтл, продолжил целитель, - не мог понять, почему это к ней направили, видите ли, категорически не совсем мёртвого человека?! Неслыханное безобразие! – припечатал волшебник. – Беспредел! Кустарщина! Непозволительная интернам некомпетентность! Я, кстати, - перешел на нормальные темп речи и громкость голоса Ройд, - напишу жалобу – на всех троих. Вернее, по три на каждого, так своим коллегам-зиготам и передай, - добавил он, хватая бутылку виски и упираясь её донышком трупу в крестец (который давеча интересовал Эммелин).
Интерн стоял, как вкопанный.
- Ты ещё здесь? – с досадным раздражением спросил Рэдфорд, скривившись и разворачиваясь к стажеру вполоборота, чтобы было удобнее наливать Green Spot в стакан.
Но бутылка напрочь отказывалась подниматься, наклоняться, и вообще, будто примёрзла к телу.
Ройд улыбнулся крокодилом и, наклонившись так, чтобы его лицо было наравне с лицом трупа, пульсирующим движением попробовал выдернуть бутылку из вдруг ставших крайне активными рук бывшего кадавра.
- Мистер Браун, - улыбка аллигатора модернизировалась до ухмылки саблезубого тигра. – Рад видеть вас в добром здравии, - патологически вежливо добавил он.
Мгновенно скуксился, перешёл на такие интонации, которыми уговаривают душевнобольных принять пилюлю:
- Бутылку отдайте.

Пациент издевательски ухмыльнулся.
Не занятая бутылкой, свободная, предположительно правая рука мистера Брауна показала выразительный факъю.

+1

7

- Выписки? – Эммелин скривилась так, будто целиком сжевала пару лимонов. – Нафига начальству вся эта бумажная волокита? Живой Браун и ладно, зачем размусоливать. Рэдфорд, я буду бегать за тобой с благодарностями, даже если ты избавишь меня хотя бы от одной из них. А за две… У меня дома пылится старенький Джемесон, завтра он тогда будет пылиться здесь. Или ты будешь пылиться вместе с Джемесоном у меня? Дэн тебя задолбает просьбами рассказать о работе, он недавно вбил себе в голову, что будет целителем и именно в твоём отделении, - Лин хмыкнула, совсем недавно сын хотел быть надсмотрщиком в тюрьме, а ещё несколько недель назад, патанатомом, как мама.

Но пока Эми и Ройда поджидал не Джемесон, пока их ждал Грин Спот, тоже ирландец, в общем-то.
- Не удивлюсь, что ты, например, шампанское закусишь селёдкой со своим извращённым вкусом, поэтому предлагаю всё, что есть, - Эми уже нарезала бутерброды и передала тарелку Ройду.
- А Дэнни – так он ростом в тебя, орясину, пошёл, какой же он мелкий. Уже выше всех своих друзей.

Лин крутила стакан, отстукивая по нему пальцами какой-то рваный ритм, и слушала Рэдфорда.
- Артефакт. Представляешь, в моих бумажках было написано: «Передние конечности под воздействием внешних обстоятельств переместились в неподобающее им место». Честное слово, так и написано, я даже перечитала пару раз, думала, совсем с ума сошла или пошутил кто. А уж про артефакт вообще ничего сказано не было. Или Составители Отчёта были уверены, что я ещё и пророк на полставки.

Не дать человеку выпить, когда он уже поднёс к губам стакан с коллекционным виски – грех. Эми даже не было жалко молоденького интерна, то краснеющего, то бледнеющего под шквалом упрёков Рэдфорда. Эммелин же, успевшая с виртуозной грацией сунуть стакан под стол и задвинуть его ногой подальше, когда в дверь влетели, уже достала его обратно и с видимым удовольствием выпила виски, отвернувшись от паренька. Закуской послужили слова о её незаменимости и профессионализме, Лин довольно жмурилась, снова обернулась и одарила интерна улыбкой. Тому, кажется, поплохело. Почему никто не ценит радушия и благожелательности патанатомов?

Подумать на эту тему не дали - на сцену вышел мистер Браун, на которого никто не обращал внимания.
Литтл повалилась бы на спину и задрыгала ногами в воздухе от восторга по поводу невозмутимости недотрупа от своего воскрешения и его невероятной наглости будь она одна и попьянее. А так Эми лишь закрыла лицо рукой, стараясь не расхохотаться в голос, но тут же отняла ладонь. Её несколько напрягал тот факт, что трофейный виски не спешил покидать цепкие пальчики новоожившего хама. Эми изначально планировала распить бутылку вдвоём с Ройдом, не приглашая никого больше, и была морально готова к тому, что ей достанется всего половина. Нет, ей достанется Половина Отличного Виски, вот так. В одиночку насладиться презентом из Ирландии ей всё равно бы не удалось. Во-первых, потому что Рэдфорд всегда дарит алкоголь из эгоистических соображений, постоянно возникая на пороге морга со своей хитрой физиономией и наигранно-обиженным «делиться надо». А во-вторых... если совсем уж честно, без дылды было бы катастрофически скучно, и она сама бы его позвала, если вдруг у Ройда появилась совесть, и он решил бы не приходить. Но распивать Green Spot на троих, а тем более отдавать его какому-то левому мужику… Ну уж нет, это в планы Лин точно не входило.

Эммелин встала, сунула Ройду свой опустевший стакан:
- Подержи… - обернулась и глянула на перепуганного, притихшего после пламенной речи своего непосредственного начальства, пацана. Точно, имидж грозы всех и вся надо поддерживать. - …те, пожалуйста, мистер Рэдфорд. Буквально минуточку.
Эми тактично смахнула пальцы Ройда с бутылки и перехватила её сама, после чего резко, хлёстко, звонко, без предупреждения и очень обидно шлёпнула другой рукой по голой заднице мистера Брауна, оставляя алеть следы от своих пальцев на его коже, и одновременно выдирая бутылку из руки. Ошалевший от такого обращения Браун даже не сопротивлялся расставанию с вожделенной добычей, и Эми передала бутылку Рэдфорду, стараясь, однако, чтобы та не попала в радиус размахиваний загребущих рук пациента.
- Уметь надо, - прошептала Лин, улыбнувшись зав. Отделению, и обратилась к живому мертвецу. - Мистер Браун, как не стыдно. Хулиганите в морге, мешаете мне работать. Между прочим, порядочные трупы так себя не ведут, они лежат и не дёргаются. Да, приятно познакомиться, я Ваш патологоанатом. Предлагаю Вам пока одеться… Хотя, со штанами выйдет проблемка. Могу вырезать дырку для рук, у меня отличный острый скальпель. Или завернитесь в простынку, вот, - Эми бросила на спину больному простынь, которой тот был накрыт, пока его везли в морг, - и идите куда-нибудь, - снова Ройду, - на пятый этаж? Только мистеру Брауну нужно помочь встать, без рук  в нужном месте, наверное, тяжело подниматься. О, может, его этот гаврик проводит, чего парень просто так по лестницам носился, надо его чем-нибудь занять. Где он, кстати?
Литтл обернулась, ища глазами интерна, успевшего от шквала эмоций мимикрировать под окружающие его трупы.

Отредактировано Emmelin Little (05.05.2014 11:49:38)

+1

8

Услышав заявление о желаемой будущей занятости одного на двоих дитёнка, Рэдфорд стремительно побледнел. В коленных чашечках закрутили свёрла, спинной мозг начал вибрировать, зубы – отбивать так непонятной пошлой ирландской песенки, а  перед глазами стояла страшная картина: мелкий-мелкий, пытающийся пришить обратно Ройду голову на место, и ласково (!) улыбающаяся (!!) его мамочка (!!!). Одно это едва не заставило и без того седоватого Рэдфорда окончательно перейти на кипельно-белый цвет волос, отрастить их до пояса, а бороду, такого же снежно-ватного цвета, отрастить до колен. В общем, ужас тот ещё. Не приведи Господи в жизни сбыться.

- Кх-кх, -
закашлялся целитель, пару раз для профилактики стукнув себя кулаком в грудь. – Пусть вон… ну не знаю, грабит лучше банки, - повертел он головой, - чем доводит меня до преждевременной кончины.
Правда, соблазн Джемесоном, как всегда, прошел удачно.
- Знаешь, Литтл, если мне не изменяет память, то когда я согласился с твоим подобным предложением в прошлый раз, - Ройд тут сделал страшные глаза, - то ты мне потом младенца притарабанила с безапелляционным заявлением, что ребёнок – мой. Я уже восемь лет никак не могу расхлебать последствия своего малодушия, - пожаловался на несправедливость Вселенной маг чисто по привычке. – Ты же знаешь, Мелкая, - чуть не щёлкнул зубами целитель, - я устою перед всем, кроме соблазна.

Слушать Литтл, пытаясь не ржать во весь голос, было тяжко. Настолько тяжко, что Рэдфорд порой не сдерживался и глуповато хихикал, представляя себе красочный момент прибытия мистера Брауна в морг. Эммелин, как профессиональный рассказчик (ещё бы, столько лет болтает-болтает, а пациенты и не думают её перебивать), делала морду кирпичом и раскрашивала свои басни различными оттенками интонации номер три.
- Ну, знаешь, - чисто ради сбалансированности вклинился маг, - место и впрямь неподобающее, пусть и жопорукость является самой распространённой мутацией на планете.

Рэдфорд всегда ценил профессионализм. Пожалуй, именно поэтому он подсознательно был согласен со своим отцовством, экспериментами зав. Отделения отравлений растениями и зельями и трактатом Чарльза Дарвина. Последний всплыл в памяти только потому, что объяснить иным способом наличие тупиковой ветви эволюции в лице интерна было или невозможно, или требовало распития Грин Спот до конца (чему мешало наличие аж двух лишних живых ртов в морге).
Ройд сделал в уме пометку: теперь, ко всему прочему, к явлениям, за которыми можно было наблюдать вечно, причислился и легендарный профессионализм патологоанатома. Рэдфорд, восхищённо вздохнув, с довольной рожей сожравшего миску сметаны кота наблюдал за действиями ведьмы, про себя отмечая эффективность её действий.
Когда монолог Эммелин дошёл до вопиюще-прекрасного момента, и Литтл поведала несчастному пациенту о том, что она, оказывается, его патологоанатом, Рэдфорд непристойно заржал – у мистера Брауна глаза стали размером с золотой галлеон, и едва не покинули прописанное им природой место в попытке переместиться на черепо-стационарную орбиту.

- Н-н-не надо мистеру Брауну вставать! – припечатал на всякий случай целитель, прижимая одной рукой к себе бутылку виски, а другой фамильярным жестом возвращая пациента обратно на лабораторный стол. – Мы – не целители Отделения недуг от заклятий, не можем, - с нажимом, пытаясь одним зверским взглядом передать Эммелин своё негодование, произнёс маг, - с точностью сказать, каковы будут последствия даже самых примитивных движений. Эй, ты! – гаркнул Рэдфорд интерну. – Переправляй давай пациента на пятый этаж.
Но желаемого, как всегда, не случилось.
На последних словах Ройда мистер Браун как раз изогнулся, отодрал подбородок от стола, и повернул голову в сторону интерна. Последний, тихонько выдохнув «Аааааххх», побледнел пуще прежнего и театрально грохнулся в обморок.
Наступила мертвецкая тишина.
Три пары глаз с одинаковой дозой удивления воззрились на интерна, превратившегося в тряпочку.
Рэдфорд на полном серьёзе выдал:
- Теперь понятно, почему в морг не направляют стажёров.

- Господа! – раздался приглушенный голос пациента. Ройд вздрогнул: пациент. Говорящий. В морге.
Рассказать – не поверят.
- Я на вас в суд подам!
Рэдфорд моргнул, сделал глоток виски прямо из горла, передал бутылку Эммелин, повернулся к пациенту.
- Мистер Браун! Злой вы человек! Нам благодарность надо выписать за то, что мы… не отдали вас в лапы смерти! Использовали все свои профессиональны навыки, дабы сохранить вам жизнь! С чем вас и поздравляю, дорогой вы наш! – рьяно пожимая руку мужчине, продолжил целитель. – И так же хочу предупредить вас на будущее: никаких контактов с подозрительными артефактами! Никаких! Совершенно! Это, как сами понимаете, - дёргая то за один палец, то за другой в попытке проверить чувствительность, добавил маг, - чревато.
Ройд измерил пульс пациенту, покрутился вокруг стола, проверяя реакцию глаз на свет, удовлетворённо выдохнул:
- Жить будете.
Затем, немного сощурившись, прицельно запустил в интерна Эннервейт – тот слабо зашевелился.
- Хилые кадры у вас, господа, - пробурчал мистер Браун, пока Рэдфорд дожёвывал последний бутерброд с сыром. Эммелин, не утратившая наблюдательности, уже доставала очередную порцию закуски из крайнего слева холодильника.
Интерн принялся медленно, держась за стену, подниматься на ноги; Ройд по доброте душевной даже использовал заклинание, перемещая пациента на каталку.
- Только прямо в руки целителю, слышал? – резко обратился он к штрафнику. – Не стажёрам, а то знаю я вас, одноклеточных… Кхм, мистер Браун! – приседая на корточки, чтобы глаза целителя и пациента, всё ещё лежащего на животе, были на одном уровне, радостно провозгласил Рэдфорд. – Искренне рад знакомству! Возвращайтесь скорее – нам без вас будет катастрофически скучно!
С издевкой несколько раз хлопнув пациента по плечу, Ройд дал интерну знак подойти ближе, но в этот момент Эммелин захлопнула дверь холодильника и показалась всем троим, жующей не то кусок ветчины, не то обычную колбасу.
Видимо, действо, неправильно интерпретированное стажёром, было настолько шокирующим, что парень второй раз грохнулся оземь.
- Э! – воскликнул Ройд, и решил прибегнуть к самому эффективному действию. – Уволю!
Ноль реакции.

- Ну что же, - возвестил маг, поворачиваясь к патологоанатому и пациенту. – Предлагаю отпраздновать возвращение мистера Брауна в наш бренный мир. Так сказать, согреть его душу и тело. Чуть-чуть, - исправился под ястребиным взглядом патологоанатома волшебник, с помощью магии извлекая из воздуха обычный стакан и пластиковую трубочку для коктейлей.
- Во-о-от так, - наливая виски в стакан, сгибая трубочку под нужным углом и подсовывая напиток поближе к лицу пациента, ласково проворковал Рэдфорд. – Выпьем же за всё, - наливая себе и Литтл чуть больше, чем следовало, добавил он, - что хорошо заканчивается!

Перед тем, как опрокинуть в себя содержимое стакана, Ройд на всякий случай оглядел морг: на других столах было пусто. Он бы точно не пережил, если бы сейчас ещё какой труп решил самовоскреситься.

+1


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Завершённые эпизоды » План "Бэ"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC