Hogwarts: Ultima Ratio

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Неоконченные эпизоды » running up that hill


running up that hill

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

- дата: 15 апреля 1998-ой
- место: окрестности Хогвартса
- участники: Alice Malfoy de Fantin & Fenrir Greyback
- внешний вид: будет раскрыт авторами
- краткое описание: не ложитесь на краю - придет серенький волчок и укусит за бочок. Все мы с вами знаем эту присказку с детства, не правда ли? Это конечно хорошо, это очень хорошо, но не достаточно. По-хорошему нужно еще помнить, что на окраине леса  шанс повстречать "волчка" экстремально велик. Особенно если у тебя слишком яркий лисий хвост.
- примечания: отставим политику и вспомним, что оборотни и анимаги, на самом деле, не так уж и непохожи

0

2

Час, когда рождается новый весенний день до отчаянного прекрасен и в этой красоте, как и во множестве других, есть неуловимый шарм, сотканный из многоголосия оттенков переживаний и ощущений. Для каждого данная комбинация индивидуальна и вряд ли вам когда-нибудь удасться найти не то что близнеца, но хотя бы дальнего родственника своей своего собственного набора, а если вам все-таки посчастливилось, то мой вам совет — сберегите этот момент в своем сердце так же надежно, как хранит свои секреты янтарь. Другой такой шанс вам вряд ли предоставиться.
Для Алисы весна пахла капелью и свеже отпечатанными книжными страницами, в ней отчетливо читался тонких аромат свежих цветов необъятными корзинами выброшенных на волю уличных торговок Парижа, холод мешался с ленностью набирающего силу солнца, а еще небо окрашивалось тонкой чешуёй молодых листьев у которых впереди было еще целых четыре-пять месяцев яркой жизни. Но утро, о, утро в эту пору казалось ведьме особенным втройне.
Лисица вдохнула полной грудью аромат сонного леса и зажмурилась, вытягиваясь по струнке от удовольствия.  Кристальная чистота и спокойствие царившие вокруг не заворачивали женщину в кокон, а наоборот, словно распутывали невидимые нити, сковавшие её несуществующей паутиной. Попавшие за шиворот капли росы с ветки не показались чем-то противным — напротив, щекоткой родных пальцев прошлись по позвоночнику, помогая окончательно стряхнуть с себя палантин сонной неги. Алиса открыла глаза и улыбнулась, окидывая взглядом разложившиеся у подножья холма просторы, всё еще скрытые утренним туманном.
Можно было сколько угодно говорить о том, что времена нынче не позволяли роскоши размениваться на мимолетные глупости, что в ожидании ужасной развязки даже природа становилась на сторону Тёмного Лорда, сгущая краски на низком небе и что-нибудь еще в этом духе, но лисица взяла с себя слово, что каждое новое утро в Запретном Лесу будет начинать с хорошей мысли. Что несмотря на определенные трудности, они смогли дождить до этого утра. Что солнце все еще поднимается над линией горизонта, что с каждым новым днём становится всё больше и больше тепла. Казалось бы, такие просты вещи, но когда ты стоишь на краю полного краха, какими волшебными они становятся! Маленькая нехитрая мантра, позволяющая остаться верным себе и помогающая не опустить руки.
Ведьма переступила с ноги на ногу, наклоняясь вперед, словно готовилась к забегу и, с разбегу прыгнула в таинственную неизвестность того, что скрывал туман у подножья. Она не покатилась кубарем со склона, не запуталась в пестром подоле юбки, мягкие подошвы осенних ботинок не коснулись скользкой земли — ничего этого не произошло. В молочное варево тумана нырнул огненный поплавок лисьего тела и это был еще один ритуал, помогавший Алис не сойти с ума.
Изящные лапы, словно облаченные в черный бархат высоких перчаток, бойко пружинили от коряг, вырисовывали причудливый зигзаг траектории, а привычка позволяла не сбавить темп своеобразной утренней пробежки и бежать без оглядки даже с закрытыми глазами. Лисица была уверена, что знает в этой части леса каждую тропу, каждый ручеек, пень и камень. С того момента, как ей пришлось покинуть успевшую полюбиться лавку на Кингс-Кросс времени прошло порядочно и ей предоставилась восхитительная возможность, чтобы облазить здесь всё вдоль и поперёк. Анимагическая форма развязывала руки и женщина успела пристраститься к иллюзорному ощущению свободы, которого так не хватало в последнии дни.
Она мчится на встречу ветру, не зная наверняка, куда он укажет сегодня: юго-западный или северо-восточный? Острые, аккуратные уши прижаты к макушке, а хвост бойко заметает следы. Один рывок, один прыжок и Алис перелетает над крутым оврагом, приземляясь в гору старых, оставшихся с осени листьев. Огибает коренастый дуб, пожалуй, один из немногих в этом лесу, поднимается в гору, бойко перебирая лапкам, чтобы потом спуститься вниз и бежать вдоль тонкого ручья к месту, где он становиться шире, туда, где скоро зацветут волшебные папоротники и на повалившихся валунах растет самый мягкий изумрудный мох. В влажный черный нос бьёт прохладный запах ключевой воды, который отражается в сознании переливом хрусталя.
Рыжая настолько уверена в задуманном, маршрут повторялся столько раз, что она и в жизнь бы не подумала, что больше не одна в самом тихом месте самого беспокойного леса. Оказывается, не только волшебница могла прикипеть сердцем к этому месту, не перевелись еще любители запретных красот. Списывать подобное со счетов было ошибкой. И как раз одной из тех, о которых стоило бы крепко пожалеть, раз уж не получилось предотвратить.
Неправда ли, Фенрир?

+1

3

Война приближалась. Он чувствовал это.
Чувствовал шерстью, собирающейся на загривке от порывов холодного, враждебного ветра, гулким свистом завывающего в уши: уходи, разрушитель, тебе здесь не рады. Чувствовал в земле, черными островами восходящей из-под снега и раскрывающей свое бездонное лоно в зловещем ожидании погребальных песнопений, и в огне, что горел теперь не теплым очагом на вечернем привале, а воинственным красным цветком, несущим погибель всему живому, всему естественному, не тронутому болезнью человеческого рода.

Он вонзал свои острые клыки в мясо и чувствовал вкус тлена, а снег вокруг него был пеплом, оседающим на грузных плечах. И даже у воды, у кристально-чистых ручейков, робко пробирающихся меж пластов талого льда, отчего-то был привкус тухлой рыбы, то тут, то там всплывающей кверху брюхом и взирающей единственным мутным глазом, в котором, как в хрустальном шаре, отражалась зловещая пустота, имя которой - смерть.

Сколько из них вернется обратно? Для скольких сегодняшнее полнолуние обречено стать последним?
Быть может, оно последнее даже для него самого.
С явлением луны Сивый перекинулся, и волей светил до грядущей битвы еще оставалось немного времени. Уже через каких-то пару недель эти тропы заполонят армии, а едва восходящие ростки беспощадно вытопчут сапоги десятков и сотен наемников.

Оборотень обратился к сияющему сакральным светом диску и завыл - отчаянно, протяжно - но в ответ не услышал ничего. Только тягостную, морозную тишину. Даже птицы как будто остерегались петь в этот час, отложив свои брачные трели до лучших времен. Редкие крики сов становились все тише и тише, пока не угасли совсем. Ткнув мордой в сугроб, волк задумчиво порыл его носом, а затем затрусил дальше, перебирая мохнатыми лапами по мокрому снегу. В предрассветном сумраке запретного леса он отчаянно искал хоть какое-то движение, чтобы почувствовать присутствие жизни, но лес молчал. Пока, наконец...

Яркое рыжее пятно мелькнуло в просвете меж скрючившихся ветвей голого кустарника - мелькнуло и так же быстро исчезло из виду. Оборотень замер, подергивая ушами, улавливая самый незначительный шорох.
Вот оно! Вперед, вперед, без промедления!
Сивый кинулся за звуком, словно кот за солнечным зайчиком, и тут же с наслаждением ощутил, как мышцы в его животном теле наливаются жаром. Лисица была прыткой, слишком прыткой, чтобы вот так просто за ней угнаться, но и он был быстр. Ведомый древнейшим животным инстинктом, оборотень выгнал ее на поляну, прочь от деревьев и нор, в которых можно было укрыться. Теперь он видел ее прямо перед собой и неустанно нагонял, двигаясь все быстрее, все увереннее. Расстояние сокращалось, оставалось лишь выбрать нужный момент, и...!
Один, последний прыжок. Когти оборотня сомкнулись, и он ощутил, как теплое юркое тельце выскользнуло из его хватки.

Грубо приземлившись на бок, Сивый откатился на спину, когда темные кроны над головой вдруг расступились, и перед вздором распростерлось небо. Сквозь туманную дымку просачивалась весенняя голубизна, а луна окончательно поблекла. Блуждая растерянным взором, он пытался найти ее, но не мог. Наступило утро, и оборотень провалился в белоснежное небытие, уступая власть над телом человеку.

+2


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Неоконченные эпизоды » running up that hill


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC