Hogwarts: Ultima Ratio

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Неоконченные эпизоды » кубок стоит поцелуя


кубок стоит поцелуя

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

- дата: 6 курс, за две недели до финального матча Слизерин - Гриффиндор, две недели абсурда и финальная развязка.
- место: Хогвартс
- участники: Дин и Дина.
- внешний вид: в постах участников.
- краткое описание: Финальная игра сезона не за горами и две команды усиленно готовятся к матчу. В ход идут самые разные приёмы: удастся ли охотнику одной команды влюбить в себя своего противника, чтобы тот поддался в ходе игры? А что если оба захотят одурачить половину Хогвартса и разыграть целую трагикомедию? Куда заведут их собственные игры?
- примечания:
полный театр абсурда, имевший место быть в жизни двух любителей троллинга.

+1

2

- Нет времени объяснять, Томас - улыбайся, - на голову молодого гриффиндорца свалился не снег в начале мая, но это не могло отменить желания отрыть рот шире да запустить мух по-больше. Дина, в какой-то степени, совершенно бесцеремонно опустила свою льняную меж самым краем стола и локтем волшебника после чего приземлилась на лавку напротив с привычной ей грациозностью человека, проглотившего швабру, но к этому за шесть лет сосуществования уже успели привыкнуть - она здесь была не единственная из аристократов и уж далеко не первая со Слизерина. Девушка наклонила голову в бок, причем сделала она это, кажется, под тяжестью каштановых волн совершенно,  и улыбнулась так, что в пору Дину было начать верить в Исуса, Шиву и пророка Мухамеда, а еще лучше, если во всех и сразу. Вот магглы говорят: увидеть Париж и умереть. Глупость несусветная, подождите с миром прощаться. Вот когда вы увидите на лице изумрудно-серебряного искреннюю теплую улыбку - проверьте температуру, есть вероятность, что у вас уже лихорадка. Веллингтон младшая сейчас улыбалась так, что новоиспеченного охотника впору было срочно госпитализировать, - прорицания, так полагаю?
Она кивнула в сторону выстроившихся рядом учебников и плавно подперла бледную щеку кулачком. Разумеется она спрашивала, даже не заглядывая в конспекты и не опуская сапфировых глаз на письмена переплета. Всё внимание холодной и неразговорчивой, по обыкновению своему, слизеринки было приковано к лицу Дина Томаса, мальчишки, ставшего причиной крупного спора. В любой другой ситуации Оливер бы свернула, найдя способ доходчиво объяснить "друзьям" насколько их идея глупа, но здесь, словно кость поперек горла, вставал один щекотливый нюанс. И дело было не в бесчеловечности, не в игре на чувствах или пренебрежении, нет.
Этот мальчик, вопросительно вскинувший брови и ожидавший от девчонки всё что угодно, хоть колоду взрыв-карт в рукаве мантии, которую та непременно запустит ему в лицо, он тоже поспорил. И Дина знала это так же ясно, как то, что кофейная гуща собирается в Грима предвещая смерть и то, что сегодня Слигхнорт давал очередной праздничный ужин для своего слизневого кружка пока еще живых гениев и передовиков министерских кабинетов - это знание рождало в её синих глазах лукавый огонёк, по заслуге многим способный показаться если не очередным оружием, так шпилькой обольщения. Нет ничего привлекательнее девушки, уверенной в себе и своём чувстве юмора, особенно в тот час, когда она готова разделить шутку, словно последнюю буханку фронтового хлеба, на двоих.
- Не возражаешь, я взгляну? Профессор Трелонни говорит, ты делаешь успехи, а я более чем уверена, что это очередная уловка, которую, бьюсь об заклад, придумал Поттер, - и с тем змеиное отродье было таково. Оливер потянулась вперед, но вместо того, что бы ухватиться за край пергамента, "совершенно случайно" задела руку Томаса. Когда тебе шестнадцать, достаточно лишь легкого касания запястья для того, чтобы вспыхнуть свеклой да отскочить на добрый ярд от девчонки, у которой "мозгошмыги в голове, чтоли?" Дин Томас был из крепкого десятка и потому лишь руку одернул, всем молчаливым видом давая понять, что настаивает на дистанции и сохранности паритета. Только вот незадача - обозначая границы он не взял в расчет выставленный капкан-сумку. Та, в свою очередь, не будучи семи подкладок волшебной, повиновалась закону тяготения и полетела на пол, и так как закрывать её никто не закрывал, то вместе всё содержимое " в брызгах" поспешило на обгон.
- Томас! - укорительно вскинула Дина, кошкой выгнувшись и отстраняясь от гриффиндорца, - хорошо, что твои родители не стекольщики! Собирай теперь, чего, stupefy поймал?!
И он, как истинный рыцарь и  умудренный дружбой с этой мисс " Я знаю всю про всех и сразу" Браун парень, не возразил и слова, логично рассудив, что сумку лучше вернуть и разговор исчерпан. Но, разумеется, как и любой мальчишка, он всё делал не так. Дина возвела горе очи, шумно прицокнув для пущего драмматизма.
- Гриффиндорцы -  сила есть ума не надо? - что-то хрустнуло и Дина испуганно округлила глаза, - ты раздавил четки?
Темный каштан мелькнул стремительной волной - слизеринка нырнула под стол  рядом с Томасом и ухватила его за запястье, заставляя обратить на себя внимание. Тут, разумеется, последнее понимание растворилось, как туман по полудню, но девушка вовремя шикнула, многозначительно поднимая бровь.
- Такими темпами ты пари не выиграешь и к следующему году. Подходи к совятне после шести, разговор есть, - она расцепила ладонь-браслет и ловко подхватила стопку тонких методичек, засовывая их в сумку и спешно поднимаясь на свет божий.
- Просто оскорбительно! - это уже говорилось не столько для волшебника, сколько для наблюдавших вокруг редких свидетелей столкновения, для которых всё представление, собственно, и строилось, - профессор попросила меня помочь, а тут такое вероломство! Вот и помогай после этого... кошкам. Ну, чего ты стоишь? Сумку отдай.
Дина и голоса не повысила, обращаясь ко льву, как к ребенку несуразному. А так как понять что-то действительно было сложно, то получалось всё более чем правдоподобно. Девушка перехватила широкий ремешок сумы и закатила глаза, обходя охотника и поправляя прическу в свойственной как ей, так и многим прочим аристократам естественно-непринужденной манере. Веллингтон оставляла Томаса в смешанных чувствах, которых сама, наверное, никогда не смогла бы толком понять. Но расставание это было не из долгих.

+1

3

- Да ты не сможешь! Да ты хоть одну девчонку за всю свою жизнь охмурил?! - истошные крики ирландца, сопровождаемые неконтролируемым фонтаном слюны преследовали темнокожего гриффиндорца на протяжении последних тридцати шести часов. И ладно бы говорил он что-то интересное или занятное, так нет же, талдычит одно и тоже, даже набор слов не старается поменять.
- Если ты такой мачо, мог бы и сам вызваться на эту роль. Я бы не обиделся, - постепенно удаляющиеся шаги оставляли Шимуса наедине с самим собой. Может тогда он наконец-то поймёт, почему именно Дин вызвался на эту роль.
Во-первых, у них с Веллингтон были неплохие взаимоотношения. Не то чтобы они каждый раз обнимались при встрече или созванивались на каникулах. Они как минимум не перекидывались презрительными взглядами и не подсыпали друг другу в сок дохлых пауков. Для отношений типа Гриффиндор - Слизерин, это можно было назвать дружбой.
Во-вторых, он не хотел, чтобы кто-нибудь из парней чем-то обидел слезиринку. Смешно сказать, но Томас, как местная мать Тереза, переживал за девчонку больше чем за своих (будь немного посообразительнее, наверняка бы понял, что Веллингтон может за себя постоять). Поэтому и вызвался на роль "мальчика-зайчика" в спектакле года. Всего-то нужно было влюбить в себя охотницу Слизерина за две недели до матча, а в самый ответственный момент в игре сделать так, чтобы она поддалась и случайно обронила квоффл. Раз так десять, на минуточку.
Святые кальсоны, ну кого я обманываю? Шимус прав, какой из меня соблазнитель? Я в этом деле едва ли до двоечки дотяну, - тихий вздох и пальцы, растирающие виски. Это тебе не за соплохвостами ухаживать, а за девушкой. Не мешает пораскинуть мозгами.
Томас решил присесть на деревянную скамью в Большом Зале и прочитать гороскоп, заботливо составленный Парвати на одном из уроков Прорицания. Так, так, так, в какой же день мне лучше всего начинать любовные похождения?..
Томас так увлекся, что абсолютно не заметил, как объект его спора материлизовался рядом и навел столько суеты, что только лишь после ухода Веллингтон из Зала, Дин смог задать один единственный вопрос: "А что это было?" Правда ответом ему была тишина, слизеринки к тому моменту и след простыл.
Пришла, специально задела меня, зная что я отстранюсь и опрокину сумку, завела разговор про спор, о котором никто не должен был знать...Ну, точно, ведьма! А главное, что она хотела сказать приглашением к совятне? Не избивать же они меня собрались всей Слизеринской командой? А может, она хочет помочь? - подумал Томас и улыбнулся своим же мыслям. Да, слизеринцы помогают гриффиндорцам выиграть кубок по квиддичу, его отец становится Министром Магии, а Турпин рожает ему четверых детей. Похоже на симптоматику шизофреника.
Гадать для чего Дина позвала гриффиндорца к совятне было бесполезно, поэтому дождавшись половины шестого, главный художник школы неспешно отправился к месту встречи. Был конец апреля, прохладный, но с теплым, греющим всё живое солнцем. Сумерки только-только начали опускаться на окрестности, давая светилу ещё несколько десятков минут, для прозаичного ухода в закат.

0

4

Дина переступала с ноги на ногу на пороге совятни и усердно дула на ладони, не столько от невиданного холода, сколько от самого обыкновенного "совершенно нечем заняться". Небольшое облачко пара обволакивало ладошки в полу-перчатках приятным теплом. Весна задалась на славу в тот год, только это не отменяло стандартного легкого похолодания наползавшего на замок каждый раз, как наступал вечер, а потом и ночь. Слизеринка не привыкла после захода солнца  разгуливать по прилежавшей к школе территории и от того ей казалось, что окружение разительно меняется с наступлением сумерек —  приходилось лишний раз щурится, чтобы убедиться что это не Томас спешит на встречу, а просто ель паршиво выглядит. Благо если гриффиндорцы не славились наличием ума, то в пунктуальности им практически нельзя было отказать. Пожалуй, не имей Веллингтон вышколенную привычку приходить на встречи немногим раньше запланированного, с ноги на ногу переступал бы сам Дин.
Ты всё-таки пришел, —  констатировала волшебница удивленно вскидывая бровь вверх. Если честно, она не имела малейшего понятия о том, как тонко юноша понимает намеки и насколько он готов поверить девчонке с змеиным гербом на груди. Парень с Рейвенко вряд ли бы сюда заявился не под непростительным заклятием, но ведь речь всё еще шла о Гриффиндоре. Дина одобрительно кивнула, — пойдем, ничего хорошего не произойдет, если нас заметят раньше времени.
Приподняв полы мантии, слизеринка вошла внутрь и первым делом огляделась по сторонам. Как человек, пришедший раньше назначенного часа, она прекрасно знала, что никого другого здесь попросту быть не может, но что-то она пока не слышала историй о том, что на ком-то пагубно сказалась излишняя осторожность. Они медленно поднялись на самый верх, толком не сказав друг-другу ни слова и, кажется, были вполне этим довольны — сейчас, прокручивая в голове дальнейшую кинопленку разговора, Веллингтон понимала, насколько перченная им выпала карта и как сложно будет серьезно говорить обо всём этом. В конце-концов, какой гадюкой некоторые её не полагали, молодая волшебница была девушкой, а им, знаете ли, не с руки объяснять мальчишкам такие вещи. Дина вытащила из кармана палочку и направила на узкий подоконник, заклинанием призывая исчезнуть грязь и клочья соломы, которые здесь были в явном изобилии. Девушка осторожно присела на край и бросила на Томаса долгий изучающий взгляд, сводя брови и прикидывая, с чего стоило бы начать. Видеть будушее это, конечно, в какой-то степени крайне удобно, но совершенно точно расхолаживает провидца — зная наперед то, что точно произойдет, ты постепенно теряешь навык связывать события уже свершенного и свершающегося, которые и станут твоим грядущим. Дар молчал, посчитав необходимым лишь бросить зацепку. Смотри, Дина-Грейс, не одна ты влетела в это приключение.
Я думаю, бессмысленно спрашивать, как вы додумались до такого пари, верно? Дураков на всех факультетах полно, — протянула она после значительной паузы и оборонительно сложила руки на груди. Всё-таки какое никакое, но преимущество у неё было — судя по выражению лица Томаса тот вовсе был не готов к подобным разговорам и, более того, навык общения с сомнительными личностями у него вовсе отсутствовал и если большинство дининых сокурсников это, несомненно, порадовало бы, то её всего-лишь успокоило. По-справедливости и её трудно было назвать хорошим оратором. Девушка облизнула ссохшиеся губы и кивнула, — у тебя есть хоть малейшее предположение, как нам обоим остаться в выигрыше? Если честно, мне не очень нравится идея веселить клоунов ни в изумрудном, ни в рубиновом.

+1

5

Ему было несколько неудобно рядом с Диной: эта неловкость происходила из того, что она уже всё знала и чувствовала себя обиженной. Человек, который вроде бы неплохо к ней относился - вдруг на неё поспорил. Любой бы на месте Веллингтон разобиделся и высказал всё, что думает о таком предателе. Но только не она, нет. Ведь так получилось, что и она поспорила на Дина, разве нет? Так почему виноватым чувствует себя он, а она лишь победно складывает руки на груди? Что за дурацкое чувство благородства и сострадания?
Они молча поднимаются по крутой винтовой лестнице совятни и Дин с опаской смотрит вниз: ему никогда особо не нравились подобные сооружения. Порой они казались ему бесконечными в своей длине, путанными и уводящими далеко от намеченной цели. Конечно, это была всего лишь лестница. Но как-то одна такая лестница, свернувшая не туда, устроила ему десятидневные отработки у профессора Снейпа. Считай - травма детства.
Два силуэта один женский, другой мужской отражаются на каменных стенах: всё выше и выше под самый купол, где они часто бывали с Джинни Уизли. Отправляли письма её родным, обсуждали прошедший день. В те времена, когда у них всё ещё было хорошо и беззаботно. Пока они оба не поняли, что их отношения похожи на стевию: вроде и сахар заменяют, но, а смысл?
Вот так и дошли они до самого верха. Дин остался подпирать стену возле прохода, а Дина уселась на подоконник, проницательно просверливая гриффиндорца глазами. Будто на месте зрачков находился рентгеновский аппарат.
— Я думаю, бессмысленно спрашивать, как вы додумались до такого пари, верно? Дураков на всех факультетах полно.
Томас ничего не ответил на этот выпад, однако немного нахмурился. Почему у него всегда выходило с девушками именно так? Они всё время отчитывали его и доказывали свою правоту. Неужели гриффиндорец настолько бесхребетный?
- Если честно, мне не очень нравится идея веселить клоунов ни в изумрудном, ни в рубиновом.

Дина бесспорно была права: ни один из них не заслуживал того, чтобы быть обманутым и брошенным ради кучки азартных подростков. И как прекрасно сложились обстоятельства, что это именно им выпала честь представлять свои факультете в подпольной битве за кубок. Уж они-то наверняка смогут договориться и одурачить весь замок!
Дин уже было хотел поделиться своими соображениями с Диной, сказать, что ни в коем случае не следует поддаваться на уговоры этих детей-переростков, но не успел: в совятне послышался гул шагов и эти шаги раздавались в начале лестницы.
Честно сказать, Дину не хотелось, чтобы его видели вместе со слизеринкой. И дело было далеко не в цвете формы, а скорее в самой Веллингтон. В том, что она была именно той, на кого Томас и спорил.
Стоит кому-то увидеть нас вдвоём, наедине и тут же разнесутся сплетни.
- С-с-той, сюда нельзя, - гриффиндорец не видел идущего и голос, обычно низкий и спокойный, сейчас напоминал испуганную девицу. - Филч покрасил ступеньки и велел мне следить, чтобы никто не поднимался, - срываясь на крик выдал гриффиндорец, и сам же стукнул себя по лбу. Ну что за ахинею он несёт?
- Дин, это ты? Что ты...Я поднимаюсь.
О, нет, нет, нет. Одной небольшой фразы хватило, чтобы высокий темнокожий юноша запаниковал и с округлыми глазами повернулся на Дину, будто ища у той помощи. Хотя, что она могла сделать?
- Джинни, стой! - испуганный крик прокатился куда-то вниз по лестнице и застыл на середине, утыкаясь в невысокую рыжеволосую девчонку, которую Томас сейчас хотел видеть меньше всего.
- Тебе, правда, сюда нельзя, я... - договорить Дин не успел. Чьи-то не сильные, но цепкие руки ухватились за гриффиндорский галстук, утягивая вниз. И только Томас согнулся чуть ли в двое, чужие губы прижались к его собственным, а глаза напротив, ловя ошарашенный взгляд, сузились в предупреждении: только дёрнись и будешь выпутываться из этого самостоятельно!

+1

6

Она не собиралась целовать Томаса, можете поверить на слово, однако, не хотела Веллингтон и того, чтобы кто-то встрял поперек их разговора, тем более если этот кто-то гриффиндорка. Ну конечно же, сейчас ведь на них посыпалась бы тысяча и еще восемьдесят один вопрос о том, чем они таким тут занимаются и почему, собственно, в такой компании? Ответов у слизеринки не было и что-то ей подсказывало, что Дин недалеко от неё в этом ушел, потому пришлось вспомнить неписаное правило о том, что отчаянные времена требуют отчаянных мер. От чего они только решили, что подобное способна была спонсировать студентка изумрудного факультета по-прежнему оставалось загадкой мироздания. Вот она и притянула его за галстук, инсценируя поцелуй для непрошеного рыжего зрителя. Тот, в свою очередь, отплатил за зрелище неуверенным "ой" и поспешно ретировался восвояси, напрочь забыв, отчего ей так сильно было нужно подниматься наверх. Как только дверь в совятню захлопнулась, девушка отстранилась от гриффиндорца, сделав шаг назад и удивленно пожимая плечами.
- Когда это вашего брата останавливали окрашенные ступеньки? Когда вообще Уизли останавливало чьё-то уединение? - Дина вопросительно вскинула бровь и примирительно выставила перед собой руки, однако это скорее всего был жест самообороны, нежели чем белый флаг. Заметив разительную перемену в лице Томаса слизеринка чуть челюсть на пол не уронила - да, выражение грубое, но как-никогда подходящее к действию, - подожди, ты чего так губами хлопаешь? Она что тебе нравится?
И тут она вспомнила, блуждающий по факультету смешок о львином романе, который выводил из себя младшего Уизли, чем и вызывал неподдельный восторг среди серпентария. Хлопнув себя по лбу, девушка сделала еще один шаг назад и поправила шарф, стараясь скрыть внезапно напавшую неловкость. Конечно, легко говорить, когда окружение наивно полагает, что с змеиной нашивкой тебе передается полный букет асоциальных качеств, только на деле ты ведь всё равно остаешься девочкой в самом рассвете нежного возраста, когда может быть и стыдно и неловко, а совесть не собирается затыкаться и подтачивает общую неуверенность в себе.
- Как бы то ни было... - пробубнила девочка, - нам это только на руку. Никто не разносит новости лучше, чем чумные совы, да шокированные девчонки. У меня к тебе предложение, Томас. Я хочу проучить этих придурков, показав, что никто не может диктовать романы и разбивать сердца, как семейный сервиз, на счастье. Мне очень бы хотелось увидеть, как перекосит лощенную физиономию Драко от ужаса и горечи, а тебе... А тебе это вообще может только на пользу пойти. Слышал когда-нибудь, что девчонку ничего не злит так сильно, как счастье бывшего ухажера? Понимаешь, к чему я клоню?
Если честно, сама Дина еще не до конца представляла, о чем именно говорит, но нужно было казаться уверенной и непоколебимой, чтобы чувство собственной правоты передалось другому и сагитировало на положительный исход. Веллингтон подняла сапфировый взгляд на сбитого с толку гриффиндорца и в холоде её глаз лишь на мгновение мелькнула тень неуверенной робости.
- Давай сорвем этим придуркам матч?

+1

7

Дин любил проказничать, однако в меру своих возможностей и сил. Он, конечно, нарушал школьные правила, но отвязным и беспринципным его назвать было никак нельзя. А тут такое предложение: взять и устроить всем нежданный сюрприз, объявив об их с Веллингтон отношениях.
И что, обниматься придется? И целоваться? И на свидания ходить? Нет, постойте, я не готов! Я слишком молод, чтобы пустить свою жизнь под откос таким бездарным образом! Где моя пожарная машинка? Виу-виу-виу...
Но никакой машинки с сигнальными огнями и громкой сиреной, конечно же, рядом не оказалось, поэтому следовало выкручиваться самому. Томас в чём-то даже разделял стремление слизеринки надавать этим пустоголовым ослам по ушам и дать им понять, что чужие жизни и чувства - не игрушка. В том, что подростки хоть что-то вынесут из всего этого, он сомневался, причём достаточно сильно, но попробовать стоило. Хотя бы потому, что они знатно повеселятся, разыгрывая всё это представление перед благодарной публикой.
- И что ты предлагаешь? Есть какие-то идеи?
Не то, чтобы Дин сам не мог ничего предложить, однако робел перед бойкой студенткой змеиного факультета, боясь показаться глупым и безмозглым. Почему-то перед ней ему хотелось предстать во всей своей красе, однако чем больше он думал об этом, тем более неловким и несуразным казался. В конце концов, ему надоело стоять столбом, боясь как-то неправильно пошевелиться, вздохнуть, потереть волосы или задумчиво почесать голову и гриффидорец ожил. В своей почти что неповторимой манере реагировать даже на самые незначительные изменения окружающей обстановки.
- Мы могли бы начать с завтрашнего утра. В Большом Зале за завтраком. Предлагаю, начать игру тебе. Так слизеринцы поверят, что победа уже у них в кармане и расслабятся, а гриффиндорцы начнут улю-лю-кать и делать неверные выводы, додумывая свою собственную историю. Главное, это придумать слаженный лейтмотив.  Можем говорить, что встретились вечером у Тёмного Озера, совершенно случайно и завели разговор. Думаю, на этом информации нашим весельчакам достаточно. Можешь загадочно улыбаться и краснеть. Ты умеешь краснеть?
Последний вопрос ничуть не был лишним, юноша сомневался, что такие, как Дина, могут испытывать чувства сродни стыду. Сам Томас владел этой эмоцией мастерски, ему-то всего и нужно было, что припомнить одну из своих неуклюжих выходок, фраз или неловких ситуаций, случавшихся повсеместно и вот уже тёмная кожа окрашивалась бардовыми красками. 
- Ну, что, тогда до завтра?
Ему было неловко прощаться с девушкой, ещё несколько секунд назад целовавшей его на глазах другой. Дин не знал как правильно себя вести, но потом решил, что любой другой на его месте тоже не знал бы что делать, а потому успокоился и быстро спустившись по крутым ступеням вышел из совятни, чтобы добравшись до гостиной Гриффиндора, заговорческим голосом сообщить собравшимся, что всё получилось и победа непременно будет за львами.
Его ничуть не напрягало то, что он фактически вступил в сговор с противником. Не задумывался он и о том, что Веллингтон просто могла схитрить и специально предложить ему такую сделку, а когда Дин станет менее осмотрительным вырвет победу из когтистых лап. Всё это было сейчас не особо-то и важно: ведь вся гостиная ликовала и строила планы, куда именно МакГонагалл поставит кубок по квиддичу, который они непременно ей принесут. А Дин лишь загадочно улыбался и ждал завтрашнего утра, чтобы продемонстрировать однокурссникам всю мощь их с охотницей Слизерина замысла.

+2


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Неоконченные эпизоды » кубок стоит поцелуя


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC