Hogwarts: Ultima Ratio

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Кафе Флориана Фортескью » - act. #0 STILL LOOKING FOR YOU


- act. #0 STILL LOOKING FOR YOU

Сообщений 1 страница 30 из 35

1

http://savepic.org/2737652.gif

Закрываешь глаза и снова шумно вдыхаешь воздух. Перед сомкнутыми веками так и стоит его образ. "Через столько лет?" "Всегда..." Ты хотела бы еще раз сжать его руку, еще раз обнять, почувствовать как всегда аритмичное, сбивающееся биение сердце. Никогда не отпускать, молить остаться рядом с тобой... Хотя бы на мгновение, хотя бы на секунду. По щеке быстро скатывается одинокая слеза, ты едва слышно всхлипываешь и злишься на себя больше за неположенную вольность. Все будет хорошо, ты его найдешь. обязательно найдешь... Главное верить.
"Всегда..."

*место для изображения*
о.1 ИМЯ И ФАМИЛИЯ
предполагаемые имя и фамилия. не забудьте так же указать среднее имя, которое девочкам дают по матери, а мальчикам - по отцу, а так же прозвище, если оно есть.
о.2 ВНЕШНОСТЬ
желаемая внешность. не забываем, что выбранную внешность нужно придерживать в специальной теме.
о.3 ВОЗРАСТ
год в игре - 1997
о.4 КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ
краткое описание нужного вам волшебника. указываем нужные вам черты характера, какие-то определенные факты из его (ее) биографии, чтобы было легче ориентироваться.
о.5 ВАШИ ОТНОШЕНИЯ
кум, дед, сестра, отец, или еще какой-то родственник? а может это ваш(а) возлюбленный(ая)? или преподаватель? поделитесь, не скромничайте.
о.6 ДОПОЛНИТЕЛЬНО
все ваши пожелания, что не вошли в первые пункты, будь то обещание вечной любви или идеи с сюжетными линиями. помните только одно - интрига.
о.7 ВАШ ПОСТ
один из ваших постов под спойлер

Код:
[quote][align=center]*место для изображения*[/align]
[b]о.1 ИМЯ И ФАМИЛИЯ[/b]

[b]о.2 ВНЕШНОСТЬ[/b]

[b]о.3 ВОЗРАСТ[/b]

[b]о.4 КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ[/b]

[b]о.5 ВАШИ ОТНОШЕНИЯ[/b]

[b]о.6 ДОПОЛНИТЕЛЬНО[/b]

[b]о.7 ВАШ ПОСТ[/b][/quote]

Внимание игрокам! Если Вы хотите оставить заявку на чистокровного неканона, Вам предварительно нужно обговорить это с администрацией и объяснить, почему это необходимо.

Внимание гостям!
Если в этой теме есть заявка на канонического персонажа, которого Вы хотели бы взять, но отыгрывать предложенные отношения желания у Вас нет, вы имеете право не следовать заявке. Но мы очень просим предварительно связаться с автором заявки, во избежание возможного недопонимания.

0

2

http://media.tumblr.com/tumblr_m5am1edRq01rpmfu2.gif
о.1 ИМЯ И ФАМИЛИЯ
Квинн Джинджер Пирс | Quinn Ginger Pierce

о.2 ВНЕШНОСТЬ
Шарлотта Фри

о.3 ВОЗРАСТ
20 лет

о.4 КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ
- Ты чистокровна, но не имеешь с аристократическими фамилиями ничего общего. Просто случайно получилось, что в твоей родословной нет ни одного маггла вот уже шесть поколений.
- Ты родилась в Ирландии, и приехала в Хогвартс в 11 лет, как и все юные маги и волшебники. Тебя распределили на Хаффлпафф. Факультет тебя не устроил поначалу, ты чувствовала себя выброшенной на обочину и никому не нужной, однако этот период прошёл, когда ты узнала о своей новой семье чуть больше, и полюбила факультет пламенной любовью, и всегда гордилась тем, что на нём училась.
- Вы ехали в одном вагоне с Эвелин, что и стала твоей лучшей подругой и осталась таковой до сегодняшнего дня. Помимо Эвелин у тебя был лучший друг, он учился на Рейвенкло, будем звать его просто Д. Однако, вскоре, когда ты училась на четвёртом курсе, он уехал во Францию.
- На шестом курсе Эвелин повторила его подвиг, и тоже уехала во Францию, и ты заменила её на месте старосты на шестой и седьмой курс. Однако, на седьмой курс она вернулась, совершенно изменившейся и готовой сражаться до самого конца. Она, наконец, стала самой собой.
- На седьмом курсе вы вместе с Эвелин вступили в Отряд Дамблдора, в тот же год попали в Орден Феникса, членами которого и являетесь до сих пор.
- Ты любишь искусство и портреты, и, пускай и знаешь чары, прекрасным боевым магом тебя не назвать. Зато ты любишь артефакты, и знаешь о них невероятно много.
- Тебе плевать на правила и чужое мнение. Ты сама всегда знаешь что и когда тебе делать и зачем. Ты любила перешивать свою школьную мантию, нарушать правила и носить революционно короткие юбки. А на шестом курсе ты решила покрасить волосы в розовый цвет. Ты всегда знаешь, чего хочешь, и у тебя розовые волосы.
- Ты любишь красивую одежду, ценишь свободу самовыражения и вообще трепетно относишься к красоте.
- Ты всегда любила свой факультет, необходимость защищать его вместо Эвелин сделала тебя храбрее и сильнее, теперь и ты готова броситься на защиту факультета, а возможно и всей Англии в рядах Ордена Феникса.

о.5 ВАШИ ОТНОШЕНИЯ
- Мы всегда вместе, тяжело кому-то представить одну девушку без другой. Мы - Квинн и Эвелин, и мы всегда с тобой будем на одной стороне.
- Мы лучшие друзья навеки, ты знаешь обо мне больше, чем все остальные вместе взятые.
- Вместе мы способны на удивительные, уникальные вещи. Мы предпочитаем работать вдвоём, никого больше не впутывая в свои авантюры. Говорят, что если мы вдвём "вступим в реакцию", нас будет уже не разомкнуть и не остановить.
- Ты не позволяешь Эвелин скатиться в постоянную "удобную одежду", заставляешь хоть изредка красить ногти и ходить к парикмахеру ради разнообразия.

о.6 ДОПОЛНИТЕЛЬНО
- Да, будучи не учеником, войти в игру достаточно трудно, казалось бы. Но я обещаю интересную игру, да и квесты ориентированы здесь на всю аудиторию.
- Вдвоём мы переживём столько звездеца, колько не пережили за всю биографию.
- Просьба связаться со мной, прежде чем вы оставите заявку. ЛС или скайп (evyniam)

о.7 ВАШ ПОСТ

Свернутый текст

Удивительно, каким образом судьба сталкивает двух совершенно незнакомых людей раз за разом в одних и тех же сценариях. Эви на мгновение поджала губы, вспоминая липкие щупальца тьмы, разразившийся вокруг непримиримый хаос и вихрь чувств, что её охватывал, когда Рейнсворт подняла на руки такое лёгкое тело Одетты, что лежала у неё на руках подобно сломанной кукле. "Она этого не помнит." Это было так давно, что, казалось бы, прошёл не один год, но сейчас в мыслях возникали эти образы подобно каким-то сказочным существам, что извивались всем телом, трясь своими спинами о стенки черепа, наделяя мысли неким живым чувством вчерашнего дня. Она словно заново чувствовала тот боязненный трепет, те терпкие запахи пыли и гнили, заполняющие ноздри, и на сетчатке словно бы отразились те далёкие и размытые образы. Она не сомневалась, что Забини тоже вспоминала. На какое-то ничтожное мгновение даже показалось, что это событие их связало - на те долгие и невыносимые минуты они действительно работали сообща. И на несколько мгновений в этом самом кабинете они переживали одну и ту же волну воспоминаний. "Но на этом оо и закончится." Она уже давно привыкла, что в жизни каждый идёт своим путём, не оборачиваясь на остальных. Даже люди, с которыми, казалось бы, всю жизнь пройдёшь вместе, оказываются только временными попутчиками и уходят куда-то далеко-далеко.

- Ну что же вас всех тянет в "Кабанью Голову"? - Поинтересовалась Эвелин, осторожно качнув головой. Ей не нравилось встречать там учеников по двум причинам: во-первых она совершенно не понимала, почему детей магнитом притягивает грязный пол и мутные стёкла с сомнителной публикой. Ей казалось, что там было просто-напросто опасно. Ну а во-вторых её начинали узнавать по месту работы, и это было плохо. Ведь это значило вопросы о том, что она делает в Хогвартсе и в принципе заработать себе славу официантки такого сомнительного заведения не хотелось бы. "Нет, я не преступница даже и не провал по жизни. Хочу заметить, что я отлично сдала свои экзамены, поступила в аврорат и даже прошла первый год обучения. Это было необходимостью." Обидно, что за все заслуги, пускай они и не были такими уж выдающимися, её судили во многом за то, на какой ступени она находилась сейчас - и сейчас ей действительно падать дальше было некуда. Выпускница размяла плечи, осторожно выдохнув. Прошлое уже давно было потеряно где-то в несуществующем пространстве - осталось только во всплывающих картинах эмоций. Сейчас же приходилось думать о будущем и бороться только за него. Они станут архитекторами своего собственного мира, который должен будет родиться из этой всепоглощающей тьмы. В конце-концов, самый тёмный час ночи всегда наступает перед рассветом. Но достаточно ли сгустились тучи сейчас?

- Можешь звать меня по имени, можешь даже обращаться на "ты", но никому больше этого имени не называй. - Наверное, это звучало слишком подозрительно. Проще было бы оставить всё как есть - неужели эта девушка пошла бы интересоваться у преподавателей, кто такая некая Эвелин, что иногда бывает в Хогвартсе? Странно, что она ещё ей самой не стала задавать вопросов. А так она только заострит на этом внимание и может действительно соединить работу в Хогсмиде и тот факт, что выпускницы здесь не должно было быть. Но сейчас Забини этих связей, очевидно, не замечала. "Явно мысли не тем заняты..." Подытожила Рейнсворт, осторожно заглядывая в глаза Одетты, незаметно наклонив голову. Она видела там невероятную внутреннюю борьбу и, к сожалению, не могла не почувствовать, что была здесь на редкость не кстати. "Это тебе к школьному психологу нужно, дорогая. Я ничем не могу тебе помочь." Поскольку Рейнсворт всегда предпочитала слову дело, со словами она обращалась невероятно плохо, и поэтому боялась, что вместо помощи она только усугубит и без того неприятную ситуацию. Хотя порой чувство бессилия сжигало изнутри неумолимой кислотой, прожигающий и кости и мышцы - хотелось помочь, но на это не было ровным счётом никакой даже надежды. "Прости."

- У меня, кажется, назревают серьезные проблемы из - за того, что я отказалась помогать родителям, в частности, отцу, в их делах с Сами-знаете-кем. - Слова ударили барабанным боем в голове, разразившись содрогающимся звоном, и Эви задержала дыхание, на мгновение забыв, как дышать. Она позволила страшной сосредоточенности отразиться на лице - приоткрытые напряжённые губы, сжатые зубы, сдвинутые к переносице брови и прищуренные голубые глаза. Едва сгибающимися пальцами она приняла помятое письмо и развернула его, бессознательно разгляживая складочки, созданные испуганными пальцами. "Одетта Одиллия Забини" - имя первым же делом бросилось в глаза. "Забини" звучало совсем не лучше, чем "Рихтер". Невероятных трудов стоило не смять это письмо теперь и ей, но сложить его в аккуратные четыре раза и протянуть обратно с лицом спокойным и сосредоточенным. Каким же невероятным талантом сарказма обладала судьба, что она ей в такой час подкинула такой случай. Что она перед собой видела человека, проживающего такую же жизнь, что проживала она сама. И какой совет могла Эвелин дать ей? "Посмотри на меня, я сделала правильный выбор, и теперь все, кого я когда-то любила, мертвы, а я работаю официанткой в замшелом трактире и лезу на рожон при каждом удобном случае, чтобы оправдать свою глупость." Выдох, вырвавшийся из её груди был тяжёлым и обречённым - кажется, пауза затягивалась слишком надолго. Она не могла уговаривать эту девоку оставаться верной своим принципам, не имела на это никакого морального права, пускай и было очевидно, где лежало её сердце.

- В жизни всегда будет очень много источников света, что будут отбрасывать уродливые тени, куда бы ты ни пошла. Жизнь всегда будут очень многого от тебя требовать - больше, чем ты думаешь, и больше, чем, как теб будет казаться, ты сможешь вынести. Ты удивишься через несколько лет, оглядываясь назад, сколько всего лежит на твоих плечах, и как ты это выносишь. Так что не бойся продолжать жить, и никогда не бойся идти по какой-то дороге в одиночку. Что бы ни говорили люди вокруг, ничто тебя не должно останавливать от того пути, по которому ты идёшь. - Она говорила то, что считала правильным, то, во что верила сама, но никогда не могла бы заставить себя сказать то, что було на душе, сказать то, что было таким ужасным и страшным. Если эта девочка умрёт, сможет ли она оправдать себя своими обычными разговорами о том, что хорошо и плохо? Сможет ли она сказать "при той информации, что у нас была на тот момент, я сделала правильный выбор, пускай в конце он и обернулся трагедией"? Интересно, видела ли Одетта в глазах Эвелин отражение того, что могло случиться с ней? Отражение последствий того вбора, что она уже сама сделала, сама того не понимая? "Одетта, ты всё равно никогда не сможешь убить, ты никогда не сможешь пытать. Ты всё равно умрёшь, Одетта, умрёшь в гнлом подвале, когда не сможешь подчиниться приказу, умрёшь от своей же собственной бесполезности в том деле, куда тебя хотят затащить силой. Ты уже давно знаешь, куда нужно идти." Ренйсворт это понимала. Но сказать не могла.

- Жило две девочки, - начала она свой рассказ, решив зайти издалека, и это "издалека" оказалось настолько близко, насколько это возможно, - учились в Хогвартсе, обе росли вдали от политики, окружённые любовью и заботой своей семьи. Обе талантливы в учёбе - разные, но в чём-то похожие, всего годом различался их возраст. И однажды они встали на таком же перепутии, на котором сейчас стоишь ты. И старшая сестра выбрала свой путь первая. Она живёт в роскоши и понимании, у неё великолепная и уважаемая семья, готовая принимать девушку со всеми её талантами и недостатками. Вторая сестра выбрала полностью противоположный этому путь. Она живёт в нищете и полном одиночестве, и нет в мире ни одного человека, который мог бы уделить ей хоть каплю понимания. И знаешь, что в этой истории самое важное? - Рейнсворт сделала осторожную паузу. Удивительно звучала эта история, произнесённая словно бы о ком-то другом. Она заиграла настолько новыми красками, что можно было бы только диву даваться, пока смотришь на неё со стороны. Всё было настолько другим, настолько понятным, настолько раскрытым. Конечно, теперь она смотрела на это с позиции того самого стороннего наблюдателя, а не человека, совершившего действие, которое вызвало массу страданий. Эви ни секунды не сомневалась в том, что всё сделала правильно. - Никто из них не пожалел о своём выборе.

+

Отредактировано Evelyn Rainsworth (26.11.2016 12:45:22)

+2

3

Рихтеры - древний австрийский чистокровный род, что славится тем, что уже бесчисленное количество поколений в нём не было магглов и сквибов. Род вобрал в себя кровь могущественных родов со всей Европы - Польша, Германия, Венгрия, Франция и многие другие. Однако, 20 с лишним лет назад их род был осквернён женщиной по имени Грейс. Она вышла замуж по любви - за магглорождённого, за что и поплатилась ненавистью со стороны всей своей семьи. Женщину выжгли со всех родовых линий, однако этого не хватало. Тёмный Лорд стал набирать силу, а это значило, что недостаточно было корни просто присыпать землёй. Сорняки надо выкорчевать...
Ссылка на родословную


http://i.imgur.com/6DNyfY9.gif

занята

о.1 ИМЯ И ФАМИЛИЯ
Марианна Тимея Рихтер (возможна смена первого имени);
Имя при рождении: Марианна Грейс Рейнсворт

о.2 ВНЕШНОСТЬ
Лив Тайлер (молодая), возможна смена.

о.3 ВОЗРАСТ
20 лет. (21 в зависимости от выбранного дня рождения).

о.4 КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ
- Ты была рождена в любящей семье, в которой мать не любила ничего делать руками, а отец обожал совмещать маггловские изобретения в магией. Обычно ничего хорошего из этого не выходило и всё заканчивалось большим взрывом.
- С рождения тебе говорили о магии и о маггловском мире, ты знала их различия, однако никогда тебе не говорили, кто лучше а кто хуже. Семья была на редкость толерантна в этом вопросе.
- У тебя была сестра, на год младше, но которая казалась на удивление "удачливой" в плане попадания в разнообразные нелепые ситуации. Ты заботилась о ней и защищала девочку всё время, как только могла.
- Вы с сестрой ходили в маггловскую школу, а в 11 лет ты получила письмо из Хогвартса. Тебя распределили на Рейвенкло.
- Ты никогда не отличалась особыми талантами в боевой магии, а ещё у тебя никогда не было хороших отношений со спортом, тем более с квиддичем. Зато ты была умна и спокойна, как лёгкий осенний ветер. Иногда тебя сравнивали с самой Ровеной, и не только из-за внешности, конечно.
- Нет для тебя ничего ценнее правды, и ради неё ты гjтова свернуть горы. Тогда, когда твоя сестра выбирала незнание, ты всегда соединяла все ниточки и получала нужный ответ. Ты знала, что к чему.
- Ты начинала понимать, что за тобой кто-то следит, ещё с третьего курса, и волнение поселилось у тебя в душе о том, почему мама никогда при тебе не говорила о своей семье и почему они так избегают бабушку. Недолго пришлось листать генеалогию, чтобы узнать, что у тебя за семья. В преследовавшем тебя человеке ты узнала своего дядю, а ещё узнала о существовании брата.
- Они пригрозили смертью твоей семье, если ты с ними не пойдёшь. На шестом курсе ты собрала все свои вещи и уехала в неизвестном направлении. Ты иногда присылала сов семье, но затем перестала. Ты больше никогда не общалась с сестрой, матерью и отцом.
- Ты продолжила обучение в Дурмстранге, где закончил обучение твой брат.
- Ты полукровна, но семья приложила все усилия для того, чтобы это скрыть, и этого оказалось достаточно. По документам ты Рихтер, наследница благородного дома. Но это только до тех пор, пока ты обещаешь не перечить слову новой семьи. А ты и не собираешься - ведь ты двойной агент в этой игре. И всё это ради любимой сестры.
- Окончив школу ты живёшь с семьёй, которая дружно переезжает в Англию в 1997 году. Здесь ты находишь своё место в мире. Ты отправляешься работать в "Горбин и Беркс" в надежде, что таким образом избежишь массы неудобных вопросов, постоянного присутствия нелюбимой семьи и сможешь встретить сестру...
- Узнав о том, что твоя сестра в опасности, ты отправляешься к Шанин за информацией, которую та даёт тебе в обмен на непреложный обет, заставляющий тебя влиться в ряды врага. И когда к тебе обращается Эвелин с просьбой помочь, ты становишься двойным агентом...

о.5 ВАШИ ОТНОШЕНИЯ
- Ты моя единственная сестра, и я люблю тебя больше всего на свете. Однако, из-за побега я считаю тебя предательницей. После этого умерли мои отец и мать (об их смерти ты не знаешь, ибо остальные родственники наплели тебе, что кровь Рихтеров слишком ценна, чтобы её проливать).
- Ты очень любишь Эвелин, ради неё готова изменить всю свою жизнь и даже пойти на любой риск.

о.6 ДОПОЛНИТЕЛЬНО
- Каким бы вы не написали характер персонажа, я могу снабдить вас интересной игрой и личной сюжетной линией. Недостатка игры у вас не будет, новичков с руками отрывают.
- У вас есть вся свобода формировать персонажа так, как вам удобно.
- В моём подсознании линия выстроилась такая: вы остаётесь двойным агентом, что в принципе не придерживается взглядов Пожирателей, но слышите разговоры в доме. По возвращении в Англию пытаетесь найти сестру и выходите с ней на контакт. Дальше как хотите. Можете хоть вступать в бравые ряды Пожирателей, хоть убегать от семьи и скрываться под крылышком Ордена. Так или иначе, без игры вы не останетесь.
- Кроме меня вас ждёт как минимум один человек из числа ПС, которому очень интересно перетянуть Марианну на сторону печенек Тьмы.


https://media.giphy.com/media/BaCQ3mLmN1gA/giphy.gif
о.1 ИМЯ И ФАМИЛИЯ
Официально: Кристиан Вольфганг Рихтер;
При рождении: Джеймс Джон Рейнсворт;

о.2 ВНЕШНОСТЬ
Rupert Friend. Менябельно, подойдёт любая с темными волосами и голубыми глазами.

о.3 ВОЗРАСТ
24 года

о.4 КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ
- Ты был рождён в семье чистокровной волшебницы и магглорождённого отца, однако плохо помнишь своих родителей. Ты только помнишь свою младшую сестру, а потом всё изменилось так, будто бы предыдущая жизнь была всего-лишь сном.
- Тебя отобрали у законных родителей когда ты был совсем ещё ребёнком. Из Англии тебя забрали в Европу, где ты жил и воспитывался в семье дяди и тёти, которые с детства прививали тебе идеологию Пожирателей смерти. В этой семье у тебя было две сестры.
- Ты обучался в Дурмстранге, где был умным учеником, одним из лучших в своём классе. Полукровен при рождении, но семья выдавала тебя за своего родного сына, поэтому ты всегда считался чистокровным. И считал себя таковым, пока сам не разузнал о своей биографии и родителях.
- Марианну ты помнил лишь тогда, когда она только родилась, но с ней у тебя были вызваны только воспоминания о тепле и хорошем времени. Ты слышал, что приёмные родители говорят о том, что от той ветви семьи надо избавиться, и уговорил девушку перебраться к ним, пока ещё не поздно. Ты увёз её с собой.
- Ты знал, что семья собирается убить твоего отца, однако не смог им в этом помешать. Ты не думал, что семья решила убить даже тех, в ком течёт кровь Рихтер, поэтому смерть матери была для тебя неожиданной. Ты сочувствуешь идеям Пожирателей смерти, однако не можешь сказать, что согласен с их методами.
- Ты помолвлен на одной чистокровной девушке, к которой не испытываешь каких тёплых чувств. А она от тебя не отстаёт и часто злится по поводу того, что ты не обращаешь на неё никакого внимания. Она шпионит за тобой, и ты устал от неё, пытаешься отвлечься когда можешь.
- В 1997 году семья приезжает в Англию. А тебе, наконец, придётся сделать выбор, на какой ты стороне. Ты приехал в качестве помощника куратора делегации из Дурмстранга, и пишешь в Хогвартсе свою диссертацию.
- В школе ты встретил очаровательную девушку по имени Рашель, которая и стала твоей любовницей. Не удивительно, что невеста об этом каким-то неведанным образом прознала, и отправилась за тобой в Англию.
- Однажды ты спас девушку от погони Пожирателей, переступив через себя и свои интересы. Знал ли ты, что это была твоя родная сестра?

о.5 ВАШИ ОТНОШЕНИЯ
- С Эвелин ты почти не виделся. Знаешь только, что она на год младше Марианны. А ещё знаешь, что она до сих пор жива и без лишней скрытности носит фамилию Рейнсворт. Как человек заинтересованный в сохранении фамилии, ты хочешь избежать проблем.
- Однако, ты привязан к Марианне, которая привязана к Эвелин, что в принципе пробуждает в тебе интерес к этой девушке.
- Ты помог ей бежать от погони, за что она тебе благодарна, но едва ли вы до сих пор знаете кто есть кто.

о.6 ДОПОЛНИТЕЛЬНО
- Каким бы вы не написали характер персонажа, я могу снабдить вас интересной игрой и личной сюжетной линией. Недостатка игры у вас не будет, новичков с руками отрывают.
- В этой игре персонажу придётся выбрать сторону, к которой он примкнёт и семью, с которой останется. Либо он будет с дядей и тётей - Пожирателями, либо перейдёт на сторону Ордена Феникса. А может и вовсе остаться в стороне.
- Обещаю много интересных эпизодов, особенно если найдётся сестра.
- У вас свобода во всём - можете выбирать любой характер, цели и предпочтения.


о.7 ВАШ ПОСТ

Свернутый текст

Удивительно, каким образом судьба сталкивает двух совершенно незнакомых людей раз за разом в одних и тех же сценариях. Эви на мгновение поджала губы, вспоминая липкие щупальца тьмы, разразившийся вокруг непримиримый хаос и вихрь чувств, что её охватывал, когда Рейнсворт подняла на руки такое лёгкое тело Одетты, что лежала у неё на руках подобно сломанной кукле. "Она этого не помнит." Это было так давно, что, казалось бы, прошёл не один год, но сейчас в мыслях возникали эти образы подобно каким-то сказочным существам, что извивались всем телом, трясь своими спинами о стенки черепа, наделяя мысли неким живым чувством вчерашнего дня. Она словно заново чувствовала тот боязненный трепет, те терпкие запахи пыли и гнили, заполняющие ноздри, и на сетчатке словно бы отразились те далёкие и размытые образы. Она не сомневалась, что Забини тоже вспоминала. На какое-то ничтожное мгновение даже показалось, что это событие их связало - на те долгие и невыносимые минуты они действительно работали сообща. И на несколько мгновений в этом самом кабинете они переживали одну и ту же волну воспоминаний. "Но на этом оо и закончится." Она уже давно привыкла, что в жизни каждый идёт своим путём, не оборачиваясь на остальных. Даже люди, с которыми, казалось бы, всю жизнь пройдёшь вместе, оказываются только временными попутчиками и уходят куда-то далеко-далеко.

- Ну что же вас всех тянет в "Кабанью Голову"? - Поинтересовалась Эвелин, осторожно качнув головой. Ей не нравилось встречать там учеников по двум причинам: во-первых она совершенно не понимала, почему детей магнитом притягивает грязный пол и мутные стёкла с сомнителной публикой. Ей казалось, что там было просто-напросто опасно. Ну а во-вторых её начинали узнавать по месту работы, и это было плохо. Ведь это значило вопросы о том, что она делает в Хогвартсе и в принципе заработать себе славу официантки такого сомнительного заведения не хотелось бы. "Нет, я не преступница даже и не провал по жизни. Хочу заметить, что я отлично сдала свои экзамены, поступила в аврорат и даже прошла первый год обучения. Это было необходимостью." Обидно, что за все заслуги, пускай они и не были такими уж выдающимися, её судили во многом за то, на какой ступени она находилась сейчас - и сейчас ей действительно падать дальше было некуда. Выпускница размяла плечи, осторожно выдохнув. Прошлое уже давно было потеряно где-то в несуществующем пространстве - осталось только во всплывающих картинах эмоций. Сейчас же приходилось думать о будущем и бороться только за него. Они станут архитекторами своего собственного мира, который должен будет родиться из этой всепоглощающей тьмы. В конце-концов, самый тёмный час ночи всегда наступает перед рассветом. Но достаточно ли сгустились тучи сейчас?

- Можешь звать меня по имени, можешь даже обращаться на "ты", но никому больше этого имени не называй. - Наверное, это звучало слишком подозрительно. Проще было бы оставить всё как есть - неужели эта девушка пошла бы интересоваться у преподавателей, кто такая некая Эвелин, что иногда бывает в Хогвартсе? Странно, что она ещё ей самой не стала задавать вопросов. А так она только заострит на этом внимание и может действительно соединить работу в Хогсмиде и тот факт, что выпускницы здесь не должно было быть. Но сейчас Забини этих связей, очевидно, не замечала. "Явно мысли не тем заняты..." Подытожила Рейнсворт, осторожно заглядывая в глаза Одетты, незаметно наклонив голову. Она видела там невероятную внутреннюю борьбу и, к сожалению, не могла не почувствовать, что была здесь на редкость не кстати. "Это тебе к школьному психологу нужно, дорогая. Я ничем не могу тебе помочь." Поскольку Рейнсворт всегда предпочитала слову дело, со словами она обращалась невероятно плохо, и поэтому боялась, что вместо помощи она только усугубит и без того неприятную ситуацию. Хотя порой чувство бессилия сжигало изнутри неумолимой кислотой, прожигающий и кости и мышцы - хотелось помочь, но на это не было ровным счётом никакой даже надежды. "Прости."

- У меня, кажется, назревают серьезные проблемы из - за того, что я отказалась помогать родителям, в частности, отцу, в их делах с Сами-знаете-кем. - Слова ударили барабанным боем в голове, разразившись содрогающимся звоном, и Эви задержала дыхание, на мгновение забыв, как дышать. Она позволила страшной сосредоточенности отразиться на лице - приоткрытые напряжённые губы, сжатые зубы, сдвинутые к переносице брови и прищуренные голубые глаза. Едва сгибающимися пальцами она приняла помятое письмо и развернула его, бессознательно разгляживая складочки, созданные испуганными пальцами. "Одетта Одиллия Забини" - имя первым же делом бросилось в глаза. "Забини" звучало совсем не лучше, чем "Рихтер". Невероятных трудов стоило не смять это письмо теперь и ей, но сложить его в аккуратные четыре раза и протянуть обратно с лицом спокойным и сосредоточенным. Каким же невероятным талантом сарказма обладала судьба, что она ей в такой час подкинула такой случай. Что она перед собой видела человека, проживающего такую же жизнь, что проживала она сама. И какой совет могла Эвелин дать ей? "Посмотри на меня, я сделала правильный выбор, и теперь все, кого я когда-то любила, мертвы, а я работаю официанткой в замшелом трактире и лезу на рожон при каждом удобном случае, чтобы оправдать свою глупость." Выдох, вырвавшийся из её груди был тяжёлым и обречённым - кажется, пауза затягивалась слишком надолго. Она не могла уговаривать эту девоку оставаться верной своим принципам, не имела на это никакого морального права, пускай и было очевидно, где лежало её сердце.

- В жизни всегда будет очень много источников света, что будут отбрасывать уродливые тени, куда бы ты ни пошла. Жизнь всегда будут очень многого от тебя требовать - больше, чем ты думаешь, и больше, чем, как теб будет казаться, ты сможешь вынести. Ты удивишься через несколько лет, оглядываясь назад, сколько всего лежит на твоих плечах, и как ты это выносишь. Так что не бойся продолжать жить, и никогда не бойся идти по какой-то дороге в одиночку. Что бы ни говорили люди вокруг, ничто тебя не должно останавливать от того пути, по которому ты идёшь. - Она говорила то, что считала правильным, то, во что верила сама, но никогда не могла бы заставить себя сказать то, что було на душе, сказать то, что было таким ужасным и страшным. Если эта девочка умрёт, сможет ли она оправдать себя своими обычными разговорами о том, что хорошо и плохо? Сможет ли она сказать "при той информации, что у нас была на тот момент, я сделала правильный выбор, пускай в конце он и обернулся трагедией"? Интересно, видела ли Одетта в глазах Эвелин отражение того, что могло случиться с ней? Отражение последствий того вбора, что она уже сама сделала, сама того не понимая? "Одетта, ты всё равно никогда не сможешь убить, ты никогда не сможешь пытать. Ты всё равно умрёшь, Одетта, умрёшь в гнлом подвале, когда не сможешь подчиниться приказу, умрёшь от своей же собственной бесполезности в том деле, куда тебя хотят затащить силой. Ты уже давно знаешь, куда нужно идти." Ренйсворт это понимала. Но сказать не могла.

- Жило две девочки, - начала она свой рассказ, решив зайти издалека, и это "издалека" оказалось настолько близко, насколько это возможно, - учились в Хогвартсе, обе росли вдали от политики, окружённые любовью и заботой своей семьи. Обе талантливы в учёбе - разные, но в чём-то похожие, всего годом различался их возраст. И однажды они встали на таком же перепутии, на котором сейчас стоишь ты. И старшая сестра выбрала свой путь первая. Она живёт в роскоши и понимании, у неё великолепная и уважаемая семья, готовая принимать девушку со всеми её талантами и недостатками. Вторая сестра выбрала полностью противоположный этому путь. Она живёт в нищете и полном одиночестве, и нет в мире ни одного человека, который мог бы уделить ей хоть каплю понимания. И знаешь, что в этой истории самое важное? - Рейнсворт сделала осторожную паузу. Удивительно звучала эта история, произнесённая словно бы о ком-то другом. Она заиграла настолько новыми красками, что можно было бы только диву даваться, пока смотришь на неё со стороны. Всё было настолько другим, настолько понятным, настолько раскрытым. Конечно, теперь она смотрела на это с позиции того самого стороннего наблюдателя, а не человека, совершившего действие, которое вызвало массу страданий. Эви ни секунды не сомневалась в том, что всё сделала правильно. - Никто из них не пожалел о своём выборе.

+[/spoiler]

Отредактировано Evelyn Rainsworth (26.11.2016 12:45:47)

+1

4

Не проходите мимо, вас ждут интересный сюжет, пятеро детей и ещё куча связанных персонажей и линий!


Рихтеры - древний австрийский чистокровный род, что славится тем, что уже бесчисленное количество поколений в нём не было магглов и сквибов. Род вобрал в себя кровь могущественных родов со всей Европы - Польша, Германия, Венгрия, Франция и многие другие. Однако, 20 с лишним лет назад их род был осквернён женщиной по имени Грейс. Она вышла замуж по любви - за магглорождённого, за что и поплатилась ненавистью со стороны всей своей семьи. Женщину выжгли со всех родовых линий, однако этого не хватало. Тёмный Лорд стал набирать силу, а это значило, что недостаточно было корни просто присыпать землёй. Сорняки надо выкорчевать...
Ссылка на родословную


http://31.media.tumblr.com/e7fa422afa42125310850abfbd871e7d/tumblr_mzbz6f4GKy1qkkpi9o2_500.gif
о.1 ИМЯ И ФАМИЛИЯ
Вольфганг Людвиг Рихтер
Смена имени возможна, фамилия неприкосновенна.

о.2 ВНЕШНОСТЬ
Ларс Микклсон (возможна смена)

о.3 ВОЗРАСТ
45 - 55

о.4 КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ
- Ты стоишь во главе всего рода Рихтеров, и ты прекрасно знаешь, что это значит. Ты всегда знаешь, чего ты хочешь и добиваешься этого. Цель оправдывает средства, и твоя игра всегда стоит свеч.
- Твой отец родом из австрии, а мать является смешением чистокровных венгерских и английских кровей. А ещё у тебя есть сестра - Грейс, которая осквернила твой род свадьбой на магглорождённом маге. Ты долго терпел, слал ей сообщения и предупреждения, угрожал дочерям. Сына ты забрал когда он был совсем ещё ребёнком и воспитал в своей семье. Сестра отказывалась переходить обратно на твою сторону, и тебе пришлось переходить к решительным мерам. Сначала ты убил её мужа, затем пришлось убить и её. Ничего личного, только бизнес.
- Ты зовёшь себя бизнесменом, просто добивающимся своих целей. Ты не веришь в такие понятия как "добро" и "зло". Ты живёшь для себя и своей семьи.
- Ты забрал к себе и Джона и Марианну, двоих детей твоей сестры, и сделал так, чтобы все видели в них только лишь чистокровные фамилии. Остался лишь один носитель фамилии Рейнсворт - Эвелин, которая могла испортить твою прекрасную легенду.
- У тебя плохое зрение, поэтому ты всегда полагаешься на свои очки. Пожалуй, это твоя единственная слабость.
- Ты могущественный маг, был одним из лучших на своём курсе в Дурмстранге, тогда же и увлёкся тёмными искусствами, в которых тоже преуспел.
- Однако, величайшим оружием ты считаешь свой разум. И не зря. Ты похож на сфинкса, который задумывается над своими загадками. Ты ищешь информацию и всегда её находишь, и память у тебя феноменальная. Ты заходишь в так называемые тобою "Чертоги Разума", где можешь найти компроматирующую информацию на кого угодно, и таким образом можешь заставить их делать то, что тебе нужно.
- Ты придерживаешься взглядов Пожирателей, однако это не делает тебя слепым последователем Лорда. Если судьба и забросит тебя на их сторону, то это только лишь потому, что так нужно тебе самому.
- В начале 1997 года ты перевёз всю семью (жену, дочерей и отобранных у законной матери детей) в Англию.

о.5 ВАШИ ОТНОШЕНИЯ
- Ты мало обо мне думаешь. Для тебя я просто сорник, который вырос на грядке с клубникой и весьма неплохо избегает прополки. А также средство воздействия на Марианну.
- В 1992 году ты проследовал за мной в Хогсмид, стараясь наладить контакт. Однако контакта не удалось, и Эвелин даже смогла завладеть твоей палочкой.
- Единственная, что избегает твоих рук.

о.6 ДОПОЛНИТЕЛЬНО
- Каким бы вы не написали характер персонажа, я могу снабдить вас интересной игрой и личной сюжетной линией. Недостатка игры у вас не будет, новичков с руками отрывают.
- У вас есть свобода действий, можете присоединиться к Пожирателям, можете обходить их стороной. Можете проникнуть в Хогвартс, примеру, как учитель. Или же оставаться в тени всё это время.
- Вы вольны сами прописывать себе сюжет и планы на игру.
- Я не могу обещать много сюжетов с моим персонажем, да в принципе сама Эвелин не слишком вам интересно, это скорее второстепенная цель. Однако новичков на этом форуме действительно очень быстро разбирают на различные отыгрыши.
- Можем обговорить варианты в частном порядке.


http://33.media.tumblr.com/tumblr_lrcgseTpKK1qeu3rso1_500.gif
о.1 ИМЯ И ФАМИЛИЯ
Timea Constanze Richter / Тимея Констанция Рихтер (в девичестве Вайсс)
Смена обговаривается в частном порядке, однако фамилия Рихтер неприкосновенна.

о.2 ВНЕШНОСТЬ
Kristin Scott Thomas (возможна смена)

о.3 ВОЗРАСТ
43 - 52

о.4 КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ
- Ты родилась в чистокровной аристократической семье. Отец родом из Австрии, а мать - Венгрии. Тебя воспитывали быть королевой, и ты стала ею.
- В молодости ты отличалась удивительной красотой, за тобой бегали юноши даже со старших курсов Дурмстранга, но тебе чужда была любовь. Ты отвергала всех, кто только пытался к тебе приблизиться, пока не встретила того единственного человека, которого смогла полюбить.
- Обе семьи никогда не были против такого брака, он устраивал всех. Вы с мужем были заговорщиками - людьми, которых свели вместе общие мнения и взгляды на мир. Ты восхищалась его умом, он же был очарован твоей красотой.
- Вне сомнения, вы были одной из самых завидных пар всей страны. Ты была идеальной женой и матерью - поддерживала мужа во всех начинаниях, помогала советом, вырастила двух прекрасных дочерей и племянника, который к некоторой неожиданности появился у тебя на руках.
- У тебя есть гордость за свой род, ты несёшь в себе всеобъемлющее понятие достоинства. У тебя есть характер, а также ты преуспела в магии и зельеварении. Умна и проницательна, тебе трудно лгать, да ни у кого и не должно возникнуть подобного желания. Ты самая достойная партия их всех, что у твоего мужа вообще моглa бы быть.
- В 1997 году ты последовала за ним в Англию.

о.5 ВАШИ ОТНОШЕНИЯ
- Ты никогда не видела Эвелин в лицо. Она лишь проскальзывала несколько раз в разговорах, не более того. Ты знаешь, что и её, подобно Марианне, надо бы забрать в семью и сделать чистокровной, однако в глубине души понимаешь, что этого никогда не случится.

о.6 ДОПОЛНИТЕЛЬНО
- Каким бы вы не написали характер персонажа, я могу снабдить вас интересной игрой и личной сюжетной линией. Недостатка игры у вас не будет, новичков с руками отрывают.
- Я вам не обещаю игры с моим персонажем, ибо они связаны достаточно мало. Возможно потом, когда устроим некий семейный квест.
- Вы вольны выбирать характер и сторону сами. Можете как перейти к пожирателям и наслаждаться убийством грязнокровок, так и быть тихой женой своего мужа, что не высовывает носу из поместья. Также можете пробраться в Хогвартс или Министерство для интересной игры.
- Насчёт развития сюжета есть варианты: вы можете пытаться помочь Марианне встретиться с младшей сестрой, но исключительно в качестве воздействия на последнюю. Это в ом случае, если вы не хотите лишней крови. Если хотите - примыкайте к Пожирателям и уничтожайте Орден Феникса.
- Можем обговорить варианты в частном порядке.


о.7 ВАШ ПОСТ

Свернутый текст

Удивительно, каким образом судьба сталкивает двух совершенно незнакомых людей раз за разом в одних и тех же сценариях. Эви на мгновение поджала губы, вспоминая липкие щупальца тьмы, разразившийся вокруг непримиримый хаос и вихрь чувств, что её охватывал, когда Рейнсворт подняла на руки такое лёгкое тело Одетты, что лежала у неё на руках подобно сломанной кукле. "Она этого не помнит." Это было так давно, что, казалось бы, прошёл не один год, но сейчас в мыслях возникали эти образы подобно каким-то сказочным существам, что извивались всем телом, трясь своими спинами о стенки черепа, наделяя мысли неким живым чувством вчерашнего дня. Она словно заново чувствовала тот боязненный трепет, те терпкие запахи пыли и гнили, заполняющие ноздри, и на сетчатке словно бы отразились те далёкие и размытые образы. Она не сомневалась, что Забини тоже вспоминала. На какое-то ничтожное мгновение даже показалось, что это событие их связало - на те долгие и невыносимые минуты они действительно работали сообща. И на несколько мгновений в этом самом кабинете они переживали одну и ту же волну воспоминаний. "Но на этом оо и закончится." Она уже давно привыкла, что в жизни каждый идёт своим путём, не оборачиваясь на остальных. Даже люди, с которыми, казалось бы, всю жизнь пройдёшь вместе, оказываются только временными попутчиками и уходят куда-то далеко-далеко.

- Ну что же вас всех тянет в "Кабанью Голову"? - Поинтересовалась Эвелин, осторожно качнув головой. Ей не нравилось встречать там учеников по двум причинам: во-первых она совершенно не понимала, почему детей магнитом притягивает грязный пол и мутные стёкла с сомнителной публикой. Ей казалось, что там было просто-напросто опасно. Ну а во-вторых её начинали узнавать по месту работы, и это было плохо. Ведь это значило вопросы о том, что она делает в Хогвартсе и в принципе заработать себе славу официантки такого сомнительного заведения не хотелось бы. "Нет, я не преступница даже и не провал по жизни. Хочу заметить, что я отлично сдала свои экзамены, поступила в аврорат и даже прошла первый год обучения. Это было необходимостью." Обидно, что за все заслуги, пускай они и не были такими уж выдающимися, её судили во многом за то, на какой ступени она находилась сейчас - и сейчас ей действительно падать дальше было некуда. Выпускница размяла плечи, осторожно выдохнув. Прошлое уже давно было потеряно где-то в несуществующем пространстве - осталось только во всплывающих картинах эмоций. Сейчас же приходилось думать о будущем и бороться только за него. Они станут архитекторами своего собственного мира, который должен будет родиться из этой всепоглощающей тьмы. В конце-концов, самый тёмный час ночи всегда наступает перед рассветом. Но достаточно ли сгустились тучи сейчас?

- Можешь звать меня по имени, можешь даже обращаться на "ты", но никому больше этого имени не называй. - Наверное, это звучало слишком подозрительно. Проще было бы оставить всё как есть - неужели эта девушка пошла бы интересоваться у преподавателей, кто такая некая Эвелин, что иногда бывает в Хогвартсе? Странно, что она ещё ей самой не стала задавать вопросов. А так она только заострит на этом внимание и может действительно соединить работу в Хогсмиде и тот факт, что выпускницы здесь не должно было быть. Но сейчас Забини этих связей, очевидно, не замечала. "Явно мысли не тем заняты..." Подытожила Рейнсворт, осторожно заглядывая в глаза Одетты, незаметно наклонив голову. Она видела там невероятную внутреннюю борьбу и, к сожалению, не могла не почувствовать, что была здесь на редкость не кстати. "Это тебе к школьному психологу нужно, дорогая. Я ничем не могу тебе помочь." Поскольку Рейнсворт всегда предпочитала слову дело, со словами она обращалась невероятно плохо, и поэтому боялась, что вместо помощи она только усугубит и без того неприятную ситуацию. Хотя порой чувство бессилия сжигало изнутри неумолимой кислотой, прожигающий и кости и мышцы - хотелось помочь, но на это не было ровным счётом никакой даже надежды. "Прости."

- У меня, кажется, назревают серьезные проблемы из - за того, что я отказалась помогать родителям, в частности, отцу, в их делах с Сами-знаете-кем. - Слова ударили барабанным боем в голове, разразившись содрогающимся звоном, и Эви задержала дыхание, на мгновение забыв, как дышать. Она позволила страшной сосредоточенности отразиться на лице - приоткрытые напряжённые губы, сжатые зубы, сдвинутые к переносице брови и прищуренные голубые глаза. Едва сгибающимися пальцами она приняла помятое письмо и развернула его, бессознательно разгляживая складочки, созданные испуганными пальцами. "Одетта Одиллия Забини" - имя первым же делом бросилось в глаза. "Забини" звучало совсем не лучше, чем "Рихтер". Невероятных трудов стоило не смять это письмо теперь и ей, но сложить его в аккуратные четыре раза и протянуть обратно с лицом спокойным и сосредоточенным. Каким же невероятным талантом сарказма обладала судьба, что она ей в такой час подкинула такой случай. Что она перед собой видела человека, проживающего такую же жизнь, что проживала она сама. И какой совет могла Эвелин дать ей? "Посмотри на меня, я сделала правильный выбор, и теперь все, кого я когда-то любила, мертвы, а я работаю официанткой в замшелом трактире и лезу на рожон при каждом удобном случае, чтобы оправдать свою глупость." Выдох, вырвавшийся из её груди был тяжёлым и обречённым - кажется, пауза затягивалась слишком надолго. Она не могла уговаривать эту девоку оставаться верной своим принципам, не имела на это никакого морального права, пускай и было очевидно, где лежало её сердце.

- В жизни всегда будет очень много источников света, что будут отбрасывать уродливые тени, куда бы ты ни пошла. Жизнь всегда будут очень многого от тебя требовать - больше, чем ты думаешь, и больше, чем, как теб будет казаться, ты сможешь вынести. Ты удивишься через несколько лет, оглядываясь назад, сколько всего лежит на твоих плечах, и как ты это выносишь. Так что не бойся продолжать жить, и никогда не бойся идти по какой-то дороге в одиночку. Что бы ни говорили люди вокруг, ничто тебя не должно останавливать от того пути, по которому ты идёшь. - Она говорила то, что считала правильным, то, во что верила сама, но никогда не могла бы заставить себя сказать то, что було на душе, сказать то, что было таким ужасным и страшным. Если эта девочка умрёт, сможет ли она оправдать себя своими обычными разговорами о том, что хорошо и плохо? Сможет ли она сказать "при той информации, что у нас была на тот момент, я сделала правильный выбор, пускай в конце он и обернулся трагедией"? Интересно, видела ли Одетта в глазах Эвелин отражение того, что могло случиться с ней? Отражение последствий того вбора, что она уже сама сделала, сама того не понимая? "Одетта, ты всё равно никогда не сможешь убить, ты никогда не сможешь пытать. Ты всё равно умрёшь, Одетта, умрёшь в гнлом подвале, когда не сможешь подчиниться приказу, умрёшь от своей же собственной бесполезности в том деле, куда тебя хотят затащить силой. Ты уже давно знаешь, куда нужно идти." Ренйсворт это понимала. Но сказать не могла.

- Жило две девочки, - начала она свой рассказ, решив зайти издалека, и это "издалека" оказалось настолько близко, насколько это возможно, - учились в Хогвартсе, обе росли вдали от политики, окружённые любовью и заботой своей семьи. Обе талантливы в учёбе - разные, но в чём-то похожие, всего годом различался их возраст. И однажды они встали на таком же перепутии, на котором сейчас стоишь ты. И старшая сестра выбрала свой путь первая. Она живёт в роскоши и понимании, у неё великолепная и уважаемая семья, готовая принимать девушку со всеми её талантами и недостатками. Вторая сестра выбрала полностью противоположный этому путь. Она живёт в нищете и полном одиночестве, и нет в мире ни одного человека, который мог бы уделить ей хоть каплю понимания. И знаешь, что в этой истории самое важное? - Рейнсворт сделала осторожную паузу. Удивительно звучала эта история, произнесённая словно бы о ком-то другом. Она заиграла настолько новыми красками, что можно было бы только диву даваться, пока смотришь на неё со стороны. Всё было настолько другим, настолько понятным, настолько раскрытым. Конечно, теперь она смотрела на это с позиции того самого стороннего наблюдателя, а не человека, совершившего действие, которое вызвало массу страданий. Эви ни секунды не сомневалась в том, что всё сделала правильно. - Никто из них не пожалел о своём выборе.

+

Отредактировано Evelyn Rainsworth (12.09.2015 18:17:17)

+2

5

Рихтеры - древний австрийский чистокровный род, что славится тем, что уже бесчисленное количество поколений в нём не было магглов и сквибов. Род вобрал в себя кровь могущественных родов со всей Европы - Польша, Германия, Венгрия, Франция и многие другие. Однако, 20 с лишним лет назад их род был осквернён женщиной по имени Грейс. Она вышла замуж по любви - за магглорождённого, за что и поплатилась ненавистью со стороны всей своей семьи. Женщину выжгли со всех родовых линий, однако этого не хватало. Тёмный Лорд стал набирать силу, а это значило, что недостаточно было корни просто присыпать землёй. Сорняки надо выкорчевать...
Ссылка на родословную


http://25.media.tumblr.com/tumblr_m6lul7OBLw1qe4kyho2_500.gif
о.1 ИМЯ И ФАМИЛИЯ
Эржебет Тимея Рихтер | Erzhebeth Timea Richter

о.2 ВНЕШНОСТЬ
Натали Дормер, возможна смена.

о.3 ВОЗРАСТ
22 года

о.4 КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ
- Ты истинная дочь своих родителей. Воспитана отцом как могущественный маг, а мать сделала из тебя королеву. Ты была невероятно популярна в школе, в Дурмстранге, где ты обучалась. Невероятно умна и проницательна, ты всегда знаешь, чего ты хочешь.
- Готова идти по головам, чтобы достигнуть цели, но обычно не прибегаешь к таким методам. Твои методы тонки и элегантны. Ты никогда не будешь марать руки сама. зачем, если это сделает кто-то другой? Под твоими окнами роятся толпы людей, что готовы мир перевернуть ради одного лишь одобряющего взгляда с твоей стороны.
- Ты любишь тёмные искусства, восхищаешься их силой и могуществом. Ты считаешь, что в них есть лоск, и они приведут тебя к заветной цели.
- Ты высоко ценишь своё происхождение, и к полукровкам и магглорождённым относишься снисходительно. Тебе не к лицу ненависть, ты никогда не испачкаешь свои прекрасные губы оскорблением.
- Стороны Пожирателей Смерти импонирует тебе. Ты чувствуешь, что они разделяют твои взгляды, однако никогда не будешь никому слепо подчиняться. Возможно, только ради достижения твоей цели, о которой никто не узнает.
- Ты не человек палочки. Ты умеешь говорить, как истинный политик. Твои слова - мёд, твоя походка - магический гипноз. Тебе не нужно доставать палочку, чтобы покорить кого-то в битве. И не нужно тебе никаких грязных слов, чтобы сломать человеку характер.
- Ты готова пожертвовать чем угодно, лишь бы только никто не узнал, что ты не просто не любишь пользоваться палочкой, а в принципе не очень хорошо колдуешь. Боевая магия никак не ложится в твои прекрасные, аристократические руки. Ты знаешь эту свою слабость, и поэтому проработала все остальные методы ведения борьбы. Ты не гнушаешься тёмными артефактами и другими источниками силы, и язык у тебя подвешен так, чтобы решить любой конфликт без кровопролития.
- Ты была помолвлена уже некоторое время с французом, работающим в Хогвартсе, чья фамилия - Малфуа де Фантен. Он старше тебя, но ты всё равно была им очарована. Однако, кажется, твоя сестра тоже находит его очаровательным...
- При переезде в Англию отец замолвил за тебя словечко, поэтому теперь ты работаешь в Министерстве. Да и не где-то там, а в комитете по отлову и истреблению маггловских выродков.

о.5 ВАШИ ОТНОШЕНИЯ
- Ко мне, как и ко всем полукровкам, ты относишься снисходительно, с одной лишь поправкой - я могу испортить жизнь вашему чистокровному роду. Ты не любишь меня, однако и не ненавидишь. По правде говоря, ты слишком высока для того, чтобы вообще думать о своей двоюродной сестре, которая выбрала жизнь с маггловской фамилией.

о.6 ДОПОЛНИТЕЛЬНО
- Каким бы вы не написали характер персонажа, я могу снабдить вас интересной игрой и личной сюжетной линией. Недостатка игры у вас не будет, новичков с руками отрывают.
- Я вам не обещаю игры с моим персонажем, ибо они связаны достаточно мало. Скорее всего вам нет до неё никакого дела, но при желании вы можете поменять отношение персонажа.
- Вы вольны выбирать характер и сторону сами. Можете отправиться в Хогвартс для практики, можете получить метку и примкнуть к Пожирателям. Выбор за вами.
- Можем обговорить варианты в частном порядке.


http://media.tumblr.com/tumblr_mbfzrhYSFK1ra6roho1_500.gif
о.1 ИМЯ И ФАМИЛИЯ
Грета Тимея Рихтер | Greta Timea Richter

о.2 ВНЕШНОСТЬ
Сара Болджер | Sarah Bolger (возможна смена)

о.3 ВОЗРАСТ
17 лет;
7 курс Слизерина

о.4 КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ
- Прекрасная, замечательная, ты похожа на принцессу в своём замке. У тебя есть всё - прекрасные родственники, могущественная семья, женское очарование и прыткий ум.
- Ты любишь очаровывать - очарование у девушек вашей семьи в крови. Ты всегда улыбаешься своим друзьям, и любишь, когда всё идёт по твоему плану.
- Однако тебе не нужен рыцарь, что стал бы тебя защищать. Ты сама можешь дать сдачи любому, что сунется к тебе на пол шага ближе, чем позволяет твоё личное пространство. Ты всегда делаешь так, чтобы вокруг случалось лишь то, что угодно тебе. Неугодные выпадают из твоего круга общения, и, поверь мне, из него никто выпасть не хочет с твоими-то связями и силами.
- Младшая сестра, с рождения окружаемая не только служанками, но и постоянно защищаемая своим братом Кристианом, старшей сестрой Эржебет и массой обожателей, что ходила по пятам. Ты всегда была интересной личностью, которая часто привлекала внимание людей, и всегда делала что хотела, ибо ты знала, что можешь себе позволить всё, что угодно.
- С детства ты бывала на многочисленных светских раутах и мероприятиях, и целые очереди женихов поджидали тебя на каждом углу, несмотря даже на то, что ты младшая дочь в семье. Отец никогда не торопил тебя, зная, что однажды ты совершишь правильный выбор совершенно самостоятельно. Зато ты смогла познакомиться с человеком, ставшим тебе хорошим другом - Стефаном Новаком. Он сам никогда не горел идеей брать тебя в жёны, это была скорее инициатива его отца, но смог покорить тебя своим огненным шоу.
- Узнала о том, что твоя тётушка Грейс выскочила замуж на магглорождённого и переняла на себя фамилию Рейнсворт ты четыре года назад, когда в вашу семью вступила девушка по имени Марианна, которая, как выяснилась, была потомком маггловского отродья, посмевшего осквернить свой род. Ты никогда не смодешь уважать Марианну, но готова терпеть её и принимать до тех пор, пока та успешно играет свою роль твоей сестры и не приминает традиций.
- Ты не любишь магглорождённых и осквернителей рода. Потому, что они неустанно напоминают тебе о том, что у тебя есть часть семьи, что может оскорбить твой род. Ты гордишься своей чистокровностью, и готова пожертвовать многим, чтобы никто не узнал о "порочной ветви" твоего древнего рода. Именно этим и вызвана страстная нелюбовь к Эвелин, младшей сестре Марианны, что отказывается принимать выгодное положение.
- Ты прониклась идеями Пожирателей, и ты хочешь увидеть новый мир, что создаст Тёмный Лорд.
- В ноябре 1997 года ты переехала в Англию вместе с семьёй. Вместе с делегацией из Дурмстранга ты прибыла в Хогвартс, где была сразу распределена Шляпой на Слизерин. Пришла твоя пора покорять и это учебное заведение.
- Ты разделяла отношение большинства учеников Дурмстранга к магглам, и вступила в некий "Змеиный Клубок", который состоял из тех, что всеми силами стараются помочь Тёмному Лорду с его планами.
- А ещё ты попала в сеть очарования однго из французских учителей, которые приехали сюда с делегацией. Жаль только, что он помолвлен с твоей сестрой, но когда тебя это останавливало?
- Но как бы ни тесны были связи, что-то утянуло тебя в свои тени. Ты была похищена, пропала без вести в самом центре замка, и на твоё спасение отправилась целая делегация студентов, среди которых оказалась твоя надоедливая двоюродная сестра. Неужели, наконец, тебе выпал шанс расправиться с напушителями спокойствия?

о.5 ВАШИ ОТНОШЕНИЯ
- Именно ты обнаружила меня тогда, в Хогвартсе. Ты не собираешься делать исключений, и готова пойти на контакт с Эвелин лишь затем, чтобы узнать, собирается ли Эвелин перейти на твою сторону.
- Как развивать отношения дальше - выбор ваш. Мы можем обсудить всё в частном порядке.

о.6 ДОПОЛНИТЕЛЬНО
- Каким бы вы не написали характер персонажа, я могу снабдить вас интересной игрой и личной сюжетной линией. Недостатка игры у вас не будет, новичков с руками отрывают.
- Отнюдь не навязываю игру с моим персонажем. Вы можете выбрать любую линию поведения и действовать ей. По моему плану вы сообщаете о местонахождении Эвелин семью. А это ставит всю операцию полукровки под угрозу.
- Вы вольны выбирать характер и сторону сами. Не обязательно бросаться к пожирателям, но крайне желательно.
- Можем обговорить варианты в частном порядке.


о.7 ВАШ ПОСТ

Свернутый текст

Удивительно, каким образом судьба сталкивает двух совершенно незнакомых людей раз за разом в одних и тех же сценариях. Эви на мгновение поджала губы, вспоминая липкие щупальца тьмы, разразившийся вокруг непримиримый хаос и вихрь чувств, что её охватывал, когда Рейнсворт подняла на руки такое лёгкое тело Одетты, что лежала у неё на руках подобно сломанной кукле. "Она этого не помнит." Это было так давно, что, казалось бы, прошёл не один год, но сейчас в мыслях возникали эти образы подобно каким-то сказочным существам, что извивались всем телом, трясь своими спинами о стенки черепа, наделяя мысли неким живым чувством вчерашнего дня. Она словно заново чувствовала тот боязненный трепет, те терпкие запахи пыли и гнили, заполняющие ноздри, и на сетчатке словно бы отразились те далёкие и размытые образы. Она не сомневалась, что Забини тоже вспоминала. На какое-то ничтожное мгновение даже показалось, что это событие их связало - на те долгие и невыносимые минуты они действительно работали сообща. И на несколько мгновений в этом самом кабинете они переживали одну и ту же волну воспоминаний. "Но на этом оо и закончится." Она уже давно привыкла, что в жизни каждый идёт своим путём, не оборачиваясь на остальных. Даже люди, с которыми, казалось бы, всю жизнь пройдёшь вместе, оказываются только временными попутчиками и уходят куда-то далеко-далеко.

- Ну что же вас всех тянет в "Кабанью Голову"? - Поинтересовалась Эвелин, осторожно качнув головой. Ей не нравилось встречать там учеников по двум причинам: во-первых она совершенно не понимала, почему детей магнитом притягивает грязный пол и мутные стёкла с сомнителной публикой. Ей казалось, что там было просто-напросто опасно. Ну а во-вторых её начинали узнавать по месту работы, и это было плохо. Ведь это значило вопросы о том, что она делает в Хогвартсе и в принципе заработать себе славу официантки такого сомнительного заведения не хотелось бы. "Нет, я не преступница даже и не провал по жизни. Хочу заметить, что я отлично сдала свои экзамены, поступила в аврорат и даже прошла первый год обучения. Это было необходимостью." Обидно, что за все заслуги, пускай они и не были такими уж выдающимися, её судили во многом за то, на какой ступени она находилась сейчас - и сейчас ей действительно падать дальше было некуда. Выпускница размяла плечи, осторожно выдохнув. Прошлое уже давно было потеряно где-то в несуществующем пространстве - осталось только во всплывающих картинах эмоций. Сейчас же приходилось думать о будущем и бороться только за него. Они станут архитекторами своего собственного мира, который должен будет родиться из этой всепоглощающей тьмы. В конце-концов, самый тёмный час ночи всегда наступает перед рассветом. Но достаточно ли сгустились тучи сейчас?

- Можешь звать меня по имени, можешь даже обращаться на "ты", но никому больше этого имени не называй. - Наверное, это звучало слишком подозрительно. Проще было бы оставить всё как есть - неужели эта девушка пошла бы интересоваться у преподавателей, кто такая некая Эвелин, что иногда бывает в Хогвартсе? Странно, что она ещё ей самой не стала задавать вопросов. А так она только заострит на этом внимание и может действительно соединить работу в Хогсмиде и тот факт, что выпускницы здесь не должно было быть. Но сейчас Забини этих связей, очевидно, не замечала. "Явно мысли не тем заняты..." Подытожила Рейнсворт, осторожно заглядывая в глаза Одетты, незаметно наклонив голову. Она видела там невероятную внутреннюю борьбу и, к сожалению, не могла не почувствовать, что была здесь на редкость не кстати. "Это тебе к школьному психологу нужно, дорогая. Я ничем не могу тебе помочь." Поскольку Рейнсворт всегда предпочитала слову дело, со словами она обращалась невероятно плохо, и поэтому боялась, что вместо помощи она только усугубит и без того неприятную ситуацию. Хотя порой чувство бессилия сжигало изнутри неумолимой кислотой, прожигающий и кости и мышцы - хотелось помочь, но на это не было ровным счётом никакой даже надежды. "Прости."

- У меня, кажется, назревают серьезные проблемы из - за того, что я отказалась помогать родителям, в частности, отцу, в их делах с Сами-знаете-кем. - Слова ударили барабанным боем в голове, разразившись содрогающимся звоном, и Эви задержала дыхание, на мгновение забыв, как дышать. Она позволила страшной сосредоточенности отразиться на лице - приоткрытые напряжённые губы, сжатые зубы, сдвинутые к переносице брови и прищуренные голубые глаза. Едва сгибающимися пальцами она приняла помятое письмо и развернула его, бессознательно разгляживая складочки, созданные испуганными пальцами. "Одетта Одиллия Забини" - имя первым же делом бросилось в глаза. "Забини" звучало совсем не лучше, чем "Рихтер". Невероятных трудов стоило не смять это письмо теперь и ей, но сложить его в аккуратные четыре раза и протянуть обратно с лицом спокойным и сосредоточенным. Каким же невероятным талантом сарказма обладала судьба, что она ей в такой час подкинула такой случай. Что она перед собой видела человека, проживающего такую же жизнь, что проживала она сама. И какой совет могла Эвелин дать ей? "Посмотри на меня, я сделала правильный выбор, и теперь все, кого я когда-то любила, мертвы, а я работаю официанткой в замшелом трактире и лезу на рожон при каждом удобном случае, чтобы оправдать свою глупость." Выдох, вырвавшийся из её груди был тяжёлым и обречённым - кажется, пауза затягивалась слишком надолго. Она не могла уговаривать эту девоку оставаться верной своим принципам, не имела на это никакого морального права, пускай и было очевидно, где лежало её сердце.

- В жизни всегда будет очень много источников света, что будут отбрасывать уродливые тени, куда бы ты ни пошла. Жизнь всегда будут очень многого от тебя требовать - больше, чем ты думаешь, и больше, чем, как теб будет казаться, ты сможешь вынести. Ты удивишься через несколько лет, оглядываясь назад, сколько всего лежит на твоих плечах, и как ты это выносишь. Так что не бойся продолжать жить, и никогда не бойся идти по какой-то дороге в одиночку. Что бы ни говорили люди вокруг, ничто тебя не должно останавливать от того пути, по которому ты идёшь. - Она говорила то, что считала правильным, то, во что верила сама, но никогда не могла бы заставить себя сказать то, что було на душе, сказать то, что было таким ужасным и страшным. Если эта девочка умрёт, сможет ли она оправдать себя своими обычными разговорами о том, что хорошо и плохо? Сможет ли она сказать "при той информации, что у нас была на тот момент, я сделала правильный выбор, пускай в конце он и обернулся трагедией"? Интересно, видела ли Одетта в глазах Эвелин отражение того, что могло случиться с ней? Отражение последствий того вбора, что она уже сама сделала, сама того не понимая? "Одетта, ты всё равно никогда не сможешь убить, ты никогда не сможешь пытать. Ты всё равно умрёшь, Одетта, умрёшь в гнлом подвале, когда не сможешь подчиниться приказу, умрёшь от своей же собственной бесполезности в том деле, куда тебя хотят затащить силой. Ты уже давно знаешь, куда нужно идти." Ренйсворт это понимала. Но сказать не могла.

- Жило две девочки, - начала она свой рассказ, решив зайти издалека, и это "издалека" оказалось настолько близко, насколько это возможно, - учились в Хогвартсе, обе росли вдали от политики, окружённые любовью и заботой своей семьи. Обе талантливы в учёбе - разные, но в чём-то похожие, всего годом различался их возраст. И однажды они встали на таком же перепутии, на котором сейчас стоишь ты. И старшая сестра выбрала свой путь первая. Она живёт в роскоши и понимании, у неё великолепная и уважаемая семья, готовая принимать девушку со всеми её талантами и недостатками. Вторая сестра выбрала полностью противоположный этому путь. Она живёт в нищете и полном одиночестве, и нет в мире ни одного человека, который мог бы уделить ей хоть каплю понимания. И знаешь, что в этой истории самое важное? - Рейнсворт сделала осторожную паузу. Удивительно звучала эта история, произнесённая словно бы о ком-то другом. Она заиграла настолько новыми красками, что можно было бы только диву даваться, пока смотришь на неё со стороны. Всё было настолько другим, настолько понятным, настолько раскрытым. Конечно, теперь она смотрела на это с позиции того самого стороннего наблюдателя, а не человека, совершившего действие, которое вызвало массу страданий. Эви ни секунды не сомневалась в том, что всё сделала правильно. - Никто из них не пожалел о своём выборе.

+

Отредактировано Evelyn Rainsworth (26.11.2016 12:46:10)

+2

6

*http://s8.uploads.ru/FZof0.jpg
*

найден и любим

о.1 ИМЯ И ФАМИЛИЯ
В принципе, допустим любой взрослый ПС, но мне нравится Нотт-старший, предпочитаю называть его Кристианом
о.2 ВНЕШНОСТЬ
Daniel Craig или Johnny Deep, возможна замена по согласованию
о.3 ВОЗРАСТ
Около 40
о.4 КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Я пропишу лишь ключевые тезисы, чтобы не ограничивать маньяка, игрока, который заинтересуется в персонаже:
- чистокровен и богат кто бы сомневался
- высокий чин  Министерстве
- после первого падения Темного Лорда вздохнул с облегчением, после возвращения вернулся в ряды ПС, но былого пиетета уже не испытывает, не прочь избавиться от Лорда, но чужими руками
- не то, чтобы примерный семьянин, но к родным относится с уважением, атмосфера в семье Ноттов человеческая (помним, у Кристиана есть сын Теодор, Слизерин, 7)
- есть «летний домик» на Лазурном берегу Франции
- склонен к рефлексиям
- последние два года был уверен, что он безвозвратный импотент стрессы такие стрессы
- но магия вейл творит чудеса))) а теперь читаем ниже:
о.5 ВАШИ ОТНОШЕНИЯ
Любовники и никак иначе) ничуть не ограничиваю вас в симпатиях и привязанностях, но физиологическая сторона вопроса полностью закреплена за Рашель. Для персонажа подобная связь мучительна, его должна смущать угроза обнародования отношений и возраст Готье, но отказаться от казалось бы, утраченного навсегда он не может.
Любви между нашими персонажам быть не может, романтики тоже не требую.
о.6 ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Возраст игрока 18+, только хардкор)))
Приветствуется понимание человеческой психологии, так как предполагается отыграть глубокий внутренний конфликт.
Я ни разу не против кросспола, но вы должны быть достоверны.
С любыми вопросами в ЛС,  skype: miss_sumasbrodka, e-mail: transgenny@yandex.ru
о.7 ВАШ ПОСТ

пример

Густой, как забытый в чашке на несколько часов чай, сумрак сначала робко просачивался сквозь витражные окна башни, чтобы потом, набрав силу, затопить всю спальню Рейвенкло. Мариса потянулась за палочкой уже, будучи не в силах различить ни одной буквы. "Сколько же я здесь просидела?" Голова, столь вероломно оторванная (нет, не от шеи) от источника знаний вдруг осознала, что обед безнадежно пропущен и,  если она не поторопиться, ужин постигнет та же печальная участь. Мо потерла переносицу, размышляя, а стоит ли оно того или проще совершить набег на кухню? Последнее время девушка часто пренебрегала массовыми скоплениями людей, все больше упирая на учебу. И дело вовсе не в том, что Мо вдруг резко решила стать новой Грейнжер, просто пару недель она отчаянно и, казалось, навсегда поругалась с О'Нилом, приняв судьбоносное решение - больше никаких гадов в зоне досягаемости. На ее счастье, Рейвенкло полнился скорее странными и отрешенными мальчиками, нежели обаятельными манипуляторами и харизматичными хамами. Тэрри Бут, благосклонно избранный королевой на роль верного пажа, очевидно пал жертвой здорового аппетита и отбыл в сторону Большого Зала без своей недоступной, увлеченной более собой, чем кем-либо Марисы. Мюррей, несколько разочаровавшись выбором фаворита, хотела было вернуться к прерванному занятию, но ей неожиданно захотелось пройтись. "На кухню можно заскочить и потом!"
Не пожалев некоторого количества времени на придании себе лоска и шика, Мо решилась-таки выгулять сегодня новые туфли - вопиюще алые, на тончайшей шпильке-гвоздике, возвышающей владелицу на добрые 5 дюймов, стоя на них можно было думать лишь о том, как ненароком не сверзиться с "пьедестала".
Критически осмотрев склянку с экспериментальным вариантом зелья неотразимости, Мариса пыталась решить, так ли ей хочется всеобщего внимания. Через пару минут стояния ступни предательски заныли, напоминая, что такие туфли предназначены лишь для того, чтобы их обладательницу носили на руках. "Была, не была!" - решилась Мо, опустошая склянку. Эффекта, кажется, не последовало.
Покинув башню и поплутав немного по коридорам (что примечательно, отнюдь не в сторону вожделенного Большого зала, а  в сторону слизеринских подземелий), Мо нашла-таки того, кого не искала, но он все равно самый натыкаемый человек в Хогвартсе, не так ли?
- О'Нил, всё зажимаешься по углам с моими бледными копиями? - в этом голосе было столько сарказма, что Распределяющая шляпа могла бы съесть сама себя, если бы продолжила утверждать, что не ошиблась с факультетом для Мюррей. Мо вольготно расположилась в нише, насмешливо и снисходительно глядя на парочку. Зелье неотразимости рейвенкловке бы не помогло - она и так была сама сексуальность: черное платье-футляр до колена, тонкая стрелка чулок и вызывающие туфли, делающие ноги нескончаемо длинными.
Мариса Мюррей терпеть не могла девочек с Хаффлпаффа, до зубовного скрежета и острого желания "приласкать" Круциатусом.
У О'Нила была целая плеяда женщин, Мариса знала о большинстве из них и относилась к ним снисходительно, с эдаким королевским величием. Увы, было среди них одна, которая занимала в сердце ветреного бойфренда значительно больше места, чем он отводил своим обычным интрижкам. Меган Джонс - ничем не примечательная магглорожденная ведьма, что ж - в этом году Мариса одержала пусть и не сокрушительную, но победу. Согласно дуэльному кодексу не явившемуся противнику автоматически зачитывается поражение. Крошка Мэг не рискнула явиться в Школу, по мнению Мо совершенно справедливо.
От Меган Роберт часто приходи злой и раздраженный, молча садился в кресло и так же молча пил. В эти моменты Мо старалась его не трогать - лезть в кроличью нору запутанных взаимоотношений отъявленного слизеринского хулигана и хаффлпаффовской потаскушки Мюррей было неинтересно. Покрасней мере, она всегда убеждала себя в этом, а женщины охотно верят, когда хотят обмануться.
И вот, снова хаффлпаффовка. "Да она еще и права пытается качать... восхитительно! Никто не смеет трепать этому хаму нервы! Кроме меня, конечно!"

Отредактировано Rachelle Gautier (12.03.2014 11:23:16)

+2

7

http://sydneylafaire.files.wordpress.com/2013/10/mg_2497web.jpg?w=580&h=386

придержана до 07/02

♫ Katie Melua - Piece by piece
о.1 ИМЯ И ФАМИЛИЯ

Алис Женевьев Малфуа де Фантен(дев.Лефевр) | Alice Genevieve Malfoy de Fantin(nee Lefevre)

о.2 ВНЕШНОСТЬ

На логотипе Sydney LaFaire, но в целом по части внешности я практически всеяден. Можете взять кого-то другого, близкого Вам по духу, или, ради графики, Летицию Касту/Анну Фрайл. Единственный нюанс в том, что Алис - рыжеволосая, этот факт не раз упоминался, но современные средства графики позволят сделать рыжую из любой шатенки или блондинки, разве что смуглокожие брюнетки не подойдут.

о.3 ВОЗРАСТ

30-35 лет

о.4 КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Маглорожденная волшебница, очень одарённая не только в области магии. Зарегистрированный анимаг - лисица.
Дамблдор в юбке: не только талантлива в области магии, но и очень умна, проницательна, поражает удивительной мудростью и прозорливостью. Не склонна идти на поводу у своих эмоций, талантливый манипулятор, обладает зрелой крепкой психикой. Харизматична, эффектна, самодостаточна. И очень удачлива, что в шутку объясняет цветом своих волос: "Я с детства ношу с собой Феликс Фелицис".
Я предполагаю, что Алис окончила по каким-то причинам Хогвартс (например, родители вынуждены были какое-то время жить в Великобритании), где училась в одно время с Мародёрами и могла быть дружна с кем-то из первого Ордена Феникса. Если Вы придумаете другие пути в Орден для Алис, я с удовольствием выслушаю Ваши идеи.
Несмотря на дружбу с орденцами, Алис не осталась в Англии на Первую Магическую Войну, а уехала учиться на родину. Высшее образование - точно - получила в Национальном Магическом Университете Франции, где и познакомилась с будущим - а теперь уже бывшим - мужем в лице Вашего покорного слуги. Имеет дочь одиннадцати лет по имени Элен. (Элен присутствует на форуме)
В настоящее время Алис является членом Ордена Феникса, к которому, вероятно, решила присоединиться после возвращения Волдеморта, в память о погибших друзьях.
Сейчас она, разумеется, находится в Великобритании, так как мы ведь с Вами хотим игры, а игра вся здесь). Для чего она приехала и как давно она здесь - на Ваше усмотрение. Конечно, она занимается делами Ордена, но был ли он первопричиной её приезда, или нет, решать Вам.

о.5 ВАШИ ОТНОШЕНИЯ

из анкеты

Нельзя сказать, что его отношение к этой девушке очень сильно отличалось от отношения ко всем другим, что были предшественницами её, но она сама выделялась на их фоне чрезвычайно отчётливо. Яркая не только внешне, но и внутренне, талантливая ведьма, обладающая искромётным чувством юмора и самодостаточная настолько, чтобы не требовать больше внимания Фантена, чем он мог ей уделить. С ней было чрезвычайно легко и весело, и мысль о том, чтобы провести рядом с Алис всю жизнь не вызывала у Селестена и тени страха или сомнений. Он же без труда поразил её воображение своими оживающими сказками, которые за долгие годы практики научился создавать совершенно невероятные, потрясающие воображение и западающие в сердце навсегда. Сложно было устоять перед этой феерией цвета и формы, перетекающих друг в друга и разыгрывающих на глазах изумлённого зрителя необыкновенные волшебные сюжеты. И Алис не устояла. Это она дала Фантену прозвище Реммалоре, хорошо ему запомнившееся (хотя, перевод "Ловец Снов" и объяснение, откуда именно взялся язык, с которого оно так переводится, вылетели у него из головы практически мгновенно).
Вместе они отправились в путешествие сразу по окончании обучения и несколько лет провели вдали от дома, объездив весь свет. Довольно долго чета Малфуа де Фантен задержалась на Гаити, где Селестен изучал методы магии вуду, а Алис исследовала их же связи с животными в анимистическом культе и общалась с местными незарегистрированными анимагами, которые обитали там в изобилии. Когда же Алис поняла, что в их семье скоро появится прибавление, Малфуа де Фантенам пришлось вернуться на родину во Францию.
Родители Селестена не были в восторге от брака сына с грязнокровкой, однако слишком его любили, чтобы выжигать с семейного древа и запирать двери поместья. А маленькая Элен покорила их сердца с первого же дня, и о том, что их внучка – полукровка из-за матери, Шанталь и Эммеран даже не задумывались.
Алис жила со свёкром и свекровью, воспитывая крошечную дочурку, а Селестен снова отправился навстречу приключениям.
Порой, добираясь до каминов, имеющих доступ к французской сети, он выходил на связь с семёй, но случалось это очень редко, что не могло не отразиться на отношениях Селестена с Алис. Она по-прежнему любила его, но через пять лет путешествий, в очередной раз связавшись с особняком Фантен, он узнал, что Алис уехала с дочерью в Париж и намерена оформить развод, как только Селестен вернётся во Францию.
Сейчас Элен живёт с матерью, а её непутёвый отец осел на должности преподавателя Зельеварения в Шармбатоне, периодически появляясь в жизни дочери и превращая её мир в ожившую сказку, где совершенно настоящий единорог живёт в её платяном шкафу, а под кроватью расцветает волшебный сад с говорящими птицами и цветами. Вероятно, если бы Алис не напоминала бывшему мужу о том, что у него ещё есть дочь, Элен давно бы забыла лицо своего отца. Но Алис терпеливо охраняет хрупкую любовь Фантена к его маленькой принцессе, надеясь, что однажды в будущем потрясающий дар воображения Сказочника воплотится в голове Элен неоценимым наследством, сообщив ей долю необоримого его обаяния и что редкие минуты, проведённые девочкой с отцом, будут одним из сокровищ её памяти.

Какие отношения связывают Алис с Фантеном в настоящее время и даже известно ли ей о том, что он - Пожиратель Смерти, я также предоставляю определиться Вам. Если захотите, мы обсудим это вместе.
Мне хотелось бы предоставить Вам максимум свободы в создании образа, чтобы Вы чувствовали себя в нём уверенно и комфортно, но это не значит, что мне всё равно, какой будет Ваша Алис - скорее, я просто готов принять её почти любой, потому что заранее её люблю. Надеюсь, и Вы её полюбите. Ведь она потрясающая.

о.6 ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Чем дальше в лес, тем больше дров, и если сначала я в Алис особенно не нуждался, то сейчас всё чаще ловлю себя на мысли, что очень по ней... скучаю. В самом деле будет здорово её увидеть. Она кажется мне очень интересным персонажем, и я буду рад, если кто-то со мной в этом согласится и решится оживить её на страницах Ультимы. Устроим Вам феерический сюжет с опасностями и геройствами, если захотите ;) Вообще форум очень активный, соигроков найти проще некуда, ещё будете отбиваться от эпизодов, когда их станет слишком много)))

о.7 ВАШ ПОСТ

+ флешбек об Алис

Игра с Одеттой Забини могла показаться скучной - и показалась бы Селестену в иной момент, - ведь она была безупречно гладкой, правильной. Она всегда знала ответ, если его можно было найти в учебнике. И очаровательно мялась, встречая вопрос личного, интимного, эмоционального толка.
Сегодня же ровный, мягкий ритм предсказуемости тонко оттенял движения его ленивого сознания, игра с мадемуазель Забини не наскучивала, звучала тягучим блюзовым фоном движению огненных бликов по каменной кладке стен.
- Нет, не встречала, - Одетта опустила руку с пузырьком, рассеянно скользя пальцами по полированным граням фиала.
Селестен встречал египетскую голубую ящерицу.

Иссушающая жара, кажется, впитывается в каждую клеточку тела, расползается в крови медленнодействующим ядом, перемешивает перед глазами цвета, дробит линии, искажает перспективу: далёкий силуэт высокого бархана лезет вперёд, смазывая, отодвигая в сторону фигурку Алис в светлом костюме и пробковом шлеме, опрокидывая её в песок, с которым она сливается, точно контур её стирает неумолимый ластик.
- Я не вижу её! - кричит Алис, всплескивая руками.
Непослушные рыжие пряди выбиваются из-под шлема, лезут ей в глаза, и она убирает их нетерпеливым движением усыпанной веснушками руки.

- Я не вижу, - повторяет она, поднимая глаза на мужа, - А ты?
Он стоит на коленях, и песок, раскалённый добела, жжётся сквозь лёгкую ткань брюк. Хочется опереться на ладони, но кажется, что за краткое облегчение придётся заплатить сильнейшими ожогами. Воздух сминается в горле рассыпающейся в пепел органзой, пот заливает глаза, пропитывает одежду, и всего неприятней - капля, сползающая по шее за ухом, невыносимая совершенно, щекочущая, ранящая.
Проклятая ящерица.
- Лисица, - выдыхает Реммалоре, вскидывая руку, чтобы вытереть пот со лба и шеи, но в последний момент останавливая движение: он уже знает, что будет только хуже, - Она ведь голубая. Она ярко-голубая. Куда, закусай её дикси, она могла подеватъся?!

- Она как небо, - Алис невероятна в своём внезапном учительском порыве всё разжевать и объяснить.
Кажется, всё, чему нет объяснения, бросает вызов её миру. Её собственный муж бросает вызов её миру - наверное, она именно поэтому решилась выйти за него: очень уж хотела объяснить.

- Небо не голубое.
Выпрямившись, Реммалоре смотрит на девушку, щурясь, точно вздумал смотреть прямо на солнце - а она и есть солнце, и это она излучает горячий свет, который так их уже вымотал, этих двоих ненормальных французов в сердце пустыни. Нормальные мечтатели ищут синюю птицу. Фантены ищут синюю ящерицу.
- Держи! - немыслимым образом Алис оказывается вдруг совсем рядом, глаза её широко распахнуты, шлем валится за спину и повисает, удерживаемый лентой на шее девушки.
Реммалоре не следит взглядом, куда указывает её веснушчатая кисть - его рука уже накрыла небольшое, юркое тело, покрытое искрящейся голубой чешуёй. Костяные наросты на воротнике ящерицы пребольно ранят ладонь. Пара шрамов останется с ним на всю жизнь, правда, они так малы, что совсем не заметны.

- Есть! - восклицает Алис и с размаху садится прямо в песок.
Волосы её горят на солнце неистовым пламенем, горят рыжие ресницы, и огонь отражается в золотых на свету глазах.

- Я как-то поймал одну, в Аравийской пустыне. Мы с женой гонялись за ней пару дней, если не больше. Они хорошо прячутся.
Одетта положила фиал на стол - без подставки он мог только лежать, посверкивая зловещим багрово-синим в факельных отсветах. Мёртвая голубая ящерица тоже стала синей. И странно полупрозрачной.
- ...нужно подобрать такой ингредиент, который не приведет к взрыву, например. И рассчитать нужную пропорцию, точно такую, при которой не возникнет нежелательных последствий при изготовлении зелья, - девушка брела вдоль полок, разглядывая ингредиенты в коробках и флаконах.
- Предлагаю попробовать кровь василиска.
Приняв из рук девушки сосуд, Фантен задумчиво рассматривал его - чёрное стекло маслянисто поблескивало в его ладони.
- Василисков я не встречал, - улыбнулся француз, вскидывая взгляд на Одетту, - Верно, по химическому составу это наиболее близкий ингредиент, а значит, мы не будем раздосадованы взрывом или выбросом ядовитого дыма... Но что насчёт магических свойств состава? Василиск - существо куда более опасное, чем египетская голубая ящерица. И прятаться ему нет нужды, верно? Это мы должны прятаться от василиска.

Отредактировано Celestin Malfoy de Fantin (03.02.2017 23:17:37)

+2

8

http://25.media.tumblr.com/tumblr_m6exzhZfPA1qhksxso1_500.gif
о.1 ИМЯ И ФАМИЛИЯ
Шанин ван ден Аккер | Chanine van den Akker
возможна смена

о.2 ВНЕШНОСТЬ
Роузи Хантингтон-Уайтли

о.3 ВОЗРАСТ
20 - 23

о.4 КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ
- Ты была рождена в чистокровной семье, которую, однако, едва ли можно назвать аристократической или больно богатой. У вас всегда было денег в достатке, вас пускали на светские рауты, и ты могла себе позволить самые роскошные мантии и вещи, но разве этого было достаточно?
- Ты родилась в Голландии, и твои родители тоже были голландцами. В 11 лет ты поступила в Дурмстранг, где и занималась магией. У тебя было много обожателей, среди них чистокровные волшебники, бывали и наследники целых бизнесов и богатств, однако ты всегда целилась выше. И искала то, что тебе по душе.
- Любовь? Тебе всегда было плевать на это чувство. Будучи старшей дочерью в семье, ты знала, что удачный брак позволит тебе поднять всю семью на должный уровень, и стать настоящей аристократкой, поэтому ты никогда не теряла времени на мимолётные чувства и романтическую преданность.
- Но у тебя была иная страсть. Ты всегда хотела знать обо всех всё, и это тебе удавалось с удивительной лёгкостью. Ты собирала слухи на всех, на кого только можно, а затем использовала их в своих целей. Ты презирала слово "шпионка", которое тебе порой бросали вслед, понимая, что так кричат люди, которые от бессилия больше ничем не могут тебе ответить.
- Ты была на последнем курсе, когда встретила на одном из раутов человека, который настолько подходил тебе по всем параметрам, что ты восприняла это чувство за любовь. Кристиан Вольфганг Рихтер, благородный красавец, наследник древнейшего европейского рода. Брак с ним значил бы для тебя открытие всех дверей во все миры. Ты уже давно собирала информацию на эту семью, и прекрасно понимала, в какую точку надо бить для успешного удара.
- Его отцу ты пришлась по душе. он оценил твой ум, самодостаточность и умение добиваться своего. Ну и, конечно же, такое щепетильно-правильное использование любой крупицы информации, что попадала тебе в руки. Конечно, он мог себе позволить принять в семью чистокровную девушку, фамилия которой не блистала популярностью и громогласностью. Он посчитал тебя достойной фамилии Рихтер.
- О помолвке было объявлено буквально через месяц, однако, Кристиан уговорил отца отложить свадьбу. Вольфганг позволил сыну "насладиться свободой" чуть дольше, а ты восприняла этот удар как предательство. Ты и раньше догадывалась, что кристиан не испытывает к тебе должных чувств, однако, ты не могла себе позволить отпустить его. Ты официально была его невестой, и позволить убегать не собиралась.
- Ты знала о каждой любовнице, и тебя это оскорбляло о глубины души, и ты не собиралась оставлять этот так просто. Поэтому, когда в ноябре 1997 года Рихтеры переехали в Ангию, ты последовала за ними, чтобы обнаружить, что Кристиан и в школе нашёл любовницу. И ты готова пойти на многое, чтобы не дать прекрасному аристократу уйти слишком далеко и расторгнуть помолвку. Ты всерьёз решила пойти с ним под венец, тем более, когда на твоей стороне его отец...

о.5 ВАШИ ОТНОШЕНИЯ
- Со мной у вас никаких отношений. Вы - официальная невеста Кристиана, моего брата, который по документам таким не является. Скорее всего, вы даже не знаете о моём существовании.
- Но у нас уже есть продуманная сюжетная линия, и она будет очень интересной, обещаю вам. Как минимум с тремя вовлечёнными в это дело лицами.

о.6 ДОПОЛНИТЕЛЬНО
- Скорее всего вы примкнёте к Пожирателям Смерти, однако вас никто не заставляет этого делать (тем не менее, с яркой выраженностью стороны в войне играть гораздо веселее).
- Все детали по смене внешности и/или имени, а также фактов в биографии можно обсудить в частном порядке.
- Конечно, вы не ограничены игрой исключительно с Кристианом и его возлюбленными. Просьба развивать персонажа и в других направлениях тоже, чтобы она не стала статичной куклой.


о.7 ВАШ ПОСТ

Свернутый текст

Удивительно, каким образом судьба сталкивает двух совершенно незнакомых людей раз за разом в одних и тех же сценариях. Эви на мгновение поджала губы, вспоминая липкие щупальца тьмы, разразившийся вокруг непримиримый хаос и вихрь чувств, что её охватывал, когда Рейнсворт подняла на руки такое лёгкое тело Одетты, что лежала у неё на руках подобно сломанной кукле. "Она этого не помнит." Это было так давно, что, казалось бы, прошёл не один год, но сейчас в мыслях возникали эти образы подобно каким-то сказочным существам, что извивались всем телом, трясь своими спинами о стенки черепа, наделяя мысли неким живым чувством вчерашнего дня. Она словно заново чувствовала тот боязненный трепет, те терпкие запахи пыли и гнили, заполняющие ноздри, и на сетчатке словно бы отразились те далёкие и размытые образы. Она не сомневалась, что Забини тоже вспоминала. На какое-то ничтожное мгновение даже показалось, что это событие их связало - на те долгие и невыносимые минуты они действительно работали сообща. И на несколько мгновений в этом самом кабинете они переживали одну и ту же волну воспоминаний. "Но на этом оо и закончится." Она уже давно привыкла, что в жизни каждый идёт своим путём, не оборачиваясь на остальных. Даже люди, с которыми, казалось бы, всю жизнь пройдёшь вместе, оказываются только временными попутчиками и уходят куда-то далеко-далеко.

- Ну что же вас всех тянет в "Кабанью Голову"? - Поинтересовалась Эвелин, осторожно качнув головой. Ей не нравилось встречать там учеников по двум причинам: во-первых она совершенно не понимала, почему детей магнитом притягивает грязный пол и мутные стёкла с сомнителной публикой. Ей казалось, что там было просто-напросто опасно. Ну а во-вторых её начинали узнавать по месту работы, и это было плохо. Ведь это значило вопросы о том, что она делает в Хогвартсе и в принципе заработать себе славу официантки такого сомнительного заведения не хотелось бы. "Нет, я не преступница даже и не провал по жизни. Хочу заметить, что я отлично сдала свои экзамены, поступила в аврорат и даже прошла первый год обучения. Это было необходимостью." Обидно, что за все заслуги, пускай они и не были такими уж выдающимися, её судили во многом за то, на какой ступени она находилась сейчас - и сейчас ей действительно падать дальше было некуда. Выпускница размяла плечи, осторожно выдохнув. Прошлое уже давно было потеряно где-то в несуществующем пространстве - осталось только во всплывающих картинах эмоций. Сейчас же приходилось думать о будущем и бороться только за него. Они станут архитекторами своего собственного мира, который должен будет родиться из этой всепоглощающей тьмы. В конце-концов, самый тёмный час ночи всегда наступает перед рассветом. Но достаточно ли сгустились тучи сейчас?

- Можешь звать меня по имени, можешь даже обращаться на "ты", но никому больше этого имени не называй. - Наверное, это звучало слишком подозрительно. Проще было бы оставить всё как есть - неужели эта девушка пошла бы интересоваться у преподавателей, кто такая некая Эвелин, что иногда бывает в Хогвартсе? Странно, что она ещё ей самой не стала задавать вопросов. А так она только заострит на этом внимание и может действительно соединить работу в Хогсмиде и тот факт, что выпускницы здесь не должно было быть. Но сейчас Забини этих связей, очевидно, не замечала. "Явно мысли не тем заняты..." Подытожила Рейнсворт, осторожно заглядывая в глаза Одетты, незаметно наклонив голову. Она видела там невероятную внутреннюю борьбу и, к сожалению, не могла не почувствовать, что была здесь на редкость не кстати. "Это тебе к школьному психологу нужно, дорогая. Я ничем не могу тебе помочь." Поскольку Рейнсворт всегда предпочитала слову дело, со словами она обращалась невероятно плохо, и поэтому боялась, что вместо помощи она только усугубит и без того неприятную ситуацию. Хотя порой чувство бессилия сжигало изнутри неумолимой кислотой, прожигающий и кости и мышцы - хотелось помочь, но на это не было ровным счётом никакой даже надежды. "Прости."

- У меня, кажется, назревают серьезные проблемы из - за того, что я отказалась помогать родителям, в частности, отцу, в их делах с Сами-знаете-кем. - Слова ударили барабанным боем в голове, разразившись содрогающимся звоном, и Эви задержала дыхание, на мгновение забыв, как дышать. Она позволила страшной сосредоточенности отразиться на лице - приоткрытые напряжённые губы, сжатые зубы, сдвинутые к переносице брови и прищуренные голубые глаза. Едва сгибающимися пальцами она приняла помятое письмо и развернула его, бессознательно разгляживая складочки, созданные испуганными пальцами. "Одетта Одиллия Забини" - имя первым же делом бросилось в глаза. "Забини" звучало совсем не лучше, чем "Рихтер". Невероятных трудов стоило не смять это письмо теперь и ей, но сложить его в аккуратные четыре раза и протянуть обратно с лицом спокойным и сосредоточенным. Каким же невероятным талантом сарказма обладала судьба, что она ей в такой час подкинула такой случай. Что она перед собой видела человека, проживающего такую же жизнь, что проживала она сама. И какой совет могла Эвелин дать ей? "Посмотри на меня, я сделала правильный выбор, и теперь все, кого я когда-то любила, мертвы, а я работаю официанткой в замшелом трактире и лезу на рожон при каждом удобном случае, чтобы оправдать свою глупость." Выдох, вырвавшийся из её груди был тяжёлым и обречённым - кажется, пауза затягивалась слишком надолго. Она не могла уговаривать эту девоку оставаться верной своим принципам, не имела на это никакого морального права, пускай и было очевидно, где лежало её сердце.

- В жизни всегда будет очень много источников света, что будут отбрасывать уродливые тени, куда бы ты ни пошла. Жизнь всегда будут очень многого от тебя требовать - больше, чем ты думаешь, и больше, чем, как теб будет казаться, ты сможешь вынести. Ты удивишься через несколько лет, оглядываясь назад, сколько всего лежит на твоих плечах, и как ты это выносишь. Так что не бойся продолжать жить, и никогда не бойся идти по какой-то дороге в одиночку. Что бы ни говорили люди вокруг, ничто тебя не должно останавливать от того пути, по которому ты идёшь. - Она говорила то, что считала правильным, то, во что верила сама, но никогда не могла бы заставить себя сказать то, что було на душе, сказать то, что было таким ужасным и страшным. Если эта девочка умрёт, сможет ли она оправдать себя своими обычными разговорами о том, что хорошо и плохо? Сможет ли она сказать "при той информации, что у нас была на тот момент, я сделала правильный выбор, пускай в конце он и обернулся трагедией"? Интересно, видела ли Одетта в глазах Эвелин отражение того, что могло случиться с ней? Отражение последствий того вбора, что она уже сама сделала, сама того не понимая? "Одетта, ты всё равно никогда не сможешь убить, ты никогда не сможешь пытать. Ты всё равно умрёшь, Одетта, умрёшь в гнлом подвале, когда не сможешь подчиниться приказу, умрёшь от своей же собственной бесполезности в том деле, куда тебя хотят затащить силой. Ты уже давно знаешь, куда нужно идти." Ренйсворт это понимала. Но сказать не могла.

- Жило две девочки, - начала она свой рассказ, решив зайти издалека, и это "издалека" оказалось настолько близко, насколько это возможно, - учились в Хогвартсе, обе росли вдали от политики, окружённые любовью и заботой своей семьи. Обе талантливы в учёбе - разные, но в чём-то похожие, всего годом различался их возраст. И однажды они встали на таком же перепутии, на котором сейчас стоишь ты. И старшая сестра выбрала свой путь первая. Она живёт в роскоши и понимании, у неё великолепная и уважаемая семья, готовая принимать девушку со всеми её талантами и недостатками. Вторая сестра выбрала полностью противоположный этому путь. Она живёт в нищете и полном одиночестве, и нет в мире ни одного человека, который мог бы уделить ей хоть каплю понимания. И знаешь, что в этой истории самое важное? - Рейнсворт сделала осторожную паузу. Удивительно звучала эта история, произнесённая словно бы о ком-то другом. Она заиграла настолько новыми красками, что можно было бы только диву даваться, пока смотришь на неё со стороны. Всё было настолько другим, настолько понятным, настолько раскрытым. Конечно, теперь она смотрела на это с позиции того самого стороннего наблюдателя, а не человека, совершившего действие, которое вызвало массу страданий. Эви ни секунды не сомневалась в том, что всё сделала правильно. - Никто из них не пожалел о своём выборе.

+

Отредактировано Evelyn Rainsworth (11.01.2015 11:42:32)

+4

9

От ненависти до любви


http://s1.uploads.ru/t/paR2s.gif
о.1 ИМЯ И ФАМИЛИЯ
Иен Калеб Галбрейт / Ian Caleb Galbraith

*смена имени возможна


о.2 ВНЕШНОСТЬ
Тейлор Лотнер/ Taylor Lautner

*смена внешности обговариваема


о.3 ВОЗРАСТ
Родился 27 сентября 1979 года, 18 лет

о.4 КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ
- Ты - гриффиндорец. Я - слизеринка.
- Ты волшебник - полукровка
- Мы с тобой не были знакомы до 5 курса, знали лишь имена друг друга, но при этом общались в одной и той же компании.
- Ты на стороне Поттера и Ко
- Ты в Армии Дамблдора
- Ты – душа компании
- Ты любишь поспорить, и тебя легко взять на “слабо”
-  Ты – мой бывший парень (мы встречались с 5 по начало 7 курса), и по совместительству, друг.

*факультет принципиален, то, что ты - мой бывший парень - тоже, а вот все остальное можно изменить по желанию и согласованию со мной


о.5 ВАШИ ОТНОШЕНИЯ
Ну,  тут могу предложить мой излюбленный вариант - от любви до ненависти, от ненависти до любви. Тем более, факультеты и обстановка способствуют. Поначалу ты мог относиться ко мне, как к любой другой слизеринке - нейтралитет с легким налетом неприязни. Однако при этом не мог не замечать мою внешнюю привлекательность, что, впрочем, напрочь перекрывалось полнейшей уверенностью в моей внутренней "пустоте".
Однажды мы столкнулись, в коридоре, ты не смог пройти мимо не съязвив – я ведь слизеринка. В дальнейшем мы ругались при каждой встрече и не упускали возможности как-то унизить друг друга. Все это доходило, порой, до абсурда. Но мы общаемся в одной компании, и так получилось, что наш общий друг устроил вечеринку, куда позвал и тебя, и меня. Ты прилично выпил, что для тебя абсолютно нехарактерно, я тоже не отставала. Мы соперничали даже в этом… и в итоге оба напились настолько, что с трудом соображали. Тут-то и пошли в ход родные инстинкты. Страсть, секс, утро. Ни ты ни я не могли понять, как вообще мы оказались в одной постели. Постепенно стали приходить картины предыдущего вечера. Стыд захлестнул обоих, мы поспешили разойтись. Больше не было ни язв, ни ироний, ни вообще хоть какого-либо контакта. Все изменил случай. Спустя несколько месяцев я потерялась в Хогсмиде. Где-то неподалеку от Визжащей хижины я свернула не на тот поворот и никак не могла выбраться из окружающей меня лесной чащи.  Темнело, становилось все страшнее. Ты тем временем уже искал меня глазами, когда вся компания собралась в Трех метлах. Нехотя, ты стал расспрашивать обо мне, в последний раз меня видели у Визжащей хижины. С удивлением для себя, ты не на шутку перепугался и сорвался с места, друзья поухмылялись. Всем уже были очевидны наши чувства, кроме нас самих. Ты нашел меня, я уже успела замерзнуть. Кинув мне на плечи свою куртку, ты, недовольно бубня что-то себе под нос потащил меня к выходу из леса. Уже у Трех метел, в темноте ночи, при падающем снеге я неожиданно обняла тебя.  С тех пор мы стали парой, и практически не разлучались, наплевав на все стереотипы о гриффиндорцах и слизеринцах.
Шло время,  мы росли, и доучились до 7 курса. Постепенно  мы настолько привыкли друг к другу, что перестали ценить собственные отношения. Ты все меньше уделял мне внимание, а я… я все больше увлекалась учебой и мыслями о будущем. Кроме того, видя, что ты все больше отдаляешься от меня,  я предложила расстаться, но остаться друзьями, и ты меня в этом желании поддержал.

*все обговариваемо, единственное, что категорически не рекомендуется менять – факт того, что ваш персонаж – бывший парень моей героини


о.6 ДОПОЛНИТЕЛЬНО
- Вы можете спокойно изменить многие факты, предварительно согласовав их со мной. Вдруг вам захочется внести что-то свое в персонажа, подстроить его под себя изначально? Нужно нечто готовое - пожалуйста, обращайтесь. Вместе можно придумать много интересного. Хочется отыграть развитие отношений, впоследствии - дружбу.
- Готова окружить любовью, теплом, озорством, спорами, весельем и заботой, обещаю регулярную игру, достаточно интересную.
- Просьба не брать роль на один день - мне очень важен этот персонаж, и хочется чтоб его отыгрывал инициативный, активный, действительно заинтересованный в игре человек.
- Необязательно играть только со мной - есть смысл в развитии отношений с другими персонажами. Поверьте, скучать вам точно не придется!
- Есть отыгрыш, который можно сделать нашей отправной точкой, а так же море новых идей 
- Перед тем как писать анкету, пожалуйста, обязательно свяжитесь со мной в гостевой, ЛС или в аське.

Связь со мной

Ася - 642413571

о.7 ВАШ ПОСТ

"Поворот не туда"

Повисло молчание после рассказа Одетты о Пожирателях. Девушка нервно тряхнула головой и вновь поднесла уже остывшую чашку к губам, допивая свой напиток и со смутным беспокойством следя за своим собеседником. Мистер Уоррен казался несколько обескураженным и недовольным, а атмосфера между мужчиной и девушкой накалилась еще больше. Слизеринка едва ли не физически ощущала, как волны ее тревоги и непонятного подсознательного страха перемещаются между ними, смешиваясь со странным спокойствием и едва заметным недовольством ее спутника. Слизеринка непроизвольно накрыла ладонью плечо, которое периодически начинало саднить, когда мистер Уоррен заговорил о Темном лорде.
- Вы спокойно произносите имя Того-Кого-Нельзя-Называть. - в голосе мужчины слышалось легкое удивление и настороженность.  – В этом мире волшебники боятся его до такой степени, что даже имя, как правило, не решаются вымолвить. Мисс Забини, аккуратней с этим. Мало ли, в каком обществе Вы окажетесь, и оно может отреагировать на Ваше бесстрашие иначе, нежели я.
Слизеринка вскинула голову, внимательно глядя в глаза Уоррену. Он в какой - то степени был прав, следуя своей привычке называть вещи своими именами, она сильно рисковала, но с другой стороны, Одетта  не желала изменять себе, она отдавала себе отчет о возможных последствиях этого, но не боялась.
- Страх перед именем влечет за собой страх перед человеком, а я предпочитаю не испытывать страха. - резче, чем следовало, возразила девушка. - Страх ослабляет, а я предпочитаю быть сильной, тем более, что у меня просто нет иного выбора.
Да. Выбора у нее уже не было, но Одетта и не желала другого выбора. Она слишком ненавидела Волдеморта и презирала родителей, чтобы отступить от раз и навсегда выбранной позиции.
На ее вопрос о неожиданном интересе к ее "семье" мистер Уоррен ответил несколько корявой шуткой.
- Извините за столь неуместное любопытство, - произнес Филберт, снова улыбнувшись уголками губ, - но это единственная надежда хоть что-то вспомнить. Память восстанавливается кусками, и я пытаюсь понять, избавляюсь ли от беспамятства или постепенно приобретаю первую стадию шизофрении.
Одетта слегка расслабилась, но все еще настороженно смотрела на него. Два взгляда скрестились: серо - зеленые глаза серьезно смотрели в лицо Уоррена, словно пытаясь понять, насколько он искренен.
- Так и должно быть. Ваша память возвращается к вам весьма быстро, так что думаю, скоро вы все вспомните. - мягко заметила девушка, улыбаясь уголками губ.
А потом разговор вновь свернул на ее родителей, и испытав минутное облегчение от того, что Уоррен, как он признался, ничего не помнит из того, что связано с ее родителями, слизеринка еле подавила всколыхнувшееся в ней раздражение.
Сдались тебе мои родители! Неужели нет другой более интересной темы? Впрочем, такой интерес к Пожирателям Смерти... неспроста все это, ох, неспроста.
Страшная догадка промелькнула в мозгу, заставив пробежаться по спине легкий холодок.
А может, ты тоже Пожиратель? Может, я ошиблась? Спасла не того, кого следовало? Но ведь тот мужчина был в мантии Пожирателя! Я не могла ошибиться. Если только, ты, Уоррен, не применил какие - то чары, чтобы запудрить мне мозги.
- Мистер Уоррен, благодарю вас, с ними все хорошо, они сейчас уехали  путешествовать. Мой отец отличается любовью к странствиям, а мать, насколько я знаю, не упускает возможности заняться благотворительностью за пределами Англии.
Конечно же, это было не так, Одетта более чем уверена была, что ее родители прикрывают этим "путешествием" свои темные делишки, выполняемые по приказу Риддла. Но тем не менее, она не могла открыть мужчине всю правду - она ему не доверяла, потому что его вопросы наводили на мысль, что он не просто знает ее родителей, но и связан с ними. Правда, доказательств у нее не было, а значит, действовать наверняка девушка не могла. Приходилось осторожничать, тщательно обдумывая каждое слово, прежде, чем сказать его.
Таверна постепенно опустела, за исключением нескольких подвыпивших человек. Внезапно дверь распахнулась и на пороге показался мужчина, он, хромая, прошел к первому же попавшемуся стулу и рухнул на него, придерживая руками голову. И Уоррен, и Одетта узнали его - это был тот самый человек, которого Одетта вырубила в том переулке, спасая жизнь Филберту. Мужчина заказал огневиски, и Одетта поняла, что он явно тут надолго, а значит, им с Уорреном лучше скрыться, пока он их не заметил. И кажется, ее спутник подумал о том же, потому что прошептал, что пора уходить, а потом поднялся со своего места.
Все бы хорошо, но в дело вмешался Его Величество Случай: Филберт задел локтем бутылку с остатками огневиски, и та упала на пол, со звоном разбившись и забрызгав подол мантии Одетты бордовыми каплями.
Ну вот, влипли... - пронеслось в голове слизеринки, пока она наблюдала, как мужчина повернулся и немигающим взором уставился на мистера Уоррена, как они оба выхватили палочки. - Это называется законом подлости, дорогуша. - на секунду проснулось внутреннее альтер - эго девушки, чтобы тут же снова уснуть. Слизеринка встала и отступила на шаг назад, чтобы не попасть под возможную линию обстрела заклинаниями и чтобы лучше видеть происходящее.
Об Одетте  оба забыли - Филберт был поглощен своим противником, а тот слизеринку даже в лицо не видел, потому и не обратил на нее внимание. Пальцы девушки незаментно скользнули под складки мантии, нащупывая волшебную палочку, но пока она не спешила ничего предпринимать, потому что не хотела оказаться меж двух огней.
Мистер Уоррен явно тоже не горел желанием драться, и попытался уладить дело миром:
- Мы не хотим непри…
- Stupefy, - и снова Уоррен поприветствовал головой стенку. Одетта сделала было шаг к нему, но мужчина уже успел встать, опираясь на стол.
- Игры кончились, - бросил Уоррену его оппонент- теперь тебе не скрыться, По…
Черт.
Глаза Одетты прищурились, глядя то на одного, то на другого мужчину, которые уже вовсю сражались, перекидываясь разноцветными вспышками заклятий. Забини мгновенно осознала свою ошибку. Интуиция ее не подвела, и догадка Забини оказалась верной. Она ошиблась и тогда, в переулке, спасла не того. Но почему же на нем была мантия Пожирателя, введшая ее в заблуждение?
Отраженные боевые заклинания отлетали в стены, разносили в пух и прах все на своем пути. Они смогли бы так сражаться до утра и разрушить заведение, но в последний момент Уоррен успел ловко взмахнуть палочкой:
- Incarcerous, - и обездвиженный аврор рухнул на деревянный пол, стиснув зубы.
- Стойте! - инстинктивно, движимая желанием защитить и уберечь, девушка рванулась вперед и схватила Уоррена за руку. - Не надо причинять ему еще больший вред, чем уже успели причинить. И вообще, мистер Уоррен, теперь у меня к вам возник ряд вопросов, на которые я бы желала получить ответы.
Одетта закусила губу, глядя на Филберта. Теперь она была почти уверена наверняка: он - Пожиратель. Но ей хотелось узнать точнее, кто он, и как он связан с ее родителями, да и внимание от аврора отвлечь было бы неплохо.
С кем я связалась?
Забини оказалась в трудном положении. С одной стороны девушка уже успела проникнуться к Уоррену симпатией, как к интересному собеседнику. С другой стороны, он был Пожирателем, а значит, на него распространялась и ненависть, испытываемая девушкой к этим прислужникам Тома Риддла.
Мерлин, и что мне делать?

+

Отредактировано Odetta Zabini (13.11.2015 08:30:00)

0

10

Совместная заявка мсье Антареса Гриндевальда и мадемуазель Рашель Готье

http://static2.hypable.com/wp-content/uploads/2013/06/Doctor-Who-Welsh-Anthony-Hopkins.png
о.1ИМЯ
Александер Поль Кристоф Готье
– имя смене не подлежит

о.2 ВНЕШНОСТЬ
Энтони Хопкинс only.
Тут, пожалуй, поясню. Обычно я чрезвычайно лояльна к выбору внешности, но в данном конкретном случае заявка на персонажа не могла случиться более полугода, так как не находилось ей достойного лица, и перебрав всех, кого можно и нельзя, уж было отчаявшись – о чудо! – мне попался на глаза Энтони, великолепное воплощение мсье Готье.

о.3 ВОЗРАСТ
60-70 лет

о.4 КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Оговорюсь сразу, упоминаний о персонаже много, так как для Рашель дед является в чем-то основополагающим столпом. Поэтому, чтобы не утомлять желающих взять роль целым талмудом, постараюсь сконцентрировать информацию по сферам.
ХАРАКТЕР: очень волевой мужчина, способен идти до конца, не боится непопулярных решений, при этом, не рубит с плеча: умен, хитер, осмотрителен – эдакий старый, тертый жизнью лис. Мыслит более чем своеобразно, любит сложные комбинации-многоходовки, тактик, стратег. Он, безусловно, опасен, но не стоит воспринимать его как закостенелое чудовище. Он не убийца, но политик, который смотрит наперед и защищает благоденствие свое и своей семьи со всем тщанием и влиянием.
СЕМЬЯ: единственная дочь Шанталь, после распавшегося брака практически все время в отъезде.
Внучка Рашель, по сути, всю жизнь воспитывалась дедом.
Пожалуй, в этом пункте я не могу обойти вниманием Антареса Гриндевальда, который является учеником, помощником и доверенным лицом Александера. Уже много лет живет в доме Готье, множественно доказал свою надежность и верность.
ПОЛОЖЕНИЕ В ОБЩЕСТВЕ: Александер Готье – один из самых могущественных темных магов Франции, тем не менее, он не имеет ничего общего с Волдемортом. Готье никогда не стремился к власти, не работал в силовых структурах, большую часть жизни был послом и дипломатом в Европейских странах, потому, имел более чем значимый вес в высших слоях общества. Александер – профессионал подковерных интриг и закулисных игрищ, искусный кукловод, серый кардинал французской политики. Имеет обширные связи и агентурные сети, ни одно важное решение не принимается без его ведома. Действует всегда тонко и чужими руками, не склонен к силовым методам и жестокости.
ПРИВЫЧКИ: из прописанных есть две – курит трубку и собирает редкие книги и артефакты.
СПОСОБНОСТИ: а теперь гвоздь программы – объяснение, почему он был столь успешен на поприще дипломатии и политики. Александер Готье искусный легилимент и окклюмент.

ВЫДЕРЖКИ ИЗ АНКЕТЫ РАШЕЛЬ

1. Историю Рашель нужно, пожалуй, начать с деда. Александр Поль Готье – хороший, плохой, злой. Квинтэссенция магии, вибрация духа, неизменный, неизбывный, деспотичный. Он растил свою дочь Шанталь как продолжение себя, наследницу не состояния, но идей, смыслов, интуитивных открытий. Она должна была быть созвучной ему, равной, превосходящей, обитающей на другом уровне бытия.
2. Малютка Рашель фактически осталась на попечении у деда, который охотно ухватился за повторный шанс воспитать себе преемницу. Такой фатальной ошибки он больше не совершит, Рашель будет с ранних лет знать, что такое любовь и как от нее защититься.
Несмотря на устремления деда в целом ее детство вполне напоминало детство в прочих аристократичных семьях, а если какие сомнительные парадигмы и внушались девочке, то было это все исподволь и ненавязчиво.
3. … дед упорно таскает ее за собой: на встречи с соратниками и друзьями («Правильные связи решают практически любой вопрос»), в деревни и города родной Франции («Ты должна знать, как живут люди: и маги и магглы»), в зарубежные поездки («Культура и историческое наследие разных народов позволят лучше понимать социокультурные отличия и использовать это в своих целях»)
4. Рашель было четырнадцать, и юношеский цинизм был ей на пользу. Александер однажды привел внучку в бордель, где они тайно наблюдали за действиями жриц любви.
Рашель смотрела на открывающиеся сцены со смесью брезгливости и зарождающейся чувственности. Севшим голосом она спросила у деда:
- И я тоже должна делать все эти ужасные вещи, чтобы получать то, что мне нужно от других?
- О нет, дорогая, ты должна уметь намекать, обещать одним лишь взглядом неземное и запретное блаженство. По сути, общество наше прогнило и построено на пороках. Каждый втайне мечтает совершить что-то запретное и стоит лишь поманить, как мотылек сам того не понимая охотно влетит в паутину и отдастся на милость победительнице.
5. Рашель воспитывалась в абсолютной свободе, ибо по мнению деда, лишь полностью свободная от оков личность способна на по-настоящему смелые акты творения.
Поэтому, когда вернувшись после окончания семестра домой, Рашель бескомпромиссно объявила, что к ней прибудет почетный гость на каникулах, Александер лишь миролюбиво поинтересовался личностью счастливчика. «Профессор, чистокровен, лоялен!» – бодро отрекомендовала мужчину Рашель. Мать, правда, оказалась против, но она по странному стечению обстоятельств досрочно отбыла на очередную заумную конференцию.

ВЫДЕРЖКИ ИЗ АНКЕТЫ АНТАРЕСА

- И на что мне сдалась эта французская устрица? – Терри безо всякого энтузиазма наблюдал за тем, как дед пишет рекомендательное письмо. Пол был засыпан скомканными листами – Геллерт переделывал послание столько раз, что внук уже сбился со счёта. Услышав дерзость, Гриндевальд вскочил с необычайной прытью, которую было трудно обнаружить в тщедушном теле старика, и схватил Антареса за ухо, словно малолетнего:
      - Ты сейчас не умеешь ничего, кроме, как посохом да палочкой размахивать во все стороны, - прошипел он, и Терри взвизгнул от унижения, но Геллерт пальцы не отпустил, ещё ниже пригибая голову внука. Антарес попытался вырваться, но дед так больно стиснул ему шею, что он не мог пошевелиться, - годков много, а мозгов мало, - старик постучал ему по лбу костяшками пальцев и отшвырнул от себя, - я тоже это умел, и где я сейчас? – Гриндевальд провел рукой по лысому черепу. Терри потер измятое покрасневшее ухо, не решаясь дальше спорить. Андреас часто злился без повода, и Терри привык не обращать на это внимания. Если же злился дед – к нему стоило прислушаться.   
      - У тебя есть сила, – Геллерт сжал руку в кулак, поднося её к носу Антареса, - Александер научит направлять её в нужное русло, - он отошел к столу, на котором лежал исписанный пергамент и провел по нему пальцами, - в своё время он был неглупого десятка, - глаза Гриндевальда смотрел в пустоту. Перед ними явно проходили сцены далекого прошлого, - не зря ведь вышел сухим из воды.
      - Ты простил ему это? – удивленно спросил Терри, зная, что деда нельзя назвать самым великодушным человеком на свете. Геллерт ухмыльнулся:
      - Не простил. И он примет тебя, потому что знает, что должен мне, - дед устало сел обратно, - на твоем месте я бы задавал себе вопрос, на кой черт ты ему сдался, эгоцентричный несдержанный мальчишка с большими запросами на пустом месте.
      - Если так, зачем ты посылаешь меня к нему? - слова деда задели Антареса за живое.
      - Готье жаловался, что ищет помощника. Помоложе, но такого, чтобы можно было ему доверять. Будешь его глазами и ушами.
      - Так я буду мальчиком на побегушках? – оскорбленно задохнулся Терри.
      - Можешь вернуться к отцу и попробовать стать властелином мира, если тебя что-то не устраивает! - выплюнул Гриндевальд-старший, теряя терпение, - но, насколько я помню, ты пришел ко мне именно потому, что больше не хочешь плясать под его дудку!  Значит, если я отсылаю тебя учиться к Александеру, будешь учиться!
      - Не слишком ли поздно учиться, – проворчал Антарес, - разменяв четвертый десяток?  Да и потом, я был лучшим в школе и в университете…   
      - Не оглядывайся на других, - Геллерт стукнул кулаком по столу, воск выплеснулся на стол из подсвечника, - единственный, с кем ты должен сравнивать себя, - это ты в прошлом. Единственный, лучше кого ты должен быть, - это ты сейчас, - повторил он максиму, которую вдалбливал в голову Антареса всегда.
      - Трудно признавать, но я рад, что ты поссорился с отцом. Андреас неправильно видит суть вещей, он воспитал в тебе неверные представления о мире. Будет замечательно, если Александеру удастся выветрить эту чушь, - Гриндевальд поставил свою подпись, скрутил пергамент в трубку и, скрепив сургучом, вручил внуку.
      - Почему ты сам не возьмешься за это? – поинтересовался Терри, убирая письмо в наплечную сумку. Геллерт окинул взглядом голые стены Нурменгарда.
      - Готье держит нос по ветру, каждая сова доносит ему всё, что знает. А я давно уже выпал из гнезда, потерял вкус к жизни, - старик отодвинул в сторону тарелку с заплесневелым хлебом.

о.5 ВАШИ ОТНОШЕНИЯ
Рашель: Дед и внучка, отношения самые теплые и радушные.
Антарес: Наставник и преемник

о.6 ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Персонаж более чем неоднозначный и наверняка сложный, но будет заласкан и залюблен, так как нужен двум весьма активным персонажам.
Связь: 278698232

о.7 ВАШ ПОСТ

Рашель, квест Magic Winter

В последнее время у нее появилась любимая игра: «отпустить» сознание, искать странных, непохожих, выделяющихся. Такие всегда хранили в себе изюминку, которая пряталась чаще всего в глубоком изломе, переполненным мраком. Опасный секрет, яркое воспоминание, сладостная мечта: эти фрагменты вспыхивали так ослепительно, так объемно, что колени подгибались от восторга. Вот и сейчас Готье ничего не стоило претвориться скучающей дамой в ожидании своего кавалера, выискивая новые сокровища своей пока еще небольшой коллекции. Новые претенденты на внимание полувейлы не спешили выстраиваться в очередь – многие знали, кто она и не желали связываться с семьей с отнюдь не безобидной репутацией, остальные видели ее под руку с Гриндевальдом, а он умел быть по-настоящему устрашающим. Парадно-мрачный вариант мог довести большинство гостей до икоты, а тех, кто послабее психикой – до инфаркта. Достаточно веская причина, чтобы не связываться с девушкой, к которой суровый невыразимец проявляет свое внимание.
Рашель цедила через соломинку многоцветный коктейль, мысленно расползаясь по залу. Невесомо касаясь чужих эмоций, она с легкостью делила их на слои: взбудораженные молоденькие девушки, возбужденные юноши, слишком часто опадающие взглядом в призывные декольте, суровые господа в коньячном флере, скучающие дамы, перемывающие косточки мужьям, суетливая облуга. Было так же несколько озабоченных глобальными проблемами персон, и парочка трясущихся за свою жизнь. Но все эти люди были обыденными, будничными, со своими проблемами, тщеславием, жаждой власти, одиночеством. Француженка уж было уверилась, что никого интересного сегодня не найдет, и стоит, пожалуй, найти себе партнера по танцам, когда она внезапно наткнулось на что-то льдисто-колкое, чуждое, завораживающее.
Это… это… это был снежный буран, ломающий столетние ели, трескучий мороз, высасывающий жизнь из опасно прикорнувшего уставшего путника, двухфутовые сугробы, наметенные за ночь… пропасть неразделенного одиночества, непризнанности, невостребованности… У Готье закоченели руки, закружилась голова, засосало под ложечкой. Будто она провалилась под лед, и уже нет сил барахтаться, и воздуха нет… и боли. Осталось спокойствие и одиночество.
В попытке сделать судорожный вздох, Рашель втянула слишком много жидкости через соломинку, крепкие нижние слои коктейля лавовой рекой прокатились по пищеводу. Девушка закашлялась, из глаз выступили слезы, но обжигающее ощущение чужого сознания разлетелось хрустальными осколками. Француженка покрутила головой вокруг, пытаясь понять, кому из присутствующих могло принадлежать ЭТО. Кто этот человек? И человек ли?
Пожалуй, стоило как можно быстрее найти Антареса. Она уж было устремилась к темнеющей в противоположной зале макушке, но остановилась, не сделав и десяти шагов. Что она ему скажет? Что почувствовала «снеговика» среди присутствующих? Он ей не поверит, скажет больше не пить. А если и поверит, то спишет все на какой-нибудь защитный амулет от таких любопытных пташек, как она. «Кто же ты, загадочный незнакомец?» Рашель заскользила по залу, обмениваясь с гостями ничего не значащими приветствиями и заверениями в вечной благосклонности. Она бы и не заметила съежившуюся фигуру, плохо подходящую сегодняшнему приему, если бы люди инстинктивно, неосознанно, не обтекали ее по небольшой дуге. Готье рассматривала его издали, не приближаясь, и уж тем более исключив ментальный контакт: мужчина не выглядел опасным, агрессивными или даже странным. Он был… уставший и потерянный. Можно было и рискнуть.
- Добрый вечер, мсье. Вы совсем один… позвольте развлечь Вас беседой? – Рашель смотрела на него с мягкой заинтересованной улыбкой, куда более искренней, чем та, что обычно адресовалась светскому обществу, пытаясь понять, что скрывается за отрешенным спокойствием.

+

Отредактировано Rachelle Gautier (11.01.2015 22:09:04)

+2

11

We few, we happy few, we band of brothers

[audio]http://pleer.com/tracks/11765664dPf7[/audio]

http://s018.radikal.ru/i501/1502/a8/a11a45738083.gif

занят

о.1 ИМЯ И ФАМИЛИЯ
Симус (Шеймус, Шимус) Финниган | Seamus Finnigan

о.2 ВНЕШНОСТЬ
Dylan O’Brien

о.3 ВОЗРАСТ
17 лет

о.4 КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Дитя двух миров, Симус умудрился отхватить от обоих все самое веселое: он любитель полетов и игры в квиддич, профессионал шумных вечеринок, доброволец наивных ребяческих проделок, фанат кинематографа и эффектных взрывов и вообще двигатель любой развлекухи и кипиша. Если где-то шумно, если где-то весело, то там обязательно побывал Финниган. Ирландец не только по рождению, но и по сути, он никогда не откажется быть задействован в громком алкогольном празднестве; и с точно такой же решительностью и храбростью сунется в самую горячую переделку. Потому что Симус любит, когда горячо, любит, когда страшно; ему нравится, как адреналин бродит по венам, как растекается пульсацией в животе; ему нравится чувство опасности и жизнь на грани – вероятно, он самую малость мазохист. Он так же горяч и неосторожен в словах, как и храбр в битве, так же безрассуден в глубоко личном, как и в общественном – кажется, у Симуса нет ни одной противоречащей, парадоксальной черты, он цел с головы до ног, монолитен с ирландской души до гриффиндорского сердца. Его свободный дух не признает ограничений, его воля никогда не смирится с действительностью, и там, где у других опускаются руки, Симус готов прыгать до потолка, вопя во все горло какую-нибудь дурацкую моряцкую песенку – смотрите, мы живые!

Помимо всего этого Симус: полукровка, рожденный от брака волшебницы и маггла; с конца пятого курса ярый сторонник ОД, позже – ОФ; лучший друг Дина Томаса и хороший приятель близнецов Уизли; счастливый владелец не самого нового Нимбуса и обладатель телесного патронуса, принимающего форму лисы; ярый защитник слабых и обездоленных в момент воцарения Пожирателей в Хогвартсе, а потому – постоянный член выручай-комнаты. Симус сообразителен и отличается быстрой, пусть и немного нервной и дерганной, реакцией, поразительно хорош в боевой магии и отчаянно не ладит с защитной – защищаться вообще не в его характере; Симус незаменим в бытовом смысле - руки у него из нужного места растут, при желании и после долгой практики может, наверное, даже самодельную бомбу собрать без помощи магии; Симус умеет отправлять свою гордыню ко всем чертям и признавать свои ошибки; Симус дружелюбен и открыт почти к любому диалогу; Симус умильно неуклюж и не отличается особой грациозностью, но в балерины он никогда особо не стремился, а в бою, при полной концентрации, его неуклюжесть исчезает без следа; Симус не оставляет попыток научиться думать головой, но сердцу ведь не прикажешь, а настоящему гриффиндорцу оно – лучший и первый советчик; Симус – еще одно яркое пятно в мрачной действительности, своими действиями напоминающий прежний, ужасно цельный и отчаянно-храбрый мир.

о.5 ВАШИ ОТНОШЕНИЯ
Симус делит с Лавандой самое сокровенное – ее мечту о будущем. И неважно, какую именно из них – он просто верит, точно так же, как и она, что это будущее наступит однажды. Он не задумывается особо, с ним или без него, он просто знает, что его мир не может долго оставаться вот таким..
Симус вообще очень многое делит с Лавандой, еще с тех пор, когда их было только четверо в беззаботные времена: хохотушка Парвати, красавица Лаванда, куратор Дин и непоседа Симус, - казалось, они были хозяевами красной гостиной. У них была своя история, разумеется, не менее важная, чем у всех других. Симус с готовностью разделил с Лавандой ее веру в будущее, когда еще никто из них так отчаянно не нуждался в этом: в тот момент, когда он поверил предсказаниям Трелони, он поверил в талант Лаванды. И Симус был единственным, кто не переставая твердил ей, что ей следует уделять своей способности больше внимания.

о.6 ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Пишите в гостевую, я с радостью туда к вам приду именно за таким вот Финниганом.
Мне просто очень нужен Симус в этом мире, вот именно такой ирландский, а какой сюжет вы там себе придумаете, кого захотите любить, а кого - убивать, решать только вам, мы обо всем договоримся. Скучно не будет – не в ОД.

+

Отредактировано Lavender Brown (20.06.2015 20:16:29)

+3

12

We few, we happy few, we band of brothers

[audio]http://http://pleer.com/tracks/5005216lkRT[/audio]

http://i077.radikal.ru/1501/55/b1c4c5e51b21.gif

о.1 ИМЯ И ФАМИЛИЯ
Дин Томас | Dean Thomas

о.2 ВНЕШНОСТЬ
Tyler Posey

о.3 ВОЗРАСТ
18 лет

о.4 КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Дин обладает потрясающим талантом делать людей счастливыми. Он вообще, кажется, только для этого и существует – чтобы всех осчастливить. Его не интересует собственная личность от слова совсем: сколько ему доведется пережить страданий, сколько вытерпеть боли – если это все ради кого-то, кем Дин дорожит, если хоть одну живую душу его мучения избавят от необходимости терпеть боль, Дин готов. Ужасно идейный, безгранично преданный, он готов защищать жизни друзей до конца. Ему плевать, если это сложно, плевать, если придется многим жертвовать; он не боится трудностей, не боится плыть против течения. Все, что кто-то разрушит, он восстановит собственными силами, все, что утратит, вернет с лихвой упорством. Он непрошибаем, непробиваем для бед – настоящий стоик. А еще известный гуманист: с пониманием относится к человечеству в общем и к косякам отдельных индивидов, готов войти почти в любое положение, понять и простить. Дин напрочь лишен эгоистических порывов и лицемерия: сильный, храбрый, честный, тот, на кого можно опереться – в тысячу раз более положительный, чем все его друзья. Самый подлинный, пожалуй, символ львиного факультета во всей красе.

А еще: Дин, никогда не видевший своего отца, плохо осведомлен о своей генеалогии и временами задумывается, а не магглорожденный ли он, мать с информацией помогает мало – до письма из Хогвартса она знать не знала, что волшебники существуют; старший в семье, поэтому с самого детства возглавлял шайку-лейку и нес ответственность за банду братьев-сестер; игрок в футбол, охотник в сборной Гриффиндора по квиддичу и вообще фанат любого спорта, обладатель завидной мускулатуры и внушительного роста; один из первых и самых постоянных членов ОД, незаменимый в тяжелые времена; потрясающий художник, может рисовать буквально всем и на всем, несколько раз попадался МакГонаггал за разрисовыванием парт, стен, полов, но был признан талантливым и отделывался отработкой; умеет создавать живые картины, что относится к отдельному типу волшебства, хорош в Трансфигурации, прекрасно разбирается в защитных чарах; соображает не то чтобы очень быстро, но мыслит фундаментально, если делает план, то думает обо всем, главным образом – обо всех; друзьям прощает почти любые косяки, терпелив и снисходителен; обладатель запоминающейся репутации среди женского населения – положительный, честный и очаровательный; постоянно забывает вытирать руки после рисования, по этой причине частенько ходит измазанным в краске; негласный руководитель коллектива шалопаев из одного ирландца, блондинки с сомнительной репутацией и неправильной индийской женщины; а теперь еще и постоянный член Выручай-комнаты, где друзья держат его чуть ли ни силой, потому что иначе он пойдет бить Пожирателей в ночи; временно пользуется палочками друзей, свою то ли сломал, то ли потерял, то ли отдал кому-то – не говорит.

о.5 ВАШИ ОТНОШЕНИЯ
Лаванда, безусловно, доставляет ответственному Дину множество проблем: он, видимо, считает, что она никак не создана для реальной жизни. Симус однажды высказался, что Браун типичная барышня в беде, а Дин, поддавшись внушению, с тех пор решил, что он то ли доблестный рыцарь, то ли матушка Готель, запершая Рапунцель в башне ради ее благополучия; в общем, следит он за ней пристально и всегда готов спасать, однако за семь лет ни разу не был замечен в подобающих рыцарю романтических чувствах – достаточно сильных уж точно. А Лаванда просто продолжает причинять добро себе и миру, несмотря на все старания Томаса: у него еще двое шалопаев, за всеми всегда не уследишь.

о.6 ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Нашей шайке-лейке нужна сильная диновская рука. Биография 1998-ого немного изменена, Дин с нами в школе, так что игра точно будет – пойдем отнимать тебе палочку у Пожирателей и разрисовывать стены подземелья всякими странными надписями, типа «враги блондинок трепещите!»

о.7 ВАШ ПОСТ

будущее

…а потом была устрашающая гримаса жажды убийства, неутолимой похоти, желания насыщения. Ржавые, заточенные когти Сивого распороли кожу над ребрами, словно он задумал слепить еще одного человека – четыре косых шрама пересекают ее правый бок до самого пупка, тогда никто не задумывался над тем, чтобы сразу их удалить, а потом стало поздно для осторожных корректирующих чар. Она недолго отбивалась от оборотня: он не был первым ее противником в той битве, к моменту встречи с ним она чувствовала себя полностью вымотанной. Помнит, как перестала соображать, как не хотела сдаваться и как появились Гермиона и профессор Трелони. И больше ничего: ни боли, ни дымящихся камней Хогвартса, ни окончания битвы, ни обеспокоенных лиц друзей, ни транспортировки в госпиталь из родного больничного крыла – дальше только белые стены и чужих людей в кипенных до судороги в скулах халатах.
…а потом случились долгие исследования, научные изыскания, вереница сухих лиц в очках с роговой оправой, которые Лаванда одевала каждому из них хотя бы мысленно, бесконечные расспросы о самочувствии, новаторские зелья, несколько патентов и решительно никаких полезных действий. Она думала, они действительно заинтересуются, думала, захотят выпросить у министров разрешение на что-то негуманное, что-то на грани с беззаконием, но какое уж там беззаконие теперь – после победы только справедливость. Она была готова предложить им свое добровольное содействие: пусть копаются в ней без усыпляющего, пусть поят ее тем, что сократит ее жизнь за четверть, на треть, на половину – пусть только делают что-нибудь. Что-нибудь кроме своих бесконечных записок, обсуждений, научных работ об исследовании ликантропии.
Ей казалось, шрамы у нее на боку сочатся гноем и с каждым днем врастают все глубже, ей казалось, она сходит с ума потому лишь, что чувствует все это; она проклинала всех тех, кому досталась луна раз в месяц, проклинала тех, кто вопреки своим обязанностям не мог помочь ей держаться в рамках человечности, и тех еще, кто никак не мог разобраться, что с ней. Она сказала им, что с ней – она больна. И никто не отреагировал, как будто она озвучила что-то очевидное. Вероятно, для кипенных болезнь и была чем-то очевидным, но с такой очевидностью Лаванда мириться была не намерена.
…а потом текли почти полтора года в полумертвых стенах английского госпиталя с его умеренной кормежкой и весьма сносным, если к нему привыкнуть, персоналом. Снова никто ничего не делал, все словно ждали чуда, знака свыше. Она перестала видеть сны, потому что практически не спала. В первый раз в жизни пожалела, что нельзя обратиться к Снейпу – единственному из знакомых зельеваров. Остальные незнакомые как будто вымерли, во всяком случае, Лаванде не попался ни один, кто бы мог объяснить хотя бы то, почему Аконитовое зелье ей не помогает.
Было много визитов, семейных, дружеских, романтических, но не таких, как прежде. Сперва буквально припаянная к кровати, затем вынужденная общаться со всеми хоть и через тонкую, прозрачную и магическую, но все еще стену, она совсем не могла вспомнить, как было прежде.
И все же в отличие от всех этих теоретиков и бумагомарателей она никогда не опускала рук, не думала сдаваться. Звериная натура работала вопреки себе самой: волчье упрямство делало все, чтобы погубить волка. Горделивый, за семь лет забившийся в сердце и поселившийся в печенках лев не желал пускать на свою территорию кого-то другого – ее гриффиндорское упрямство удвоилось, утроилось, ее желание жить поражало своей силой. Она сама, может, посерела, выцвела местами, подрастеряла свой прежний бескомпромиссный шарм и большую часть суток проводила в болезненной агонии где-то на границах разума и инстинкта, но ритм жизни ее не оставил – он просто сменился, и теперь пульсировал по венам в такт ее безрассудным, диким желаниям.
Где-то на исходе первого года она положила на прикроватную тумбочку карты и поставила шар; где-то в начале второго – ей приснился сон, и она вспомнила, как это – прежде. Но обоняние все равно притупляло остальные четыре, и почувствовать до конца Лаванда не могла.
…а потом объявился этот во всех отношения неспелый гений: юный, с вечно кислой миной на лице, с ледышками вместо глаз и родниковой водицей вместо крови, чуть мене блеклый, чем она, с кучей внутренних проблем и амбициями Наполеона, он был первым, кто взял и сделал. От него она ничего подобного не ожидала, но была феерически рада, что его репутация садиста – каждый слизеринец на красном факультете слыл садистом, независимо от того, с кем общался и на какой стороне был – оправдала себя в полной мере. Лаванда никогда не думала, что однажды заявит почтенным колдомедикам: «Вам не хватает его жестокости». Она никогда не думала так же, что ей будет не хватать жесткости однажды. А он, на самом деле, не имел с ней никаких личных счетов – просто брал и делал свою работу. И к третий неделе их общения Лаванда поняла, что он в ней чертовски хорош.
Она кричала, билась в конвульсиях и истериках, обвиняла его во всех смертных грехах, материла, на чем свет стоит, несколько раз чуть ни прокляла, умоляла прекратить эксперименты, на которые непонятно кто и как выдал разрешение, а через час, отдышавшись, чуть ли ни на коленях ползала – физическая боль вставала на место моральных терзаний, вопрос духовности был отодвинут в сторону и не поднимался ни разу, во всяком случае, в разговорах. Они оказались теми, для кого цель оправдывала все средства.
К моменту, когда она получила первый пузырек с пробной версией состава, она пережила уже больше, чем некоторые жертвы покойной мадам Лестрейндж (которую Лаванда, между прочим, несколько раз помянула недобрым словом в контексте заметного кровного родства со своим лечащим колдомедиком). И тем ценнее был полученный результат. Она даже не спросила, как. Выслушала краткий доклад, подборку тезисов, изложение проблемы и набор подтвержденных догадок и опрокинула пузырек, даже не задумываясь. Еще полгода прошли примерно в том же темпе.
Она пялится в шар на прикроватной тумбочке. Прозрачное стекло мутнеет, идет трещинами, вихрится, Лаванда моргает – шар делается круглым, завихрения пропадают. И все сначала.
Половина канделябров в палате-комнате притушена, изумрудные занавески, слишком короткие и слишком дешевые для полноценных штор, расшиты всевозможными звонкими амулетами, ловцы снов красуются на потолке и над дверью, слишком высоко, чтобы входящие задевали их головой, но в самый раз, чтобы реагировать на сквозняк и дурные сновидения; пахнет здесь ее миндальным шампунем, мускусными духами и, как ни странно, свежей мятой – все это место за два с лишним года больше стало походить на какой-нибудь гадальный салон, а не на палату пациентки. Впрочем, персонал госпиталя не звери, они давно привыкли, им не мешает. Единственный, кто недоволен – Малфой. Но у него просто выражение лица такое, да и здесь он никогда ее не лечит, так что к его недовольству Лаванда относится спокойно – не только персоналу есть, к чему привыкать.
Она и сама, впрочем, теперь мало походит на пациентку: вернула свои яркие тюрбаны, переливистые, многоголосные браслеты, пшеничные кудри, выбивающиеся из-под повязанных платков с поразительной настойчивостью. Обычно, впрочем, со всем этим носит больничную форму, но не сегодня, нет – сегодня другой день.

Отредактировано Lavender Brown (28.01.2015 02:04:29)

+3

13

We few, we happy few, we band of brothers

[audio]http://http://pleer.com/tracks/7941120PSWB[/audio]

http://s017.radikal.ru/i443/1501/05/fa1ceb40d5cd.gif

о.1 ИМЯ И ФАМИЛИЯ
Парвати Патил | Parvati Patil

о.2 ВНЕШНОСТЬ
Shay Mitchell

о.3 ВОЗРАСТ
17 лет

о.4 КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Вторая жена бога Шивы была воплощением жизни, мягкости и женственности, и младшая Патил, должно быть, еще одна ее реинкарнация: невообразимо милая, потрясающе добрая, светлая и совершенно непорочная, с виду ужасно хрупкая и нежная. Однако Парвати как индийская специя – полна сюрпризов: в моменты гнева она становится ураганом, как ее тезка, выпившая крови демона и превратившаяся в черную Кали – богиню разрушения. У нее откуда-то берутся силы, где-то зарождается мужество, и те, кому она не посмела бы в своем спокойном состоянии дать отпор, получают сполна. Гнева Парвати стоит бояться; впрочем, ее энергия и в мирном русле иногда весьма деструктивна. Дело в том, что Парвати не особо ценит традиции своей семьи и всячески пытается откреститься от необходимости оставаться индианкой на туманном Альбионе: не любит ни шумные семейные посиделки, ни традиционную одежду, ни проверенные источники магии, ни многочисленные запреты. Парвати любит быть свободной, любит смеяться во все горло, любит быть в центре внимания, посещать шумные собрания и вечеринки, уметь постоять за себя и уж точно не позволит никому распоряжаться своей судьбой. В легкой и звонкой жене бога разрушений гораздо больше силы, чем можно разглядеть с первого взгляда; Парвати прекрасный пример того, что даже милых и хрупких на вид злить не стоит.

Помимо этого: Парвати чистокровная волшебница из исконно индийской семьи, переехавшей в Англию незадолго до рождения близнецов; у Парвати есть сестра-близнец, обучающаяся на Равенкло; Парвати обожает хорошо выглядеть, по привычке заплетает волосы в косу, интересуется косметическим и швейным делом; на любые праздники дарит друзьям собственноручно сшитых плюшевых зверей; считает, что потрясающе готовит, никто оспаривать не спешит, хотя вкус у Парвати специфический, а ее карри способен есть только Дин, да и тот через слезы; Парвати любит быть в курсе последних событий и в центре внимания, но ей, в отличие от той же Лаванды, не так уж интересны люди; у Парвати есть хитро заколдованный кулон в виде буквы “P”, позволяющий ей оставаться на связи с сестрой; Парвати прекрасно разбирается в Прорицаниях и так же замечательно играет, вы не поверите, на там-тамах, но главный ее талант – ЗОТИ, словно в доказательство того, что ей противоположно все темное; в минуты крайнего гнева восхитительный дуэлянт – все рамки и ограничения, свойственные ее мягкой натуре от рождения, снимаются, остается только гнев; член ОД с пятого курса и ярая защитница угнетенных; единственная, кто способен притупить принципы Дина и выпросить у него разрешение на что-нибудь предсказуемо безрассудное.

о.5 ВАШИ ОТНОШЕНИЯ
Лучшая подруга – это тебе не зелье от прыщей. Впрочем, Парвати и Лаванда никогда не пользуются этим определением, считая, что все женщины на нем спекулируют. Они обе неугомонные комки энергии, светочи Прорицания, гуру информации, и они друг с другом хоть в разведку. Куча совместных увлечений, Симус и Дин – формула идеальной и долгой дружбы.

о.6 ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Мне срочно нужно это средство от зимней хандры, этот комок пушистой энергии, а то одна я недостаточно мила. Приходи, моя милая, я с тобой своим шаром поделюсь)

о.7 ВАШ ПОСТ

будущее

…а потом была устрашающая гримаса жажды убийства, неутолимой похоти, желания насыщения. Ржавые, заточенные когти Сивого распороли кожу над ребрами, словно он задумал слепить еще одного человека – четыре косых шрама пересекают ее правый бок до самого пупка, тогда никто не задумывался над тем, чтобы сразу их удалить, а потом стало поздно для осторожных корректирующих чар. Она недолго отбивалась от оборотня: он не был первым ее противником в той битве, к моменту встречи с ним она чувствовала себя полностью вымотанной. Помнит, как перестала соображать, как не хотела сдаваться и как появились Гермиона и профессор Трелони. И больше ничего: ни боли, ни дымящихся камней Хогвартса, ни окончания битвы, ни обеспокоенных лиц друзей, ни транспортировки в госпиталь из родного больничного крыла – дальше только белые стены и чужих людей в кипенных до судороги в скулах халатах.
…а потом случились долгие исследования, научные изыскания, вереница сухих лиц в очках с роговой оправой, которые Лаванда одевала каждому из них хотя бы мысленно, бесконечные расспросы о самочувствии, новаторские зелья, несколько патентов и решительно никаких полезных действий. Она думала, они действительно заинтересуются, думала, захотят выпросить у министров разрешение на что-то негуманное, что-то на грани с беззаконием, но какое уж там беззаконие теперь – после победы только справедливость. Она была готова предложить им свое добровольное содействие: пусть копаются в ней без усыпляющего, пусть поят ее тем, что сократит ее жизнь за четверть, на треть, на половину – пусть только делают что-нибудь. Что-нибудь кроме своих бесконечных записок, обсуждений, научных работ об исследовании ликантропии.
Ей казалось, шрамы у нее на боку сочатся гноем и с каждым днем врастают все глубже, ей казалось, она сходит с ума потому лишь, что чувствует все это; она проклинала всех тех, кому досталась луна раз в месяц, проклинала тех, кто вопреки своим обязанностям не мог помочь ей держаться в рамках человечности, и тех еще, кто никак не мог разобраться, что с ней. Она сказала им, что с ней – она больна. И никто не отреагировал, как будто она озвучила что-то очевидное. Вероятно, для кипенных болезнь и была чем-то очевидным, но с такой очевидностью Лаванда мириться была не намерена.
…а потом текли почти полтора года в полумертвых стенах английского госпиталя с его умеренной кормежкой и весьма сносным, если к нему привыкнуть, персоналом. Снова никто ничего не делал, все словно ждали чуда, знака свыше. Она перестала видеть сны, потому что практически не спала. В первый раз в жизни пожалела, что нельзя обратиться к Снейпу – единственному из знакомых зельеваров. Остальные незнакомые как будто вымерли, во всяком случае, Лаванде не попался ни один, кто бы мог объяснить хотя бы то, почему Аконитовое зелье ей не помогает.
Было много визитов, семейных, дружеских, романтических, но не таких, как прежде. Сперва буквально припаянная к кровати, затем вынужденная общаться со всеми хоть и через тонкую, прозрачную и магическую, но все еще стену, она совсем не могла вспомнить, как было прежде.
И все же в отличие от всех этих теоретиков и бумагомарателей она никогда не опускала рук, не думала сдаваться. Звериная натура работала вопреки себе самой: волчье упрямство делало все, чтобы погубить волка. Горделивый, за семь лет забившийся в сердце и поселившийся в печенках лев не желал пускать на свою территорию кого-то другого – ее гриффиндорское упрямство удвоилось, утроилось, ее желание жить поражало своей силой. Она сама, может, посерела, выцвела местами, подрастеряла свой прежний бескомпромиссный шарм и большую часть суток проводила в болезненной агонии где-то на границах разума и инстинкта, но ритм жизни ее не оставил – он просто сменился, и теперь пульсировал по венам в такт ее безрассудным, диким желаниям.
Где-то на исходе первого года она положила на прикроватную тумбочку карты и поставила шар; где-то в начале второго – ей приснился сон, и она вспомнила, как это – прежде. Но обоняние все равно притупляло остальные четыре, и почувствовать до конца Лаванда не могла.
…а потом объявился этот во всех отношения неспелый гений: юный, с вечно кислой миной на лице, с ледышками вместо глаз и родниковой водицей вместо крови, чуть мене блеклый, чем она, с кучей внутренних проблем и амбициями Наполеона, он был первым, кто взял и сделал. От него она ничего подобного не ожидала, но была феерически рада, что его репутация садиста – каждый слизеринец на красном факультете слыл садистом, независимо от того, с кем общался и на какой стороне был – оправдала себя в полной мере. Лаванда никогда не думала, что однажды заявит почтенным колдомедикам: «Вам не хватает его жестокости». Она никогда не думала так же, что ей будет не хватать жесткости однажды. А он, на самом деле, не имел с ней никаких личных счетов – просто брал и делал свою работу. И к третий неделе их общения Лаванда поняла, что он в ней чертовски хорош.
Она кричала, билась в конвульсиях и истериках, обвиняла его во всех смертных грехах, материла, на чем свет стоит, несколько раз чуть ни прокляла, умоляла прекратить эксперименты, на которые непонятно кто и как выдал разрешение, а через час, отдышавшись, чуть ли ни на коленях ползала – физическая боль вставала на место моральных терзаний, вопрос духовности был отодвинут в сторону и не поднимался ни разу, во всяком случае, в разговорах. Они оказались теми, для кого цель оправдывала все средства.
К моменту, когда она получила первый пузырек с пробной версией состава, она пережила уже больше, чем некоторые жертвы покойной мадам Лестрейндж (которую Лаванда, между прочим, несколько раз помянула недобрым словом в контексте заметного кровного родства со своим лечащим колдомедиком). И тем ценнее был полученный результат. Она даже не спросила, как. Выслушала краткий доклад, подборку тезисов, изложение проблемы и набор подтвержденных догадок и опрокинула пузырек, даже не задумываясь. Еще полгода прошли примерно в том же темпе.
Она пялится в шар на прикроватной тумбочке. Прозрачное стекло мутнеет, идет трещинами, вихрится, Лаванда моргает – шар делается круглым, завихрения пропадают. И все сначала.
Половина канделябров в палате-комнате притушена, изумрудные занавески, слишком короткие и слишком дешевые для полноценных штор, расшиты всевозможными звонкими амулетами, ловцы снов красуются на потолке и над дверью, слишком высоко, чтобы входящие задевали их головой, но в самый раз, чтобы реагировать на сквозняк и дурные сновидения; пахнет здесь ее миндальным шампунем, мускусными духами и, как ни странно, свежей мятой – все это место за два с лишним года больше стало походить на какой-нибудь гадальный салон, а не на палату пациентки. Впрочем, персонал госпиталя не звери, они давно привыкли, им не мешает. Единственный, кто недоволен – Малфой. Но у него просто выражение лица такое, да и здесь он никогда ее не лечит, так что к его недовольству Лаванда относится спокойно – не только персоналу есть, к чему привыкать.
Она и сама, впрочем, теперь мало походит на пациентку: вернула свои яркие тюрбаны, переливистые, многоголосные браслеты, пшеничные кудри, выбивающиеся из-под повязанных платков с поразительной настойчивостью. Обычно, впрочем, со всем этим носит больничную форму, но не сегодня, нет – сегодня другой день.

Отредактировано Lavender Brown (28.01.2015 01:53:36)

+3

14

http://savepic.net/7837008.jpg

занят

о.1 ИМЯ И ФАМИЛИЯ
Абраксас Нотт (Abraxas Nott), также известный как Нотт-старший

о.2 ВНЕШНОСТЬ
Питер Капальди

о.3 ВОЗРАСТ
Весьма и весьма неплохо сохранился для своих 59 лет

о.4 КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Нотт-старший – Пожиратель смерти первого созыва. Познакомился с Тёмным лордом юношей, только-только окончив обучение в Хогвартсе. Зная его ещё как Тома Реддла, считал своим наставником и едва ли не боготворил.

Несмотря на то что Нотты были чистокровными волшебниками и элитой магического сообщества, родители Абраксаса были категорически против выбранного им круга общения. Когда имя Волдеморта стало набирать известность, родители пригрозили Абраксасу, что лишат его имени и наследства, если он не порвёт все отношения с этим волшебником. Абраксас действительно порвал. С родителями.

Принимал непосредственное участие в Первой магической войне, однако рьяно поддерживал Тёмного лорда только в первые годы. Переломным моментом стала встреча с Маргарет – волшебницей из древнего, но беспощадно обедневшего рода. Они поженились, и почти сразу на свет родился Теодор. Любовь к жене и сыну стала для Нотта гораздо важнее крестового похода против маглов, однако он оставался Пожирателем смерти. Абраксас прекрасно знал, что тёмная метка даётся на всю жизнь, а с предателями Волдеморт обходится сурово. Не желая ставить под угрозу свою семью, Абраксас продолжил служить Тёмному лорду; не особенно усердно, впрочем.

Когда Волдеморт пал, Абраксас вместе с женой и сыном пришёл искать убежища в доме своих родителей. Ради внука они согласились помочь: благодаря им Нотту удалось убедить Визенгамот, что на него было наложено заклятие «Империус». В отличие от большинства своих бывших сторонников, Абраксас избежал Азкабана.

Они поселились в семейном поместье Штормхолл. Через несколько лет после продолжительной болезни умерла Маргарет. Нотт больше не женился и воспитывал маленького Теодора сам, с успехом совмещая роль отца-одиночки с тайными занятиями тёмной магией. Он всегда был строг с сыном, однако души в нём не чаял. И именно из-за него Абраксас ответил на зов вернувшегося Волдеморта.

17 июня 1996 года Нотт-старший принимал участие в сражении в Отделе тайн, где был тяжело ранен. Его пленили и заточили в Азкабан. Впрочем, это стало своего рода подтверждением его лояльности Тёмному лорду: Абраксас не провёл там и полугода, как был полностью оправдан и освобождён. Так Нотт-старший занял своё прежнее место возле Волдеморта.

о.5 ВАШИ ОТНОШЕНИЯ
Теодор – единственный и любимый сын Абраксаса. У них замечательные отношения, и больше всего Нотт-старший боится, что его ребёнка втянут в войну так же, как втянули Драко Малфоя. Пытается предотвратить это всеми силами.

о.6 ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Имя и внешность меняйте на здоровье. Только перед написанием анкеты нужно будет обязательно почитать мою биографию. Она недлинная и с шутками.
Нотт-старший нужен не для того, чтоб я мог поставить галочку в пункте «родственник, одна штука». Мне кровь из носа как необходим постоянный соигрок, с которым можно придумать такую сюжетную линию, чтобы душа сначала свернулась, потом развернулась, а следом сама себя продала.
А ещё все мы очень ждём классического Пожирателя смерти.

о.7 ВАШ ПОСТ

Свернутый текст

Пожалуй, гостиная факультета Слизерин была единственным местом во всем Хогвартсе, где в первый учебный день царило оживление.
А ещё там царил Тео.
– Итак, вам, наверное, интересно, зачем я вас собрал?
Он стоял лицом к камину и разглядывал полку, на которой один рядом с другим, щека к щеке, стояли шесть глиняных черепов. Все шестеро очень внимательно его слушали – кроме разве что крайнего, Кроули, но он был известным непоседой.
Вы – моя боевая группа. Вам отведена очень важная роль на первом этапе операции «Сундук мертвеца».
Тео деловито поправил галстук-бабочку, переместив его из идеально прямого положения в положение идеально кривое. Заложив руки за спину, он развернулся и начал прохаживаться туда-обратно. Инструктаж Тео проводил со всей серьёзностью, на которую был способен, – то есть с нулевой.
Маленькими отрядами вы просочитесь во вражеский тыл и нанесёте удары по узлам связи и штабам, нарушите стратегические коммуникации, посеете панику, сомнение и зерна дремоносных бобов. Возможность, дорогие мои солдаты, стучится в дверь только однажды. Это я вам буду повторять при каждой возможности.
Он на мгновение остановился и приложил ладонь к уху.
Что ты говоришь, Кроули? Нет, мы не будем никого убивать. И пытать никого не будем. Мы же приличные злодеи!
Тео устало вздохнул, услышав воображаемую реплику, и преувеличенно драматично всплеснул руками.
Нет, Кроули, это хорошо обдуманный ответ. Возможно, потому, что мне пришлось произносить его 500 раз за последние два года!
Теодор хотел добавить ещё что-то, но тут его отвлекло движение в дальнем конце гостиной. Светлые волосы и пять футов чувства собственного достоинства.
Ба, друзья, да это же Одетта. Мисс Забини, не проходи мимо – загляни на огонёк. Ты, верно, уже знакома с моими друзьями, – он указал на черепа и принялся перечислять: – Руперт, Хуперт, Степпард, Гастон, Кроули и Мэри-Джейн. Но ты ещё не встречала Атаназиуса.
Жестом фокусника он достал словно из ниоткуда ещё один череп – тёмно-серый, гладкий, лучшего сорта белой глины. Словом, чудо, а не череп, если не знать, из чего сделан, можно принять за настоящий. Тео осторожно водрузил его над камином, замыкая цепь из семи фигурок. По одной на каждый год в Хогвартсе. Вот уже семь лет старший из них, Руперт, стоял на этой полке и повидал столько, что если бы мог говорить… Впрочем, он мог.
А Тео уже оказался рядом с девушкой – стоял, откинув полы сюртука назад, засунув руки в карманы и покачиваясь с пятки на носок.
Будь осторожнее с Гастоном. Потому что он мотылёк, который порхает по женским сердцам, а потом бросает их, как грязные перчатки.
Кто бы мог подумать, что мотыльки поступают подобным образом.
Затем Нотт указал на второй справа череп, появившийся на полке только в прошлом году:
А это Степпард. Возможно, когда-то у него было золотое сердце, но сейчас первое, что бросается в глаза, – это золотые зубы.
Решив, что с представлением хватит, он развернулся и оказался с Одеттой лицом к лицу. Впрочем, выражение «лицом к лицу» вряд ли применимо к тому, кто ниже тебя раза в два.
Как дела? Как лето? Ты скучала по мне просто сильно или нестерпимо сильно?
В среде волшебников, которым довелось хорошенько узнать Теодора Нотта, бытовало мнение, что его наглость должна войти в историю, овеянная легендами и сказаниями.

Отредактировано Theodore Nott (03.03.2016 13:32:48)

+4

15

http://sh.uploads.ru/tIhmW.jpg

найден и, кажется, любим

Завтра будет день – непременно пятница, раскаленный воздух, песок в горсти. Я умею строить такие матрицы, из которых выхода не найти.
о.1 ИМЯ И ФАМИЛИЯ
Blaise Zabini | Блейз  Забини
Известен так же, как «Шут-гороховый-Забини», «Блейзоарлекин», «Иди-ты-на-хер-со-своим-остроумием-Забини» и «Я-убью-тебя-Забини». Фамилия его употребляется чаще даже, чем фамилия небезызвестного Гарри – Блейза, кажется, просто никто не зовет по имени. Однако где-то между именем и фамилией должно быть еще вариантов сто различных имен: от бесконечных титулов его отца и ласковых обращений матери до нецензурных, гневных выкриков сокурсников и влюбленных девчачьих фантазий. Каждое из них Забини нежно коллекционирует.
о.2 ВНЕШНОСТЬ
DJ James
о.3 ВОЗРАСТ
17 лет, 20 июня 1980 года, Близнецы;
о.4 КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ
"Забини нашел бы плюсы даже в своей собственной гибели. Сначала умер бы, а потом еще плюсы нашел".

Он совершенно несерьезен для слизеринца, удивительно дружелюбен даже для хаффлпафца, а в безрассудстве и сумасбродстве перещеголяет, пожалуй, даже некоторых гриффиндорцев. И сначала кажется, что только с факультетом, на котором славятся мозги, у Забини нет совершенно ничего общего – он дурацкий. Болтает не переставая, отпускает свои неуместные, смущающие шуточки, подрывает священные английские законы пуританства своим взъерошенным истинно католическим безумием и красноречием и ценит жизнь так высоко, как никто из его окружения. Не жизнь, как абстракцию, а жизнь – как действие. Совершенно из всего способен устроить представление и любую сакральную вещь сводит к легкой, дешевой безделушке – арлекин и нигилист до кончиков пальцев. Или нигилист именно потому, что арлекин. Обладает обширным списком связей, потому что ни разу ему не приходилось отвергнуть какое-либо из знакомств (кажется, предрассудков Забини лишен в той же мере, что и принципов), и прекрасно знает, насколько ценными бывают люди и какой силой обладают слухи. С этим пожал руки, с тем сыграл в шахматы, этой спел серенаду – и вот у него уже свой маленький стан сообщников, готовых участвовать в его шутках, даже если они и понятия не имеют о своей роли. О, шутки у Забини особенные. За всем этим чудаковатым, шуточным налетом арлекинской непосредственности и убийственного красноречия скрывается тот самый Блейз, которого шляпа отправила на Слизерин. То, что он хитрец и проныра, Забини ни от кого не скрывает, все знают, что у Блейза, как у МИ-6 – всегда самые свежие сведения и сплетни, однако, что он хитрец и проныра с амбициями, равными разве что амбициям семейства Борджиа – вот эта информация доступна единицам. Лишь ничтожную часть своих развлечений Блейз воплощает просто так, от нечего делать, остальные же его утехи, как правило, имеют четкие цели: устранить, прельстить, обязать. Посвящение в его планы – это своего рода договор с дьяволом. Забини, отбрасывающий свое шутовство, пусть и на секунду, подобен Мефистофелю, покушающемуся на человеческую душу и все святое, что в мире еще осталось.

Помимо всего этого Блейз: сын чистокровной итальянки, умудрившейся сделать себе имя и заслужить титул самой красивой волшебницы даже на британском острове, и самого первого ее увлечения – какого-то неизвестного ему субъекта, бывшего то ли африканским шаманом, то ли заклятым брухо где-то в мексике – поди пойми, ведь от него Блейзу досталось только часть внешности и смутные африканские титулы; носитель материнской фамилии Забини, которую женщина не меняла ни разу, как бы ни настаивали на этом семь ее мужей; помощник матери во всех начинаниях; счастливчик, родившийся в день летнего солнцестояния под знаком Близнецов – не было у него ни шанса стать нормальным; воспитанник итальянского искусства со всеми вытекающими: любитель пожурить английское пуританство, критик недостойной литературы, ценитель хорошей еды и красивых людей. Забини обладает привычкой разбавлять английскую речь одиночными итальянскими словами, если повезет – целыми фразами; ненавидит зеленый цвет и холод подземелий, вечно мерзнет и разжигает огонь в камине; обладает чувствительным обонянием, плохо переносит резкие запахи, особенно парфюмы; не переносит квиддич и с сомнением относится к метлам. Блейз довольно талантливый зельевар, которого все же даже Снейп, почти готовый добавить учеников зеленого факультета в список любимчиков, на дух не переносит: пусть зелья и выходят у него в девяти из десяти случаев гораздо качественнее, чем у сокурсников, за природную наглость и неуместность Забини довольствуется своей обычной «В»; проявляет интерес к необычной магии: всяким там шаманским обрядам разных народов, магии вуду и всему такому прочему эксцентричному; про предрасположенность Блейза к магии разума мало кто знает, кроме матери, обучающей его легиллименции, оклюмменции и заклятию Обливиэйт.
о.5 ВАШИ ОТНОШЕНИЯ

Хватит с нас

Лето 1993 года

Забини такой высокий для своих тринадцати и передвигается между деревьями так быстро, что Лаванде невольно кажется, будто он еще и очень сильный. Поэтому она со своей девчачьей ловкостью маневрирует между стратегически важными объектами в саду, надеясь все-таки выбраться в большой зал, где танцы, веселье и свидетели – иначе он и правда догонит и убьет.
Она попадается ему на очередном повороте; в саду пусто и темно, из-за деревьев видны светящиеся овальные окна гостиной. Он каким-то чудом достает до ее волос, тянет назад за кудряшки, и пшеничноволосой гриффиндорке приходится повиноваться, пока он силой притягивает ее ближе – вероятно, так эффект от угроз сильнее. Лаванда пищит и пытается сопротивляться, но куда ей против него без магии – на каникулах колдовать нельзя. Она почему-то не задумывается, что ему нельзя точно так же, вот они и играют в догонялки аж от самой центральной лестницы; она не задумывается, что он настолько же без понятия, что с ней делать с попавшейся, насколько она в отчаянии от создавшегося положения. Она же не виновата, что обладает талантом возникать в самых правильных местах в самое нужное время и слышать страшные вещи, не предназначенные для ее ушей.
- Стой, - испуганно выдыхает Лаванда, хотя он и не делает ничего особенно, только рвет ее новые белоснежные банты с вздрагивающими по корме блестками, швыряет на розовые кусты небрежно и повелительно. – Я ничего не слышала, - нагло врет, конечно, и Блейз это понимает. – Я не скажу. – И следующие три минуты одностороннего разговора объясняет, почему не скажет – Забини настаивает на причинно-следственных связях. В итоге вырывается, чтобы собрать настрадавшиеся волосы в хвост, поправить потрепанное розовое платье, отходит на безопасное расстояние, наблюдает, потому что он наблюдает, и кидает свой последний самый важный аргумент. – Мне все равно нет до тебя никакого дела, Забини. – Вслед ей слышится что-то вроде инфернального «не проболтайся, Браун, для твоего же блага», и Лаванда еще не знает, что ей следовало бы нарушить обещание и проболтаться в эту же ночь.

***

Зима 1996 года

Забини поджидает ее в коридоре после очередного вне факультетского мероприятия– как предсказуемо – и выглядит очень недовольно, как будто еще не привык. Традиционные вопросы угрожающим тоном сыплются один за другим, все по той же схеме: лишились она мозгов окончательно? (разумеется, нет), понимает ли, с кем имеет дело? (уже близка к осознанию), подозревает ли себя в склонности к мазохизму? (себя – нет, а вот его – очень даже), и ее любимый – дрога ли ей жизнь? (очень, если честно). Он настаивает, чтобы она прекратила донимать его школьными сплетнями и бесконечными намеками, понятными только ему, но она не согласна – это ее маленькая месть за хранение тайны. Раз умеет угрожать, пусть и мучается – она же мучилась.
- Ой, Блейз, отстань – всего лишь маленький слушок про очередную интрижку. Можно подумать, мне и правда есть до тебя дело. – Разумеется, он отвечает, как она любит и как ожидает.

***

Осень 1997 года

У Забини в запасах при желании можно найти высушенную канадскую мандрагору и драконью кровь, но Лаванда ищет только кровоостанавливающее – на кой черт он постоянно таскает пузырьки с собой, она не знает. Вообще-то, за предыдущие шесть лет она ни разу не замечала Блейза со школьной сумкой, а теперь он носится с ней чуть ли ни каждый день (тот каждый день, разумеется, когда ей удается выбраться из Выручай-комнаты и увидеть), и она всегда наполнена чем-то полезным. Полезным для нее и тех, кто сидит в Выручай-комнате без необходимых средств к существованию. Вероятно, Забини содержимое сумки тоже очень нужно, но Лаванда нуждается куда больше – потерпит. С двух пузырьков от него не убудет.
Но в этот раз что-то не так: рука натыкается на что-то бумажное и шуршащее, и гриффиндорка с удивлением для себя обнаруживает вытянутые со дна сэндвичи, завернутые в плотную бумагу, в какую обычно заворачивают сладости в «Сладком королевстве». «Не наедается, что ли?» - думает Лаванда, а затем замечает прикрепленную к сэндвичам записку: «В следующий раз, когда решишь что-нибудь у меня украсть, Браун, убедись, что оно не просрочено», и xoxo в издевательство. Лаванда фыркает и, не одержимая приступами гриффиндорской гордости, забирает сэндвичи себе. Переворачивает записку чистой стороной вверх и чиркает только одну строку: «Хочу шоколадку. хохо, Лаванда. P.S. Нет мне дела до того, что там у тебя просрочено».

о.6 ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Какой именно секрет знает Лаванда, я скажу вам при личной встречи ☺
Есть еще одна заявка на Блейза, выбирайте, какая вам по душе.
Я вообще расписала все это так подробно исключительно из-за нужды подробно расписывать. Свято верю, что со своими военными предпочтениями Блейз в состоянии разобраться сам. Если вам не приглянулся такой Забини, а тем временем Забини вам очень хочется, я повздыхаю, поплачу, но смирюсь. Но там короче Слизерин киснет без арлекинады, а Нотт наводит шороху за двоих.
о.7 ВАШ ПОСТ

волшебство

Лаванде снятся яркие, наркотические сны, вязко хватающие ее за лодыжки, чтобы удержать в своем сюрреалистическом бреду. Вот Поттер, черноволосый и со шрамом, расплывается, рассасывается, складывается в непонятного человека с неопределенным цветом волос; один глаз у него голубой, с квадратным зрачком как у козы, другой по-прежнему зеленый, только какой-то кошачий. Поттер скалится и машет ей рукой, точнее – машет на нее рукой, как будто давая понять, что ее судьба ему до едрени фени. Вот Невилл, поблескивая металлом, шипит и извивается на полу, перебирает всем телом, двигаясь куда-то ни то как змея, ни то как ящерица; ловит свое отражение в зеркалах и пугается своего покрытого рептильчатой чешуей тела. Долго смотрит в зеркало пронзительным красным глазом, а затем недовольно ползет в сторону остроконечной шляпы, словно там его ждет судьба. Вот Парвати отрезает от всей своей одежды в гардеробе из красного дерева кривую половину ржавыми ножницами, напевает под нос колыбельную, а затем мутнеет и превращается в Падму, которая завязывает половину шарфа вокруг Джорджа Уизли. Вереница знакомых-незнакомых людей мелькает под ее веками с наступлением новой ночи, перемешивается до состояния кашеобразного сознания.
А Лаванда глотает зелье Сна без снов вместо компота, каждую ночь сбрыкивает простыни с кровати и грешным делом думает на непрофессионализм мадам Помфри. С утра приходится раньше всех бежать в душ и особо тщательно накладывать маскирующее – после ночного бреда она пахнет первородным страхом, потом и галлюцинациями, а синяки под глазами не желают устраняться легко. Лаванда давно записала себя в особы впечатлительные; теперь Лаванде приходится мириться с тем фактом, что впечатлительность ее, кажется, на самом деле бесстыжее сумасшествие. Браун ярко малюет губы и остается целый день сидеть в Выручай-комнате, потому что за такой макияж даже лояльный Флитвик отправит ее на отработку.
От гнева Томаса, глубинного и совершенно реального, у нее сносит крышу. И мгновенно Лаванда забывает о своей священной миссии. Он хлещет ее словами, словно розгами, и ей совсем не хочется спасать его от самого себя. Как он смеет? Он, которому Лаванда доверяет больше, чем собственному расшатанному разуму? Как смеет взрываться и не терпеть ее выходок? Как смеет, подобно остальным, упомнить ее умственные способности? Как смеет не доверять ей и ее решениям? И почему, почему, мантикора подери, так отчаянно не хочет признавать ее самостоятельность?
- Так давай, вперёд! Мы же тебе не нужны, верно? Ты же у нас мисс - Я - всё - знаю - лучше - всех. Или, тебе стоит переметнуться на другую сторону, а, Лаванда? Там ценят самодостаточные личности. – Лаванда задета, уязвлена и в том состоянии, когда не плачут от обиды. Лаванда там, где от обиды бьют в нос. Дин сочится праведным гневом, поставив свою заботу во главу угла. Дин оказывается в чем-то прав, но только не в том, что его слова не могут задеть ее за живое. Если Дин кричит все это только ради того, чтобы успокоиться самому, то он подбирает самые неудачные примеры слов. - Что ты хочешь доказать, Лаванда? Что на что-то способна? Твою мать, чего ты пытаешься добиться?! – Томас обрушивается прям на нее, стучит кулаком по столу, и Лаванда заходится в приступе гневного отчаяния. Прошлой ночью Дин ломался, как утерянная волшебная палочка, а вместо крови из него золотистым цветом текла магия. А потом кто-то прикручивал ему руку на место, кто-то – пришивал ногу, и Дин уходил куда-то в сторону запретного леса с рыжим рюкзаком за плечами. Ощущение было такое, что навсегда.
Лаванда щелкает зубами, выхватывая собственную палочку из-за пояса у оказавшегося близко гриффиндорца. В ушах у нее все еще звенит так разозлившее ее: «Ты вообще понимаешь, что такими темпами сдохнешь раньше нас всех?». И Лаванда, как какой-нибудь первобытный охотник при исполнении долга, собрав всю свою силу, прыгает и летит на Томаса, ведомая только одним желанием – сбить с ног. Лаванда высокая и с формами, но все же слишком миниатюрная для игрока в квиддич, однако это ее не останавливает – они с Томасом вместе кувыркаются на пол, и Браун вскарабкивается на него, хватает за ворот рубашки, настойчиво прижимает к полу, приставляет палочку к горлу и орет в каком-то истерическом забытье ответом на звенящую в мозгу фразу:
- Ну и что? И что?! Так и надо! Все правильно. Я не буду вас хоронить. Не дождетесь, уебаны. Кто разрешил вам помирать? Почему вам, блядь, можно помирать? Герои хреновы, пиздюки бестолковые. Почему вы должна, а я – нет? – Даже под конец своей тирады она и не думает сбавлять громкости или раскаиваться в том, что, кажется, приложила Дина затылком о каменный пол. Глаза у нее совершенно сумасшедшие, но без намека на слезы. – Я никогда больше не буду стоять в стороне, - в голове у нее проносятся картинки бесконечных драк: как четверокурсник Дин ввязывается в драку с дурмстранговцем, решив, что тот обидел его драгоценную подругу, а Лаванда лишь хмыкает в немых попытках объяснить Томасу, что обида – равноценная часть ее отношений с мужским полом; как Лаванда закатывает глаза на очередную потасовку между двумя факультетами, а затем проходит мимо, решив, что и без нее разберутся; как Лаванда принципиально не лезет в разборки, а утром в столовой вместо того, чтобы потрепать по голове Симуса, бесстыже улыбается Блейзу. Ощущение того, что она напортачила, преследует Лаванду уже давно, и ее привычка ни во что не ввязываться перерастает в потребность присоединиться и поддержать. Она такая с тех пор, как старый Хогвартс стал совсем старым, а бессмертный директор встретил вечную пустоту на лужайке перед замком.
Она хватает ртом воздух и ослабляет хватку на шее Томаса. Кривит губы, как будто выпила жабьего гноя и беспардонно опускает на парня всем весом, убирая палочку от горла, пристраивая голову где-то в области его ключиц. – Не буду я вас хоронить, - повторяет Лаванда. – И собирать по кусочкам тоже не намерена.

Отредактировано Lavender Brown (13.07.2015 18:49:41)

+3

16

http://media.tumblr.com/tumblr_m8zevdOhFC1qmahxv.gif
о.1 JeanPierre  Legrand ЖанПьер Легранд
В принципе, к смене имени я отнесусь совершенно спокойно, главное, чтобы осталось хоть что-нибудь французское.

о.2 ВНЕШНОСТЬ
Aaron Taylor-Johnson
Сей господин крайне желателен, но не абсолютен. Если надумайте поменять лицо, то критерием будет возраст актера до 25 и харизматично-богемная внешность.

о.3 ВОЗРАСТ
22-23 года

о.4 КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Краткая информация может растянуться до полной))
Итак, начнем с начала:
1.ЖанПьер незаконнорожденный сын, у нас с ним общей отец. Когда малышу было три, папаша-Ив вскружил голову богатой дурочке и женился на внушительном состоянии Готье, напрочь выкинув сынишку из свой жизни (чему немало способствовали подавляющие волю зелья и заклинания, под которым блудный отец прожил девять лет). Соответственно все гипотетические ужасы безотцовщины перед Вами, если не захотите обзавестись отчимом, любящим или не очень.
2.ЖанПьер совершенно точно полукровка, причем с отягощенной наследственностью. Личность матери оставляю всецело на Ваше усмотрение, а вот Ив был сыном вейлы, что не могло не сказаться на его потомках, поэтому:
3.Легранд с младых ногтей нравился девочкам, девушкам, женщинам, старухам и древним развалинам. В детстве его исправно снабжали конфетами и игрушками, в подростковом возрасте решенными контрольными и несмелыми поцелуями, оканчивая школу он уже виртуозно владел своим дьявольским обаянием, что и толкнуло его на скользкую дорожку.
4.Как любой видный юноша, обладающие немалой харизмой и избалованный женский вниманием, ЖанПьер быстро нашел доступ к легким деньгам. В детстве он не был изнежен обширным банковским счетом, потому активно стал пользоваться своими талантами, чтобы причислить себя к лиге золотой молодежи. Он охотно и беспринципно пользовал богатых наследниц, вдов и старых дев, бестрепетно принимая их благосклонность, сдобренную внушительными суммами. Тут бы ему последовать по стопам отца и жениться на прелесть какой состоятельной дурочке, но вместо этого Легранд наставляет рога кое-какому видному политику, и все идет наперекосяк.
5.Спасаясь от преследования, ЖанПьер отправляется в Англию, но не наобум, а с вполне конкретным умыслом, познакомится со сводной сестрой, получить от нее энную сумму денег и даже протекцию, если очень повезет.
о.5 ВАШИ ОТНОШЕНИЯ
Как вы и сами понимаете, отношений как таковых еще нет, брату с сестрой еще лишь только предстоит познакомиться, НО фундамент под это знакомство залит огого. С одной стороны, Рашель недолюбливает папашу, с другой – она в сущности фатально одинока и наверняка заинтересуется новоявленным родственником, а значит, тандем в перспективе должен выйти феерическим. Особый смак в том, что мы можем развернуть отношения в любом направлении и заиметь целый ворох нетривиальных сюжетов.

о.6 ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Буду холить, лелеять и обожать безмерно.

Смотреть и вдохновляться: сексуальный светский бездельник

о.7 ВАШ ПОСТ

пример

Весь воздух в комнате кончился, остался лишь терпкий запах забродившей облепихи. Казалось, он навсегда въелся в обивку стен, подушки, волосы, кожу. Насыщенный аромат плыл по спальне, густой как кисель, просвечивал пылинки густо-оранжевым, закатным светом. Рашель нравилось, ей даже захотелось законсервировать, сберечь его, как воспоминание.
В этом году заброшенный облепиховый сад на краю поместья, прежде не отличавшийся плодовитостью и урожайностью, впервые за долгие годы буквально засыпал всю землю вокруг спелыми крупными ягодами. Домовики хватались за голову, не зная, куда девать столь обширный урожай, ведь раньше непролазные заросли облепихи служили исключительно оборонительным целям.
Идея сделать из сочных плодов игристое вино сама витала в воздухе, проказливый ветер то и дело доносил кисловатый хмельный дух в гостеприимно открытые окна старого дома. Он странным образом настраивал на авантюрный лад, и пряча под ресницами лукавые искорки, француженка потащила своего избранника на задний двор. Там они долго веселились как дети, разминая переспевшие ягоды босыми ступнями, заливисто хохоча, попеременно оскальзываясь и падая в терпко пахнущую массу. Солнце карабкалось все выше, поцелуи становились все жарче, а одежды оставалось все меньше. Рашель, захлебываясь смехом, солнцем и восторгом, простонала, запыхавшись:
- Не могу больше, пойдем… - они наскоро ополоснулись в большой бочке с чистой водой, не озаботившись вымыванием из волос мятых шкурок и косточек, да так и побежали в дом через кухню, оставляя после себя на натертом полу мутные, желтоватые капли.
Упав на кровать, девушка некоторое время просто слушала дыхание Антареса рядом, наслаждалась расслабленностью и ощущением натруженного тела.
- Спасибо, что согласился… - ее накрыло такой томной нежностью, блаженной расслабленностью, расплавленной негой, чувство оказалось таким крепким, концентрированным, зрелым, что невольно напомнило ту самую ягоду облепихи: плотная кожица, за которой они так долго скрывались от мира, сочная освежающая мякоть страсти, что брызжет соком, стоит повредить оболочку, и  твердая семечка в центре, крошечное ядрышко, которое может породить целое дерево любви.
Сил на активные действия, казалось, и не осталось вовсе. Потому полувейла перекатилась под бок к невыразимцу, крепко прижалась к нему всем телом и принялась выводить ничего не значащие, абстрактные узоры, на его вызолоченной солнцем коже.

+1

17

http://s7.uploads.ru/Zs7jz.gif

о.1 ИМЯ И ФАМИЛИЯ
Miles Bletchley / Майлз Блетчли
Среди друзей известен под емким сокращением Блетч

о.2 ВНЕШНОСТЬ
Caleb Landry Jones

о.3 ВОЗРАСТ
18 лет

о.4 КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Если в человеке естество затмит воспитанность, получится дикарь, а если воспитанность затмит естество, получится знаток писаний. Лишь тот, в ком естество и воспитанность пребывают в равновесии, может считаться достойным мужем.
Конфуций

Видимо, матушка Майлза слишком уж увлекалась Конфуцием в свое время, раз сын у ее вырос золотой серединой всей восточной мудрости; восточная мудрость и есть в нахождении золотой середины, а Майлз – это середина середины. Впрочем, матушка его вообще много чем увлекалась: сегодня сомнительной драмой, завтра незабавным фарсом, чуть попозже – искусством икебаны, а вот отцу увлекаться было незачем; много лет спустя Майлз понял, что его полукровная матушка просто всячески старалась компенсировать свою не блестящую родословную, пока его отец со своим отполированным до блеска семейным древом никак не мог придумать, как бы так похитрее избавиться от наложенного безупречными предками блеска – ему было чертовски скучно, особенно рядом с женой, которая только и делала, что всячески старалась подчеркнуть статусность фамилии супруга. А Блетчли-старший с большей охотой бы пустился в какое путешествие по дикой Индии; он и пустился вскоре после рождения Майлза, однако его заставили вернуться в английские туманы, прозрачно намекнув, что пара индийских рупий в кармане – все, что останется, если он не последует дорогой предков. Не мудрено, что Майлз рос в семье, где не было ни особой гармонии, ни особых дрязг – каждый из его родителей остался наедине со своими неудовлетворенными желаниями и амбициями.
И бедняге-Майлзу, внешне ужасно похожему на отца, пришлось стать всем тем, чем бунтующий батюшка быть отказывался: будучи официально полукровкой, Майлз тем не менее является тем идеалом английского аристократа, в котором теперь так сложно воспитать детей. Воспитан просто до пугающего хладнокровия: никогда и комментария неподходящего себе вслух не позволит, вежлив, обходителен, сдержан, способен часами общаться на самые скучные темы с самыми скучными людьми, нейтрален, как Швейцария, и невозможно найти предмет разговора, в котором Майлз бы не ориентировался хотя бы поверхностно. Чаще даже – только поверхностно, потому что когда тебе надо знать все на свете, для глубинных знаний времени не остается. Пару веков назад Блетчли был бы идеальным приобретением для партии Консерваторов: он собой представляет все то, за что Тори так любят Англию – Майлз натасканная на отсутствие подлинных эмоций ледышка. Всегда убийственно спокоен, осторожен в речах и замечаниях, в повседневности холоден настолько, что даже глобальное потепление обходит его стороной. А потому – ужасно рационален. Взвешивает каждое слово и четко дозирует эмоции, всегда знает, кому и что нужно сказать и с кем в каком тоне общаться: для друзей – точка опоры и равновесия, холодный голос разума; с противоположным полом уважителен и обходителен, и вряд ли позволит себе хоть с кем-то долгую беседу наедине. Но, конечно, середина тем и интересна, что у нее есть все возможности сместиться в любую из сторон затмения – Майлз от своей системы координат страдает уже давно, и его все-таки периодически затмевает совсем не в сторону знатока писаний. От батюшки юноше передалась не только запоминающаяся внешность, но и дух авантюризма, и, по правде сказать, Майлзу точно так же осточертели и традиции консерваторов, и собственное отражение в зеркале с идеальной осанкой. Когда ему случается оттаивать от своей перманентной заморозки, шкала ценностей смещается куда-то в сторону свободного мира: в собственном ему абсолютно нечего защищать.

Помимо гнетущей драмы Майлз еще: полукровка с уважаемой в чистокровных кругах фамилией, студент седьмого курса Хогвартса факультета Слизерин, вратарь факультетской сборной по квиддичу, один из лучших студентов по Гербрологии и УЗМС; в силу крайней дипломатичности и рациональности – известный буфер в межфакультетских отношениях, который, как поговаривают, отказался от значка старосты в своем время, хотя правда это или нет, никто не знает, точно так же, как никто и не знает, можно ли действительно отказаться от значка; обладатель одной из самых прозрачных репутаций в стенах Хогвартса – так кстати всплывший факт о том, что дед его был ярым последователем Волдеморта в Первой магической, весьма помогает ему в этом году; в отличие от многих других слизеринцев в год правления Амбридж не входил в Инспекционную дружину, однако случай, произошедший с Алисией Спиннет в библиотеке, заставил всех подозревать обратное – о том, что там произошло на самом деле, Майлз упорно молчит; с января 1997 года – негласный член ОД, приглашенный в организацию Закари Эндерсоном (Гарри Поттером из будущего) и являющийся, по сути, шпионом, помимо Эндерсона о принадлежности Майлза к ОД никто не знает; в будущем – довольно известный магозоолог, специализирующийся на вымирающих видах и одно время плотно сотрудничающий с Министерством по делу о контрабанде и браконьерству редких животных.

о.5 ВАШИ ОТНОШЕНИЯ
У Майлза такая фишка – совершенно, абсолютно никак не реагировать даже на крайнюю глупость и явные раздражители. Да черт возьми, он семь лет делит спальню с больным на всю голову Забини и ни разу даже не долбанул его подушкой! Но иногда, на совместных парах или мероприятиях, Майлзу кажется, что на Лаванду его воспитания не хватит. Он даже не поймет толком, чего ему хочется больше: убить ее и заставить замолчать тем самым или попробовать обучить человеческому поведению. От таких девиц, поверхностных и беспринципных, у Майлза скулы сводит – хватит, насмотрелся уже на матушку, пора завязывать.

о.6 ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Заявка для привлечения внимания - не обязательно четко соответствовать всему написанному. Можно менять и придумывать свою историю. А я больше девочка на побегушках – наполняю форум хорошими людьми и интересными персонажами. Так что в случае Майлза я не для себя стараюсь. Просто больше слизеринцев, хороших и разных! Но, разумеется, мы при желании сможем придумать с вами что-нибудь классное. А так игровая линия у вас вроде бы вполне ничего себе. Приходите!

о.7 ВАШ ПОСТ

бдыщ

Ну, давай, ударь меня, что ты медлишь? У тебя от ярости скулы сводит. Парки бросили нить, распускают петли – нынче теплые шарфы не по погоде. Нынче легче все, невесомей, проще – нежный шелк, атлас, кружева на коже, нынче все на запах, на вкус, на ощупь, так что будь, пожалуйста, осторожен. Не копи обид, не ищи причины  и не слушай шепота за плечами.
Подойди, ударь меня, будь мужчиной.
Может быть, тогда тебе полегчает.
Кот Басе

Лаванда пялится на Малфоя совершенно бесстыже, рассматривает его так пристально, что даже Шимусу бы стало неуютно, и видно, что с каждой секундой винтики в ее голове вращаются все медленнее. По мере того, как речь слизеринца набирает обороты, Лаванда все отчетливее борется с желанием трансфигурировать его галстук в сочок и отправиться ловить мозгошмыгов, влетающих в одно его ухо и выпрыгивающих из другого – если и существует объяснение творящемуся сумасшествию, то, наверняка, его стоит позаимствовать у Лавгуд.
- Чего он разоряется? – однажды, после совместной пары ненавистных друг другу факультетов спрашивает Браун у одного недоброго волшебника, сбывающего какой-то дефицитный продукт пойманному врасплох младшекурснику, явно имея в виду в очередной раз столкнувшегося с компанией Гарри блондина; этот волшебник знает Малфоя куда лучше их всех, во всяком случае, так кажется Лаванде, которая Малфоя не знает совсем и не то чтобы стремится это как-то исправить. Спекулянт одаривает ее молчаливым взглядом, красноречиво повествуя, что ему нет никакого дела до бледных британцев с их бессознательным, и говорит, что ей, вместо того, чтобы интересоваться всяким незначительным, лучше пойти с ним – он как раз варит исполнение мечты. В тот раз о Малфое Лаванда так ничего и не узнает.
И, судя по всему, сейчас ей это тоже не грозит: она любопытствует, потому что ей искренне интересно, а он начинает шипеть, как сломанный радиоприемник в комнате Дина на летних каникулах. Ну или еще он похож, например, на попавшую в мышеловку крысу-альбиноса; зубы у него, правда, поприятнее, а вот тембр – один в один. Лаванда даже морщится, удивляясь, что шипеть тоже можно в таких неприятных тональностях – визжит Малфой, должно быть, ультразвуком. А еще он очень неприятно щурится, и Лаванда чувствует себя под лучами рентгеновского аппарата, если бы только она слушала на маггловедении принцип его действия; а если проще, то она чувствует себя какой-то странно-голой, и не в хорошем смысле, не в том, в каком привыкла быть голой. У Малфоя такой поворот головы, такое раздражение в глазах, как будто он что-то о ней знает, и уж его информация явно качественнее, чем ее.
Пока она смотрит на него, не моргая, как заправская сова, а он продолжает свои излияния, время нещадно утекает. Лаванде кажется, что он беседует с ней уже добрых двадцать минут, хотя и минуты с ее визита в кабинет не прошло. Просто ее ощущение времени напрямую связано со степенью удовлетворения ее любопытства, а так как Малфой вместо того, чтобы хоть что-то прояснить, все продолжает заваливать ее провокационными и оскорбительно-риторическими вопросами, секунды превращаются в минуты и грозят обернуться часами, если так пойдет дальше. Еще ход времени может изменить удовлетворение любых других ее потребностей, но так как Малфой здесь явно не за этим, что, в общем-то, только в плюс им обоим, – такого издевательства хрупкая канва мироздания точно не потерпит и треснет где-нибудь там, где не надо, – ускорения не предвидится. Зато запас ядовитых реплик у него поистине нескончаемый, блондинке даже кажется, что он репетирует и ждет подходящего случая для демонстрации: грубоватые, но не лишенные шарма ругательства Лаванды обычно не несут никакой злости, а слова Малфоя практически дымятся от яда, расплавляются, и ей кажется, это требует сноровки. Совершенно странные чувства в ней просыпаются от этой речи: чувство какого-то смутного дежавю, несущегося мимо вспышкой мгновения, словно она когда-то уже успела привыкнуть; чувство бесконечно раздраженного возмущения, потому что непосредственно ей он адресует все это впервые, и оба эти ощущения, соединяясь, оставляют ее в состояние разрывающего диссонанса и уж точно не в силах сопротивляться его капризно-злобному напору.
Лаванда открывает рот и визжит, словно разбуженная посреди ночи банши, пропустившая парочку смертей; и не от того даже, что он очень требует, а потому, что ей это необходимо, чтобы избавиться от всего сразу: от его навязчивых упреков, до которых ей нет никакого дела, от абсурдности этого одностороннего разговора, от злобы на то, что ее не касается и касается одновременно – оскорблений, к которым она равнодушна, потому что слышала в свой адрес и похуже, но переходящих на ее друзей и становящихся практически преступными. Хочется схватить его за волосы и протащить от одной стены кабинета до другой; хочется затянуть галстук так туго, чтобы он забыл, как вообще нужно дышать, насладиться этим ощущением нехватки воздуха в чужих легких и, возможно, отпустить, а, может, и не отпустить – как пойдет. Но вместо этого пять секунд Лаванда отводит на крик, оглушающий и безликий, какой-то слегка меланхоличный, в конце скатывающийся в писк – ну не будет же он требовать от нее драматичности профессиональной актрисы?
Лаванда ненавидит риторические вопросы, но сдается ей, что это общая черта всех слизеринцев – адресовать вопросы себе любимым, потому что они ведь явно знают лучше. А еще Лаванда ненавидит недавние его выходки. Вообще-то, она, по сравнению с остальным своим факультетом, бесконечно толерантна, – гриффиндорского высокомерия храбрых в ней явно не хватает – но, пусть Малфой и не знает, последней своей выходкой он оскорбляет непосредственно ее куда эффективнее, чем его по-юношески пылкие и заносчивые реплики; его приобретенная репутация, умение видеть будущее – Лаванда уверена, что это полная чушь. А она между тем прекрасно знает, чего стоит подобное: она просыпается с мокрыми от ужаса глазами, с нервно дрожащими пальцами, с пустынно-сухой глоткой и со звенящей страхом головой, и если бы он хоть раз попробовал, то не спешил бы орать об этом на каждом углу, словно набирая клиентуру, как шлюховатая гадалка.
- Доволен? – любопытствует она по поводу своей выходки. – Или продолжить концерт? – Когда медовая радужка Лаванды наливается глубоким янтарем, можно легко понять, что она недовольна. Но Малфою, конечно, до этого никакого дела. Она напрочь игнорирует его презрительные высказывания об Отряде, не спешит защищать Невилла – ведет себя отстраненно, как-то совсем не по-гриффиндорски, хотя какую-то неделю назад слезами обливалась на груди Дина в мрачном кабинете, принимала волевое решение, обещала ведь, что никогда не отойдет в сторону; но то, чего Лаванда хочет и что она в силах им дать – две катастрофически большие разницы. Она все пробует научиться, она почти верит, она меняется, но мучительно медленно, так протяжно, как нельзя в условиях этой войны. И вот снова молчит, даже перед мальчишкой, таким же ребенком, который, видимо, и вредить-то ей не собирается. А чего именно молчит – сама не знает. Ей настолько интересно, какого наргла здесь происходит, что не хочется тратить время на бессмысленность, воцарившуюся между ними, и, как обычно, в любопытстве, в ощущениях момента – вся Лаванда в этом. – Теперь можем поговорить, какого хуя я здесь забыла? – она словесно устанавливается свои правила, огораживает территорию, пытается вытиснить Малфоя, сделать ему неуютно, перевернуть их диалог на противоположные позиции, и губы облизывает – ей кажется, ее нарочитая вульгарность должна быть ему неприятна, но она, наверное, все портит, получая явное удовольствие от этой мысли. Ну и черт с ним, пусть этот слизеринец окажется не слишком проницательным. И пусть ее поражает очень странный приказ, пусть у нее создается впечатление, что Малфой хочет подменить ситуацию, сложить ее для кого-то другого, создать иллюзию, крепко-накрепко закрыв дверь, пусть что-то здесь явно не так, она, в общем-то, догадывается, что он не захочет ей отвечать, раз не поспешил с самого начала. И она шагает ближе, пытаясь вынудить его защищаться. Как там это зовет умница Падма? Реверсивная психология? Да хоть пассивно-агрессивная! Если следующим вопросом она заставит Малфоя ответить на предыдущий, то она спросит даже, хочет он ее на парте или на полу – ей никакой разницы, какие слова произносить. Но, пожалуй, вульгарности с него довольно, а то в обморок еще свалится. – Как они к тебе приходят? – сощуривая медовые глаза, осведомляется Лаванда. – Твои видения. Какими ты их видишь? Когда они являются? Есть ли ты в них? Можешь ли ты из разобрать? – Наверняка ее напор – гром среди ясного неба, наверняка, она здесь вообще пленницей, а не инквизитором, но упустить возможность – непростительно. Ради этого Лаванда игнорирует все, что закляла для себя святым. Если двинутый Малфой хочет спутать ей карты, то черта с два она дастся так просто: прежде ему выпадет черная башня.

Отредактировано Lavender Brown (10.09.2015 18:13:21)

+2

18

http://s3.uploads.ru/e2azO.gif

занят

о.1 ИМЯ И ФАМИЛИЯ
Эдриан Пьюси | Adrian Puсey

о.2 ВНЕШНОСТЬ
Bill Skarsgård

о.3 ВОЗРАСТ
18 лет, 13 декабря 1979 года

о.4 КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

I watch the work of my kin bold and boyful
Toying somewhere between love and abuse
Calling to join them the wretched and joyful
Shaking the wings of their terrible youth
Freshly disowned in some frozen devotion
No more alone or myself could I be
Looks like I strayed to the arms that were open
No shortage of sordid, no protest from me
Hozier - Angel of small death and a codeine scene

Мой бедный богатый мальчик, такой безразличный и такой взрослый, куда ты дел все отпущенное тебе на детство время? Эдриан, мой милый Эдриан, с малых лет ответственный за всех и вся, за мать и сестру, за собственное имя и больше – имя целого семейства. Потому что твоему отцу не хватило мозгов отвертеться от Азкабана в конце далекой Первой магической, потому что твоей матушке не хватило силы взять на себя ответственность, потому что ты и не знаешь толком, как это – быть ребенком. Юным королям, не способным править, назначают регентов, а у тебя был разве что наставник-финансист с уродливой бабочкой и сухими пальцами; чему он собирался учить тебя, пятилетнего, непонятно, но чему-то явно научил. Впрочем, точно не беречь деньги – у тебя талант их тратить. Потому что ты прекрасно знаешь, как управляться с этим миром. Брошенный без поддержки, задавленный собственной фамилией, ты выбрался из всего этого, постигнув простую истину: деньги вертят планету. И если ты юн, если в глазах остальных ты всего лишь наследник, мальчишка, ничего не понимающий в жизни, то переубедить тех, чье мнение важно, можно только с их помощью; ты усвоил, и тогда тебе открылся путь в мир взрослых людей, среди которых ты однажды должен был стать самым высоким. Откуда ты взялся, такой взрослый? Когда успел утомиться миром, что закрыт для остальных детей? Ты всегда знаешь, где и что достать, как и с кем разговаривать – ты понимаешь, что все проще, чем кажется. И ты такой смертельно равнодушный, выдохшийся, совсем не мудрый, но почему-то не юный. Избалованный собственным состоянием, вниманием матушки, ласковой благодарной любовью сестры, избалованный всеми, кроме судьбы, ты старше своих сверстников, этих праздных, глупых девчонок и мальчишек, кажется, лет на сто; они еще не научились говорить, а ты уже утомился, пресытился неположенными ребенку удовольствиями и ответственностями. Куда им до твоей свободы? Куда им до твоего безразличия? Куда им до твоего страха потерять все в одночасье?

Помимо всего прочего дивный юноша: сын Пожирателя Смерти, гордый брат учащейся в Хогвартсе пятикурсницы, единственный наследник фамилии мужского рода и нынешний глава семейства Пьюси, студент седьмого курса Слизерина, уже два года член одного очень важного и очень закрытого клуба, охотник слизеринской квиддичной сборной, обладатель одного из самых высоких баллов по Трансфигурации и главный «зачем мне этот предмет?» всего Хогвартса и решатель существенной дилеммы под названием «что делать с отцом?»; любитель очень дорогих вещей и людей постарше, редко с кем из однокурсников держится на короткой ноге, даже среди слизеринцев слывет нелюдимым, утомленным и безразличным, обладатель одной очень паритетной маггловской машины - зачем она ему, сам не знает; отличается пристрастием к легким наркотическим веществам, существенную часть летних каникул с пятого курса проводит в Лютном переулке в сомнительных заведениях, акциями парочки из которых, если верить печатям на документах, владеет; к любому, с кем можно иметь дела, проявляет шкурный интерес, умеет себя подать и разрекламировать, выглядит старше своих лет и считает юность преимуществом; довольно наглый, весьма избалованный, очевидно бесстрашный и абсолютно беззастенчивый, четко и прямо формулирует мысли и почти каждый диалог, до которого снисходит, ведет серьезно – у него все очень по-взрослому, впрочем, с весомой долей игры в солдатики; держит дома парочку весьма сильных артефактов, ненавидит сладкое и яркие фрукты, всегда использует один-единственный парфюм, собранный на заказ.

сюжетная линия

Эдриан не видел старшего Пьюси с трех лет, в лицо его не помнил, пока однажды в 96-ом тот ни сбежал из Азкабана в числе некоторых избранных. Он вернулся домой гордым главой фамилии, чтобы встретить там сына, давно присвоившего это звание себе. Он видел мальчишку и не знал сути, он забрал себе не только былое величие, но и так тщательно оберегаемую Эдрианом свободу – единственное, ради чего он был готов вступить в любую схватку. Привыкший никому не подчиняться и самостоятельно решать дела, Эдриан, конечно, не стал терпеть принуждения, следовать отцовскому желанию и вступать в организацию Пожирателей тоже не собирался. К счастью для него, случилась потасовка в Отделе Тайн, и старший Пьюси благополучно вернулся в Азкабан; лица его в той битве никто не видел, и для тех, кто принимал в ней участие, до сих пор большой секрет, как раскрыли их товарища. Среди посвященных ходят слухи о некой анонимной информации, отправленной то ли в Аврорат, то ли лично в Министерство доброжелателем. Как бы то ни было, отец Эдриана ненадолго задержался в тюрьме, и вышел из Азкабана в конце 97-го, вернулся в поместье и продолжил свою верную службу на благо чистокровного общества, чем не прибавил счастья в жизни наследника.

о.5 ВАШИ ОТНОШЕНИЯ
Лаванда завязывает куклам банты и думает о том, что даже для магического мира ее кузен ужасно взрослый. Он присылает ей на двенадцатый день рождение арабского скакуна, бесстыдно транжиря деньги матери, которые уже давно стали его собственными, и гладит по голове, зовет глупой кузиной, а после этого Лаванда изредка видит его в школе. Они пересекаются на четвертом курсе, когда Эдриан совершенно не по-магически пытается убить ее уже не милого сердцу скандинава: бьет его острой коленкой в живот, а после драки долго таращится на нее, вытирая разбитую губу платком, словно пытается придумать, что ей сказать. Разворачивается, так и не придумав, и уходит, оставив ее разбираться со скандинавом. Лаванда потом две недели бегает за Эдрианом по всей школе, переполненная странным чувством единения, словно возвращенная в детство, которое так долго было у них общим. Но Эдриан вот совсем не маленький и милая кузина ему ужасно неинтересна со всеми своими девчачьими проблемами; на две недели она выбивает его из колеи, возвращает в далекие времена беспрецедентной легкости, и он готов за это трансфигурировать ее в чашку. Он боится ее, как черт ладана, и без темных очков не может смотреть на ее яркую одежду, плотный макияж, бесконечные блестки и вакханалию цвета – иногда он готов спасаться от кузины за гобеленами, лишь бы не заметила, не затеяла свое щебетание, ужасно глупое, достающее и такое родное. А на каникулах на пятом курсе Лаванда обнаруживает его, промокшего и пропахшего опиумом, на пороге своего скромного дома, и напоминает ему, впустив внутрь, что они семья вообще-то: все зимние каникулы Эдриан живет у Браунов, а после они с Лавандой снова не разговаривают, кажется, целый год. Наверное теперь, когда все поняли разницу, пощупали пропасть, у них и вовсе нет причин общаться, однако старший Пьюси возвращается, и единственный человек, способный вернуть Эдриана в мир живых из невеселого опиумного царства, находится в противоположной части замка и даже не подозревает, как сильно в ней нуждаются некоторые родственники.

о.6 ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Намерено не прописала отношение к войне и к магглам – сами решите. У Эда есть предпосылки быть на обеих сторонах, это вам решать. Ну и традиционно: буду любить, обещаю не шалить, хочу семью, приведем еще кузину, возможно, найдем вам папу, будем с ним воевать, все дела.

о.7 ВАШ ПОСТ

Отредактировано Lavender Brown (28.09.2015 14:27:56)

+3

19

Zabini's family:
Николас Эрик Забини
(отец Одетты)

Этот человек никогда не был мне отцом. Почему сейчас я должна быть ему дочерью? (с)


http://s6.uploads.ru/t/zuqSN.gif
Неважно, кем на самом деле был твой отец; важно, каким ты его помнишь.
(с) Энн Секстон


о.1 ИМЯ И ФАМИЛИЯ
Николас Эрик Забини / Nicholas Eric Zabini

*смена имени невозможна


о.2 ВНЕШНОСТЬ
Варианты:

- Леонардо ДиКаприо

http://s3.uploads.ru/t/VZvn3.gif

- Джереми Реннер

http://s2.uploads.ru/t/GkqAl.gif

- Киану Ривз

http://s2.uploads.ru/t/qtgpo.gif

- Хью Джекман

http://s3.uploads.ru/t/9QVlU.jpg

- Дэниел Крейг

http://s7.uploads.ru/t/Pb6SF.png

*смена внешности возможна, по достижении согласия между нами.


о.3 ВОЗРАСТ
От 40 до 50 лет на ваше усмотрение

о.4 КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Информация из моей анкеты:

- Родители Одетты:

Николас Забини – один из представителей итальянского рода Забини, несколько поколений назад эмигрировавшего из Италии. Мать девушки, Одиллия Забини (в девичестве Робийяр) - француженка по происхождению. Николас – чистокровный волшебник, Одиллия – полукровка.


- Николас является выпускником Дурмстранга.

Так как Николас Забини является британским подданным, то он должен был окончить Хогвартс, но  его родители в свое время посчитали, что гораздо лучше для сына будет, если он окончит Дурмстранг, ну а Николас не слишком противился родительской воле. Так он попал в Дурмстранг и окончил его с отличием.


- С матерью Одетты он познакомился в США (Нью – Йорк), на одном из благотворительных вечеров.

После выпуска из Дурмстранга Николас решил посвятить какое - то время путешествиям. Так получилось, что попав в США,  он понял, что именно здесь ему нравится, и  поселился в Нью - Йорке, купив здесь огромное поместье и сделав его с помощью магии родовым. Спустя какое -то время он встретил свою будущую жену - красавицу -аристократку по имени Одиллия Робийяр. Оба очень любили путешествовать, а Одиллия еще и занималась благотворительностью. Судьба свела родителей Одетты на одном из благотворительных вечеров. Это была страсть с первого взгляда. Не любовь – именно страсть, и общие взгляды на жизнь. Спустя год после встречи они поженились, благо, оба были, знатными и довольно влиятельными,  а через девять месяцев у них родилась дочь, которую родители назвали Одеттой. Через месяц после рождения дочери, Одиллия и Николас перебрались на постоянное место жительства в Англию, в Лондон, где купили огромный особняк в пригороде Лондона, естественно, сделав его одним из своих родовых поместий и окружив всевозможными чарами – защитными и многими другими, в том числе и чарами ненаносимости.


Информация, упоминающаяся, помимо анкеты,  в моих постах, и необходимая для понимания дальнейшей драмы в жизни Одетты и ее взаимоотношений с родителями:

- Николас с женой – Пожиратели Смерти, преданные Темному Лорду собачьей преданностью, для них, в особенности для Николаса,  его слово – закон, его идеалы и идеи – единственно правильные.

- И мать и отец девушки - давние соратники Волдеморта, действовавшие в его интересах сначала как последователи, а позже - как  Пожиратели Смерти,  получившие метку в 1994 году, ярые его сторонники, способствовавшие смерти многих магов и маглов. Они были рядом с Темным Лордом с самого начала его деятельности, пережили его падение и всячески способствовали его возрождению.


- Примерно до середины пятого курса Одетты у Николаса с дочерью были нормальные отношения, т.к. им было о чем поговорить, да и вообще Оди больше «папина дочка». Несмотря на свою тотальную занятость и врожденную сдержанность в проявлении знаков внимания и любви, Николас всегда давал дочери понять, что она ему дорога.


- С момента возрождения Темного Лорда Николас становится одержим идеей протолкнуть дочь в Пожиратели. Эта идея становится просто идеей-фикс, причем настолько, что мистер Забини становится "немного того". Он, что называется, спит и видит, как дочь принимает Метку. И когда она отказалась от этой сомнительной чести, в голове Николаса что-то «перемкнуло», и любовь к дочери обернулась ненавистью. В тот вечер он впервые применил к дочери Круцио, а чуть позже проклял ее, наградив шрамом, который причиняет ей невыносимую боль, стоит лишь Николасу разозлиться. Это одно из ранних изобретений Николаса, который в юности увлекался экспериментами с различными чарами и заклинаниями, особенно из области темной магии и на латинском языке.

История шрама Одетты

- Подойди, дочь моя. - голос мужчины звучит обманчиво спокойно, но светловолосая девочка, стоящая перед ним, знает - он злится, и злится очень сильно. А ведь она всего лишь не позволила ему запытать до смерти бедного домового эльфа,  случайно разбившего дорогую вазу в кабинете мистера Забини.  И все в ней противится отцу - Одетта ничего не может поделать с собой, она упрямо вскидывает подбородок и пристально смотрит в строгие глаза мужчины.
- Я и отсюда прекрасно тебя слышу, отец. - дерзко говорит девочка.- Знаю, ты сейчас начнешь читать мне лекцию.- она грустно усмехается. Одетта наперед знает все, что скажет ей мужчина.
Мы чистокровные волшебники, мы не можем опускаться до того, чтобы жалеть прислугу... бла-бла-бла... и дальше в том же духе. Ненавижу. Ну как же можно быть таким.... жестоким? Где тот Николас Забини, которого я знала до появления в нашем доме этого безносого урода? После визита этого недо-Лорда отца будто подменили...  я не понимаю такого поведения.
- Лекцию? - глаза мужчины резко темнеют, и Забини понимает, что перегнула палку. - Что ж, раз вы так хорошо знаете, что я собирался вам сказать, молодая мисс, значит вы осознаете, что должны понести наказание.
Ой-ей-ей.  Только не это!
Одетта ненавидит эти новые воспитательные методы.  Круциатус, к счастью, используется не так часто, как, наверное,  хотел бы отец - для возраста и сил  Одетты постоянное использование заклинания боли чревато летальным исходом, а становиться убийцей дочери в планы Николаса не входит... пока.
- Нет, это не Круциатус, как ты полагаешь. Это другое заклинание, не менее мучительное. Но если Круциатус можно снять Финитой, то это заклинание просто так не снимешь. Оно всегда будет с тобой, всегда будет напоминать тебе, кто ты, что значишь, и что обязана делать. - с губ мужчины срывается какая - то латинская формула, и  огненная лента, сорвавшаяся с палочки, обвивает руку блондинки. Больно, куда больнее, чем от Круциатуса. Это похоже на удары огненной плети, на пульсацию под кожей, у оголенных нервных окончаний огненной лавы. Маленький болючий вулкан. Одетта тихо вскрикивает и теряет сознание.

Отец оказался вовсе не таким милым и добрым, каким девушка его знала. Теперь это был жестокий  тиран, деспот, который ненавидел собственную дочь. Ненавидел за ее лояльное отношение к маглам, за ее отказ стать последовательницей Волдеморта. Одетта поняла, что если она не хочет оказаться привязанной к родителям – пожирателям, надо  сделать все, чтобы этого не допустить.
В конце шестого курса Детт просто не вернулась домой. Вместо того, чтобы порталом перенестись в родовое поместье, она поселилась в Дырявом Котле. Без приключений не обошлось, и девушка чуть не попала в лапы к родителю-тирану, который вел поиски беглянки, если бы не помощь одной женщины. Все обошлось удачно,  Одетта научилась скрываться от отца, и чуть позже ее разыскал Блейз Забини, пригласивший родственницу погостить у него дома. Одетта согласилась, зная, что Блейз и его мать официально занимают позицию нейтралитета.
Каково же было ее удивление, когда по возвращении в конце лета, буквально перед самым началом учебного года ее вызвали в Гринготтс. Оказалось, что родители  юной мисс Забини отказались от дочери, но… не лишили ее прав наследства и не вывели из рода. Напротив, по достижении Одеттой совершеннолетия, они передали ей все свое огромное состояние и все дела поместья, сделав ее полноправной хозяйкой английского поместья, (ставшего главным родовым поместьем), а так же старого родового поместья в США, оставив за собой право выдать ее замуж (к слову, жениха отец ей нашел и по иронии судьбы, Одетта в конце концов выйдет именно за этого человека замуж, причем, по доброй воле), а сами отправились «путешествовать», прикрывая этим «путешествием» свои темные дела под руководством Волдеморта. 
Девушке с трудом, но удалось договориться с ними, что замуж они отдадут ее не раньше, чем ей исполнится двадцать пять лет. Теперь между родителями и дочерью идет холодная война, и она вряд ли когда – нибудь закончится.


*Историю можно дополнять по своему усмотрению, я привела лишь основные, обязательные факты.


о.5 ВАШИ ОТНОШЕНИЯ
Ты – мой отец, которого я люблю и ненавижу одновременно. Для меня ты – мой рухнувший идеал, источник боли и страха, причина и корень всех моих бед. Я помню свое детство, когда казалось, что дороже, роднее и ближе человека у меня нет, и от этого боль от твоего предательства еще больнее, а ненависть, вспыхнувшая после событий того рокового вечера  -  только ярче и острее. Твой призрак всегда стоит у меня за спиной, заставляя испуганно вздрагивать в ожидании очередной порции боли. Я мечтаю избавиться от твоего присутствия в моей жизни, потому что знаю, что из-за твоей идиотской и шизофренической одержимости идеей моего служения Темному Лорду, ничего уже не вернется на круги своя. При живых родителях я ощущаю себя сиротой, и в этом твоя и только твоя вина.

о.6 ДОПОЛНИТЕЛЬНО
- Вы можете спокойно изменить многие факты, предварительно согласовав их со мной. Вдруг вам захочется внести что-то свое в персонажа, подстроить его под себя изначально? Нужно нечто готовое - пожалуйста, обращайтесь. Вместе можно придумать много интересного. Хочется отыграть развитие отношений, начиная с детства Одетты и заканчивая настоящим и будущим.

- Просьба не брать роль на один день - мне очень важен этот персонаж, и хочется чтоб его отыгрывал инициативный, активный, действительно заинтересованный в игре человек.

- Необязательно играть только со мной - есть смысл в развитии отношений с другими персонажами. Поверьте, скучать вам точно не придется!

- Перед тем как писать анкету, пожалуйста, обязательно свяжитесь со мной в гостевой, ЛС или в аське.

Связь со мной

Ася - 642413571

о.7 ВАШ ПОСТ

Protego не защищает душу

Обычный день, самый, что ни на есть, обычный. Одетта, по своему обыкновению, проснулась на рассвете. Конечно, в подземельях, где обитали слизеринцы, окон не было, но часы каждое утро неизменно показывали пять часов.
Одетта позволила себе полчаса поваляться в уютных объятиях теплого одеяла, с учебником Рун в руках, благо до завтрака еще было время. Руны были не самой сильной стороной мисс Забини, а в ее жизни уже были случаи, когда факт неидеального знания предмета создавал определенные проблемы. Именно поэтому Оди вплотную занялась изучением Рун. Девушка вечерами просиживала в библиотеке, обложившись редкими книгами и справочниками из Запретной секции, которые ей без лишних вопросов выдавала Пенелопа Клируотер, помощница мадам Пинс. Девушки быстро нашли общий язык, подружились,  и частенько   сидели в библиотеке допоздна, разговаривая обо всем на свете.
После того, как очередная глава учебника была изучена, Забини все же заставила себя вылезти из-под одеяла. На то, чтобы принять душ и привести себя в порядок, у блондинки ушло около получаса, и в итоге в Большом Зале слизеринка оказалась ровно в семь часов, задержавшись по дороге, чтобы побеседовать с Миллером. Алекс предложил ей свою кандидатуру на совместный проект по Чарам, и Одетта с радостью согласилась, помня о том, что профессор Флитвик упоминал, что работать студенты должны в паре с однокурсниками с другого факультета. Ребята условились встретиться в шесть часов вечера в библиотеке,  чтобы составить первоначальный план проекта.
Завтрак был коротким, но вкусным, после чего Одетта направилась на занятия. Все было, как обычно - уроки, перепалки между змеями и  львами, Кэрроу, жаждущие помучить студентов, всегда строгая, но справедливая МакГонагалл, улыбчивый Флитвик, одобривший работу Одетты на занятии, благодаря чему в копилке зеленого факультета прибавилось несколько баллов. Но слизеринка с нетерпением ждала вечера, и у нее была на то причина - факультативный урок зельеварения у профессора де Фантена, а потом - совместная работа с Миллером над проектом по Чарам.
Но вот наконец закончился и последний урок. Одетта сдала свою работу профессору Флитвику и поспешила на зельеварение, молнией метнувшись за дверь. Ей совершенно не хотелось опоздать на занятие, поэтому девушка шла со всей возможной быстротой, срезая путь на поворотах и малолюдных коридорах.
Внезапно у нее на пути выросла высокая мужская фигура в темно-зеленой мантии. Девушка с размаху налетела на незнакомца и чтобы не упасть, уперлась ладонями ему в грудь. Но стоило ей поднять на него глаза - и она тут же отшатнулась от мужчины,  делая порывистый шаг назад. И замерла, чувствуя, как по спине ползет ледяной холодок страха.
- Здравствуй, Одетта. - сухо кивнул волшебник, без долгих предисловий беря дочь под локоть и оттаскивая ее в соседний коридор, где не было никого. -Что же, ты совсем не рада мне, как я вижу.
- Что вы здесь делаете, мистер Забини? - слизеринка резко отдернула руку, не желая ощущать прикосновения этого человека. Он был ее отцом, но она не желала называть его отцом, слишком сильна была ее ненависть и ее боль, которые блондинка испытывала, благодаря этому мужчине.
- Я приехал за тобой. Собирайся, Одетта, мы едем домой. Полагаю, господин будет рад, когда узнает, что ты с нами.
- Никогда, никогда я не стану одной из вас!- голос Одетты зазвенел на высоких нотах, эхом отражаясь от стен. Блондинка упрямо встряхнула светлыми волосами, гордо задрав подбородок и с ненавистью глядя в серо-зеленые, как и у нее, глаза отца. Ее переполняли страх, ненависть и уверенность в своей правоте, и Одетта не желала отступать от раз и навсегда выбранной позиции. -Мне омерзительно и противно все это, мне отвратителен и сам Лорд, и вы, его прихвостни. Когда-то я считала, что у меня самый лучший отец на свете, несмотря на всю вашу отстраненность и строгость, мистер Забини. Однако теперь я понимаю, что это далеко не так. И я не совру, если скажу, что ненавижу вас. Поэтому не трудитесь - вы ничего не добьетесь. Возвращайтесь к себе и можете спокойно забыть обо мне.- к концу своей тирады Одетта понизила голос, но речь ее звучала твердо и уверенно. Обычно светлые серо - зеленые глаза резко потемнели, отражая всю гамму негативных эмоций, направленных на мужчину, чье лицо словно каменело с каждым ее словом, застывая алебастровой маской. Его ноздри затрепетали, раздуваясь, что всегда было верным признаком пока еще сдерживаемого гнева.
- Бестолочь! Я вложил в твое воспитание столько сил, а ты ведешь себя, как чертова грязнокровка! - в сердцах выпалил мужчина. Одетта поморщилась, услышав ненавистное прозвище, которым чистокровные всегда обзывали тех, кто имел хоть каплю маггловской крови, но упрямо мотнула головой, с жалостью глядя в отцовское лицо:
- О, а ты вкладывал силы в мое воспитание? Вот это новость! Я могу пересчитать по пальцам все те случаи, когда ты действительно уделял мне внимание и вел себя как нормальный отец, а не как самовлюбленный, эгоистичный, заносчивый, чистокровный сноб. - последние слова сорвались с губ сами собой. Оди прекрасно понимала, что нарывается, но остановиться уже не могла. Потребность выплеснуть на отца всю накопившуюся в душе слизеринки боль, гнев, раздражение и ненависть оказалась сильнее, чем голос разума.
И поэтому, когда мужчина выхватил палочку, Одетта, понимая, что дать отпор не успеет, только и смогла, что прижаться спиной к стене и инстинктивно закрыть лицо руками. С губ мужчины сорвалось заклинание, оставляющее болезненные ожоги, и Оди сжала зубы, приготовившись к ощущению боли. В глубине души слизеринка была рада, что отец не предпочел Круциатус, которым владел на очень высоком уровне.
Удивительно, как капризно время. Когда ты его торопишь, оно тягуче и медленно, словно патока, но когда тебе надо его замедлить, оно срывается с места и словно пришпоривает летучего быстроногого коня, и начинает мчаться с такой скоростью, что человек попросту теряется в водовороте происходящих событий.
Краем уха слизеринка услышала чьи - то шаги, и когда боли не последовало, отважилась отвести руки от лица, и взглянуть на человека, защитившего ее щитовыми чарами.  Это был темноволосый мужчина в форменной мантии невыразимца. Кончик его палочки держал под прицелом мистера Забини, чье лицо тут же обезобразила гримаса бешенства.
- C каких пор Министерство позволяет себе совать нос в частную жизнь?
- Будем считать, что я действовал от собственного имени. - ответил невыразимец.- я исчерпывающе осведомлен, как можно превратить существование своего ребенка в ад, не используя запрещенных заклятий. - его тон был холоден, словно лед. Одетта испуганно переводила глаза с одного мужчины на другого, отчаянно желая, чтобы отец наконец убрался из Хогвартса к черту на кулички.
- Вам не кажется, что это только мое личное дело, какие методы воспитания применять к собственной дочери? Закон я не нарушаю, запрещенные заклятия не использую. Какие могут быть претензии?
- Неправда. Я еще помню те круциатусы...- прошептала себе под нос Одетта. Прошептала недостаточно тихо - ее услышали.
- А ты вообще молчи, дрянная девчонка! - Николас Забини развернулся и отвесил дочери звонкую оплеуху. - Сволочь, будет она мне тут что-то вякать, не доросла еще! - и он с такой ненавистью взглянул на дочь, что та инстинктивно попятилась назад, вжимаясь спиной в стену и переводя на своего случайного заступника затравленный взгляд темных зеленых глаз.

Отредактировано Odetta Zabini (13.11.2015 11:27:01)

+2

20

Zabini's family:
Одиллия Матильда Забини
(мать Одетты)

Равнодушие – это паралич души, преждевременная смерть (с)


http://s6.uploads.ru/t/RDbi1.gif
Женщины бывают так несчастны на склоне своей красоты только потому, что они забывают, что достоинство матери назначено для замены красоты супруги. (с)


о.1 ИМЯ И ФАМИЛИЯ
Одиллия Матильда Забини (Робийяр)  / Odilliya Matilda Zabini (Robiyyar)

*второе имя можно поменять, но фамилию и первое имя настоятельно прошу оставить


о.2 ВНЕШНОСТЬ
Варианты:

- Кэмерон Диаз

http://s3.uploads.ru/t/EOmyY.gif

- Эмбер Херд

http://s2.uploads.ru/t/dl8jZ.gif

- Диана Крюгер

http://s3.uploads.ru/t/ldEJf.gif

- Николь Кидман

http://s6.uploads.ru/t/tvOVa.gif

* Лично я бы выбирала между Николь, Эмбер и Дианой – их внешность кажется мне более подходящей для аристократки. Впрочем, смена внешности возможна, по достижении согласия между нами.


о.3 ВОЗРАСТ
От 30 до 40 лет на ваше усмотрение

о.4 КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Информация из моей анкеты:

- Родители Одетты:

Николас Забини – один из представителей итальянского рода Забини, несколько поколений назад эмигрировавшего из Италии. Мать девушки, Одиллия Забини (в девичестве Робийяр) - француженка по происхождению. Николас – чистокровный волшебник, Одиллия – полукровка.


- Одиллия окончила Шармбатон.

- С отцом Одетты она познакомилась в США (Нью – Йорк), на одном из благотворительных вечеров.

После выпуска из Дурмстранга Николас решил посвятить какое - то время путешествиям. Так получилось, что попав в США,  он понял, что именно здесь ему нравится, и  поселился в Нью - Йорке, купив здесь огромное поместье и сделав его с помощью магии родовым. Спустя какое -то время он встретил свою будущую жену - красавицу -аристократку по имени Одиллия Робийяр. Оба очень любили путешествовать, а Одиллия еще и занималась благотворительностью. Судьба свела родителей Одетты на одном из благотворительных вечеров. Это была страсть с первого взгляда. Не любовь – именно страсть, и общие взгляды на жизнь. Спустя год после встречи они поженились, благо, оба были, знатными и довольно влиятельными,  а через девять месяцев у них родилась дочь, которую родители назвали Одеттой. Через месяц после рождения дочери, Одиллия и Николас перебрались на постоянное место жительства в Англию, в Лондон, где купили огромный особняк в пригороде Лондона, естественно, сделав его одним из своих родовых поместий и окружив всевозможными чарами – защитными и многими другими, в том числе и чарами ненаносимости.


Информация, упоминающаяся, помимо анкеты,  в моих постах, и необходимая для понимания дальнейшей драмы в жизни Одетты и ее взаимоотношений с родителями:

- Мать мало занималась дочерью, но в целом, у них всегда были нейтральные отношения. Одиллия всегда предпочитала заниматься собой, благотоворительностью, деятельностью Пожирательницы, нежели возиться с ребенком. Моменты близости матери и дочери можно по пальцам пересчитать, в детстве Одетта больше времени проводила с отцом.


- Николас с женой – Пожиратели Смерти, преданные Темному Лорду собачьей преданностью, для них, в особенности для Николаса,  его слово – закон, его идеалы и идеи – единственно правильные.

- И мать и отец девушки - давние соратники Волдеморта, действовавшие в его интересах сначала как последователи, а позже - как  Пожиратели Смерти,  получившие метку в 1994 году, ярые его сторонники, способствовавшие смерти многих магов и маглов. Они были рядом с Темным Лордом с самого начала его деятельности, пережили его падение и всячески способствовали его возрождению.


- С момента возрождения Темного Лорда Николас становится одержим идеей протолкнуть дочь в Пожиратели. Эта идея становится просто идеей-фикс, причем настолько, что мистер Забини становится "немного того". Он, что называется, спит и видит, как дочь принимает Метку. И когда она отказалась от этой сомнительной чести, в голове Николаса что-то «перемкнуло», и любовь к дочери обернулась ненавистью. В тот вечер он впервые применил к дочери Круцио, а чуть позже проклял ее, наградив шрамом, который причиняет ей невыносимую боль, стоит лишь Николасу разозлиться. Одиллия, как всегда, предпочла остаться в стороне, боясь попаться под горячую руку мужу. Она понимала, что идея сделать Одетту Пожирательницей – глупа, абсурдна и вообще, это - никому не нужная прихоть, однако побоялась высказать свое мнение. Отношение матери оставалось нейтральным, женщина как будто вообще не замечала дочь. Одиллия не осуждала Одетту, но и не поддерживала ее. Побег дочери она восприняла с поистине аристократичным равнодушием, и не стала возражать, когда Николас сказал Одиллии, что решил отказаться от дочери. Но при этом настояла на том, что если Одетта все же надумает стать на сторону их господина, то все возможно вернуть на круги своя. Николасу пришлось согласиться с женой, и он продолжил свои попытки перетянуть дочь на свою сторону. Именно поэтому родители мисс Забини не лишили ее прав наследства и не вывели из рода. Согласно их договоренности между собой, по достижении Одеттой совершеннолетия, ей отходило все их огромное состояние и все дела, а так же оба поместья – английское и старое родовое в США. Именно Одиллия настояла на том, что за родителями остается право выдать дочь замуж (к слову, жениха отец ей нашел и по иронии судьбы, Одетта в конце концов выйдет именно за этого человека замуж, причем, по доброй воле). Результатом переговоров с матерью стало право Одетты подождать с замужеством до своего двадцатипятилетия. Решив все эти вопросы,  чета Забини отправились «путешествовать», прикрывая этим «путешествием» свои темные дела под руководством Волдеморта. Теперь между родителями и дочерью идет холодная война, и она вряд ли когда – нибудь закончится.

*Историю можно дополнять по своему усмотрению, я привела лишь основные, обязательные факты.


о.5 ВАШИ ОТНОШЕНИЯ
Ты моя мать, идеальный образчик леди-аристократки. Именно ты привила мне все подобающие молодой леди манеры, я восхищаюсь твоей утонченной красотой, аристократизмом и умением контролировать эмоции, стараюсь их перенять, но и только. Тобой можно лишь любоваться, как изящной скульптурой – прекрасной снаружи и пустой, равнодушно-холодной внутри. Между нами нет ни теплоты, ни любви, ты частенько проходишь мимо, упорно не замечая, как мне не хватает материнской ласки и любви. Быть может, если бы не твоя деятельность Пожирательницы и не воля твоего мужа, который считает, что я во что бы то ни стало, должна принять метку, наши отношения сложились бы иначе. На тебя я не держу такого зла, как на отца, но то, что ты слепо поддерживаешь его и Волдеморта, меня глубоко огорчает.

о.6 ДОПОЛНИТЕЛЬНО
- Вы можете спокойно изменить многие факты, предварительно согласовав их со мной. Вдруг вам захочется внести что-то свое в персонажа, подстроить его под себя изначально? Нужно нечто готовое - пожалуйста, обращайтесь. Вместе можно придумать много интересного. Хочется отыграть развитие отношений, начиная с детства Одетты и заканчивая настоящим и будущим.

- Просьба не брать роль на один день - мне очень важен этот персонаж, и хочется чтоб его отыгрывал инициативный, активный, действительно заинтересованный в игре человек.

- Необязательно играть только со мной - есть смысл в развитии отношений с другими персонажами. Поверьте, скучать вам точно не придется!

- Перед тем как писать анкету, пожалуйста, обязательно свяжитесь со мной в гостевой, ЛС или в аське.

Связь со мной

Ася - 642413571

о.7 ВАШ ПОСТ

Кнут и пряник
эпиграф

заснеженный пейзаж в ночной тиши,
ты опустел и нестерпимо бел.
немой хранитель тайн моей души,
до встречи… если завтра буду цел.
(с)

Студент всегда живет в ожидании чего-то нового, интересного. Особые чувства вызывают у него каникулы.  Лондон в конце декабря особенно хорош. Англичане умеют отмечать Рождество. В больших окнах домов горит яркий свет, в нем движутся тени. А на дворе тепло, несмотря на вечернюю метель. Крупные белые хлопья  снега ложатся на плечи. Пар изо рта клубится расписными узорами. Все красиво. Но на душе неспокойно.
Впервые у Одетты было неспокойно на душе, когда она переступала порог родительского дома. Она помнила, при каких обстоятельствах покинула его в последний раз, и эти воспоминания отнюдь не были приятными. Рождество прошло в мрачной обстановке - и хотя все внешне было, как всегда - и подарки, и улыбки, и даже редкий смех - все-таки атмосфера изменилась, и теперь Одетта ощущала себя неуютно под взглядом холодных глаз отца, из которых улетучилось все тепло в тот последний день лета… Она помнила его искаженное гневом и ненавистью лицо в тот вечер, помнила, как он наслал на нее Круциатус. Ей, никогда раньше не сталкивавшейся с этим заклинанием, боль показалась невыносимой. Настолько, что она почти что потеряла сознание.  В голове до сих пор не укладывалось - как вообще это получилось? За какие такие грехи она, Одетта, провинилась перед Создателем, что ее жизнь превратилась в подобный ад и вся пошла наперекосяк? Почему самые близкие ей люди так ее ненавидят? А ведь она всего лишь отказалась сгоряча принимать сложное решение. Ведь не каждый день на твоем пороге появляется Волдеморт.
Сегодня Одетта с самого утра спряталась в библиотеке. Девушка засела в самом дальнем углу комнаты с толстенным фолиантом о зельях. Рядом лежала толстая тетрадь с конспектами, и время от времени Одетта делала выписки из книги в эту самую тетрадь. На душе было тоскливо, и даже красивый закат за окном не вызывал в ее душе хоть какие - то положительные чувства. Одетта с грустью думала о том, что еще не скоро снова вернутся в Хогвартс, подальше от вечно угрюмого и готового в любой момент швыряться заклятием боли отца. Мать она почти не видела - та пропадала на «благотворительных мероприятиях»,  хотя младшая Забини могла голову дать на отсечение, что это как - то связано с деятельностью Темного Лорда.
Она перевернула страницу, стараясь сосредоточиться на тексте, и в этот момент снаружи послышался подозрительный шум и… голоса. Они удалялись в сторону гостиной, и Одетта, невольно прислушавшись, услышала слова «моя дочь», «весьма одаренная особа» и «Повелитель». Не требовалось много ума, чтобы понять, что Волдеморту зачем - то снова потребовалось посетить их дом. И что отец снова вспомнил о своей безумной идее протолкнуть дочь в Пожиратели.
На какое - то время в доме вновь воцарилась тишина, однако Одетта уже не могла сосредоточиться на книге. Девушка захлопнула  фолиант и подошла к окну, вглядываясь в заснеженный пейзаж.
За окном заснеженный сад, залитый светом закатного, не греющего уже солнца. Серо-черные тени от стволов и веток деревьев оттеняли белизну искрящегося белого покрывала. Сновали неугомонные синички в нескончаемом споре с воробьями о принадлежности кормушки  им или тому роду. Неугомонный ветер свирепо и быстро хватал снег с земли, мешая его с тем, что сыпался с неба. Снежинки отплясывали какой-то свой невообразимый танец, фанатично и неистово. Одинаковые и безликие, они стремительно сигали вниз и возносились вверх в очередном порыве ветра, прятались друг за друга и закладывали виражи, слепо бились о стекло...
- Одетта.
Она резко обернулась, глядя на стоящего в дверях отца.
- Да?
- Я должен отлучиться, у меня срочные дела. Будь хорошей хозяйкой и развлеки беседой нашего гостя в мое отсутствие. - не терпящим возражений тоном произнес Николас. Одетта вздохнула и кивнула. Меньше всего на свете ей хотелось сейчас беседовать с Волдемортом, но еще больше она не хотела вновь испытывать отцовский Круциатус на себе.
- Хорошо. - она вышла из библиотеки, направляясь в сторону гостиной, где сидел самый темный волшебник этого времени. - Добрый вечер, сэр.- назвать его Повелителем или Темным Лордом язык не поворачивался.
Как это все абсурдно и неправильно... - пронеслось в голове.

Отредактировано Odetta Zabini (19.11.2015 16:43:27)

0

21

http://s3.uploads.ru/cxiLT.jpg
[audio]http://pleer.com/tracks/10635538PT5h[/audio]

занята божественная

о.1 ИМЯ И ФАМИЛИЯ
Гестия Джонс | Hestia Jones

о.2 ВНЕШНОСТЬ
Канон диктует тёмные волосы, моё видение немного сужает спектр:
Роуз Бирн, или Мишель Докери, может быть, Бриджет Реган, вероятно, Эванджелин Лилли, ну, возможно, Анна Фрайл. Вы можете предложить свой вариант, исходя из образа, который наверняка после этого списка стал примерно ясен.

о.3 ВОЗРАСТ
33 - 35
Пожалуйста, мне не хотелось бы большой разницы в возрасте, ведь общаться мы начали ещё в школе, а в те времена каждый год значил очень много. В идеале Гестии тридцать пять.

о.4 КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Здесь кто-то уже писал, что Гестия окончила Гриффиндор, но я вижу её в Рейвенкло и буду рад, если Вы со мной согласитесь. Она умна, проницательна и весьма сдержана в проявлении эмоций, но в сердце её горит яркое пламя: Гестия из тех, кто до конца сражается за свои идеалы. Из-за своей сдержанности и немногословности она может показаться сухой и даже чёрствой, но стоит узнать её поближе, и это впечатление померкнет непременно. Если вы увидели, как Гестия целеустремлённо летит к воротам соперников, прижимая к груди квоффл, или как она сражается на дуэли заклинаний, как с жаром отстаивает точку зрения в споре, как радуется победам своих друзей, вы никогда не вспомните о том, что она казалась вам скучной и слишком строгой когда-то. Гестию не назовёшь душой компании, она не любит привлекать много внимания и не старается сделаться его центром, но её отсутствие в привычном кругу всегда замечали, ведь именно она всегда старалась создать уютную и комфортную атмосферу для всех, ненавязчиво подсовывая тёплый плед тому, кто зябко потирает плечи и кружку какао тому, кто с тоской смотрит в окно. Друзей у Гестии никогда не было много, но отношения со всеми она бережно пронесла сквозь годы, никогда не забывая о родных людях и всегда находя время для того, чтобы встретиться и побыть с ними рядом.
Говорит она мало, но, узнав Гестию поближе, непременно понимаешь, что её молчание разнооттеночно, оно имеет свой вкус и свой запах. Посмотрев в глаза и взяв за руку, она может сказать больше, чем многие люди, сотрясающие воздух разговорами добрых полчаса. Она любит тишину, в её личной коллекции целый букет тишины: тишина библиотек с беззвучным танцем пылинок в солнечном луче, ползущем по стеллажу; тишина леса, сотканная из шелестов, шорохов, невесомых шагов; тишина моря, разбивающаяся в пыль с набежавшей волной, чтобы перемешаться с песком и ракушками и ускользнуть в глубину; тишина неба, затерявшаяся в россыпи звёзд; тишина сочельника, мерцающая огоньками пушистой ели. Гестия любит зиму - может быть потому, что она родилась зимой. Гестия любит море - может быть, потому, что выросла на его берегу.
Всё остальное Вы узнаете о ней сами, стоит лишь присмотреться. Я уверен, что Гестия - настоящая шкатулка сокровищ, перебирать которые можно дни напролёт, любуясь неожиданными сочетаниями и переливами света. Я добавлю ещё всего лишь несколько фактов:

❖ Гестия - член Ордена Феникса. Она готова сражаться на его стороне до конца.
❖ Гестия работает в Министерстве Магии стирателем памяти. А может быть, в портальном управлении. Или заведует каминной сетью. А что, если её место - в аврорате? Это лучше знаете Вы.
❖ Она очень хороша в заклинаниях и прекрасно владеет боевой магией.
❖ Хорошо готовит.
❖ Много читает.
❖ Знает как минимум один иностранный язык.

о.5 ВАШИ ОТНОШЕНИЯ

вместо эпиграфа

небо становится парусом в серебре
мы сидим на горе, на высокой-высокой горе,
начинает темнеть.
неблагая осень, листвы черненая медь,
изморозь на коре.

говорят, что те, кто всегда один, -
им судьба уходить в Самайн,
горек хлеб и едок осенний дым,
холодны неубранные дома.

говорят, раскрывается небо - и к ним
спускаются кони,
и наступает зима,
быть им вечными всадниками, лететь по дорогам пустым,
не гляди в глаза, коль не хочешь сойти с ума.

мы сидим на горе, на высокой-высокой горе,
нерожденный костер начинает гореть,
поднимается высоко в облака,
начинается ветер, дорога листвы легка,
неблагая осень, встречай меня-дурака.

(мы сидим на высокой горе - и не надо слов о любви,
просто переживи эту зиму,
пожалуйста, переживи)

просто тем, кто всегда один, - судьба уходить,
растворяться в вечной охоте,
просто это не лечится - это дыра в груди,
саднящая на закате и на восходе.

это черный Самайн проступает в полете листвы,
в запахе порыжевшей травы,
в карканье черных птиц.
Рассыпаются в небе первые звезды - как мелкий рис,
тем, кто всегда один, - уходить,
ожидает тьма,
здравствуй, вечная охота, здравствуй Самайн,
здравствуй, осень моя неблагая, нож на бедре,
и насквозь проходит октябрь, и касанья его свежи.

(мы сидим на горе, на высокой-высокой горе,
я люблю тебя, но
не держи меня,
не держи).

- Лемерт.

Как я уже сказал, мы начали общаться в школе. Ты всегда была хороша в заклинаниях, именно они стали нашей первой точкой соприкосновения. Потом - квиддич, лиература, море, вкусная еда, - мы как будто листали две разные книги, страницы которых то и дело совпадали до буквы. Друзьям оставалось лишь удивляться: как мы, такие разные, можем так хорошо общаться, даже дружить, как можем мы - с виду противоположности - считать себя братом и сестрой по духу.
Но потом, когда отшумел наш странно-печальный выпускной, больше похожий на бурю в лесу, когда окончилась обрывком недосказанной истории Первая Магическая Война, ты устроилась стажёром в Министерство Магии, а я искал свой путь - до тех пор, пока не увидел, что ведёт он в море, которое оба мы так любили. Из моря я писал тебе редко - а может быть, даже вовсе не писал, - да и от тебя прилетело лишь несколько весточек, наверное, потому, что ты не знала, куда отправить сову. Может быть, ты была замужем - может быть, нет, может быть, ты меняла места работы, путешествовала, может быть, написала книгу? Вернувшись и встретившись с тобой после долгих лет разлуки, я понял, что ничего о тебе не знаю - и что по-прежнему ты необыкновенным каким-то образом кажешься мне странным моим отражением, искажённым, идеализированным, лучшим, много лучшим, чем я сам. Именно ты помогла мне найти Орден Феникса, чтобы присоединиться к нему. Не помню точно, кажется, идея мне поселиться в Косом переулке тоже пришла сначала в твою голову. Может быть, и ты живёшь где-то поблизости?
Мы нечасто видимся - времена нынче такие. И ещё реже мы разговариваем - ты никогда не была болтушкой, а теперь и я сделался молчуном. Иногда мне кажется: мы друзья, совсем как прежде. Иногда даже чудится: мы нечто большее. Но чаще я отчётливо чувствую пропасть, что легла между нами. Пропасть, которую не перелететь и не переплыть.
И если однажды я вдруг обнаружу себя на пороге нового мира, осиянного новым солнцем - кто знает, куда ляжет моя дорога? Я уйду, может быть, как всегда уходил. А может быть, ты укажешь мне иной путь.
Но сейчас будущее укрыто зловещей мглой. Война сгустилась над нами тяжёлыми тучами, Гестия, грядёт страшный шторм, и мне не известно, что нас ждёт, но, пожалуйста, переживи последний бой. Я не знаю, выживу ли я, но ты - останься в живых, обязательно.

о.6 ДОПОЛНИТЕЛЬНО

моя анкета - чтоб Вам ясно было, с кем придётся иметь дело

AEDÁN ✦ SÉARLAS ✦ LONERGAN

http://s6.uploads.ru/Tofkl.jpg

I'd rather laugh with the sinners than cry with the saints
the sinners are much more fun.
- Billy Joel


ТОРЖЕСТВЕННО КЛЯНУСЬ, ЧТО ЗАМЫШЛЯЮ ТОЛЬКО ШАЛОСТЬ.

t h e   s t o r y   s t a r t s   h e r e

o.1 ФАМИЛИЯ И ИМЯ
Aedan Searlas Lonergan | Эйдан Шерлас Лонерган
Эйдан, но чаще всё же Лонерган, а также Джонси, Барсук, Шпала, Жираф и ворох других прозвищ разной степени живучести и прилипчивости.
Особого внимания заслуживает прозвище, полученное им на двоих с главным товарищем в бедах и радостях - бедах чаще чужих, пустяшных, конечно, радостях - непременно общих, и часто на почве этих самых бед, - Данте Янгом: Сорвиголова (Daredevil). Дьяволёнком в этой паре считался Эйдан, - нельзя сказать, что по праву, но ему сия позиция всегда была по душе.

o.2 ВОЗРАСТ И ДАТА РОЖДЕНИЯ
35 лет;
4 декабря 1962 года.

o.3 СТАТУС
Окончил Хогвартс, факультет Хаффлпафф, в 1980 году.
Бывший кок на торговом магическом паруснике "Лорелея";
в настоящее время - разнорабочий в Косом переулке (таскает тяжести, истребляет докси, гоняет боггартов, чинит крыши и в общем делает всё, что захотите, за умеренную плату), периодически бывает вызван и в Лютный. Анонимный автор рубрики бытовых чар в "Проблемах Чароведения" (пишет под псевдонимом Феррет Сисайд).
Абсолютно и безоговорочно лоялен Ордену Феникса, однако не блистает репутацией бравого защитника добра - люди, окружающие его ежедневно, скорее полагают его нейтральным до мозга костей неудачником, забулдыгой и раздолбаем. Эйдан старательно поддерживает имидж.

o.4 ВОЛШЕБНАЯ ПАЛОЧКА
Ясень, волос единорога, 13 дюймов, хлёсткая. Рукоять резная, ребристая, рабочая поверхность абсолютно гладкая.

о.5 АРТЕФАКТЫ
Метла - гриндилоу знает, какой модели. Лейбл на древке затёрся, а сам Эйдан никогда не придавал значения мётельным брендам. Летает - и зашибись.
Саквояж, лицензированно заколдованный на невидимое расширение, - достался в наследство от отца.
Фляжка виски.
По легенде, фляжка обладает свойством сохранять неизменными свойства любой жидкости, в неё налитой, в течение любого количества времени, но случая проверить не было, так как виски во фляжке обновляется Эйданом регулярно.

о.6 ЖИВОТНОЕ
Даже самый непритязательный и аскетичный зверь сбежал бы от Лонергана не позднее, чем через месяц совместного проживания.

— А ВДРУГ Я ПОПАДУ В ДУРАЦКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ?
— ТЕБЕ НЕ НУЖНО ЭТОГО БОЯТЬСЯ, ЭТО У ТЕБЯ В КРОВИ.

y o u r   h i s t o r y   i s   y o u r   s o u l

o.1 ЧИСТОТА КРОВИ
Полукровный

о.2 МЕСТО РОЖДЕНИЯ

Ирландия, Адэр Мэнор.

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/7/7e/Adare_Manor_Garden.jpg/800px-Adare_Manor_Garden.jpg

о.3 РОДСТВЕННЫЕ СВЯЗИ

Шерлас Гай Лонерган - отец, аврор, погиб во время одной из операций аврората, когда Эйдану было девять лет;
Гвендолин Марлен Лонерган, в девичестве МакКинли - мать, содержит отель, занимающий большую часть родового замка Лонерганов, Адэр Мэнор;
Фиона Гвендолин Браун, в девичестве Лонерган - младшая сестра (средняя), домохозяйка, живёт в Лондоне с мужем и двумя детьми;
Сирша Скай Лонерган - младшая сестра (младшая), медсестра в госпитале св.Мунго;
Данте Янг - названый брат - друг, связь с которым не менее прочна, чем кровные связи;
всю семью Янгов Эйдан также считает своими родственниками и готов поддержать их в любой ситуации.

о.4 БИОГРАФИЯ
Серый камень кладки Адэр Мэнор, серебристый в летнем дожде, графитный в зимние вечера, фиолетовый в закатном свете, никогда не казался холодным, он всегда обещал тепло. Он хранил его внутри - тепло рождественского очага, тепло камина в гостиной, тепло стёганого одеяла, керамической кружки какао, тепло отцовского взгляда, тепло материнских рук. Даже в августовском знойном мареве он, обещавший прохладу в тенистых переплетениях красного плюща, оставался тёплым, и тепло его не отталкивало.
Всё здесь было совершенно сказочным, всё дышало волшебством, которым пронизан был замок и пронизаны были его окрестности от корней вековых дубов до шпилей самой высокой башни. Для детей четы Лонерган магия не была чем-то незнакомым, но оставалась всегда удивительна: родители считали важным сохранить чувство новизны мира в сердцах детей и научить их ценить дар, доставшийся им с рождения - дар, которого большинство людей лишено, и не по своей вине.
Говорят, есть дети, которые боятся взрослеть, есть те, кто торопится, а ещё бывает, что детство заканчивается неожиданно, мгновенно, и тебя никто не спрашивает, как ты к этому относишься. Так случилось с Эйданом в ту грозовую ночь, когда вместо отца в их дверь постучал человек в тёмном плаще. Этот образ навсегда остался с младшим Лонерганом: тёмный силуэт в дверном проёме, с одеяния которого падают холодные капли, - вот облик, что принимает боггарт при встрече с ним как олицетворение вестника, принесшего самую страшную новость.
Эйдану пришлось повзрослеть в одночасье, в тот миг, когда он осознал, что остался единственным мужчиной в семье, что на плечи его легла большая ответственность и что права плакать на плече мамы у него больше нет и не будет - теперь он должен был утешать, помогать, насколько это было в его силах, и учиться. Он очень старался: колдовать до поступления в школу ему было запрещено, да и палочки своей ещё не было, так что Эйдан целеустремлённо осваивал ручной труд, избавляя мать от основных хлопот по хозяйству, которых в огромном замке было предостаточно.
Лишившись мужа, Гвендолин не опустила рук, не расклеилась, не собиралась сдаваться: точно вся духовная сила Шерласа перешла к ней, вдова Лонерган уверенно взялась за переустройство быта, начав с самого ценного материального имущества, что оставил ей муж. Оставив под нужды семьи совсем небольшую часть Адэр Мэнора и скрыв её от глаз маглов, Гвен превратила замок в отель, который через несколько лет упорного труда начал приносить стабильный доход, которого хватало на то, чтобы содержать замок и территорию поместья в порядке и себя не ущемлять. Лонерганы никогда не жили на широкую ногу, не стремились к роскоши, как это принято у многих чистокровных аристократов: это было просто не принято в их семье. Чистокровными они никогда не были: то и дело в роду появлялись маглорождённые и полукровки, закрывающие фамилии дорогу в чудесный список, куда Лонерганы и не горели желанием попасть. Быт семьи Эйдана был прост при жизни его отца и остался таким после его смерти.
Детям никогда не запрещалось играть и дружить с ребятишками-маглами из деревеньки Адэр, которой дал название их замок. Один из деревенских мальчишек стал однажды для Эйдана не просто другом - почти что братом, - но, впрочем, стоит отметить, что маглом он не был, и это стало ясно мгновенно, в день их знакомства на заднем дворе спрятанной от маглов части замка, куда Данте Янг забрёл по случайности, даже не заметив ограждающих заклинаний.
Ровесники, впервые они сели в Хогвартс-Экспресс вместе, перешучиваясь о том, что куда быстрее было бы долететь вдвоём на метле, перемахнув через море и шотландские горы. Вместе они впервые прошли под высокие своды древнего замка, вместе сели за стол Хаффлпаффа под чёрно-жёлтыми вымпелами. И все последующие годы они всё делали вместе, соревнуясь с гриффиндорцами в шалостях и шутливых выдумках, зарабатывая баллы для барсуков, на каникулах хаотично перемещаясь между деревенским домом Янгов в Адэре и Адэр Мэнором, где обоим одинаково были рады.
Поступив в Хогвартс, Эйдан был преисполнен решимости, закончив его, стать аврором, как его отец, но жизнь, преподаватели и собственная природа очень скоро поставили его перед неутешительным фактом: чтобы сдать зелья на "Превосходно" он должен умереть, возродиться, умереть ещё раз, опять возродиться и так десять раз подряд. Немногим лучше дела обстояли с травологией, как ни постыдно сие для хаффлпаффца, да и монотонные речи профессора Биннса сводили на нет желание разбираться в Истории Магии, пусть она и не была сущей необходимостью для будущего аврора. Мечты о месте в рядах поборников добра и справедливости пришлось оставить, сосредоточив всё внимание на Чарах, которые удавались младшему Лонергану отменно. Здесь всё разочарование, вся тоска и смертная скука, что наваливались на него душным одеялом - мягким, как улыбка Слагхорна, но неподъёмно тяжёлым, - в кабинете зельеварения, рассыпались в пыль, стоило сделать единственный взмах волшебной палочкой - верной, чуткой, становившейся точно продолжением его собственной руки. Здесь, если даже что-то не удавалось, это было не поводом для обиды или гнева, а наоборот, становилось стимулом для дальнейших попыток, для развития и совершенствования. Особенно Эйдан интересовался бытовой магией, в связи с неослабевающим желанием оказать матери как можно более сущесвенную помощь в её нелёгких буднях. Именно в этой области впервые проявились способности Лонергана к составлению новых заклинаний: он придумал формулу, с помощью которой можно было испечь пирог, не включая духовки, а затем -
заклинание для мгновенного взбивания сливок и чары хрустящей корочки для любых блюд. Не в меньшей степени занимала его магия боевая, и интерес этот многократно усилился, когда стало отчётливо ясно, какие тёмные свинцовые тучи сгустились над магической Британией. Пусть Лонерган был ирландцем - ирландцем до такой степени, что порой становилось удивительным, что кровь его обычного красного, а не зелёного цвета, - Британия не казалась ему чужой и далёкой, ведь здесь был Хогвартс, здесь жили многие его друзья, и, в конце концов, не так уж далеко находилась Ирландия и не была она защищена непроницаемым куполом, что оградил бы её от миазмов зла, рапространяемых Волдемортом и его шайкой татуированных ублюдков.
Вслед за гриффиндорцами Блэком и Поттером, с которым им выпало счастье заприятельствовать в Хогвартсе, Сорвиголова вступили в Орден Феникса, едва выпустившись из школы. Эйдан плохо отдавал себе отчёт в том, какая опасность угрожает им, ему кружила голову эйфория: он не имел шанса попасть в аврорат, но разгоревшаяся нешуточная война предоставила ему возможность сражаться за то, что во что верил его отец и во что, разумеется, верил он сам, как способны верить лишь те, кого шляпа отправляет за чёрно-жёлтый стол. Бесшабашность его и совершенно гриффиндорское бесстрашие мог бы усмирять и ограничивать более мягкий по натуре Янг, но и он проникся борьбой, так что положительное влияние его cводилось к той капле рассудка, что порой удерживала совершенно лишившегося царя в голове Лонергана на краю пропасти. Они вместе изобрели технику боя, использующую сильные стороны обоих: боевую магию Эйдана и виртуозные щитовые чары Данте, и эффективность её впечатляла. Но война очень скоро закончилась.
Несмотря на то, что окончание войны должно было внушать радость, рисуя в туманном доселе будущем радужные перспективы, Эйдан чувствовал себя опустошённым, обманутым. Конец был омрачён гибелью Джеймса и Лили, тёмной историей с Блэком, отправившимся в Азкабан, да и в общем верилось в этот конец слабо. Чудилось, что за финал романа жизнь пытается выдать последнюю страницу половины разорванной надвое книги. А где же вторая половина, и что ожидает их всех, когда она найдётся?
Кроме того, стоит признать, что Эйдану не хватило тех нескольких боёв, что они пережили вместе с Данте. Путь в аврорат по-прежнему был закрыт, и лишь теперь младший Лонерган осознал, что так и не озадачился выбором профессии. Будущее его по-прежнему скрывал туман. И сквозь этот туман неожиданно проступили корабельные мачты.
Капитана "Лорелеи" - классического рыжеволосого ирландца, ширина плеч которого не уступала аршинному росту, Эйдан встретил не где бы то ни было, а в музыкальном магазине Янгов «D&D». Этот во всех отношениях примечательный человек разыскивал там заплесневелый альбом своих любимых "Морских лосей", который отчаялся было найти. Но нашёл, конечно. И на радостях сделался столь словоохотлив - впоследствии выяснилось, что таким он бывал крайне редко, - что задержался в магазинчике до самого вечера, развлекая морскими байками братьев, а затем подоспевшего Лонергана, который частенько просиживал там штаны, вынося мозги Янгам рассуждениями о вариантах своего трудоустройства. Между делом капитана О'Салливана попотчевали ирландским рагу в исполнении Эйдана, который в любой свой визит в «D&D» настаивал, что, если уж он в наличии, то на крошечную кухню никого не пропустит. Вечер за закрытыми дверьми завершился распитием просоленного ольстерского огневиски и предложением Лонергану места на "Лорелее".
На другое утро Эйдан склонен был скорее поверить в то, что ему приснился излишне красочный сон, чем в то, что предложение О'Салливана и сам О'Салливан были реальны. Но Янги подтвердили, что невероятные события имели место. И Эйдан, для верности наведавшись в порт и переговорив с капитаном уже на трезвую голову, подписал контракт, суливший ему год в открытом море и неподъёмный сундук впечатлений, которые он уже с нетерпением предвкушал. Ни расставание с другом, ставшим ему ближе брата, ни разлука с матерью и сёстрами, ни неизведанное, которое, впрочем, бесстрашного Лонергана нисколько не пугало, не могли омрачить его близкого к идиотическому счастья.
Коком на борту "Лорелеи" Лонерган-младший проходил без малого десять лет, прежде чем впервые вернуться в родную Ирландию, с которой всё это время поддерживал лишь нерегулярную эпистолярную связь, в которой подспорьем служило заклинание поиска заблудившихся почтовых сов поблизости от Евразии - этих несчастных птиц Эйдан, ничтоже сумняшеся, использовал, предупреждая адресатов о том, что вестника следует накормить, обогреть и по возможности пристроить в добрые руки. Он повидал мир, как принято говорить, и кроме мира повидал немало женщин, сполна насладившись всеми прелестями краткосрочных романов во время стоянок в чужестранных портах. Один такой роман неожиданно растянулся, оставив кока "Лорелеи" на суше на без малого два года: случилась эта история в Центральной Америке и едва не закончилась браком, и закончилась бы, если б всё зависело от Эйдана. Но всё зависело от Алгомы, которая ни с того ни с сего вдруг решила сделаться жрицей трёхгранного тополя. Она вообще многое делала ни с того ни с сего, тем и привлекла падкого на внезапности Лонергана, который не впервые обжёгся на этой своей слабости.
Надо сказать, что плаванье на магических судах больше напоминает навигацию семнадцатого века, чем современное мореплавание: все нововведения на парусниках со времён пиратских шхун носят исключительно магический характер, многие из этих нововведений скорее дань романтике, веяние которой в парусах неизбежно, чем требование необходимости. "Летучий Голландец" думрстранговцев ходит под водой, а "Лорелея", к примеру, умела летать. Другая особенность магической навигации заключается в том, что, в отличие от магловских экипажей, члены команды обыкновенно взаимозаменяемы: мастер парусов сносно готовит, старпом не гнушается мытьём палубы, юнга может встать за штурвал в хорошую погоду, а кок в состоянии поставить лисель, если очень хочется пролететься. На борту "Лорелеи" команда подбиралась О'Салливаном не слишком тщательно, но с большим патриотизмом, и на девяносто девять процентов состояла из ирландцев, так что за все десять лет плавания Лонерган не только не избавился от родного акцента, но и закрепил его, если так можно выразиться, смолистым клеем специфических ирландско-морских выражений, коих понабрался от сотоварищей. Был их экипаж дружен, задирист, и скучно не было никогда.
Сойдя на берег Ирландии, Лонерган чувствовал себя не больше, не меньше - капитаном Летучего Голландца. Новости его ожидали самые разнообразные: младшая сестра окончила Гриффиндор, средняя вышла замуж и родила ему племянника, мамин отель процветал. Дориан Янг уехал учиться в Америку, а Данте женился. Разумеется, обо всём этом Эйдан урывками узнавал из писем, но вести, долетевшие на рваных крыльях сквозь просоленный ветер, непременно теряли живость и остроту, которую сообщали им живые голоса рассказчиков. Конечно, о свадьбе, о жене и о дочери ему хотелось услышать лично от Данте, как он услышал истории сестёр и матери, но тот был по-прежнему далеко, и писем от него не случалось уже давно. Эйдан подозревал - а может быть, чувствовал каким-то шестым чувством, - что в этой, не услышанной истории, есть что-то особенно личное и особенно грустное. Он никогда не умел справляться с такими ощущениями, он не знал, стоит ли писать Данте, а если стоит - то что должно прозвучать в письме, к которому он не сможет приложить свой голос, свой взгляд и свои руки - всё то, что делало его им и помогало узнавать, любить и поддерживать близких. Так и не написав, он покинул Адэр Мэнор, хороня в сердце растерянность и тоскливую зыбь, что впоследствии порой ложилась отражением на гладь штилевых пасмурных вод.
А через три года снова вернулся и на сей раз окончательно: слухи о возрождении Волдеморта долетали до сослуживцев, искажённые, нелепые, не вызывающие доверия ни у кого. Кроме Лонергана.
Он с самого начала этого конца знал, что на самом деле это не конец. Вторая половина разодранной книги нашлась, магическая Британия нуждалась в Эйдане Лонергане, пусть даже и не знала об этом сама.
И Эйдан Лонерган вернулся.
Чтобы найти Орден Феникса. Чтобы бороться за то, за что умер его отец. Чтобы не оставаться в стороне: этого он не умел никогда. Чтобы дождаться Данте, который тоже непременно вернётся и встанет в ряды сражающихся. Потому что иначе не сможет.
Он поселился в Дырявом котле и сколотил себе репутацию, подрабатывая до здесь то там в Косом переулке, не гнушаясь практически ничем, кроме того, что по его мнению дурно пахло - об этом душке, если случалось, Лонерган заявлял заказчикам без обиняков, продолжая флегматично смолить свою неизменную папироску. В глазах людей, населявших эти места, он постепенно приобрёл вид человека глубоко безразличного к политике, к господствующему строю, не имеющего никаких амбиций и целей в жизни, по сути никчёмного, но рукастого и очень сноровистого в области бытовых чар. Последних двух пунктов было достаточно для того, чтобы Эйдан не бедствовал, регулярно имея работу и для того - а это было главным - чтоб он стал тенью, которой никто не стесняется. А в присутствии теней, о судьбе которых хорошо известно многим домовым эльфам, многие представители магического снобизма позволяют себе высказывания самого смелого толка. И даже тайны иногда выбалтывают. Ведь у теней нет глаз. Нет ушей. У теней нет мозгов.
Быть тенью в тёмные времена бывает весьма полезно и выгодно.

ЧЕЛОВЕК — ЭТО НЕ СВОЙСТВО ХАРАКТЕРА,
А СДЕЛАННЫЙ ИМ ВЫБОР.

y o u   c a n n o t   l o s e   y o u r s e l f

о.1 ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ
Распределяющая Шляпа не думала и трёх секунд после того, как оказалась на голове Лонергана, прежде чем провозгласить: "Хаффлпафф!" с лёгкой нервенностью в голосе. Он истинный хаффлпаффец, но, боюсь, те, чьё воображение при этих слова нарисовало пушистого добродушного барсучка, будут при встрече с ним разочарованы.
Как и полагается хаффлпаффцу, он упрям и настойчив, ему незнакома интонация сомнения: любое высказывание Лонергана звучит как истина в последней инстанции, и мало кто догадывается о том, что на самом деле он без большого труда способен изменить позицию, если оппонент убедительно докажет свою правоту. Об этом мало кто знает, так как спорить с Лонерганом не многие решаются. Эта гибкость, впрочем, не касается основных, стержневых понятий - идеалов, которые исповедовал его отец и продолжает исповедовать Орден Феникса. Предательство этих принципов Эйдан считает непростительным. И не прощает. Он верен своим убеждениям, верен своим друзьям и родным, и ему не понадобится гриффиндорское благородство и отвага, чтобы, если потребуется, пожертвовать всем и даже жизнью ради тех, кого он любит, и того, во что он верит.
Лонерган прямолинеен, не стеснителен в высказываниях: типичная хаффлпаффская тактичность, похоже, заблудилась где-то в лабиринте его сознания и пока что не нашла пути на свет. От природы он вспыльчив и импульсивен, склонен рубить сплеча, однако отходчив и не злопамятен. Неорганизован, непоследователен, нетерпелив и множество прочих неудобных "не", в том числе невыносим. Совершенно невыносим.
Умеет быть терпеливым в серьёзных жизненных ситуациях, в повседневности же даёт о себе знать неизменное шило в том самом месте. Чрезвычайно энергичен, подвижен и непоседлив, обладает таким же быстрым интеллектом, сообразителен, находчив, смекалист. Окружающих оценивает, сравнивая с собой, и с трудом принимает чужие недостатки, которыми не обладает сам. Зато достоинства, которы он лишён, вызывают в нём большое уважение, иногда даже восхищение, - разумеется, в тех случаях, если достоинства эти являются достоинствами с его точки зрения. Нетребователен в быту, с лёгкостью может обходиться даже без самого необходимого с точки зрения многих: спать на соломе, питаться хлебом и водой, носить одну и ту же рубашку в течение пары-тройки месяцев. По возможности, впрочем, старается избегать подобных экстремальных условий, так как поесть очень любит, да и поспать порой не дурак, если позволяет время. Порядок не входит в число обстоятельств, необходимых для его комфорта, скорее наоборот: Эйдан чувствует себя как рыба в воде в хаосе, близком к первозданному, лавируя между гор хлама и стопок книг подобно хищной барракуде среди рифов.
Решителен, уверен в себе, не склонен к долгим рассуждениям, к рефлексии, действия предпочитает словам, слова - мыслям, компанию - одиночеству, людей - книгам, книги - праздному безделью. Читает, к слову, очень много, особенно любит литерауру, посвящённую чарам и даже покупает частенько "Проблемы Чароведения" (не выписывает, чтобы не вызыват подозрений и поддерживать образ узколобого невежды). Как же без этого - ведь он ведёт там анонимно рубрику бытовых чар, подписываясь Ферретом Сисайдом - морским хорьком. Благодаря обширным познаниям, не только в области чар, умеет долго говорить, складно выражать свои мысли и поддерживать разговор на любую тему. Впрочем, об этом его качестве известно немногим, так как зачастую Лонерган не утруждает себя подбором красочных эпитетов и точных определений, пользуясь лексиконом в триста слов - не считая разнообразных проклятий, которых он нахватался в море.
Не подвержен сомнениям и затянутым колебаниям, в трудной ситуации принимает решения очень быстро, даже самые сложные и важные. Ввиду этой черты склонен к поспешным выводам, которые не всегда оказываются верными. Впоследствии может изменить мнение, осознав свои ошибки. Ошибаться в целом не боится, считая, что не ошибаются только мертвецы.
Смерти, кстати, не боится тоже, и в общем не боится ничего, пока ничто ему не угрожает. В случае опасности способен собраться и направить свой страх в русло решительных действий.

о.2 ПРИВЫЧКИ

❖ Сначала говорит, потом думает.
Сначала делает, потом думает.
В общем, думает в последнюю очередь.
❖ Постоянно находится в движении: рассуждая вслух, мерит помещение шагами, во время беседы сидя - часто калякает что-то на подвернувшемся листе пергамента, на странице журнала или даже книги, так что те, кто хорошо с Эйданом знакомы, книги от него прячут подальше, еси рядом перо и назревает интересный разговор.
❖ Без малого чёртова дюжина лет в море оставила в его лексиконе внушительное количество специфических словесных конструкций, большая часть которых находится за гранью цензурной речи.
❖ Пьёт, курит, сквернословит, ничего с собой не может поделать - и пока что не собирается.
❖ Иногда завершает своё высказывание выразительным подмигиванием вкупе с широкой улыбкой. Особенно дико это выглядит, если речь идёт о серьёзных вещах и до сих пор он улыбаться и не думал.
❖ Вовремя заметив приближение человека, к общению с которым не расположен, способен очень убедительно - на зависть любому опоссуму - прикинуться спящим. Если, конечно, найдётся, куда присесть.

❖ Любит лес, его звуки: шелест листвы, хруст сучьев под ногами, пение птиц, - его запахи: сырости, прелой листвы, хвои. Любит ходить пешком, разбивать с хрустом первый ледок на осенних лужах и давить каблуком сухие листья.
❖ Ещё больше, чем лес, любит море, ветер в лицо, неповторимый запах открытого пространства, йода, соли, водорослей и рыбы, шум волн и особенные океанские закаты.
❖ В людях ценит искренность, честность, открытость и хорошее чувство юмора.
❖ Любит кислые яблоки, мятные леденцы, рыбу с картошкой и густой тёмный стаут, вообще много и постоянно ест, прерываясь лишь на сон и работу. На физической форме это, к счастью, не отражается.
❖ Испытывает детскую привязанность ко всякого рода домашней выпечке.
❖ Терпеть не может заносчивых, скрытных людей, не доверяет тем, кто мало ест и мало говорит. Не приемлет двуличия, органически не переносит ложь.
❖ Не выносит подземелья, поражён тем, как слизеринцы поголовно не двинулись умом, - подвальные апартаменты Хаффлпаффа подземельями не считает, ведь в окна там льётся солнечный свет. Не любит сумрак, недосказанность, невняность, обилие метафор и поиски смысла между строк.
❖ Видеть не может крем-супы: они вызывают у него крайне неприятные ассоциации.

❖ Амортенция для Эйдана пахнет древесной стружкой, морем и свежеиспечённым хлебом.

o.3 ЗЕРКАЛО ЕИНАЛЕЖ
Эйдан в форме аврора.

о.4 БОГГАРТ
Тёмный мужской силуэт в дверном проёме, освещаемом вспышками молний.

о.5 СПОСОБНОСТИ
❖ Глубокое интуитивное чувство чар, - теория и практика,  -  успешно практикуется в создании собственных заклинаний, замечательно владеет невербальной магией.
❖ Патронус - хорёк.
❖ Отлично готовит, в основном - простую и сытную еду, лучше всего ориентируется в ирландской национальной кухне. Умеет разделывать мясные туши, знает правила хранения продуктов, знает, как рационально и практично запастись провиантом надолго.
❖ Золотые руки: любая работа в них горит. Любит физический труд, на удивление очень многое способен сделать без помощи магии. Починить крышу, залатать прореху на одежде, посадить дерево, расчистить двор от снега, - всё это он с большим удовольствием сделает вручную, чем взмахнёт палочкой.
❖ Обладает широкими познаниями в области морской магической навигации, знает устройство корабля, может им управлять, способен поставить парус, задать курс и вычислить направление по звёздам или с помощью секстанта.
❖ Прекрасно держится на метле и метко бьёт по бладжеру. Быстро бегает, замечательно плавает, может сорок раз отжаться на одной руке (по сорок на каждой).
❖ Хорошо стреляет из ружья - научился на ферме у Янгов.
❖ Может выпить очень много и не умереть. Не опьянеть не получается.
❖ Сносно играет на губной гармошке, неплохо на гитаре и виртуозно - на нервах.

Всё, что я не упомянул - в Ваших руках. Что упомянул - тоже, но сначала предупредите меня. Я очень гибок и готов на поиск компромиссов в любом вопросе. От игрока я прежде всего жду чуткости, для меня важно найти общую волну. Мне хотелось бы, чтобы Вы увидели в Гестии что-то близкое для себя, родное, может быть, даже то, чего я не понял и не учёл. Хотелось бы, чтобы Вы показали мне, какой она может быть. Чтобы Вы знали это лучше меня.
Я буду счастлив, если Вы будете активно взаимодействовать с другими игроками, развивать сюжет игры. Я не ревнив и не требую ежедневных постов. Но не забывайте обо мне, пожалуйста.) Связь через гостевую или ЛС, там выдам контакты.

И да, the last but not the least: Гестия в данный момент в плену у Пожирателей Смерти. Так что приходите скорей - и я брошусь Вас... тебя спасать.

о.7 ВАШ ПОСТ

читать

Когда долго молчишь, молчание впитывается в самую твою кожу, въедается, точно соль, оно проникает в кровь и тянется к сердцу, делая его удары медленнее и звонче. Слова в голове съёживаются, скукоживаются, теряют вкус, фактуру, цвет, становятся плоскими и одинаковыми. Бессмысленными.
Когда долго молчишь, говорить становится всё тяжелее, фразы - короткие, резкие, - срываются с губ подобно сухим листьям или тяжёлым каплям холодного осеннего дождя. Болтуны и болтушки, проходящие, пропархивающие мимо кажутся пёстрыми птицами, их щебет ничем не отличается от шелеста ветра в кронах редких деревьев. Книги становятся интереснее людей, потом интереснее людей становится даже небо. Ты как будто зимний медведь, ушедший в долгую спячку в ожидании весны, только тело твоё не спит: ходит, смотрит, пьёт - и довольно много, - ест и работает. И ещё слушает. Но различать смысл в словах иногда так трудно, когда ты долго молчишь.
Когда долго молчишь, молчание ложится на дно твоих глаз и смотрит в лица окружающих, сверкает как будто табличка. "Иди-ка ты к мерлиновой бабушке" или "не влезай - убьёт", или просто "к дьяволу".
От природы довольно разговорчивому Эйдану молчаливая угрюмость нового образа давалась поначалу нелегко, но затем он привык, и теперь ставшая привычной шкура ему даже нравилась, казалась даже уютной со всей своей заскорузлостью. Он пропах табаком и пивом, пылью "Дырявого котла" и старой, прогорклой древесиной его лестниц, полов и скамей в общем зале.
Он думал, может быть, даже запах амортенции теперь станет другим. Никто очень давно не пытался подмешать ему амортенцию.
Войдя в знакомый зал, Эйдан обвёл его мрачным взглядом и, не приметив официанта, направился прямиком к стойке, за которой обложилась бумажками легковесного вида девица с не к месту светлыми волосами. Чем-то она напоминала Сиршу, но была много спокойней, от неё отдавало какой-то прохладцей. Летом это приятно. Зимой, пожалуй, будет так себе. Но зимой она, конечно, свалит в Хогвартс - на вид ей не больше шестнадцати.
- Чем могу помочь, мистер?.. - девица улыбнулась, делаясь похожей на мятный леденец, и отодвинула свои бумажки, - Том отошел, но быть может, я могу принять ваш заказ?
Эйдан бросил безучастный взгляд на пестреющие на листах колонки цифр и флегматично шевельнул бровью, поднимая глаза на девушку.
Лет пять назад он бы, конечно, заметил вслух, что терпеть не может бухгалтерию, что хорошенькой мисс не пристало копаться в цифрах, что мисс правда хорошенькая, напоминает его сестру, и где же мисс учится, в Хаффлпаффе, надеюсь?
Но теперь он просто кивнул и, помедлив, добавил:
- Мне бы, мисс, пожрать чего поплотней мятного леденца, - и изобразил улыбку записного головореза, - И пинту Ольстерского стаута, мисс, - вон туда, - Эйдан махнул рукой в направлении излюбленного стола в самом тёмном углу и, отвалившись от стойки точно старая набухшая пиявка, отправился к нему своей фирменной морской походкой, избавиться от которой пока что не смог - да и не стремился.

Отредактировано Aedán Lonergan (27.03.2016 20:11:34)

+3

22

http://s3.uploads.ru/124Lo.png

занят

о.1 ИМЯ И ФАМИЛИЯ
Дункан МакФасти

о.2 ВНЕШНОСТЬ
Liam Cunningham

о.3 ВОЗРАСТ
45-50 лет

о.4 КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Шотландец, младший брат действующего главы клана МакФасти, много столетий живущего на Гебридах в Шотландии. По установленной традиции, клан МакФасти заботится о местных Гебридских чёрных драконах. Дункан же еще в юном возрасте перебрался в Румынию, чтобы следить за тем, как там обитает один из их драконов. В итоге стал командиром целого корпуса драконологов, которые отвечали за перевозку драконов на Турнир Трех Волшебников.
В меру строгий, со стороны может показаться, что Дункан наплевательски относится к своей работе, почти не командует своими подчиненными, на деле же он просто знает, где стоит расслабиться, а где стоит включить начальника. Его корпус - один из самых успешных в заповеднике - занимается транспортировкой особей по территории, поиском новых драконов и их пристраиванием в какой-либо заповедник магического мира с приоритетом румынского.
В общении прост и легок, но в ситуации с официальном оттенком не выглядит белой вороной, производя впечатление интеллигентного уважаемого джентльмена. МакФасти придерживаются нейтралитета в войне, поскольку могут себе это позволить (семья не из бедных да и с хорошей историей, до чистокровных им не хватает нескольких поколений). Дункан вне этого влияния

Интересные факты:
- В мире магглов ориентируется так же плохо, как и Чарли;
- Легко может наколдовать рога какому-нибудь лентяю. В шутку, конечно же;
- Сангвиник;
- И никто не отменял любовь к выпивке.

Интересные факты 2:
- Состоит в Ордене Феникса;
- Окончил Хаффлпафф;
- В разводе. Жена не выдержала жизни с драконами под боком;
- Знает тысячу и одну поучительную историю.

о.5 ВАШИ ОТНОШЕНИЯ
Дункан тот самый человек, благодаря которому Чарли не съели в первый же день в заповеднике. Также Дункан возил Чарли с собой на Гебриды, познакомил с семьей, где Уизли стал желанным гостем. Чарли рассказал МакФасти об Ордене, Дункан вступил в ряды организации.
Чарли видит в нем не только начальника, но и друга, почти второго отца. Именно МакФасти провел для Уизли экспресс-курс по румынскому языку, выбил из головы любые мысли о старом страхе пожаров да и вообще сильно повлиял на молодого драконолога.

о.6 ДОПОЛНИТЕЛЬНО
ICQ и skype соответственно. Мне совершенно не с кем создавать небольшую драконоведческую вселенную. Посему Дункан просто необходим. Отвечу на все вопросы, предложу кучу идей, дождусь и накрою эпизодами. Мне Дункан видится "морским волком" с какой-то особой философией. С удовольствием обсудил бы ее.

о.7 ВАШ ПОСТ

It's so easy to destroy and condemn

Ветер северо-восточный. Много информации? Много, когда охотишься на зверя, у которого нюх в разы лучше твоего. Если им сейчас в спину ударит прохладный вечерний воздух, то всему задуманному придет конец, можно будет смело трансгрессировать с громким хлопком – хуже уже не сделать. Оборотень уже обошел одну ловушку, которая не была основной, но подавала надежды как хорошее препятствие для Сивого.
Что же, теперь они с Эйданом уверены, что никто и ничто не спугнуло оборотня с его пути, а здешняя стая не подступает совсем близко к его лагерю, узнавая неизвестного издалека, по запаху. Оставалось надеяться, что присутствие чужаков без ликантропии не заставит их пойти на контакт с приспешником того, кого нельзя называть, несколько раньше задуманного.
Бросок на много миль, сквозь дикие леса, каждый раз оборачиваясь, чтобы замести следы, не оставить за собой ничего, что могло бы напомнить о них. Только запах с трудом поддавался магии, которая старательно прятала его за привычным прикосновением хвои. Пусть о них знают лишь птицы, которых они спугнули.
Взятые Эйданом откуда-то мантии-невидимки прятали волшебников в пейзаже, но во время передвижения Чарли мог легко найти ирландца, понимая, что он и сам, пока карабкается на какой-то склон, легкая мишень. Но здесь не должно было быть никого, кто мог бы направить на них волшебную палочку. У Сивого же не было привычки ею пользоваться, и Уизли это прекрасно знал: Билл бы отбил заклятье, а от клыков в темноте спастись сложнее.
Найти «лагерь» оборотня было проще, нежели отыскать его во время дневного перехода. И слава Мерлину, что он не шел во время полнолуния, точнее, волшебники не выслеживали его несколькими днями ранее. Тем более, Фенрир особо и не прятался, кому придет в голову его искать, когда власть на его стороне?
Тем, кто идет против власти, ясное дело.
С одной стороны, у них с Эйданом не было нужных средств для того, чтобы в миг прижать цель к стенке. Мантии были приятным сюрпризом, который неожиданно оказался в их руках, а приспособления для ловушки попали к Чарли через заповедник. Переделывать ее было бессмысленно. С другой стороны, у них в запасе был элемент неожиданности да и какое-то магическое мастерство против животной силы.  Чарли этого было достаточно, чтобы не думать о провале каждую секунду, когда он, лежа на земле, с холма наблюдал за стоянкой оборотня.
«Оглохни», – отползая от возвышения, драконолог наложил заклинания на небольшое пространство вокруг себя и Эйдана. Допустим, в темноте их правда почти нельзя было увидеть, – Уизли с трудом нашел ирландца – но вот услышать – пожалуйста, только отвлекись от своего дела и вслушайся в шум леса. Сквозь шелест листьев могут проступить два голоса. Надо сделать так, чтобы этого не случилось.
– Если ветер изменится, одного из нас он заметит. Второй тут же атакует. – Но осторожность все равно есть в интонациях Чарли, который говорит почти не своим голосом. Звук гораздо ниже, гораздо тише. Слишком серьезный, впрочем, с этой войной веселее не станешь, а статус, который помещал их обоих на позицию между теми, кто ни при чем, и теми, кто во всем виноват, усложнял жизнь получше многих проверок.
Резкий кивок, ожидание ответа, шелест леса. Волшебники разошлись по разные стороны холма, чтобы каждый со своей стороны обогнул стоянку Фенрира, выйдя из пространства, где их никто не слышал. Еще несколько секунд они могли видеть движение красок, по которым можно было узнать друг друга, а потом даже тени растворились в темноте.
Все еще чувствуя ветер, который бил в спину, Чарли медленно двигался сквозь листву, избегая наступать на ветки и скользкий мох, которым поросли кое-где камни. Не хватало только рухнуть прямо в пасть врагу. Срастись с деревом не получилось, но в тени смену красок было сложнее заметить. Понадобилось время, чтобы привыкнуть к тому, что свет от костра, достигающий некоторых ветвей, из-за которых Уизли высматривал момент, не выдавал его. Через раз задерживая дыхание, Чарли считал про себя секунды и вслушивался, следя за своей мантией. Это была ловля без наживки, кто-то должен был стать приманкой только в самом крайнем случае. Если все пойдет по плану, они с Эйданом просто одновременно оглушат и обездвижат Фенрира. Ирландца так же не было видно на той стороне лагеря, но драконолог мог примерно сказать, где он отсчитывает свои секунды.
На тридцать второй секунде мантия перестала колыхаться, замер и Чарли вместе с листвой на дереве. Бивший всего секунду назад в бок ветер ударил в спину.

+2

23

http://savepic.su/7092312.gif

о.1 ИМЯ И ФАМИЛИЯ
Ривер Рудольф Морган
о.2 ВНЕШНОСТЬ
Джеймс МакЭвой. И только Джеймс. Он же прекрасен, зачем его менять?
о.3 ВОЗРАСТ
37 лет. Ривер родился в конце 1959 года.
о.4 КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Мне иногда кажется, что ты знаешь всё на свете. А если чего-то не знаешь, скорее всего у тебя уже есть идеи о том, где найти нужную информацию. Ты заучка. Даже не так. Ты БОТАНИК! Но при всем при этом, самый лучший брат на всем белом свете.
И всё-таки стоит пойти по порядку.
Ты родился в семье, далекой от идеальной, но всем своим видом показывавшей, что у них всё отлично. И как было иначе, за нашими родителями наблюдали не только близкие люди, но ещё и сотня-другая людей по всей Европе точно. Угораздило же родиться в семье двух капитанов сборных по квиддичу. Я вот до сих пор недоумеваю, как они вообще сошлись.
И думаю, что от тебя, как от старшего, конечно же ожидали успехов на спортивном поприще. То-то все удивились, когда вместо метлы ты выбрал книги. А потом снова книги. Ну, ещё пару рукописей и свитков, а потом опять книги. Книги - твоя страсть и любовь. А если эти книги хранят в себе какую-то загадку, так тебя и за уши не оттащить от подобного экземплярчика. Ты даже в школе предпочитал чтение общению с окружающими людьми, так что я не удивлена, что к седьмому курсу ты получил полный доступ к запретной секции в библиотеке, одобренный директором. Ты был лучшим учеником, обожал древние руны и всегда верил в существование древней магии, для которой не требуются палочка и заклинания. Хотя и с палочкой ты обращаешься лучше многих знакомых мне волшебников. В том, что тебе нравится, ты предпочитаешь быть лучшим.
Любитель путешествовать и узнавать новое, ты, ни секунды не сомневаясь, сразу после окончания школы отправился путешествовать по миру, да так до сих пор и не остановился на одном месте. Твои рассказы о приключениях в Индии, Норвегии, Дании, Иордании и еще десятке стран я готова слушать ночи напролет без сна и отдыха. Да и не только я, правда ведь?
Война мало интересовала тебя до последних дней, ты не считаешь чистоту крови важным признаком, по которому можно определять силу волшебника или его место в обществе, но и бросаться сломя голову в бой за их права не собирался. Просто твоя сестра немного безумнее любого из твоих знакомых, и не могла не участвовать в этой войне. Хотя, может быть, есть и другие причины, что привели тебя в Орден Феникса. Я ведь не всё о тебе знаю.
о.5 ВАШИ ОТНОШЕНИЯ
Как я уже сказала, Ривер - лучший брат на всей планете. Может быть, они с Берлин и разные по характеру, это никогда не мешало им общаться и быть друг для друга лучшими друзьями. Ривер найдет время для сестры, даже если она придет посреди ночи или вызовет его на северный полюс. А уж если ему покажется, что девушка в опасности, то всем планам Берлин может прийти конец. Если защита сестры и не смысл жизни для Ривера, то уж точно одна из главенствующих целей. А защищать её, чаще всего, приходится от самой себя. Она ведь совсем не думает о своей безопасности. В общем, отношения между ними самые что ни есть лучшие и вряд ли когда-то изменятся.
о.6 ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Во-первых, если вы решите прийти на эту роль, обязательно сразу же напишите мне. В биографии нашей семьи разбираться проще с той, кто напридумывал эту ахинею.
Во-вторых, я обещаю вас любить, холить, лелеять и вообще исполнять любые прихоти, если братик, наконец, появится. А уж без игры я вас точно не оставлю.
В-третьих, я уверена, что не только я буду рада приходу Ривера. Так что не придется меня одну терпеть.
о.7 ВАШ ПОСТ

Другой профиль, но пост мой

Аника прекрасно помнит те несколько мгновений тишины, в которую для неё погрузился мир перед началом битвы. Она слышала стук собственного сердца, свое дыхание, даже то, как капелька пота скатилась по шее за ворот рубашки, отдаваясь неприятным холодком во всем теле. Да, именно так начиналась война. С тишины внутри. С нескольких громких взрывов за стенами замка. Отравленная страхом кровь неслась по венам, заставляя девушку двигаться вопреки желанию остановиться. Остановиться и закричать о том, что все это глупый кошмарный сон.
По памяти ориентируясь в пространстве Аника пробиралась из Большого зала в ту сторону, куда, как теперь казалось, несколько вечностей назад ушла её сестра. Помочь. Защитить. Спасти. Мысли её не отличались оригинальностью. Да и было ли время остановиться и подумать? Вела ли её интуиция, чутье, шестое чувство или внутренний голос? Аника не знала этого, но впервые в жизни она всецело доверяла собственным чувствам, не боясь ошибиться. Бой шел, кажется, на всех этажах замка. Куда бы Аника не завернула, какие бы тайные дорожки не выбирала, везде кто-то пытался защититься от чужих заклятий или посылал собственное в противника.
Аника пробежала очередной коридор и на мгновение остановилась в пустынном закоулке, желая перевести дух, когда почувствовала чужое присутствие. Девушка не успела даже развернуться, как услышала сухое "Круцио."
Нет!
Никогда ещё Аника не чувствовала такой боли. Словно в девушку разом вцепились несколько хищников, разрывая на части плоть, выдергивая конечности из суставов, обескровливая. Аника повалилась на пол, не способная даже на крик. Боль пульсировала в каждой клеточке тела, с каждой секундой лишь усиливаясь, норовя затопить сознание и лишить разума. Аника чувствовала, как по щекам покатились слезы, а легкие обожгло огнем. Тело было настолько напряжено, что не получалось сделать даже маленький вдох. Пытка, возможно, длилась совсем недолго, но леденящая душу ненависть, с которой Пожиратель смотрел на девушку, делала её особенно мучительной.
Когда в одно мгновение заклинание рассеялось, Аника почувствовала лишь, как её сознание проваливается в спасительную темноту. Но кто-то тут же грубо поставил её на ноги и хорошенько встряхнул.
- Не время валятся в обмороке! Какого черта мне вечно приходится тебя спасать? Почему ты не среди эвакуированных? - Аника еле разбирала чужие слова, задержавшись лишь на ставшем практически родным голосе. Джекилл был рядом. Джекилл держал её в руках. Джекилл защищал её. Вновь.
- Я хотела помочь. Ирен! Я должна найти...
- От тебя маловато помощи. - Аника сделала глубокий вдох и попыталась взглянуть в глаза доктору Калгори. Он был зол и, кажется, обеспокоен.
- Дальше справлюсь. - Ей совсем не хотелось быть снова должной ему. И за первый то долг никогда не рассчитаться. А тут снова показала себя маленькой и ни на что не способной девчонкой.
- Я просил тебя не вмешиваться.
- Я не могу! Не могу не вмешиваться! Все! Хватит с меня этой политики невмешательства!
- Тогда делай свой выбор. - от того, насколько сухо прозвучал голос доктора, Анику бросило в дрожь. Только теперь до неё дошло, что будет означать выбор в данную минуту. Выбрав сторону сестры, Ордена Феникса и Золотого мальчика, Аника окажется против того, кто защищал её весь этот год, кто помог разобраться в своих силах и собственных чувствах, кто стал частью её самой. А встать с ним рядом означает принять все то зло, что он и Пожиратели принесли в Хогвартс и весь магический мир.
- Я... я... - Аника не успела дать ответ. Вывернувшие из-за поворота волшебники не собирались наблюдать за спектаклем, тут же посылая в Джекилла несколько заклинаний. И, словно в насмешку, все они были членами Ордена Феникса. Протего. Аника покрепче перехватила свою палочку, надеясь лишь, что её защитные чары будут достаточно сильны, чтобы отбить заклинания. Выбор был сделан. Она не могла позволить Джекиллу умереть так. Не здесь. Не сейчас. Он слишком нужен ей. А значит она будет биться за него.

+2

24

http://38.media.tumblr.com/158dd19e6b27c6025e18d7770034ba21/tumblr_inline_n52c1d8FAq1s2yxp7.gif

Занят и обожаем

о.1 ИМЯ И ФАМИЛИЯ
Жером Франсуа де ла Рош / Jerome Francois de la Roche

о.2 ВНЕШНОСТЬ
Oscar Isaac

о.3 ВОЗРАСТ
от 35 до 45

о.4 КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Мой дорогой супруг, вы - классический светский повеса и сибарит, любитель женщин, вина и искусств, обладатель обостренного чувства прекрасного. Вы умело производите впечатление баловня судьбы: блестяще образованный аристократ из Бургундии, коллекционер антиквариата и древних предметов искусства, знаток вин и весьма недурной, по отзывам окружающих, баритон, - кажется, будто вы легки характером и грешите тем легкомыслием, которое могут себе позволить лишь родившиеся в батистовой рубашке. Вы энергичны и деятельны, но те интересы ваши, в которые вы посвящаете своих друзей и близких, ограничиваются развлечениями, от политики же вы демонстративно воротите нос, с куда большей живостью переводя тему разговора на свойства вина, полученного из винограда с солнечной стороны холмов в ваших владениях. Вы магистр светских бесед, кандидат наук в развлечении гостей и профессор с научной степенью в лицемерии.
Вы отнюдь не хладнокровное чудовище, скрывающееся за маской бородача с бархатными глазами, но определенно умней и расчетливей, чем стараетесь это показать. Под покровом светских приемов, под звуки мазурки в цокольном этаже нашего дома вы ведете свои дела с теми, кого с парадного входа в приличный дом не впускают. Возможно, вы - владелец нелегального игорного дома, возможно - скупщик краденых картин, а может, и то и другое? Вы хитры, как бес, и благодаря этому вместо того, чтобы растрачивать наследство, оставленное вам, вы его лишь приумножаете - за показным расточительством и демонстративным невежеством в финансовых делах скрывается прижимистость и нелюбовь отдавать свое безо всякой выгоды. Вы держитесь в стороне от политики и весьма гибки во взглядах на чистокровие, не прочь повращаться как в обществе Пожирателей - по вашему мнению, они в своей вере в уже однажды павшего безумца в какой-то мере наивны и расточительны, но не воротите нос и от магглорожденных - среди них встречаются талантливые дельцы.

о.5 ВАШИ ОТНОШЕНИЯ
Семь - число счастливое, а вы - седьмой, кто меня окольцевал, бросив вызов проклятью рода Забини, не дающему им семейного счастья. И пока фортуна вам благоволит - мы настолько похожи с вами, что даже в своих тайных грешках сходимся. Вы разгадали мой секрет и приняли правила игры под названием “брак с Соланж”. Я подсыпаю цикуту вам в бурбон - вы подсылаете слугу с ножом ко мне в будуар. Вы выливаете бурбон в мои любимые гортензии - я остаюсь ночевать у приятельницы. Повторять с периодичностью раз в пару месяцев, чем изобретательнее, тем больше восторга в моих глазах вы увидите при встрече за ужином. Наши попытки отправить друг друга на тот свет - как обмен комплиментами. Вы - достойный соперник, я вижу в вас равного, а потому вы все еще живы. Вы знаете о моей тайне, но слишком азартны, чтобы выходить из игры, когда карты уже розданы, а на кону - состояние теперь уже двух семей. Вы подозреваете, что этот брак закончится похоронами одного из нас, но достаточно хитры, чтобы отвоевать себе шанс в 50%.

о.6 ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Mon cher, я жду вас с нетерпением и готова развлекать сюжетами вместе со всеми обитателями нашего веселого и густонаселенного дома на Острове Безумцев. Да и в силу общительности и образа жизни мсье де ла Роша, круг его общения, естественно, не ограничивается супругой и пасынком.  По всем вопросам можно обращаться в скайп (ecat_777), я ознакомлю вас со своей анкетой и охотно обсужу все вопросы, которые у вас могут возникнуть.

о.7 ВАШ ПОСТ

Немного о гостеприимном доме Забини

Ни в одном  учебнике истории не написано о том, как в начале двадцатого века итальянцы захватили крошечный островок близ северо-западного побережья Туманного Альбиона. Ничего не сообщается и о том, сколь ощутимо изменилась жизнь населения соседних островов, безнадежно далеких от основ мировоззрения потомков римской империи, а именно: можно сколько угодно распевать оперные арии и наслаждаться жизнью, солнцем и морем, пока течет твое любимое винцо. Можно танцевать тарантеллу, можно громко ругаться и бить фамильный фарфор о голову неверного супруга, а после бурного примирения растить столь же шумных, певучих и звонких отпрысков. Можно кататься на гондоле вокруг острова, исполняя арии, серенады или просто донося до всевышнего свои впечатления от существования в этом мире. Это место в Италии назвали бы просто “Искья” или, к примеру, “Маленькая Сардиния”, но так как англичане имели свои представления об укладе жизни, за этим кусочком суши закрепилось название “Остров сумасшедших”, которое, впрочем, его италоговорящему населению пришлось по душе. В середине двадцатых годов в сердце острова выросло трехэтажное поместье, обросшее позднее зимним садом и полем из ромашек (к несчастью, более утонченные цветы с местным климатом и почвой мириться не желали и расти вне теплиц отказывались).
     В шестидесятых Остров достиг пика популярности у многочисленных визитеров, а в семидесятых неожиданно умолк и затих, оставшийся без хозяев, и молчал двадцать лет, пока в конце девяностых на него вновь не ступила нога Забини. Isola dei Pazzi проснулся, стряхнул с мебели поместья чехлы от пыли, а в зимнем саду вновь зацвели пионы. На не имеющем ни одной приличной и безопасной бухты для пришвартовки острове вновь замелькали гости в шуршащих платьях и накрахмаленных сорочках, над островом вновь начал разноситься аромат божественной стряпни Фернандеса, смешивающийся с запахами лилий и флоксов из цветника. Жители близлежащих территорий, мрачно ругнувшись, достали из сундуков беруши. Остров Сумасшедших ожил.
     Мсье Жером де ла Рош и мадам Соланж Забини, ставшие во главе поместья, хоть и не были ни в коей мере итальянцами, уклад Острова поддерживали и не давали заложенным почти сотню лет назад традициям почить в бозе, закатывая вечеринки и приемы по случаю не только Рождества, Хэллоуина и дня Солнцестояния, но и отмечая несколько более мелкие события жизни: покупку новых земель, дни независимости Франции (Индии, Бразилии и дальше по списку), праздник нового божоле  и получение Блейзом “Превосходно” по Зельеварению. Однако причина сегодняшнего приема была загадкой даже для Соланж. Более того, сам торжественный ужин стал для нее сюрпризом - дражайший супруг сообщил о собирающихся нагрянуть сегодня вечером гостях за утренним кофе, лениво повязывая галстук, и если бы мадам Забини не любила сюрпризы сильнее пармезана, непременно произошла бы семейная ссора, и еще паре тарелок из фамильного сервиза пришла бы неминуемая гибель. Однако Жером был осведомлен о любви жены к приятным неожиданностям и к приему гостей, а потому знал, что отделается лишь грозным упреком и тычком в ребра свернутым в трубочку свежим “Пророком”. Получив и то, и другое, он торжественно пообещал вернуться к самому началу ужина и скрылся в камине.
     Гостей ждали, начиная с пяти вечера. Получившая от Кальпернии сводку с кухонных баррикад и отчет о том, что обстановку в столовой можно смело изображать на обложке журнала “Люкс Интериорс”, Соланж обернулась в сари, как обычно, игнорируя моду Британского острова и поддерживая свою репутацию натуры экстравагантной и охочей до экзотики, и вышла встречать гостей, понемногу начавших собираться в просторной зале с камином, гобеленами и охотничьими трофеями покойного пятого супруга мадам Забини.
- Bonsoir, дорогие гости, добро пожаловать на Isola dei Pazzi, в Забини-мэнор, - взглядом мулатка выцепила Кальпернию, которая уже занимала разговором первых прибывших. По щелчку пальцев три эльфа внесли в зал апперитив, и, подхватив бокал, Соланж отправилась растапливать лед и создавать атмосферу - делать то, что, по ее мнению, получалось у нее даже лучше, чем планировать свадьбы.
- Мсье де Фантен, сколько лет, сколько зим, - кокетливо улыбнувшись, Забини вытянула руку, отягощенную крупным кольцом и парой массивных браслетов, несколько выше, чем требовалось для рукопожатия. - Представить не могу, чем  Жером вас заманил в нашу скромную обитель, шантажом ли, или мятными леденцами? - с наигранной скромностью качнула головой мулатка и протянула французу бокал вина. Шагнув назад, она едва не наступила на ногу лохматой личности внушительного вида и не менее внушительного запаха.
- О, pardon, mon cher, я такая неловкая. Примите в знак извинения, - еще один бокал с апперитивом, предусмотрительно поднесенный эльфом, обрел хозяина. - Чарку чего покрепче вам нальют уже в столовой, - одарила она улыбкой Фенрира; пропутешествовав с десяток лет и насмотревшись на кицунэ и прочие диковинки, предрассудки Соланж задвинула подальше, хоть приглашать на званый ужин оборотня даже для Забини было неслыханной вольностью и попахивало либертарианством. К Жерому у нее определенно будет пара вопросов, но тот не спешил вываливаться из камина - взамен в гостиной постепенно собиралась разношерстная публика.
     Госпожа Кальперния в этот момент уже уцепила за локоть слегка чахоточного на вид молодого человека, и с французским прононсом, прорезающимся у нее только в обществе юнош с горящим взором, изящно переводила темы беседы с погоды и лавандовых полей на свой артрит и обратно.
- Моя дорогая, кто ваш новый знакомый, не представите? - вплыла Соланж в поле зрение обоих и, подхватив их под локотки, объявила собравшимся. - Господа, к сожалению, мой дорогой супруг задерживается, но я не смею более томить вас голодом. Прошу всех проследовать в столовую, где вы сможете насладиться высшей кулинарной магией.
Фернандес отсутствовал - раз в год на две недели семья Забини давала ему отпуск, который он предпочитал проводить на Барбадосе с русалками. За него на кухне заправляла бойкая эльфийка Генриэтта, эстет по призванию и тиран по манере управления рабочим коллективом. К моменту появления всей собравшейся компании в столовой, последние приготовления к тому, чтобы поразить гостей в самое сердце, были произведены - на накрытом столе возвышались батальоны хрустальных бокалов, от блеска столового серебра начинали слезиться глаза.
- Креветки с шампиньонами и спаржей под белым сливочным соусом «муслин», - продекларировала эльфийка Генриэтта голосом дрессировщика тигров, объявляющего смертельный номер, и на тарелках перед гостями возникло проанонсированное блюдо, бокалы наполнились коллекционным вином.
- Морской окунь с водорослями и маракуйей. Паштет из зайчатины со свеклой и фундуком. Крабовое мясо с японским бульоном-даси, рукколой и зеленым яблоком, - не унималась Генриэтта. Стол постепенно заполнялся, благоухая, и Соланж, оправив вороного цвета локон, обвела взглядом собравшихся - многие из них между собой еще не были знакомы, так что атмосфера все еще была несколько напряженной, но с этим легко могло справиться содержимое бутылок, тарелок, ненавязчивый джаз, зазвучавший из золоченого граммофона, стоящего возле окна. Ну и беседа, разумеется.
- Дамы и господа,- вновь заговорила Забини, когда все расселись. - Я надеюсь, сегодняшний вечер принесет нам новые знакомства и поможет нам раскрыть новые грани тех, кого мы давно знаем. Я надеюсь, что этот вечер вам запомнится как один из приятнейших и будет греть сердце воспоминаниями еще долго, - она послала нежную улыбку самому угрюмому гостю. - Мы здесь, на Острове безумцев, те еще сибариты, и без удовольствий вроде вкусной еды, приятной музыки, терпкого вина и неспешной беседы вянем и бледнеем. И сегодня я предлагаю вам провести вечер так, как принято здесь. Чуть позже к нам присоединится мой супруг, мсье де ла Рош, и вам будет предложена экскурсия по поместью, виски с сигарами, ну и, разумеется, основное блюдо. Я слышала, это косуля, - с видом интриганки, выдающей страшную тайну, шепнула Соланж, светясь от азарта.

Отредактировано Solange Zabini (26.03.2016 13:40:12)

+1

25

занят
]

http://s2.uploads.ru/Zhz4L.gif

о.1 ИМЯ И ФАМИЛИЯ
Уильям "Билл" Уизли
А также: старший братец, "старобрат",
"женатик", "сухопутный" и Билше
о.2 ВНЕШНОСТЬ
Domhnall Gleeson
о.3 ВОЗРАСТ
28 лет

о.4 КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Если в семье Уизли мозги передаются по мужской линии через одного, то мои мозги достались тебе. А еще моя ответственность, мое благоразумие, мое спокойствие и так далее и тому подобное. Но, твою Моргану, ты умудряешься быть своим в любой компании, как так? Давай разберемся по порядку.
- Ты первый ребенок в семье. Тебя ждали, ты родился в сложное время, но в общем, ты родился у очень молодых Молли и Артура.
- Сколько ты себя помнишь, у тебя был младший брат, то есть, я. А потом к младшему брату прибавилось "братья" и "сестра".
- Окончание войны мы праздновали всей семьей, это одно из самых прекрасных воспоминаний. Через год ты уехал в Хогвартс.
- Ты приветствовал за гриффиндорским столом меня и Перси. Близнецы поступили позже, а Джинни с Роном мы вдвоем не застали. А еще мы на твоем последнем году в Хогвартсе устроили "век Уизли": ты - староста школы, я - капитан команды по квиддичу, Перси - главный собиратель баллов за хорошую учебу. Успех? Успех!
- Летом, после сданных на отлично экзаменов ты прошел отбор на стажировку в Гринготтсе и отправился в Египет. И, кажется, наша переписка добила бедную Стрелку. Но ничего, в девяносто третьем году мы всей семьей заявились к тебе, чтобы ты там в своих гробницах не завял.
- А через год мы все вместе собрались за столом уже в Норе перед ЧМ по квиддичу. Сколько ты там мне проиграл, поставив на болгар? Перед третьим испытанием Турнира Трех Волшебников ты приехал поддержать Гарри Поттера с матерью и... И встретил свою судьбу. Несмотря на то что я отрапортовал тебе Флер как вейлу, которая, Тодераш ей в подераш, усыпила дракона, который пришел в себя только на родине, она не ускользнула из твоего поля зрения, пускай ты ее и не заметил сразу.
- Но вскоре началась война. Мы вступили в Орден, ты перебрался в Англию, чтобы быть поближе к семье, когда я не мог этого сделать, а Перси не хотел. Именно ты всю ночь просидел с отцом, когда того ранили в Отделе Тайн. И ты праздновал Рождество в Норе, когда к вам заявился Руфус.
- Ты прибыл в Хогвартс во время нападения Пожирателей и вступил в схватку с Фенриром, которая закончилась для тебя не слишком хорошо. Шрамы, оставленные необратившимся оборотнем не сойдут.
- А летом ты сообщаешь о свадьбе, радость посреди войны. В ту же ночь пало министерство, и вам с Флер пришлось создавать свой мир в опасное время. Вы живете в коттедже на берегу моря.

И теперь из нового, что сложилось в этой истории.

- В вашей Ракушке проходят собрания Ордена, так что крепитесь. И с февраля 1998 года с вами живу я. И с марта с вами живет прекрасная девочка Элен, которую попросила укрыть у вас ее мать. И еще у вас обитают близнецы. Да, мы будем мешать новой ячейке общества существовать отдельно от семьи.

В общем, тактичен, благоразумен, мудр не по годам и вообще прекрасный человек, на которого сложно сердиться и которого сложно не слушаться.

о.5 ВАШИ ОТНОШЕНИЯ
Два года разница? Пф, мы почти близнецы. В моей жизни всегда был старший брат, а ты был слишком мал, чтобы запомнить время единственного ребенка в семье. Ты для меня - голос разума, но в последнее время я все больше беру эту роль на себя, уговаривая не участвовать в опасных операциях Ордена. У тебя Флер, своя семья. Хотя все это не мешает мне портить быт молодоженов своим присутствием в Ракушке.

о.6 ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Прекрасные братские отношения самых младших старших Уизли

http://31.media.tumblr.com/35ae6b16cbc2f4edc01802749a17515c/tumblr_nbluhv6HmX1qiekfeo2_500.gif

Да, тебя ждет весь Орден, тебя ждет Фред, тебя ждет Джинни, тебя ждет Рон, тебя жду я. А еще обязательно найдется Флер, ведь за тобой всегда идут какие-нибудь замечательные барышни. У меня куча идей для тебя.
ICQ и skype

о.7 ВАШ ПОСТ

It's so easy to destroy and condemn

Ветер северо-восточный. Много информации? Много, когда охотишься на зверя, у которого нюх в разы лучше твоего. Если им сейчас в спину ударит прохладный вечерний воздух, то всему задуманному придет конец, можно будет смело трансгрессировать с громким хлопком – хуже уже не сделать. Оборотень уже обошел одну ловушку, которая не была основной, но подавала надежды как хорошее препятствие для Сивого.
Что же, теперь они с Эйданом уверены, что никто и ничто не спугнуло оборотня с его пути, а здешняя стая не подступает совсем близко к его лагерю, узнавая неизвестного издалека, по запаху. Оставалось надеяться, что присутствие чужаков без ликантропии не заставит их пойти на контакт с приспешником того, кого нельзя называть, несколько раньше задуманного.
Бросок на много миль, сквозь дикие леса, каждый раз оборачиваясь, чтобы замести следы, не оставить за собой ничего, что могло бы напомнить о них. Только запах с трудом поддавался магии, которая старательно прятала его за привычным прикосновением хвои. Пусть о них знают лишь птицы, которых они спугнули.
Взятые Эйданом откуда-то мантии-невидимки прятали волшебников в пейзаже, но во время передвижения Чарли мог легко найти ирландца, понимая, что он и сам, пока карабкается на какой-то склон, легкая мишень. Но здесь не должно было быть никого, кто мог бы направить на них волшебную палочку. У Сивого же не было привычки ею пользоваться, и Уизли это прекрасно знал: Билл бы отбил заклятье, а от клыков в темноте спастись сложнее.
Найти «лагерь» оборотня было проще, нежели отыскать его во время дневного перехода. И слава Мерлину, что он не шел во время полнолуния, точнее, волшебники не выслеживали его несколькими днями ранее. Тем более, Фенрир особо и не прятался, кому придет в голову его искать, когда власть на его стороне?
Тем, кто идет против власти, ясное дело.
С одной стороны, у них с Эйданом не было нужных средств для того, чтобы в миг прижать цель к стенке. Мантии были приятным сюрпризом, который неожиданно оказался в их руках, а приспособления для ловушки попали к Чарли через заповедник. Переделывать ее было бессмысленно. С другой стороны, у них в запасе был элемент неожиданности да и какое-то магическое мастерство против животной силы.  Чарли этого было достаточно, чтобы не думать о провале каждую секунду, когда он, лежа на земле, с холма наблюдал за стоянкой оборотня.
«Оглохни», – отползая от возвышения, драконолог наложил заклинания на небольшое пространство вокруг себя и Эйдана. Допустим, в темноте их правда почти нельзя было увидеть, – Уизли с трудом нашел ирландца – но вот услышать – пожалуйста, только отвлекись от своего дела и вслушайся в шум леса. Сквозь шелест листьев могут проступить два голоса. Надо сделать так, чтобы этого не случилось.
– Если ветер изменится, одного из нас он заметит. Второй тут же атакует. – Но осторожность все равно есть в интонациях Чарли, который говорит почти не своим голосом. Звук гораздо ниже, гораздо тише. Слишком серьезный, впрочем, с этой войной веселее не станешь, а статус, который помещал их обоих на позицию между теми, кто ни при чем, и теми, кто во всем виноват, усложнял жизнь получше многих проверок.
Резкий кивок, ожидание ответа, шелест леса. Волшебники разошлись по разные стороны холма, чтобы каждый со своей стороны обогнул стоянку Фенрира, выйдя из пространства, где их никто не слышал. Еще несколько секунд они могли видеть движение красок, по которым можно было узнать друг друга, а потом даже тени растворились в темноте.
Все еще чувствуя ветер, который бил в спину, Чарли медленно двигался сквозь листву, избегая наступать на ветки и скользкий мох, которым поросли кое-где камни. Не хватало только рухнуть прямо в пасть врагу. Срастись с деревом не получилось, но в тени смену красок было сложнее заметить. Понадобилось время, чтобы привыкнуть к тому, что свет от костра, достигающий некоторых ветвей, из-за которых Уизли высматривал момент, не выдавал его. Через раз задерживая дыхание, Чарли считал про себя секунды и вслушивался, следя за своей мантией. Это была ловля без наживки, кто-то должен был стать приманкой только в самом крайнем случае. Если все пойдет по плану, они с Эйданом просто одновременно оглушат и обездвижат Фенрира. Ирландца так же не было видно на той стороне лагеря, но драконолог мог примерно сказать, где он отсчитывает свои секунды.
На тридцать второй секунде мантия перестала колыхаться, замер и Чарли вместе с листвой на дереве. Бивший всего секунду назад в бок ветер ударил в спину.

+6

26

https://66.media.tumblr.com/089ce4e3823b2f4be6e8e30dc8cd152c/tumblr_nhcjacTeGx1tfehi9o1_400.gif
о.1 ИМЯ И ФАМИЛИЯ
Грэм Монтегью

о.2 ВНЕШНОСТЬ
Роулинг говорит о сходстве Грэма и Дадли, но найти второго такого красотуна сложно, предлагаю посадить Монтегью на диету. В качестве вариантов, но решать все равно вам: Мэтт Макгорри, Эзра Миллер, Пьер Нинэ (мой, кстати, фаворит), Роберт Шиэн. Грэм - личность творческая и эмоциональная, при этом хотелось бы видеть кого-то не слишком цветочного, но живого и яркого. Чтобы не слишком отходить от канона, ему вполне возможно оставить шуточки про фантомные лишние пару кило. Чтобы тебе не было слишком обидно, можешь обвинять меня в них тоже.

о.3 ВОЗРАСТ
17 лет

о.4 КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Тебя вроде как учили быть аристократом, проглотившим жердь и не оттопыривающим мизинец ни при каких условиях, но где-то что-то пошло не так, планеты выстроились парадом, Венера зашла в третий дом, и получился ты - не просто человек-оркестр, а целая филармония. Когда кто-то ленится и недоделывает, ты делаешь в три, в пятнадцать, в двадцать семь раз больше, чем требовалось. Ты стараешься сотворить из обыденности бразильский карнавал и фестиваль сакуры одновременно, вполне в твоем духе устроить вечеринку по случаю того, что в Большом зале сегодня подают чесночный хлеб. Ты легко увлекаешься и способен забыть о сне и еде, если занят захватившей тебя идеей. Ты эмоционален настолько, что вошел в поговорку у твоих друзей  (“только не делай Грэма из-за этого”), чувствителен, как настоящий артист, и обладаешь своим видением, расцвечивающим рутину в цвета от охры до кобальта. Ты болезненно горд и совершенно невыносим в моменты плохого настроения, а испортить его тебе может какая-то совершенная мелочь.
Ты, безусловно, одарен - из прутика и паучьей лапки способен создать икебану, а из семейного пикника - тематическую вечеринку в стиле восемнадцатого века. Ты отличный организатор подобных увеселительных мероприятий и прекрасно работаешь с толпой.
А еще ты невероятно азартен и умеешь заражать этим азартом окружающих, что делает тебя классным командным игроком. Или не очень классным - ради победы в квиддиче ты способен на грубую игру и нарушение правил, за что наша команда иногда имеет массу проблем. В своем стремлении к успеху ты умеешь и хитрить, и изворачиваться, и манипулировать, вызывая на сцену внутреннего актера, который в тебе не умер и не собирается.
Что касается биографии:
- Твой отец - отличный охотник и весьма брутальная личность. Ему тяжело воспринимать своего сына таким, какой он есть - стилягой, интересующимся икебаной больше, чем разведением гончих. У вас непростые отношения, но вы на пути к тому, чтобы нащупать узкую тропинку к взаимопониманию.
- Твоей матушке в наследство досталось похоронное агентство. Своей любовью к драмам ты пошел в нее - она тоже любит широкие жесты, и каждая церемония, которую она проводит, по эмоциональному накалу составит конкуренцию романам Локонса и бразильским мыльным операм. Твоя маман романтизирует смерть и видит в каждой семье клиента трагически-прекрасную историю.
- Если отец пытался тебя ограничивать в твоих не слишком мужественных увлечениях, мать, напротив, стремилась воспитать в тебе органично развитую личность, не зажатую старомодно-викторианскими рамками поведения.
- Ты вроде как за Темного Лорда, потому что вокруг тебя все - тоже. Однако в маггловской культуре тебя невероятно привлекают мюзиклы, несколько раз мы с тобой на них даже бывали. Разумеется, это страшный секрет.
- Я понимаю, что описание характера кричит “гей!”, но все равно оставляю право определить предпочтения исключительно за вами, меня они не касаются и касаться не будут в любом случае.

о.5 ВАШИ ОТНОШЕНИЯ
Вполне возможно, что сначала я тебя терпеть не могла - как ни крути, есть в нас что-то схожее: и страстность с увлеченностью, и жажда общественного внимания, и творческий потенциал, а дивы редко уживаются мирно на ограниченной территории. Но как часто из такой вот нелюбви, тычков и издевок со временем получаются лучшие друзья, ты и сам знаешь. Мы познакомились еще до школы, но дружим курса с третьего. Ты всегда готов выступить лежачим полисменом, когда меня начинает нести на пятой скорости в страну беспричинного перфекционизма и когда меня пьянит власть, данная старосте, а я всегда готова дернуть тебя за веревочку, чтобы спустить на землю, ограничить твою жажду деятельности, и замести следы, и дать тебе перевести дух, и пробудить трезвость мысли. Мы часто и громко ссоримся, потому что оба очень обидчивы, но при этом считаем себя обязанными говорить друг другу правду в глаза, являясь при этом теми еще раздражающими занозами в заднице Слизерина. Я верю тебе, почти как себе, и твоему мнению доверяю почти настолько же, насколько своему.

о.6 ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Как это видно, я ищу игрока с чувством юмора для легких и забавных сюжетов, разбавленных при желании драмой (драма-квин мы или где). Панси нужен кто-то, способный не дать ей потонуть в море слез из-за несчастий в личной и семейной жизни, но обещаю, что эксплуатировать в качестве эмоциональной жилетки Грэма буду недолго, и возможно, ему даже понравится. А еще я не буду вас приватизировать, а у нас на Слизерине и не только достаточно колоритных персонажей, чтобы такая активная личность как Грэм заимела с ними сюжеты. Приходи, и мы устроим колдо-фотосессию в образах магической британской богемы. Приходи, и мы закатим не одну и не две тематические вечеринки. Приходи, и после выпуска мы с тобой откроем общий бизнес, который встряхнет чопорную старушку-Британию, а то и вовсе укатим в тропические страны, потому что этот остров слишком тесен для наших амбиций.

о.7 ВАШ ПОСТ

Ну например

Панси нечасто позволяла себе унывать, но если позволяла, делала это, как и все остальное, в полную силу. Глаза ее наполнялись тоской трехсотлетней морской черепахи, а в голосе слышалась скорбь всех сирот Африки. Поводом могло служить что угодно - от гибели любимого сокола до закончившихся миндальных пирожных. Когда разложенной на девять голосов и спетой a capella хором эльфов и горничных песня про пушистого котеночка не могла поднять ей настроение, в ход шла тяжелая артиллерия - на свет извлекалась маленькая тиара из серебра с блестящими камнями, водружалась на голову Паркинсон и оставалась там до тех пор, пока тоска, паучьими лапами сжимающая душу Панси, не испарялась под сиянием диадемы.
Почему-то в обществе считается, что подобные методы борьбы с печалью доступны юным леди не старше десяти лет. Паркинсон и на седьмом курсе не считала зазорным хранить в ящике прикроватного столика тиару и надевать ее в минуты тоски и тяжелых мыслей. Во избежание завистливых взглядов, однако, она скрывала свой секрет борьбы с меланхолией от соседок по комнате. И друзей. И вообще всех окружающих.
Впрочем, поводов печалиться у Паркинсон в последнее время давно уже не было - расстраиваться из-за такой мелочи как отработка у профессора Слагхорна за незначительную провинность слизеринка считала ниже своего достоинства. Навернув любезно предложенных Блейзом конфет и сообщив ему, что такие запонки уже двадцать лет как вышли из моды, Паркинсон отправилась в кабинет декана Слизерина наводить там лоск и превращать сборище снобов и заучек в мало-мальски приличный светский прием. Кабинет преподавателя Зельеварения был перенесен из подземелий в просторную комнату с окнами - обитель слизеринцев из-за сырости вызывала у декана радикулит, а его любимые вафли переставали быть хрустящими уже через пару часов, что создавало совершенно невыносимые условия для существования. По этой причине Клуб Слизней лишился атмосферы мрачной таинственности, фоновой музыки подземельной капели и соседства с обителью привидений, зато мог хрустеть печеньем и любоваться светом луны, падающим в окна, во время собраний. По непонятным для Панси причинам, она в этот клуб не входила, что в ее глазах автоматически приравнивало эту организацию по уровню престижа к книжному клубу для тех, кому за пятьдесят, или к собраниям любителей ароматических свечек. Но декан есть декан, а повинность есть повинность, и раз уж Паркинсон попалась на попытках модификации соседки с целью поспать в комнате без посторонних шумов (Милисента храпела, как канадский лесоруб), то ничего не поделаешь, придется скрутить пару салфеток в форме лилий и придать слегка захламленному кабинету праздничный вид для торжественного ужина.
Однако, по мере приближения к обители Горация Слагхорна, Паркинсон чувствовала себя все более угнетенной и несчастной. Душа печально заныла, словно в ней скребли гриндиллоу, а собственное отражение в окне показалось Панси бледным и некрасивым. Скорбно сдвинув брови, слизеринка толкнула дверь в кабинет и тяжело вздохнула - окружающий мир прямо на глазах терял краски, подбородок начинал предательски дрожать от одной лишь мысли о том, сколько всего предстоит сделать. И не только от этой мысли.
“Пройдет пара лет, и я растолстею”, - обреченно подумала Паркинсон, ощупывая свою талию. “Берси уйдет от меня в леса, а меня, растолстевшую и неповоротливую, во время прогулки в аниформе  поймает охотник и пустит на шубу для какой-нибудь полукровной провинциалки”, - из груди вырвался прерывистый всхлип. Вошедший в кабинет Теодор застал душераздирающую картину - Панси сидела на полу и обнимала ножку стола, подбородок ее дрожал, а из глаз готовился извергнуться Атлантический океан.
- Теодор, ты знаешь песню про пушистого котеночка? - жалобно спросила Паркинсон. - Спой мне, иначе я затоплю все семь этажей слезами. Мне так грустно. Надежды на будущее нет. Все бесполезно. Зачем мне дана такая красота, если я все равно закончу дни в виде муфты продавщицы Твилфитт и Таттинг?
Когда Панси волновалась или была опечалена, она обычно перескакивала через несколько ходов в логической цепочке и могла выражаться немного загадочно.

Отредактировано Pansy Parkinson (09.06.2016 18:38:12)

+1

27

http://66.media.tumblr.com/tumblr_m021m3THY51qa2szuo1_500.gif
о.1 ИМЯ И ФАМИЛИЯ
Трэнстон (имя менябельно, желательна лишь первая буква Т) Трэверс
о.2 ВНЕШНОСТЬ
Sacha Baron Cohen как вариант, тоже меняемо
о.3 ВОЗРАСТ
45-48 лет.
о.4 КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ
- Вы - первенец господина Трэверса и мой сводный брат. С матушкой вашей отец развелся, когда вы были еще совсем малы, а алиментами вас с ней он баловал нечасто (в оправдание ему скажу, что богачом наш отец никогда не был). Вы росли, жуя сдобренную своими же слезами овсянку и тая обиду на человечество. Обида достигла своего апогея, когда отец женился на юной темнокожей француженке - в тот день матушка ваша сожгла его портрет и слегла в постель с бутылкой джина, взяв с вас обещание мстить за ее поруганную молодость и заставить отца пожалеть о своем выборе. Обещание вы дали со всей горячностью, на которую способны шестилетние джентльмены.
- Спустя три года, к несчастью, матушка ваша скончалась, и вы вновь оказались в доме отца с коробкой деревянных солдатиков под мышкой и жаждой мщения в груди. Мачеху вы невзлюбили мгновенно, сводную сестру, покусившуюся на ваших солдатиков - тоже. С отцом все было сложнее - вы так и не простили его предательство, но расположения его искали отчаянно, стремясь стать любимцем. Вам это, в общем-то, удалось - взрослый уже мальчик с живым умом и острым языком вызывал у господина Клиффорда Трэверса куда больший интерес, чем младшая дочь, жующая рюши на своих распашонках и плюющаяся кашей на дальность. Как консерватор он в глубине души полагал, что в будущем Соланж разве что получится удачно выдать замуж, сын же, как это водится, гарантированно станет продолжением рода, опорой и надеждой отца.
- С идеями Волдеморта вас познакомил мистер Трэверс-старший еще на начальных курсах вашего обучения в школе. Будучи амбициозным, небогатым и злым на весь мир, вы с готовностью принимаете идеологию, согласно которой ваша чистая кровь дает вам преимущество там, где удача и природа подкачали. Вдобавок к чистоте крови, она у вас истинно английская, что вы также сочли своим значительным преимуществом перед выходцами из южных, восточных и северных стран и уж тем более перед недалекими американцами. Поскольку обучались вы на Слизерине в компании, идеи Волдеморта принимающей с одобрением, в мировоззрении вы утвердились еще до того как у вас начала расти борода.
- После выпуска вы не видели для себя иного будущего, кроме метки и маски Пожирателя. Направив с юных лет кипящий в вас гнев против магглорожденных и предателей крови, вы не без удовольствия отметили, что отец, чей очередной брак трещит по швам и чью младшую дочь интересуют лишь фуэте и платья для кукол, смотрит на вас, как на неожиданно выигранный трофей.
- Но не стоит думать, что жизнь ваша состояла исключительно из служения Темному Лорду - скопив деньжат на сомнительных сделках, вы выкупили Лавку Звездных предсказаний и, заручившись курсирующими по Лютному слухами, что якобы в детстве вас кентавр копытцем стукнул, передав Дар, стали предсказывать приход новой эры, когда такие угнетенные и обиженные, но благородные, придут наконец к власти и покажут всем этим любителям грязнокровок и предателей крови.
- Увы, светлая полоса в вашей жизни окончилась вместе с Первой магической войной, и хрустальный шар с популярностью у доверчивых клиенток вы вынужденно променяли на баланду в Азкабане. С десяток лет проведя в его застенках в компании дементоров, вы-таки вышли на свободу вместе с мадам Лестрейндж и другими приспешниками возродившегося Темного лорда.
- Вернув себе былое влияние и смахнув пыль с вывески "Астрологической лавки", сейчас вы стремитесь наверстать упущенное, в перерывах между злодейскими планами и публикации зловещих пророчеств в газетах, возникая на пороге моего дома и внося в его обстановку еще больше хаоса и безумия.

о.5 ВАШИ ОТНОШЕНИЯ
Уже из биографии видно, что у нас с вами все непросто. В детстве мы друг от друга порядком натерпелись - вы не щадили меня в своих розыгрышах, я же бессовестно сдавала вас няне, не забывая повесить все свои грехи на вас же. С возрастом, когда вы стали мудрее и внушительнее в моих глазах, я начала искать вашего расположения и одобрения, вторя за вами и принимая ваши слова о превосходстве чистокровных за истину. Выпустившись из школы и получив метку, вы пропали из вида, и все то время, что я училась, мы практически не общались, лишь изредка обмениваясь открытками на праздники.
С поражением Пожирателей и вашим тюремным заключением я и вовсе попыталась от вас откреститься, сделав все, чтобы моя девичья фамилия в разговорах всплывала как можно реже и отправив родителей поправлять здоровье в отдаленный городок на Французской ривьере. Легко понять, что открытки от меня к вам в Азкабан не приходили.
Выйдя же на свободу и  вернув себе прежнее влияние и кабаре, вы обнаружили, что сестра ваша обзавелась неплохим состоянием, сделала себе имя и воротит нос от своей семьи. В память ли о былых временах, когда все наши ссоры решались потасовкой и слезами, в обиду ли на то, что я не слала вам в камеру передачки с апельсинами и свежим Пророком, вы заявляетесь без приглашения, дабы свистнуть пару антикварных ваз, продемонстрировать моим гостям весьма позорную колдографию из моего детства или научить Блейза делать динамит из карандаша и сушеной полыни. Те времена, когда я видела в вас авторитет, миновали, вы для меня - то прошлое, которое я помнить не хочу, но и отравить вас не могу, все же в глубине души считая вас родной кровью и с какой-то сентиментальностью вспоминая те редкие моменты, когда вы были мне хорошим старшим братом.

о.6 ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Понимаю, что за вас довольно много прописала в биографии, но какие-то детали вроде той же истории с лавкой предсказаний, естественно, всегда обговариваемы. Я не стала описывать характер, основа его видна в био, а степень “злобности” и другие черты личности Трэнстона определять только вам. Тема семейных отношений такая благодатная и, как мне кажется, история у нас довольно занимательная, так что простора для сюжетов предостаточно, главное - приходите.

о.7 ВАШ ПОСТ

my milkshake brings all the ponies to the yard

С приближением осени Соланж по обыкновению своему начинала чувствовать беспричинную подсознательную тревогу - близкое умирание природы пробуждало в перелетных птицах и мадам Забини инстинкт кочевника, но журавли-то могли позволить себе проваландаться почти полгода где-нибудь в теплом Танжере, потому что у них не было семидесятилетнего мужа-таксидермиста, сына-школьника, заскучать которому в каникулы было непозволительно и чревато какой-нибудь локальной катастрофой (Соланж едва ли не всерьез опасалась, что как-нибудь, затосковав от безделья, Блейз перевернет вверх дном весь их Остров Безумцев, и им придется жить в воде и ходить вверх ногами) и выставки очередного юного художественного дарования, восхождению на верхушку славы которого Соланж решила всячески содействовать, а также миллиона маленьких дел, без которых мадам Забини превратилась бы в обыкновенную обеспеченную домохозяйку. А от одного только слова на “д” тревожность Забини возрастала в геометрической прогрессии, а руки ее тянулись к волшебному органайзеру - тот ровно за сутки до важного записанного в него дела начинал верещать на разные голоса и на разных языках  напоминания, подпрыгивая, разогреваясь и дымясь. Мадам Кальперния мечтала сжечь этот органайзер на заднем дворе, синьор Джакомо - полить костер святой водой и развеять оставшийся пепел над морем, но Соланж пеклась о сохранности волшебного девайса, как о красоте собственных ногтей, и не позволяла посягать на его сохранность никому. 
Напоминание о грядущем благотворительном пикнике едва не спалило ридикюль мадам Забини, но значительно ее оживило и отвлекло от тревожности куда сильнее обычных методов борьбы с нею - к примеру, файв-о-клока в компании подруг и беседы на темы: “Свекровь, любовник и тяжелая лопата”, “Худеть, но не умирать или какие витамины содержатся в обезжиренной соломе” и “Под каким камнем Стоунхеджа зарыт древний клад”. Пикник был не только шансом засветиться в давно прибереженном для особого случая наряде и полюбезничать с нарисовавшимся на горизонте ее жизни не так давно одним усатым французским мсье, но и сверкнуть в светских хрониках, продемонстрировав гражданскую сознательность, составить знакомство с перспективными, но неизвестными Соланж доселе представителями сливок общества, либо помозолить глаза тем, кого она уже имела удовольствие знать.
Избрав нарядом платье в азиатском стиле из китайского шелка, страшно непрактичное, зато оттенявшее карамельную кожу, Соланж обеспечила себя сопровождающим на мероприятие - Блейзу было обещано не менее трех порций сахарной ваты и не менее двух иллюзионистов на растерзание за содействие бедным взрывопотамам. Олле же на прошлой неделе доставили тушу гризли, и он был слишком занят созданием нового шедевра из столь благодатного материала. Отвлекать творца и спугивать его музу мулатка не решилась, и аппарировала к воротам парка под руку с сыном.
- Ты, разумеется, большой мальчик, но я все равно напомню тебе, что если я потеряю тебя, это разобьет мне сердце, я умру и стану призраком, и буду преследовать тебя до конца жизни, а еще рассказывать Нотту, где ты прячешь от него сладости, - сообщила Соланж, поправив бабочку на шее отпрыска. - Потому в твоих же интересах не отходить от меня далеко. О, смотри-ка, это же Фантены! - на одном дыхании заметила Соланж и радостно махнула старым знакомым. - Селестен, Алис, глазам не верю! Какая очаровательная леди вас сопровождает! Кажется, только вчера мы с вами пили масалу… Блейз, подойди! Вы не помните моего сына? Он тогда еще был совсем крошкой, а теперь вот… вот, - кивнула она на сопровождающего ее двухметрового молодца. - Но, вижу, и вы времени даром не теряли? - вернула она внимание светловолосой малышке. - Милая леди, не желаете  ли яблоко в карамели? Дорогой, возьми три, будь ангелом, - обратилась она уже к сыну. - Мсье Фантен, не ожидала вас увидеть в Англии, да еще и в это время - вас тоже заботят взрывопотамы? Я бы скорее причислила вас к любителям нунду.

Отредактировано Solange Zabini (01.06.2016 00:20:40)

+1

28

- You are my oldest friend.
- I am your only friend.
- Thank you for that.

http://s0.uploads.ru/klKnZ.gif
о.1 ИМЯ И ФАМИЛИЯ
Джеймс Филип Сеймур |James Philip Seymour
Прозвища: Эмили на первом курсе стала называть тебя Дон Кихот, ты же в ответ наградил её статусом Санчо Панса. И, если тебе образ романтического мечтателя даже нравился, то она своё возненавидела, но от этого ты только воодушевился.
* Меняйте на свое усмотрение, но оставьте Джеймс первым или вторым именем, а если не оставите, я продолжу называть его «Товарищ Надзиратель»)))
о.2 ВНЕШНОСТЬ
aaron taylor-johnson
*будем слушать ваши варианты!
о.3 ВОЗРАСТ
22-23
*можно и старше, но лучше, чтобы в Хогвартс эти два оболтуса попали одновременно.
о.4 КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Тебе всё даётся настолько легко, что создаётся впечатление, будто ты даже не стараешься. Знаешь, когда приложить усилия, а когда спустить всё на самотёк. Всегда и все держишь «под контролем», поэтому у тебя нет причин волноваться или расстраиваться. Можешь быть старательным и упрямым, но делаешь это без лишнего шума и пыли, создавая иллюзию абсолютной легкости. Эта легкость – часть тебя самого, люди испытывают ее, общаясь с тобой. Эрудирован и обаятелен, можешь легко влюбить в себя человека за десять минут. Очаровательный балбес! Девушки за тобой бегают часто, настойчиво и добиваются ответа с переменным успехом, что меня часто бесит и иногда выводит из себя. Бабник? Нет, что вы. Романтик! Безнадежный, беспечный романтик, верящий каждый раз, что это « та самая». Впрочем, ты всегда так мил и обходителен, на тебя невозможно злиться, поэтому со всеми своими «дамами сердца» ты находишься в чудесных отношениях. Правда, ограничиваются они милой улыбкой и парой вопросов из серии «Как жизнь?». Ничего не поделаешь, перегорел, значит перегорел.
Ключевые моменты:
- Ты родился в одной из двух богатейших дворянских семей Херефордшира.
-  Старший сын и обожаемый ребенок. Ты полукровка, но твои дети вполне могут стать чистокровными. Так уж случилось, что у вас в последнее время очень «чистая» родословная.
- Все детство провел в Херефорде. С Эмили познакомился в раннем детстве и с тех пор малышка Мортимер от тебя не отставала. К большому удивлению семьи, тебя это не раздражало, а забавило и льстило. Там было все – дружба, драки, ссоры, передряги, радость, восхищение и вообще это очень активная компания. 
- Ты всегда был очень активным и старательным. Много учился, читал все, что попадало под руку, все схватывал буквально мгновенно. Профессионально занимался верховой ездой, фехтованием и плаванием.
- В 11 лет получил долгожданное письмо. Учился на Гриффиндоре или Рейвенклове (Только не Слизерин, только не Слизерин) Все экзамены сдал на отлично, но заучкой никогда не был. Просто ты очень везучий шалопай.
- Нарушал правила, устраивал розыгрыши, получал от профессоров (естественно, твой верный Санчо был всегда рядом).  Девушки всегда бегали за тобой толпами из-за хлещущего через край обаяния.
- После окончания Хогвартса поступил на стажировку в Министерство (Отдел Международного Магического Сотрудничества). Спустя пару месяцев, к нему присоединилась Эмили, а через некоторое время вместе они отправились в Париж (в составе английской делегации).
- Во Франции работали три года. После возвращается в Англию, Эмили переводится в другой Отдел, а Джеймс становится заместителем главы родного Отдела Магического Сотрудничества.
*Биографию можно менять по вашему усмотрению. Я обозначила лишь основу, которую желательно сохранить, но любые замечания будут приняты.
Одним словом, ты просто замечательный. Открытый и добрый, очаровательный, но при этом ответственный друг. Мало кто знает, но ты ещё и очень заботливый, и прекрасный советчик Тебе можно доверить тайну, можно втянуть в приключения, да ты и сам на выдумки богат. Одинаково хорошо чувствуешь себя и на вечере откровений за чашкой чая и на гулянке, после которой мы обычно просыпаемся непонятно где. Обладатель блестящего чувства юмора и львиной храбрости, никогда не подведёшь и не обманешь ожиданий. Практически идеальный мужчина.
Только одно но, ты очень часто открывался  не тем людям, и теперь действительно близких у тебя почти нет. Возможно, это и к лучшему, сейчас не те времена.

о.5 ВАШИ ОТНОШЕНИЯ
- Несколько поколений их семьи дружило. Эти двое не стали исключение. Познакомившись в очень юном возрасте, они привыкли к обществу друг друга настолько, что им стало трудно расставаться. И, пока родители тайно мечтали их поженить, ребята строили планы по захвату мира, побегу в горы или приобретению пиратского корабля.
- Учились они вместе. Не предавая привычек, постоянно проводили целые дни на тренировках (благо, страсть к многочисленным видам спорта была ещё одной их общей чертой), вылазках, в библиотеке, у Хагрида, в лесу, одним словом – куда их только не носило. Находя новые увлечения, и не уставая от сваливавшихся на голову приключений, они просто радовались жизни и хорошей компании. Это была парочка, что постоянно «взрывала» школу выходками, но при этом друзья настолько преуспевали в учебе, что ничего поделать с ними преподаватели просто не могли.
- Вместе окончили школу, вместе начали работать в Министерстве. Если Джеймсу с работой справляться было просто и легко, учитывая его уникальную способность все организовать так хорошо, что напрягаться просто не приходится (за что его обожало и до сих пор обожает все начальство),  то Эмили была человеком-катастрофой для их отдела. Только помощь верного друга позволила ей выжить на новом месте работы.
- Если Джеймс и привык краснеть за проступки Мортимер, то в Париже их было настолько много, что спустя пару месяцев он просто махнул рукой. Единственное, что его задело, это её новое увлечение французом, которое он всячески пытался раскритиковать. Как оказалось, в этом он был абсолютно прав. Когда она плакала и убивалась по разбитой любви, Джеймс все так же был рядом, поддерживая таким милым: «я ведь предупреждал!».
- Вернувшись в Англию, они начали работать уже в разных отделах Министерства. При этом практически всё свободное время они вновь проводили вместе, не смотря на служебный роман девушки с Джастисом Фоули, которому она тоже должна была уделять время. Как ни странно, но этот «кандидат» был лучше прежнего, но тоже подвергнулся шквалу критики со стороны Джеймса (возможно, это потому, что Джастис был человеком организованным и ответственным, и именно это позволило переложить на него ответственность за поведение и работу Мортимер).

о.6 ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Это должно быть весело и катастрофично. Без лишних розовых рюш и романтики, с большим количеством шуток и приключений.
Если вам понравилось, как близнецы Уизли разносили школу, представьте, как эти двое смогут разносить Министерство.
Офф: Обещаю вам оооочень активную игру. У меня вагоны идей и для всех вы мне крайне нужны!!! Здесь вас ждет приятная атмосфера, талантливые игроки, куча возможностей и моя безграничная любовь!!!http://s2.uploads.ru/qbiYZ.gif

Я о тебе постоянно вспоминаю)))

«Встреча оказалась очень даже эпичной, только вот глава английской делегации не слишком обращал на это внимание, продолжая приветственную речь, мужчина с уже привычной печальной снисходительностью смотрел на происходящее.
- Товарищ посол, если Вам будет угодно, займите вертикальное положение. –Прозвучал тихий шепот Джеймса, что наблюдал за маневрами своей подопечной. –Мы уже насладились Вашей грацией во всех её проявлениях.
Эмили не сомневалась, что её личный надзиратель уже в тысячный раз пожалел, что дал обещание Патриции Мортимер «присматривать за её сокровищем». Он помог подняться несостоявшимся снеговикам и продолжил слушать речь главы, будто ничего и не происходило.»

«Шум немного отвлек Эмили от разговора. Делегация расплывчатой амебой продвигалась к лифту. Пришло время трехчасовой экскурсии… Мортимер видела, как один из её «коллег», которого мать приставила к буйной дочурки в качестве охраны, рассматривается в поисках затерявшейся подопечной.
- Меня зовут Эмили Мортимер. – Она вновь улыбнулась Алисе. – Cпасите бедного дипломата от скучнейшей экскурсии и составьте компанию за чашкой чая.
Тем временем её «надзиратель» уже заметил свою цель и приближался к ним. Должно быть, убеждения подействовали, или кивок был обусловлен другим поводом, но этого было достаточно для Эмили, дабы подхватить Алису под руку и с озорным смешком, адресованным преследователю, затеряться в толпе и покинуть здание Министерства.»

« Ей было всего девятнадцать. Единственный ребенок в семье, девушка понятия не имела, как обращаться с детьми.
Но, сейчас нужно думать о свидетелях. Обернувшись, и снова встретившись с удивленными взглядами присутствующих, Мортимер применила заклинание забывчивости. Получилось, мамочки вновь увлеклись беседой, забыв о недавнем происшествии.
Посмотрев на мальчика, Эми немного растерялась, но тут же судьба преподнесла ей другой подарок. Джеймс, её личный надзиратель, которому удалось их выследить, с ужасно раздраженным лицом приближался к ней. Обернувшись, она познакомила чиновника с мальчиком, успокоив последнего фразой о том, что дядя из полиции. Вкратце описав произошедшее, девушка оставила короткое руководство о том, что нужно мальчика отвести домой и попросить описать обидчика.
Оставив успокоившегося мальчугана с теперь уже растерянным Джеймсом, Эмили побежала туда, где до этого скрылась Алиса.»

о.7 ВАШ ПОСТ

Пример моего поста

Вдох…Выдох…Вдох…Выдох…Успокойся, нужно сконцентрироваться на происходящем, кругом дети…
Крик, шум разбитого стекла и жуткий рев. Очередной красный луч полетел в огромную лохматую глыбу. Все происходило слишком быстро, слишком много криков, грохота, людей…
Эмили сделала шаг назад все так же закрывая стоявших за ней школьниц, а перед ними, раскрыв зубастую пасть с которой доносился оглушающий рев, стояло трехметровое чудовище.
- Incendio! – Пламя вновь вырвалось с кончика волшебной палочки Мортимер…

— Хороший суп!
— Я просто разогрел Кровавую Мэри.

А начиналось все довольно таки прилично. Дата их маленькой «встречи выпускников» была оговорена ещё месяц назад. Не явиться было нельзя, слишком хорошо они знали друг друга, чтобы знать: «Если бы захотел, то пришел бы!». Да и встряска ей сейчас была нужна позарез! Этот месяц Министерство просто завалило их отдел работой, да и Джастис уехал по особому поручению, оставив её грустить над кучей незаполненной документации. Встряска явно была нужна, но кто же знал, что так получится?
За столиком в «Трех метлах» собралась, если не считать Эми, чисто мужская компания. То, что круг её общения составляли в основном представители сильного пола, уже дано никого не удивляло. Милые дамы теряли всякое желание общаться с Мортимер уже после первого критического высказывания с её стороны. Все из-за того, что замечания эти были всегда правдивыми, а что для юной особы может быть хуже, чем прямое указание на её недостаток.
Хотя нет, ещё одна дама в их компании таки имелась – Ванесса. Это была язва ещё хуже Эмили, но чувство юмора, которым обе в избытке обладали, сделало из обоюдных шпилек способ общения. А девушек – подругами. Но Несс сегодня отсутствовала в связи со свадебным путешествием, а подобная причина заслуживала понимания.
Встреча только набирала обороты. После пары тостов начались школьные историй о том, как Морти (Мерлин, как же она ненавидела это прозвище) сбила квофлом с метлы вратаря собственной же команды, или как Ричарда нашли привязанным к трубе в женском туалете на третьем этаже. Но шумная компания вынуждена была прервать свое веселье из-за объявления, что громыхнуло на всю деревню.

Отсутствие страха показывает,
что существо либо дурак, либо самоубийца.

Йети! Кто бы только мог подумать, но как им удалось сбежать? Хотя, какая к чертям разница, главное успеть…
Эмили бежала по заснеженной улице, пытаясь сосредоточиться на единственном, что сейчас имело значение.. Нужно помочь детям.
В спешке она забыла свою мантию в таверне и теперь бежала лишь в легкой белой блузке и джинсах, благо от каблуков она сегодня отказалась, а высокие черные сапоги с плоской подошвой лишь помогали в передвижении, как и отсутствие мантии, в полах которой девушка непременно запуталась бы.
Эми подбежала к группе детей, что толпились около одной из уже забаррикадированных дверей в надежде попасть внутрь. Успела! Окликнув их, она указала по направлению к «Трем метлам», дети засуетились, побежав в указанном направлении. Как раз вовремя! Через мгновение на этом же месте оказалась, вышедшая со снежной стены, лохматая фигура йети.
Дети в это время уже добрались до её однокурсника, который стоял неподалеку.  Он был готов проводить их к убежищу, о предоставлении которого они договорились с Мадам Розмертой.  Ещё раз взглянув, на «зверушку», Эми решила, что и ей здесь делать было нечего.
- Lumos Solarium! – Испугавшись света, пушистик заорал, но ошеломляющее заклинание, запущенное кем-то со стороны не дало ему прийти в себя, йети вырубилось, и его туша с грохотом повалилась на землю.

Мортимер бегала по улицам деревни словно ошалевшая, впрочем, это сейчас делали все взрослые, которых удалось собрать для защиты пребывающих в Хогсмиде студентов. Авроров среди них не было, но она и ещё двое её друзей состояли в Ордене, а этого вполне хватало, дабы не испугаться и дать достойный отпор зверушкам.
- Lasum Bonus! – ещё одно заклинание девушки достигло своей цели. Послышался хруст и с диким ревом йети упал на землю. На улицах уже почти не было людей, кроме взрослых, чт вызвались на защиту деревушки.

— Именно страх и сохраняет нам жизнь.
— Нет. Так мы только продолжаем дышать.

… Эми удалось отогнать зверя на несколько шагов назад, но он заревел ещё громче, от этого две третьекурсницы, что стояли за спиной Мортимер завизжали. Девочек трясло словно осиновый лист, одна, как и Эмили была без мантии, нужно было отвести их в «Три метлы».
Незадолго до этого она видела, как последняя группа студентов забежала в паб, занося перед собой кого-то на носилках. Теперь кроме двух девочек и взрослых на улице никого не наблюдалось.
- Сейчас нужно будет бежать, приготовьтесь! – Девочки кивнули в знак готовности.
Эмили выпустила вверх сноп зеленых искр – сигнал к тому, что взрослым можно уходить. Йети зарычал и бросился на них.
- Cavea! – Языки пламени окружили зверя, сформировав вокруг него клетку. – Бежим!
Ещё миг и они уже в укрытии «Трех метел». Там было очень много народу, девушка отправила третьекурсниц греться, а сама не сразу осознала насколько замерзла, но её собственной мантии нигде не было видно. Ну и черт с ней.
Какой-то юноша уже вовсю командовал парадом, это показалось Мортимер странным, но сейчас было не до того. Он говорил о том, что Мадам Розмерта сейчас откроет проход (только самый ленивый студент не знал о существовании прохода от «метел» до Хогвартса), но сама хозяйка паба выглядела настолько растерянной, что проход бы открылся явно не скоро.
Пройдя к барной стойке, она посмотрела на люк, под которым находился проход:
- Позвольте я помогу. – Опустившись на колено, она коснулась палочкой люка. – Dissendium.
Люк исчез, а под ним проявились ступеньки, что спускались под землю откуда шел проход к Хогвартсу. Объяснилась с Розмертой, прояснив ей происходящее, Эмили вновь осмотрела зал.
Черноволосый студент справедливо заметил об упорядоченном отступлении. Она вышла вперед, обратив на себя внимание присутствующих и громко произнесла.
- Уходим строго в порядке очереди! Ник и Стив возьмите носилки и унесите сначала раненого.
Как только первое указание было исполнено, она продолжила:
- Взрослые станьте по периметру комнаты, возьмите под контроль все двери и окна, нужно прикрыть отход детей. – Она посмотрела на толпившихся студентов.
- Хаффлпафф готов к эвакуации, - сообщил по-военному парнишка.
Девушка обрадовалась сознательности и скорости реакции ребят.
- Замечательно, Гриффиндор, чего отстаем? – Эмили  вспомнила о гербе красно-золотом гербе родного факультета, что красовался сейчас на воротнике её блузки, и попробовала хоть как-то расшевелить ребят. – Стройтесь активнее! Первыми выходят младшие курсы, дальше в порядке возрастания.
Подождав пока ребята построятся, девушка оценила готовность к отбытию и отошла от входа в проход, пропуская первых ребят.

Отредактировано Emily Mortimer (05.02.2017 19:44:30)

+1

29

http://se.uploads.ru/RGNAK.gif
о.1 ИМЯ И ФАМИЛИЯ
Мне не принципиально, хотя фамилию желательно оставить)
Габриель Роман* | Gabriel Rо́man*
о.2 ВНЕШНОСТЬ
Johnny Depp (люблю образ из Сонной Лощины, ничего не могу с этим поделать)

о.3 ВОЗРАСТ
45-50 (но выглядит намного моложе, потому что цыганская кровь страхует от седины и лишних морщин)))
о.4 КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ
«Что Вам известно о безумии? Когда чувства захлёстывают всё естество, сдавливая сердце с такой силой, что хочется вырвать его из груди и сжечь вместе с этой невыносимой ношей. Когда увлечение превращается в манию и замещает собой всю жизнь, заполняя душу без остатка. Когда всё рамки исчезают, оставляя лишь обнаженное желание, что становится единственной и абсолютной причиной всей дальнейшей жизни. О, мистер, Вы знаете о безумии всё. Вы настолько в нём изощрены, что любая Ваша выходка, даже самая жестокая, танцует на грани между омерзительностью и искусством.»
Ваша родословная теряется в вязкой топи интриг, оставляя на всеобщее обозрение лишь несколько фактов – на 1\2 Вы англичанин, а на 1\4 принадлежите к моему народу. Ромы не признают чужаков, выросших вдали от табора, но Вам вполне на это наплевать. Сочти Вы необходимым узнать какой-либо из секретов – Вам это удастся, ведь дьявол ещё в детстве искупал Вас в чане с Феликс Фелицис.
Что мне о Вас известно? Несравненно мало, но и неприлично много. Когда я впервые Вас увидела, вам уже было тридцать, а мне всего лишь девять, но кого это интересует, правда? Вы преподавали в Дурмстранге Темные Искусства, я же была покорнейшей из ваших учениц во время занятий и самой строптивой вне стен класса.
Ваш взгляд казался тяжелым и уставшим, меня же интересовала причина затерявшейся в нём скорби. Образ печального романтика развенчался мгновенно, как только мне удалось достаточно приблизиться к Вам. Безумный, жестокий, гениальный и невероятно обаятельный.
Вы оказались одним из самых богатых и влиятельных волшебников, слава которого выходила за пределы нашей страны. Ужасающая слава, ведь созданные Вами артефакты были насквозь пропитаны тайной и тёмной магией. Вы были далеки от созданного Вами же образа настолько, что я практически перестала узнавать излюбленного профессора, но это только разбудило мой интерес. Преподавательская деятельность – ширма для достижения цели, дабы никто не посмел отрезать доступ к знаниям, хранившимся в Дурмстранге.
Деньги и шарм привлекали к Вам девиц, словно огонёк глупых насекомых, но зря вы приписали меня к их числу. «Ведьма, что добровольно лезет в костёр.» - Так Вы назвали меня, когда узнали о моих чувствах, но этим не остановили.
Абсолютно спокойно и со свойственным мне упрямством, я продолжала находить лазейки, дабы постоянно быть в центре вашего внимания. Творческие задания – мои заклинания и артефакты пропитывала неведомая магия, что разбудила в Вас ответный интерес.
Совместный вечер в библиотеке и ночь в кабинете. Вы ничего не предлагали, я не просила, абсолютно спокойно уходя поутру и уделяя внимание другим молодым людям, также как и Вы не отказывались от своих любовниц. Но каждый вечер мы снова и снова встречались, поправ все законы школы, ведь лишение должности и невозможность завершить обучение были недостаточными помехами для двух сумасшедших.
Именно так, мы сошли с ума, утонув в той жуткой связи, что не слила нам ничего доброго. Скоро Вы сумели отказаться от других дам, но мне совершенно не хотелось просто так идти на уступки. Ваш властных характер взял верх над рассудительностью, приведя нас на порог церкви, едва мне исполнилось двадцать. Кто бы мог подумать, что Миреллу можно затащить под венец, но для Вас ведь не было ничего невозможного.
Дальше был целый год безумия, странного и страстного счастья, проведенного в погоне за знаниями, открытиями и наслаждениями. Мы тонули друг в друге, дополняли друг друга и были абсолютно счастливы. Счастливы, пока не перешли все рамки дозволенного…
« В тот вечер я увидела в тебе зверя. Безжалостного и голодного, способного на самые страшные грехи. Мне стало страшно от одной мысли о том, что я нахожусь рядом с этим хищником. Узы нашей любви стянули меня подобно силкам, а от сомкнувшихся на моем горле пальцев веяло смертью. Тогда я была уверена, что мне не пережить этой ночи, что мой танец закончился, а обрыв вот-вот поглотит глупую цыганку, столько лет игравшею с тьмой в прятки. Одному Богу известно, как мне удалось сбежать. Твои проклятия и обещания сжечь меня казались худшим из того, что мне прежде приходилось слышать. Ещё долго я видела в кошмарах бушующее пламя и твою ухмылку.»

Мне удалось сбежать, я была уверена, что наша история окончена, но вот я снова вижу твои глаза, ты улыбаешься мне и шепчешь нежности, будто не было расставания длинной в четыре года. Ты прибыл в Хогвартс, принял предложение и занял должность преподавателя. Я вижу тебя часто, чаще чем хотелось бы, и при каждой встрече сердце трепещет в груди. Но при всей силе ещё живых во мне чувств, при всём твоём красноречии, - я вижу перед собой зверя, зверя, что готов был броситься на меня и предать мою душу тьме.
о.5 ВАШИ ОТНОШЕНИЯ
«Наша встреча была судьбой, я не могу утверждать это наверняка, но верю в это всем сердцем. Не смотря на всё, что случилось, я любила тебя, возможно, это была единственная моя любовь, потому что с другими мужчинами мне ещё не приходилось испытывать тот же огонь. Хотя, не смею отрицать  и то, что всему виной мог быть юный возраст. Как бы то ни было, я остаюсь твоей женой, и даже отказываясь от всех своих чувств к тебе, продолжаю носить на цепочке подаренное тобой обручальное кольцо.»
Для нас любовь превратилась в манию. Ты хочешь вернуть то, что должно принадлежать только тебе, я же бегу от прошлого, боясь встретиться с демонами былого. Мы никогда не могли, и не сможем жить друг без друга, но и вместе нам находиться невозможно. Словно два костра, кружащихся в дикой пляске, мы сжигаем друг друга, надеясь, что чувство возродится Фениксом, а не сгинет горсткой пепла.
о.6 ДОПОЛНИТЕЛЬНО
- Я не ограничиваю вас своим персонажем – количество любовниц и интриг  не ограничено, потому что для этого тандема не существует «супружеской верности», но от чувств друг к другу они тоже не могут избавиться.
- Где вы учились – Хогвартс или Дурмстранг, это решать вам.
- Та же ситуация и с выбором стороны. Я бы предложила остановиться на нейтралитете, с периодической поддержкой Ордена Феникса, дабы насолить Пожирателям. Мне это кажется интересным, но решать Вам. Мы вполне можем играть на одной стороне, устраивая ссоры на собраниях ПС.
- Всё, что мне нужно – сохранить характер, дабы не превращать его и в холодного изверга, и не скатываться в ранимую романтику. Это очень страстный человек, переживающий избыток чувств, практически безумный, поэтому разрешено всё, кроме постоянного впадения в крайности.

- Забыла предупредить, что он очень боится пауков, а особенно ручную паучиху жены.

http://s8.uploads.ru/t/FUAdr.gif

- Я буду писать вам часто и много, баловать игрой и графикой, а так же безмерно любить и постоянно издеваться во флуде, да-да.
- И, да – возраст 18+, сами понимаете, мы не за ручку с ним ходить будем ;)
о.7 ВАШ ПОСТ

Пост для знакомства

Вы видели ночное небо? Нет, я не спрашиваю, поднимали ли вы голову, смотря на бездушный серый купол которым накрывает нас город. Покрытый пылью, что днём и ночью поднимается над шумным муравейником, изрешечённый кучкой брошенных наспех лампочек, что светятся подобно перегоревшей новогодней гирлянде. Нет, мой друг, ты не вправе называть это посмешище небом!
Есть, есть ещё на этой планете места, где небо не влачит жалкое существование театральной декорации, о которой все позабыли, воспринимая само её наличие как данность. Далеко от городов, от людей, что забыли свое место в этом мире, заслоняя его прекраснейшие явления тенью собственного тщеславия, что с каждым днём становится всё больше. Вдали от всей пустой мишуры ночное небо являет свой истинный облик.
Ночь царит безраздельно, властвует беспощадно. Смотри, ты стоишь у её порога. Именно здесь, посреди леса, где деревья стоят так тесно, что и днем в чаще царит непроглядный мрак. Здесь, где человек, что не посвящён во все таинства этого мира, не сможет оскорбить её владения своим присутствием. Здесь есть только одна госпожа – Ночь.
Ночное небо – это шум бархата, объятия сапфировой тьмы, что изумрудами играет у безграничного покрывала леса. Её бездонный взгляд манит мраком, отрывая от реальности, обещая раскрыть все свои тайны. Шагни за порог, путник, шагни в ночь. Сделай шаг, чтобы больше не вернуться…
Тонкие пальцы сжались в кулак, скомкав белоснежную простынь попавшую в их тиски. Голова металась из стороны в сторону. Её не резкие, но при этом странно «рваные» движения, разбрасывали по подушке шоколадные кудри. Закрытые веки то и дело дрожали, жмурились, словно утреннее солнце разрывало последнюю тень сна, чтобы вернуть беззащитное сознание маниакально рвущейся к нему реальности. Только за окном стояла темень.
Мари спала, спала плохо, ужасно, а будил её совсем не тот свет, к которому привык девичий взор. Нет, Мари спала и видела огни костров, сидела, как жаркие пальцы тянутся к ней, раскрыв немые объятия. Она не видела, что именно горит, горело всё вокруг. Горели дома, трава, люди, даже небо горело. Ещё минута для того, чтобы пришло понимание того, что горела сама цыганка. Языки пламени прыгали, искажая все вокруг, она смотрела на мир сквозь них, словно это было кривым зеркалом, открывавшим её сознанию саму суть окружающего мира. Сквозь это зеркало она смотрела на дома, что теперь казались ей до жути знакомыми, на насмехающееся над хрупкостью человека небо и на лица людей, что смотрели на неё с неприкрытой злобой.
Ночь рыдает и колдует
За открытым окном.
Тот, кого боятся люди,
Постучался в твой дом.

Мари не кричала, да и не смогла бы. Девушка стояла с гордо вскинутой головой, узнавая в окруживших её людей, которые были ей близки. Люди, которым она верила, которые, она в этом не сомневалась, вынесли ей приговор. Огонь горел в самих лёгких, разъедая их, лишая возможности говорить, кричать, позвать на помощь. В чёрных глазах вместе с бликами пламенных лепестков плясало безумие. Она ошиблась, она снова ошиблась…
Ржание лошади было сродни грому среди ясного неба. Оно вырвало девушку из цепких лап кошмара, принося тень облегчение, когда разум уже сбежал из сна, но ещё не принял действительности.
Мари села на кровати и привести в норму сбившееся дыхание. Посмотрев в окно, девушка с облегчением увидела мрачные силуэты деревьев и ночной небосвод. Ратори, она носила имя ночи, вознося ей хвалу, но в последнее время всё изменилось. Вместо ожидаемого умиротворения сон начал приносить страх, ночь больше не защищала её. Страх был прост и обычен, что делало его ещё более отвратительным. Мари боялась ошибиться, не доверяла больше тем, кого когда-то называла родными людьми, на то были причины.
Неожиданно лошадиное ржание раздалось вновь, приводя цыганку в чувство. Она слезла с кровати и, набросив плащ, вышла из дома. Холодный воздух возвращал разум в привычное состояние, унося прежние тревоги. Мирелла сняла с двери фонарь и мановением руки зажгла в нем огонь. Это был один из немногих фокусов, который она могла сотворить без использования палочки. Осмотревшись, девушка не приметила вокруг дома ничего неожиданного. Подхватив полы плаща и ночной рубашки, что доходили до земли, Мари обошла дом, чтобы посмотреть на лошадь, которая вела себя более чем странно.
Подойдя к испуганному животному, что металось в попытках вырваться, цыганка едва смогла успокоить его. Лошадь принадлежала её брату и обычно вела себя очень тихо, что было очень на руку новой хозяйке. Девушка была счастлива, когда Бахти согласился отдать ей животное в обмен на пару магических безделушек.
Гладя животное по спине, Мирелла всматривалась в темноту, ища того, кто мог нарушить его покой. То, что это был незваный гость, было очевидно, но кто так испугал лошадь, и главное, как он сюда попал – эти вопросы эхом звучали в голове Мари. Она жила в самом центре леса, на много миль вокруг непроглядная чаща, даже случайно заплутавших егерей здесь быть не могло.
Взгляд выхватил в траве тёмный силуэт. Нахмурившись, девушка схватила стоящие рядом вилы, искренне удивившись комизму сложившейся ситуации. Подойдя к неподвижному горбику, которым при ближайшем рассмотрении оказался далеко не маленький мужчина, девушка бросила свое «орудие для самозащиты» и наклонилась, дабы проверить пульс гостя. Вилы оказались абсолютно ненужными, потому что незнакомец был в глубокой отключке.
Ужасная темень вокруг не давала возможности рассмотреть прибывшего. Выругав себя за то, что оставила фонарь у дома, Мирелла щёлкнула пальцами, зажигая над ладонью маленький огонёк. Впрочем, этого оказалось достаточно, чтобы разглядеть грубые, практически звериные черты лица. От испуга цыганка отпрянула от мужчины, чуть не упав в траву.
Она не знала, кто перед ней, что он здесь забыл и почему лежит без сознания. Главным вопросом было: «Что теперь делать?». Конечно, можно было подождать пока он очнется, а потом попытаться вытолкать в три шеи, но раны на груди и залитая кровью одежда подсказывали, что этот мужчина может и не очнуться вовсе.
- So rodes tu, phrala?*  - цыганка вытащила с руки скитальца волшебную палочку, чтобы привычным движением поднять тяжелое тело в воздух. 
С трудом, но доставив мужчину в хижину, она уложила его на постель. Кровь стекала с его одежд, превращаясь в багровое пятно на белых простынях. Надежно привязав его к основанию кровати магическими нитями, дабы обезопасить и себя и его.
Мирелла привыкла к крови, к подобным ранам. Стычки для её народа были частью жизни, а медицина – способом выжить. Разрезав рубашку, девушка вздохнула, увидев глубокие порезы на груди. Излечив мелкие раны и сделав все, дабы остановить кровотечение из глубоких, Мари вытащила из прикроватной тумбы колбы с настоями, что должны были помочь.
Смешав все необходимое, она вымочила в этом растворе бинты и сняла с мужчины рубаху, дабы посмотреть, цела ли спина. Убедившись, что раны остались только на груди, девушка промыла их и перевязала заготовленным бинтами. Когда он проснётся, будет больно. И не говори. К чему злорадство, друзья? А откуда твоя жалость. Тихо…
Ведьма услышала, что дыхание мужчины участилось. Он постепенно приходил в себя. Вытащив из тумбы ещё один пузырек, цыганка села рядом с мужчиной на кровати, заставляя выпить содержимое. Это должно было снять боль.
_______________________________________
*что ж ты ищешь, брат? (цыганский диалект)

Отредактировано Mary Roman (08.08.2016 22:43:02)

0

30

Внимание! Ушел в запой и не вернулся!
Цыганка и Оборотень ищут своего любимого товарища.

http://sh.uploads.ru/c30yY.gif
о.1 ИМЯ И ФАМИЛИЯ
Cкабиор Cтрупьяр| Scabior Snatcher
о.2 ВНЕШНОСТЬ
Nick Moran
о.3 ВОЗРАСТ
Довольно взрослый засранец. Думаю, где-то под 30.
о.4 КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Алкоголик, бабник, бантит, ПРОСТО ОЧАРОВАТЕЛЬНЫЙ ТИП!
- Учился в Хогвартсе, скорее всего – Слизерин, но что-то не срослось, поэтому вылетел оттуда пулей. Грустно, но этот факт тебя совершенно не волнует, какое дело до неоконченного образования, когда есть друзья и выпивка?
- Оборотень, история обращения – на твой вкус, страх и риск. Было это в раннем детстве, или бесшабашной юности. Только помните, что при выборе первого варианта нужно будет объяснить, как это удалось скрыть во время обучения.
- После преждевременного «выпуска» из школы промышлял тем, что у тебя получалось лучше всего – всякого рода противозаконной деятельностью. За это время от времени попадал в за решеткой (там, кстати, и познакомился с Мари Роман, с которой вы чуть не поубивали друг друга).
- На данный момент являешься егерем в бригаде Фенрира Сивого. Бесценный член сего бесшабашного коллектива. Промышляете ловлей разыскиваемых Министерством особей, иногда устраиваете пьянки и дебоши (ну, как иногда, - постоянно!).
Что касается характера, тут все в лучших традициях:
- «Саркастичен, развязен, сексуален, упивается своим главенством среди егерей, не утруждает себя переноской пленных, перекладывая это на других егерей. По всей видимости, обладает чутким обонянием; возможно, оборотень. Не любит маглорождённых и наслаждается возможностью их безнаказанно унижать. Заигрывал с добычей, как играется кошка с мышкой, перед тем как её съесть.»
- Верен не столько Темному Лорду, как собственным убеждениям и друзьям.
о.5 ВАШИ ОТНОШЕНИЯ
Мари Роман: «Секс, наркотики, рок-н-ролл!»
Эти двое способны разогнать друг друга от состояния спокойствия до нервного срыва за три секунды. Постоянные скандалы, попытки придушить и вопли: «Нафига ты мне на голову свалилась?» периодически сменяются полной идиллией, весельем и бурными романчиками.
Впрочем, они и друзья, и недруги, и любовники, и буря в стакане, которые не поубивали друг друга только из-за присматривающего за ними Фенрира.
Для лучшего понимания, читать это - Про их жизнь если не матом, то и сказать нечего...
Фенрир Сивый: «Выпивки, схватки, полнолуние!»
Друзья, товарищи, партнеры, единомышленники. Я не знаю, как могут мирно существовать в одном коллективе такие разные по темпераменту люди, но вы идеально дополняете и понимаете друг друга во всех рабочих моментах. Мне нравиться наблюдать за вашим сотрудничеством, но и уколы ревности присутствуют (Фенрир  для меня очень близкий человек, мне сложно делить его с кем-то, - ещё одна причина для грызни между нами).
Для лучшего понимания, читать это - this world is unforgiving
о.6 ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Мы тебя очень ждем, золотой мой, во всем поможем, всем обеспечим, только приходи скорей!
Ждем тебе уже с кучей идей и готовый эпизодом! - Run, Darling, run!
о.7 ВАШ ПОСТ

Спешила к тебе))))

Треск веток разрезал тишину лесной чащи, спугнув сидящее на ветках воронье, что тут же взметнулись вверх, нависая над изумрудными кронами. Вся остальная живность, населяющая данный пятачок леса, тоже поспешила ретироваться, но сделала это менее помпезно, не привлекая внимания ночного гостя.
Шум доносился из зарослей, которые мои знания гербологии позволяют идентифицировать как куст с шипами. Да, на диссертацию не хватит, но суть прояснить поможет. Шум становился всё громче. Вернее, шумом это было первых три минуты, а теперь из куста доносилась довольно отчетливая и весьма даже отборная ругань, от которой и у домового эльфа уши усохли бы.
Немного потянув интригу, виновник торжества все же соизволил показаться из своего «убежища». Точнее, виновница, ведь зачинщиком вечернего беспорядка оказалась вполне себе миловидная женщина лет сорока. Рубиновая мантия, аристократическая худоба, острые черты лица, рыжие волосы уложены в прическу, немного подпорченную сражением с кустом – ничто не выдавало в этой даме Миреллу Роман. Ничто, кроме ругани, конечно.
С трудом выбравшись из плена колючих веток, ведьма попыталась ловким и резким движением освободить подол своего плаща. Так как этот маневр ей никогда не удавался, Мари не стала рушить традиции и, зацепившись через алую ткань, совершила изящный кульбит на выход из владений куста.
Ругательства превратились в визг, но вскоре вернулись в двукратном размере. Мало того, что цыганка шлёпнулась на одну из самых привлекательных частей своего тела, при попытке подняться, ей удалось попасть рукой в пробегающего мимо ежа – единственное живое существо в округе, не сбежавшее после её появление.
Весьма красочно объяснив бедному животному, что делают с такими как он у неё дома, и почему не следовало шляться под руками порядочной колдуньи, Роман всё же соизволила подняться с земли.
Это было не первой её осечкой при перемещении. В последнее время голоса в голове постоянно ссорились, волшебные перемещения часто заканчивались сюрпризом для цыганки. Мысленно поблагодарив духов за то, что хоть не к маглам её забросили, Мирелла обернулась в поисках ориентира, но рациональной мысли не суждено было принести плоды.
Обернувшись, женщина увидела тех, кого привлек созданный ею шум. Пятеро егерей смотрели на неё с весьма даже гадкими улыбками, а шестой что-то искал, развернув свиток. Несколько секунд молчания прежде чем услышать от товарища, пытающегося узнать знакомые буквы, грубое: «Это она!»
По этой команде вся гоп-компания стремительно «повальсировала» в её сторону.
- Твою ж мантикору, ну почему всегда я?
Закатив глаза, Мари задала не риторический вопрос, она весьма конкретно интересовалась у нелегально проживающих в её голове духов, какого гиппогрифа все казни египетские гоняются за ней с самого рождения. Найти бы ту тварь, что в младенчестве опрокинула на меня чертов ящик Пандоры.
Пусть смысла в размышлениях цыганки было не очень то и много, но это хоть отвлекло её от тупых шуток местной интеллигенции, с которой она пошла по собственному желанию. Бежать в этом теле смысла было мало – слишком старое хилое, а аппарировать у неё и так не получается. Решив, что ещё одно пике в кусты она не выдержит, Мирелла решила подождать окончания действия зелья.
Ожидая в лагере прихода «главного», Роман все так же размышляла о четности бытия и глобальном невезении. Так как любая форма философствования вызывала у неё аллергию ещё со школы, а словарный запас исхудал после общения с недалёким конвоем, размышления женщины проходили в весьма нецензурной форме. Правда, на этот раз, выражения не были озвучены, дабы не смущать нежный слух здешнего контингента.
Почувствовав разошедшуюся по телу волну, ведьма поняла, что зелье больше не действует. И правда, рыжая прическа распалась, ложась на плечи россыпью темных кудрей, морщинистые руки стали привычно смуглыми и гладкими, она стала ниже, а фигура вернула привычные округлые формы.
Подобное представление вызвало у егерей глобальную эпидемию выпученных глаз и отвисших челюстей. Послышался шепот, некоторые её узнали и теперь попятились. Её конвоиры бубнили что-то об ошибке, вернули палочку и даже скудно извинились. Все же, слава жестокого палача при Темном Лорде сослужила ей хорошую службу.
Улыбнувшись и уже направившись к выходу, Мари услышала за спиной взволнованный гул. Обернувшись, цыганка застыла. Увидеть этого человека она надеялась, но никак не при таких обстоятельствах. Крепче сжав волшебную палочку, она всё же довольно улыбнулась.
- Ну, здравствуй, Волчонок…

Отредактировано Mary Roman (21.08.2016 09:56:55)

0


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Кафе Флориана Фортескью » - act. #0 STILL LOOKING FOR YOU


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC