Hogwarts: Ultima Ratio

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Неоконченные эпизоды » Нас книги обманут


Нас книги обманут

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

- дата: Излом зимы 98ой год. 28 февраля- 1 марта
- место: кабинет Флоренца
- участники: Dinah Wellington, Anica Avedille, Celestin Malfoy de Fantin
- внешний вид: в первых постах, но не все так, как вам кажется
- краткое описание: Вернувшись с рождественских каникул, Дина вновь мучается от видений. Стефан Новак должен умереть. Стефан Новак должен умереть. Умереть. Да что же это такое? Слишком много смертей за последние декады, Веллингтон устала от этого и просит помощи у единственного человека, на это способного - Аники Авидель. Девушки сходятся на мысли, что лишив Стефана силы ужасный монстр уйдет, а новый человек получит шанс на достойную жизнь. Проведя ни одну ночь в библиотеке, слизеринки узнают о некоем Августе де Ференци, легилименте при Инквизиции, способном внушить мысль отказаться от силы. Волшебник, умерший столетия назад мог дать им заклинание, а живые, скорее всего, не согласились бы помогать от слова "уничтожить". Волшебницы назначили день спиритического сеанса.
Увы, на изломе времён магия довольно своенравна, а студентки не слишком опытные спиритисты. Призывая дух инквизитора на сборник историй, горячо любимый им при жизни, дамы поймали в сети свечей другого ценителя. Легилимента, иностранца. И, по совместительству, их здравствующего учителя.
Призвать-призвали, пол беды. А как обратно возвращать?
- примечания:

Средь ночи на изломе зимнем,
случился маленький конфуз:
Дух итальянца вызывали
Пришел еще живой француз.

Послать б профессора подальше,
в свои покои, дальше спать
Однако, заклинанию место
Развеять дух и марш в кровать

Но тут придется потрудиться:
Герои че-то жить хотят

+1

2

"По сути, задача их сводилась к анализу кривой относительного познания в области её асимптотического приближения к абсолютной истине."
Понедельник начинается в субботу

[avatar]http://avatar.imgin.ru/images/230-R9EdjvHhgB.gif[/avatar]
- Аника, давай внесем ясность, - Оливер медленно выдохнула, убирая пальцы от переносицы. Отточенный годами жест давно уже стал привычкой и не помогал снятию напряжения с тех пор, как Поттер выиграл на четвертом курсе турнир. С самой длинной ночи и ее далеко не краткосрочных последствий. Но легкий флер эффекта плацебо все еще имелся. Слизеринка ослабила узел галстука и перевела холодный, усталый взгляд на соучастницу. О да, после произошедшего Анику только так называть и придется, хотя клеймить барышень не им самим. Это сделает приглашенная звезда вечера.
Крайне досадно было понимать, что из всех волшебников, зачисленных на зеленый факультет и получивших змеиную нашивку, проявлять свои эмоции мог только Малфой. Принцу Слизерина спускалась с рук местами излишняя импульсивность и, в некоторой степени инфантильность, а его негласные поданные, которым словно мало ссылки под землю для общемирового недовольства, были лишены и подобной радости. Правила этой игры, выданные вместе с приглашением за факультетский стол, были, как не прискорбно, приняты. Печалило конечно то, что школьным загоном это бы не ограничилось. Но и с этим можно жить, Веллингтон принимала сие как само-собой разумеющиеся, только желания раз-другой смачно выругаться никто не отменял. Даже аристократы давно ушедших эпох позволяли себе признать слабину за фетровым укрытием ширм будуаров. Однако, отгремевшие за последнее время события оставляли девушке лишь вопросительно вскинутую бровь и скепсис во взгляде. Навалившиеся беды действовали лучше любых аристократических шор, превратив Дину в интроверта высшей марки.
- Это не обман зрения, не помехи в эфире и луна зашла в тот дом..
Эти события. Они совершенно не благоволили сохранности хрупкой психики пророка. Любой из них, рано или поздно, признавал свою сладость перед обстоятельствами и судьбой. Кто это делал раньше, тот уходил с олимпа мойр так и не увидев главного в своей жизни пророчества. Кто мешкал - попадал в Мунго. Амбиции Дины и вера в то, что мир этот не просто так раздает берти ботс то со вкусом грязи, то вишни не позволяли свернуть на пол дороги. Она хотела и рыбку съесть и рассудка не лишиться и были в том поистине Наполеоновские планы.
Биограф, который быть может когда-нибудь и взялся бы за описание жизни Веллингтон младшей, охарактеризовал бы этот период как решение Кутузова сдать Москву Бонапарту. Крайне тяжелое время, требующее отчаянных мер. Великий полководец позволил французам сжечь столицу, говоря, что позади страна и есть еще за что воевать. Молодая волшебница, знавшая о тактике лишь из исторических книг и книксенов высшего света, решила выставить себя мнительной глупышкой и обратилась за помощью к Авидель, свято веря в то что две головы все-таки лучше одной и не выспавшейся. Не прогадала - результаты были столь же абсурдны, как и сама идея. Эта фантасмагория, как лавина, набирала обороты и теряла тормоза. Призвать давно ушедшего в мир иной волшебника, служившего при Инквизиции и казнившего своих же с целью заставить его выдать самый важный в прожитой жизни секрет могла звучать как первый звоночек сумасшестивия. Однако, Дина-Грейс не в первый раз слышала подобный диагноз в своей адрес. Порой ей даже казалось, что еще немного таких оборотов и она взаправду сойдет с ума. Пора было придумать что-нибудь по-новее.
Они рассчитали все с точностью до полушага. Долго осаждали профессора Слизнорта на тему корня разрыв-травы, редкого компонента доступного не многим зельеварам. Даже выкрали оный из его запасника, узнав что дворецкий семьи Веллингтон, согласившийся помочь молодой наследнице за крупное вознаграждение, сможет доставить его лишь к середине марта. Они отлили серебренное зеркало, для ловли духа, утащили из запретной секции веницианский раритет - сборник рассказов самого Августа, выкрали ключ от кабинета. Девушки столько раз нарушили старые и новые правила Хогвартса, что уже давно могли бы мчать на магическом экспрессе обратно в Лондон, освобожденные от экзаменов.  Если бы их поймали, разумеется. Но вот обе слизеринки стоят посреди кабинета, в очерченном свечами кругу, пред ними дымятся в медной чаше травы, а за змейкой дыма, меж книги и зеркала стоит вызванный гость. И Филчем на горизонте даже и не пахнет. Хотя, возможно, лишь пока.
- Это все к чему, не подумай, что в этом кроется недоверие к твоей артикуляции или пониманию материала. Просто наш достопочтенный легелемент безумно похож на достославного профессора де Фантена, или так только мне кажется?
План был готов выиграть премию Дарвина, за самую нелепую смерть, если хотя бы на минуту представить правду за правду. Если едва заикнуться о том, что на их спиритический сеанс пришел сам Селестен Малфуа де Фантен. При таком раскладе ситуация была, мягко сказать, не фонтан. Какая забавная игра слов! Подумалось Дине. Она жестом указала на лик француза, явно удивленного своим прибыванием здесь и сейчас. Это пока он с интересом рассматривает тиснение на старой книге и делает вид, что студенток здесь нет. А что будет потом, если гость и правда не тот - гадать не перегадать. Дина слышала, как с его уст срывается запрещенное заклинание. Она видела, с какой легкостью профессор может менять реальность на иллюзию и иллюзию на реальность. Две молодые волшебницы могли быть лишь прахом под его подошвами. Человек, чью смерть она уже видела в пошедшем времени был способен на многое. От того острое желание поверить в схожесть почившего Августа с нынешним куратором Шармботана было довольно объяснимым.
- Скажи хоть что-нибудь, а то из смешной ситуация перерастает в неловкую.
Более того, одним "упс" тут явно не обойдешься.
А самое смешное, что Новак, из-за которого каша заварена и была, не оценил бы ни свершившегося, ни предполагаемого.

Главное чтобы костюмчик сидел

Школьная юбка, рубашка, галстук. Чулки и канареечные кеды. Кожаные браслеты на запястьях, волшебная палочка в левой руке. Волосы распушены и спутаны. Лицо усталое и осунувшиеся

Отредактировано Dinah Wellington (10.06.2015 23:51:38)

+2

3

[avatar]http://avatar.imgin.ru/images/384-6LizONHaCS.png[/avatar]
- Ошибка?
Иногда, чтобы заставить человека застыть в панике, достаточно одного крошечного слова, пылинки, впущенной в точный часовой механизм, где она обязательно затормозит одну из миллиона шестеренок и, конечно же, сведет с ума сами часы. И вот сейчас этими часами была Аника, а мелкой песчинкой, что уже торопилась к нужной шестеренке, неизвестная ошибка, закравшаяся в их до мелочей выверенный ритуал. В зелье? В заклинании? В самой Авиделль?
Аника еле не хваталась за волосы, признавая собственное бессилие перед законами магии. Никакая она не великая волшебница, раз допустила такой исход событий.
Ну так пророк-то у нас не ты. Невеселая мысль скользнула по краю сознания и исчезла, позволяя пустоте занять свое место. Паника перерождалась в ужас от сотворенного, а Веллингтон продолжала бубнить у самого уха, словно слова Аники могли что-то изменить. И, наверное, Анике очень хотелось бы её успокоить и сказать, что достопочтенный легилимент лишь точная копия так хорошо знакомого им профессора. Или, что это просто  зрительный образ, переложенный на заклинание, так что профессор сейчас дочитает книжку и обязательно заговорит с ними голосом Августа де Ференци. Вот только всё это стало бы неприкрытой и бессмысленной ложью. Аника в процессе поиска нужной информации столько раз перебрала книги в библиотеке и столько раз столкнулась с колдопортретами легилимента, что успела запомнить черты его лица если не до последней черточки, то хотя бы общую картинку. И нет, профессор Малфуа де Фантен никоим образом не походил на того голубоглазого старика, который даже на портрете выглядел винной бочкой. А ведь художники любят приукрашивать внешность заказчиков. Вариант со схожестью можно было отметать сразу.
Думать о том, что в свободное время подруга мечтает о профессоре зельеварения не хотелось вовсе, потому что Аника, Мерлин упаси, вообще вспоминала о профессоре только, когда случайно встречалась с ним в коридорах школы или в Большом зале. Тоже не вариант.
А молчание затягивалось, действительно становясь неловким. Аника глубоко вздохнула и с видом "ну почему снова я?" практически сделала шаг из круга. Но в самый последний момент, закусив губу, повернулась к Дине, ища в девушке поддержку, вот только Веллингтон даже не заметила этого, во все глаза уставившись на профессора.
Ну и натворили мы дел! Почему все наши с Веллингтон планы всегда обречены на провал? Это намек на то, что нам не стоит подходить друг к другу близко? Или какой-то новый эксперимент, чтобы увидеть, какую ещё ерунду мы сумеем сотворить, а главное, как мы из этого потом выберемся?
Бессмысленно пытаться сбежать. Бессмысленно ломать голову, почему всё получилось именно так. Раз Хогвартс послал им профессора, значит Хогвартс решил, что так будет правильно. И Анике совсем не хотелось именно сейчас усомнится в утверждении, что в Хогвартсе тот, кто ищет помощи, обязательно её находит. Она не переживет, если именно сейчас её предаст замок. Хотя ещё не факт, что Аника вообще переживет эту ночь или с утра пораньше не отправится в Хогсмит дожидаться ближайшего поезда на Лондон.
- Здравствуйте, профессор. - И что ты собираешься делать дальше? А главное, как ты объяснишь человеку, что он без своей телесной оболочки вдруг оказался в компании двух прехорошеньких семикурсниц? Бред какой-то... Напомните мне, зачем я на это согласилась?

Отредактировано Anica Campbell (09.02.2016 23:41:04)

+2

4

такие дела

http://savepic.su/5988442.jpg

Сновидения - материя тонкая, легко рвётся, просвечивает насквозь, ложится причудливыми складками, трепещет в порывах иллюзорных ночных ветров. Привыкшему искажать их, сплетая в необходимый узор, постоянно преследуя некие цели, подмечая детали, трактуя, интерпретируя, предугадывая, порой так сладко, так волшебно и сказочно просто смотреть. Забывая о том, что ткань их податлива и многомерна.
Забывая, что они нереальны.
И всё же разуму, столь чуткому, что способен контролировать, искажая, чужие сновидения, опасно забыватьcя, отправляясь в путь по течению неспешной реки собственных, оставляя их неподвластными. Он рискует быть подхваченным потоком и унесённым туда, куда не чаял попасть.
В этот тихий кабинет, окутанный лунной тенью, вплетающейся в нервные огоньки тонких свечей. И видел книгу и два девичьих лица, точно вылепленных из того же бледного мягкого холодного воска, и в глазах их плясало звёздное пламя. Одна из девушек была ему хорошо знакома, другую он видел лишь мельком, обе носили слизеринские цвета и обе пребывали в забавном замешательстве.
- Здравствуйте, профессор, - заговорила с ним почему-то незнакомая.
- Действительно, прехорошенькие, - задумчиво отозвался Фантен, разглядывая полуночниц, прищурившись и чуть откинув голову.
И замолчал, обдумывая своё положение, в частности вопрос, можно ли было считать, что у него есть голова, чтобы её откинуть, и глаза, чтобы прищурить их. Сказочник вздохнул, поднимая на уровень глаз ладонь - бесплотную, полупрозрачную, но вполне себе ладонь, во всём остальном точно такую же, какую он привык видеть.
- Занятно, - протянул он неопределённым тоном и вновь обратил глаза на девушек, - Здравствуйте, мадемуазель,* - а затем, выдержав паузу и приправив её неоднозначной улыбкой, добавил, - Потрудитесь-ка объясниться, любезные мои, если не хотите, чтоб я влез в ваши прехорошенькие головки и всё узнал сам.
Между делом он подумал о том, сохранилась ли его способность читать чужие разумы, не принадлежала ли она телу. И странный, детский почти страх удержал его от попытки попробовать, зашевелившись где-то под рёбрами неприятным мохнатым пауком.


*множественное число пишется иначе, чем единственное (во французском), а вот звучит практически так же. )

Отредактировано Celestin Malfoy de Fantin (14.08.2015 16:28:13)

+1

5

Дина шумно выдохнула, словно с воздухом из легких и тела выходила надежда на "забавное стечение обстоятельств". Разумеется слизеринка не верила, что такое вообще возможно, но ей отчего-то захотелось обмануться надеждой на более или менее счастливый исход вечера, однако, травилась она, по всему выходит, совершенно напрасно. Это и понимание, что с самого начала подозревал худшее, досадой жгло горло, словно волшебница прглотила пригоршню перченных бобов за один присест. Веллингтон перевела взгляд на однокурсницу и измучено улыбнулась: Аника, хоть и была гениальна по своему, вряд ли могла полностью оценить весь ужас ситуации. Да и Дина уже сомневалась.
- Восхитительно, - на вдохе устало произнесла она. Она наклонила голову вниз, массируя переносицу и прикрывая глаза, в то время как вторая рука, судорожно сжимавшая палочку, обнимала излишне костлявое девичье плечо. Прокатилась с пятки на носок, сделала шаг назад, нервно усмехнулась и подняла сапфировый взгляд на француза, решившего прояснить ситуацию. И это было забавно, поскольку самой ведьме казалось, что кто-кто, а Селестен, свободно странствующий по головам окружающих сознательно либо не очень, уж точно должен знать, какого низла здесь происходит. Но выходило иначе. Дина сощурилась, пытаясь заметить в дымке глаз оттенок хоть какой-либо эмоции, только это было фактически невозможно. Если до сегодняшнего момента профессор выдавал лишь удивление и расфокусированные улыбки, объяснения которым было найти крайне сложно, то потеряв телесность разгадать "улыбку Джаконды" стало и вовсе не возможно. Однако, где-то между его стеклярусных слов и наклона головы примерещилась слизеринке тонкая леска надежды, за которую она поспешила ухватиться, размачивая сухость во рту слюной.
- Попробуйте, - девушка пожала плечами и подошла к самой черте созданного ими круга, складывая руки на груди. Ей приходилось раньше видеть Селестена в состоянии иллюзорном - это должно было не многим отличаться от того, что сейчас предстало пред ними в пляске огней на изломе зимы. Но что-то не прекращало ей казаться совершенно не правильным, не достоверным, странным. И только подойдя почти вплотную Дина поняла, что уже никогда не сможет смотреть на призраков так, как прежде. Оказавшись лицом к лицу с их с Аникой колосальнейшим промахом, девушка поняла, что значит фраза "беззащитная душа". Взгляд её упал на очерченный круг и носок своего кеда, - это может оказаться единственным способом получить правильный ответ.
Меловая линия способна её привязать на веки вечные - до самого их выпуска из Хогвартса, если он вообще произойдет, этот выпуск. А стоит лишь шаркнуть ногой и всё может улетучиться. И далеко не факт, что обратно в тело Малфуа. Эта новость показалась ей новым мотком тонкой лески спасения, которую слизеринка поспешила обмотать вокруг запястья, словно поводок. Дина улыбнулась, отдавая весь яд этой мысли взгляду, который с самым невинным видом передала учителю.
- Однако есть шанс, что этого у Вас попросту не получится, - невзначай добавила она, - Например, сможете ли вы это сделать, если мы обе покнем чертоги сего кабинета? Совершим прогулку до вашей спальни, полюбопытствуем, как поживает ваше тело, а сюда уже никогда не вернемся. Как думаете, получится? Мы готовы предоставить вам этот шанс, верно, Аника?
И снова улыбка. На этот раз в знак отметки, что Тьме, периодически шептавшей на ушко слизеринке амиачные трели, очень бы понравилось увидеть Фантена в таком положении. Дина повернулась в пол оборота к Анике, вопросительно поднимая бровь. Согласна ли она с ней? Разве это имеет значение? Сейчас они по уши в котле с вязким дёгтем и выбраться из него можно лишь объединив усилия. Поднапрячься, раскачать чугунок и слететь с крючка, выкатываясь из кабинета.  Конкретно в их случае желательно было бы еще и прихватить по-пути  что-нибудь полезное. Иначе Веллингтон уже всерьез начинала подумывать о том, что Новака стоило бы просто убить.
Но и для этого нужен был труд коллективный.
- Не думаю, что это хорошая идея, профессор

Отредактировано Dinah Wellington (05.10.2015 01:58:13)

+1

6

[avatar]http://avatar.imgin.ru/images/384-6LizONHaCS.png[/avatar]
Ей не хватало смелости и наглости, что, кажется, были заложены в Дине Веллингтон на генном уровне. Ей не хватало сил раскрыть рта, чтобы поддержать подругу. Да что там, ей не хватало даже такта в обморок хлопнуться, словно кисейной барышне. Хотя за последнее стоило бы и поблагодарить кого-то свыше.
Свыше... Ани даже подняла взгляд в темневшее над их головами звездное небо, надеясь получить ответ хотя бы на один из мучивших её вопросов, да только небо было так же немо к их воззваниям, как чёртов древний инквизитор. Зато говорила Веллингтон. И говорила так, что Анику в дрожь бросило. Нет, последнее, чему она позволила бы случиться - это проникновение в её голову.
И тут, словно обухом по голове, ей вспомнились первые слова профессора. Он уже залез в её голову. Он уже попытался прочесть её мысли и воспоминания. Горячая волна злости поднялась из глубин сознания, ожесточая взгляд и заставляя сжать кулаки. Да, она не умеет вести себя так же спокойно, как Дина, разговаривая с человеком, которого боится. Но ведь и сама Аника что-то может. Может сказать или сделать. Прогнать морок. Повернуть вспять заклинание. На крайний случай разбить это чертово зеркало, чтобы достопочтенный профессор не смог больше цепляться за эту часть реальности.
Нас даже в комнате с ним не было. Нас никто не обвинит. Закрывать мысли. Стараться не думать. Может быть профессор не может пройти дальше тех мыслей, что переполняют голову юной слизеринки постоянно.
- Например, сможете ли вы это сделать, если мы обе покинем чертоги сего кабинета? Совершим прогулку до вашей спальни, полюбопытствуем, как поживает ваше тело, а сюда уже никогда не вернемся. Как думаете, получится? Мы готовы предоставить вам этот шанс, верно, Аника?
Аника как из под воды вынырнула, поняв, что последние несколько секунд она и не слушала Дину. Пойти в комнату к профессору? Вот уж точно плохая идея. Здесь мы хотя бы можем удержать его в пределах зеркала.
Глубокий вдох и улыбка, адресованная Дине, чтобы поддержать. Анике не следовало оставлять Дину единственной актрисой в этом спектакле, пошедшем не по сценарию с первой же ноты.
- Я думаю, профессор и так прекрасно понимает, что всё, происходящее здесь в данный момент, не в его власти. Стоит ли терять время в прогулках по школе, чтобы лишь доказать ему нашу правоту, - вскинуть подбородок, говорить спокойно, дышать ровно и смотреть в глаза. Вот только кому в глаза смотреть? Дине, которая и сама старается удержаться на плаву и не скатиться в панический страх? Или профессору де Фантену, один только образ которого заставляет Анику содрогаться о мысли о последствиях их сегодняшнего эксперимента? - Не знаю, как вы, но я всё ещё верю, что Хогвартс не путает карты тем, кто просит помощи, он лишь дает её тем образом, какой кажется ему самым верным. Поэтому, может быть, вы прекратите угрожать друг другу, и мы сможем перейти к делу? Да, мы ожидали увидеть иного человека в этом зеркале, но пришли вы, профессор. А значит и свои вопросы мы адресуем вам.
И не понять откуда взялась эта смелость. Или глупость. Аника смотрела прямо в глаза профессору и не дрожала. Впрочем, эффект был столь же недолгим, как не самая шикарная из речей, которая к тому же ничего не объясняла.
- Мистер Малфуа де Фантен, вы легилимент, вы должны знать ответ на этот вопрос. Возможно ли, не прибегая к заклятию контроля над телом, заставить человека сделать что-то? Или, вернее, заставить его поверить в навязанную ему истину? - Аника не собиралась объяснять или пускаться в путанные словарные путешествия, ей нужны были лишь ответы на конкретные вопросы. Но даже она, знакомая с профессором лишь отдаленно, понимала, что Фантен скорее всего попытается запутать их и вывести беседу в русло, нужное лишь ему. Оставалось надеяться, что вдвоем с Диной они сумеют ему противостоять.

Отредактировано Anica Campbell (01.03.2016 10:27:53)

+2

7

Многие люди, знающие Селестена де Фантена, и даже знающие его довольно близко, полагали, что он любит дёргать за ниточки и старается держать все их в своих руках. Он действительно предпочитал удерживать нити событий в собственных чутких пальцах, но манипулировал другими людьми скорее по привычке, неосознанной, подчиняясь бессознательным движениям своей некрасивой во многом, тёмной натуры. Когда же нити эти выскальзывали из его рук, он нервничал, хоть и крайне редко демонстрировал своё смятение окружающим.
В эту ночь, оказавшись призраком, нематериализованным сном, отражением в серебряном зеркале, он изначально не имел в руках ни одной нити из тех, что могли бы тянуться в осязаемую реальность. Он понял это, когда сам испугался собственного бессилия, и затем - когда Дина Веллингтон, точно в насмешку мир поменял их ролями, и она прочла его мысли, заговорила о том же. Ему не нравилось ощущение пустоты в руках, больше - что сами его руки ощущались пустотой, ещё больше - что хрупкая девочка с тёмным безумием в синих глазах, которая недавно едва ли не умирала на его руках, позволяет себе такой тон. Позволяет себе эти скользящие взгляды, нервные брови, пространные интонации, гнилые улыбки.
Напряжение не нашло отражения в его по-прежнему безмятежном лице, когда он предпринял наконец попытку вчитаться в сумрачные движения девичьих сознаний и понял, что это далеко не так легко, как наяву, точно, когда он сам стал призраком, и дар его сделался столь же призрачным, ухватить он мог лишь обрывки, кружащиеся на поверхности неосевшей пеной мыслей.
Угроза Дины отдавала металлическим холодом острого лезвия, но он не знал, понимает ли она сама подспудный смысл произнесённых слов, которые он ощутил ножом, прижатым к его шее. Она справедливо заметила, что тело его оставалось беззащитным, и никакой власти не было у него, чтобы остановить их, вздумай они перерезать ему горло. Дверей на ночь он не запирал, полагая - до сей поры справедливо - что бояться ему нечего, и осуществить угрозу было более чем просто, однако, в ней не было смысла, и это он тоже хорошо понимал. Что понимает вторая девушка - блондинка меланхолической бледности с большими больными глазами, - он вычислить не мог, а слова её только путали. Было ли то, что она отвергла зловещее предложение Дины знаком расположения в адрес Фантена, или она действительно не расслышала звяканья лезвий между иллюзорных строк?
Одно Фантен понимал более чем отчётливо: в нём не было желания помогать тем, кто просит о помощи таким вот способом. Он уловил в словах девушек что-то о том, что они призывали другого человека, но не заострял внимания на этом. Факт оставался фактом: в зеркале маячило именно его лицо. Угрожали ему. Нахальничали с ним. Указывали раз за разом на его беспомощность - опять же, ему.
- Я не угрожал вам, - отозвался француз, и в его голосе не было злости, но он стал ещё более призрачен и безжизнен, - если вы считаете, что чей-то визит в вашу голову навредит вам, мне остаётся лишь позавидовать вашим жизням: похоже, вы не знаете, что может нанести истинный вред. В ваших мыслях нет ничего уникального или ценного, ничего такого, что стоило бы прятать от других и чем стоило бы дорожить. Уверяю вас, содержимое абсолютного большинства голов различается между собой разве что на йоту.
Ему хотелось опереться локтем на стол и подпереть голову ладонью, но в распоряжении его не было ли локтя, ни стола, ни головы, ни ладони, и Селестен продолжал просто смотреть на своих тюремщиц, переводя прозрачный расфокусированный взгляд с одного девичьего лица на другое.
- Разумеется, возможно, - мертвенно улыбнулся он, останавливая глаза на блондинке, - И даже на мгновение не смейте подумать, что вам это под силу или что я скажу, как это сделать, или, тем более, что я сам сделаю это для вас, о ком бы ни шла речь.

+2

8

Образ профессора, а вернее внешний вид его, менялся каждую секунду, а быть может это лишь казалось юной провидице. Большую часть времени она старалась смотреть ему за плечо, на витиеватый узор зеркальной рамы, причудливый потолок или Анику, в конце-концов, но смотреть исключительно на призрачного преподавателя было испытанием чрезмерно сложным, для того, чтобы подвергать себя ему ежесекундно. Тем более когда радужка его глаз меняла свой цвет с каждым мановением девичьих ресниц, а смотреть не моргая было еще более глупым занятием. А может виной был страх, видоизменявший облик настоящей угрозы - если честно, Веллингтон это волновало еще меньше, чем популяция подкустовых соплежуев, опасно замершая перед чертой вымирания. Девушка нахмурилась, отмахиваясь от слов зельевара словно от надоедливых мух.
- Разумеется это не самое страшное, самое страшное с большим удовольствием нам могут продемонстрировать господа Керроу, однако, вы ведь не сторонник физической расправы, разве нет? Не от того ли на вас смотрят с такой опаской коллеги? - в вопросе была и завуалированная лесть, которую Дина решила преподнести в качестве подарка, позабыв, что дары французы были палкой о двух концах. Впрочем, возможно в этом и заключался один из заглавных жизненных парадоксов - стирай память, ни стирай, а подсознания всё равно запомнит выстеленную граблями тропинку и в очередной раз проложит через неё маршрут. А может быть всё дело было в этой самой внезапной амнезии? Веллингтон будучи ведьмой упрямой и любящей ясность не могла взять в толк, отчего каждый раз сталкиваясь с профессором глазами ей становилось беспричинно страшно и неловко, будто кто-то сахарной пудрой покрыл важное воспоминание, стоящее по хронологии перед её внезапным появлением в Больничном Крыле и пудры этой было так много, что глаза щипало, а расчистить руки не поднимались, приходилось идти напролом.
Девочка сделала шаг назад, оглядываясь на Анику и фактически признавая провал их дипломатической миссии, однако подруга, не будь дурой, сама это прекрасно понимала. Дина прикусила губу, выставляя ногу вперед покачиваясь так, словно хотела сейчас сделать шаг, но всё не решалась. Ситуация начинала напоминать стандартный фольклёрный квест всё точнее и точнее и слизеринка не удивилась бы, если в какой-то момент кто-нибудь из них стал бы говорить загадками сфинкса или былинным слогом.
- Знаете, проблема в том, что многое зависит не от нашего желания или чьего-то слова, - невесело подытожила девушка, вновь переводя взгляда на француза. Вот и делай после этого добрые дела, как же. Ну уж нет, пусть подобной дуростью и впредь занимаются гриффиндрцы, змеи под это не заточены, - профессор, не благородное это дело: по замкнутому кругу ходить. Проблема в том, что мы вызывали мертвого легилимента, а пришли вы и есть подозрение, что это не спроста. Я честно не знаю, что произошло с вашим величественным телом, а еще мы не Гренджер, которая заглотила пол школьной библиотеки... - тут она с сомнением посмотрела на Кембелл, ибо с той сталось бы и целиком её прожевать, но тогда дело их было действительно очень и очень плохо. Поморщившись от недовольства девушка продолжила, - но есть подозрение что всё это можно еще исправить, если мы поможем друг-другу - линии вероятности здесь на нашей стороне, да и Касиопея..впрочем, какая разница? Главное теперь действовать сообща, иначе начнут говорить, что не только должность преподавателя защиты от тёмных искусств в школе проклята. Не знаю, на сколько для вас это важно и важно ли вообще, только если вы не подскажите, как решить нашу проблему, нам нет смысла решать и вашу, хоть мы её и заварили. Совесть это последнее, на что ставит наш факультет.
Девушка почесала затылок и отступила, присаживаясь на уголок стола, за что бабушка её точно бы по головке не погладила, как и прочий свет аристократии. Веллингтон выдохнула, впиваясь в деревянную крышку пальцами, и пожала плечами, наконец признав всю безысходность сложившейся ситуации как для себя, так и для остальных действующих лиц.
- Более того, если вы нам не поможете, Хогвартс может вспомнить о том, как жарко было, в эпоху рассвета Инквизиции, - на самом деле вековые стены школы навряд ли бы смогли откликнуться на историю, обошедшую их стороной по территориальному признаку, только молодая ведьма отчего-то живо себе представила, как на поле для квиддича могли вспыхнуть костры охотников для ведьм тогда, и как это будет сейчас. Болезненно лицо Новака встало перед её глазами проклятым платком, который вечно подсовывали несчастной женщине всё её сознательное посмертие в одной магловской книжке. Или она писалась рукой волшебника? - и случится это очень скоро. Но если ваш ответ по-прежнему нет...Что ж, можем поговорить с вами о том, как варить жидкую смерть до самого рассвета, а потом нам с Аникой нужно будет на уроки и вас придется покинуть до новых встреч. Мне искренне жаль, но другого исхода, боюсь, не предвидится.
Возможно это было верхом отчаяния, но, по крайней мере, честностью было пропитано по-хлеще чем пражский торт коньяком.

Отредактировано Dinah Wellington (22.04.2016 14:11:51)

+1


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Неоконченные эпизоды » Нас книги обманут


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC