Hogwarts: Ultima Ratio

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Неоконченные эпизоды » В этом мире только я могу быть рядом с тобой вечно


В этом мире только я могу быть рядом с тобой вечно

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

- дата: 24 июня 1995 года
- место: поместье семьи Пиритс
- участники: Runar & Joanna Pyrites
- внешний вид: в первых постах
- краткое описание: Когда зверь, что крепко спал, пробудится в клетке твоей души и вырвется на свободу, я буду рядом с тобой. Когда мир покатится в тартарары, заваливая нас обломками и увлекая за собой, я буду рядом с тобой. И если кому-то хотя бы покажется, что нас можно разлучить, я покажу им, как сильно они ошибаются.
Рядом с тобой меня держит не дурацкий непреложный обет, но моё сердце, что привязано к твоему нитями, что никому не разорвать. Даже Тёмному Лорду.

+1

2

I let you see the parts of me
That weren't all that pretty
And with every touch you fixed them q

Приятные воспоминания, казалось, заполнили собой целый дом. Вот тут они впервые признались друг другу в чувствах, здесь разговаривали о сокровенном, а там, на пороге, Пиритс поцеловал свою уже жену в первый раз. Почти целый месяц он был счастлив как никогда в своей жизни. Обладая сокровищем, доступным только ему, Рунар будто бы смягчился, забросил все свои попытки найти "тот самый источник силы", вовремя возвращался со службы. Казалось, что вот оно, его прощение. Искупление всех грехов пришло к нему в виде молодой девушки, что на была младше ровно на шестнадцать лет. Довелось же полюбить человека, родившегося с тобой в один день.
И ничего не мешало молодоженам наслаждаться друг другом: впервые за много лет сотрудник министерства магии позволил себе вольность: двухнедельный отпуск. Две недели, будто один миг: годами в воспоминаниях, секундой перед глазами. Несколько дней во Франции, пара часов в Каталонии, неделя в Риме. Ему хотелось бросить весь мир к её ногам, но даже у Тёмного Лорда не получилось подчинить себе общество. Что уж говорить о заурядном волшебнике.
Волшебник осёкся: чего вдруг в его мысли  влез бывший Хозяин? Дни давно минувшего прошлого ярким всполохом пронеслись где-то рядом. Да, что не говори, а время было интригующее и захватывающее. Жизнь без войны, всё равно что сон: пройдет так, что даже и не вспомнишь что было. Но постоянное чувство опасности и этот азарт, при каждом столкновении с врагом. О, что за времена!
Много месяцев, да что уж там, много лет после исчезновения Лорда, Пиритс тосковал. Нельзя было просто так выйти на улицу и устроить дебош, в моду вошла добропорядочность и аристократичное отрицание своей причастности к какой либо деятельности связанного с Тем-Кого-Нельзя-Называть. Рунар принял правила этой игры, не без труда перестроившись и смирившись со спокойной жизнью министерского работника. Почти двенадцать лет Пиритс жил прошлым, периодически выбираясь на охоту и, увы, далеко не на диких кабанов. Но тут на горизонте наметились проблески новой жизни, та, что залечит раны постепенно отмирающей души. В лице юной мисс Новак, прелестной и невесомой, Рунар вдруг увидел своё освобождение от оков прошлой жизни. Девушку окольцевал, в фамильный особняк Пиритсов поселил, доверил всего себя, однако самая страшная тайна так и осталась не раскрытой. Страх непонимания и последующего одиночества не давал рту раскрыться.
Из воспоминаний волшебника вывело нестерпимое жжение на левой руке. Место, что почти пятнадцать лет не давало о себе знать, неожиданно напомнило о себе. Пиритс даже не успел понять, как выхватил из карманов мантии палочку и трансгрессировал. Всё что осталось после него в спальне: ещё горячая чашка чая и недочитанный Пророк. Свою супругу, выбравшуюся на вечернюю прогулку, он так и не дождался.

+2

3

Звезды опасны.
Если долго на них смотреть, начинаешь думать, что сможешь до них дотянуться,
и появляется чувство, будто твои желания исполнятся.

Иоанна любила звёзды. Казалось, если смотреть на них долго-долго, то сумеешь перенестись сознанием туда, в чернеющую над головой мглу, освещенную миллиардами светил. Иоанне нравилось сидеть на траве в одиночестве, слушая как за спиной тихо переступает копытами верный конь, и представлять себя юной разбойницей, несущейся навстречу приключениям. Нет, она не мечтала и не скучала по подобной жизни, просто это стало своего рода ритуалом перед встречей с любимым мужем. Порой она рассказывала ему о том, куда её завели собственные мысли, иногда она даже создавала небольшую иллюзию и становилась актрисой выдуманного театра. Рунар смеялся и говорил, что ей стоит начать писать книжки.
Рунар. Как много для неё было этом имени. Любви. Нежности. Тепла. Стоило ей произнести его имя, как сердце в груди начинало трепетать и сбиваться с ритма. Могла ли она предположить в ту, первую их встречу, что однажды её сердцу будет вторить его сердце? Конечно же нет. Иначе бы бедное влюбленное сердечко давно бы сошло с ума от этой нежности, и юная волшебница не дожила бы до этого дня.
Поднявшись с колен и отряхнув длинную юбку, Иоанна на мгновение засмотрелась на сверкающий камень в кольце на безымянном пальце и, счастливо улыбнувшись, подозвала коня и влетела в седло, тут же направив скакуна галопом в сторону замка. Всё к чертям! Мысли, мечты, образы. Всё это она с легкостью оставляла за спиной, отдавая всю себя одному лишь человеку. Иоанна и не заметила, как с заплетенных в косу волос сорвалась лента, позволяя им огненным потоком заструиться по плечам. И только остановившись во внутреннем дворе поместья, Иоанна пригладила непослушные локоны и неловко улыбнулась подоспевшему к ней домашнему эльфу. Он что-то бурчал о том, что хозяйка совсем не бережет коня и однажды ей это сторицей выйдет, но Иоанна лишь легонько щелкнула слугу по носу и направилась в дом. Ей не терпелось обнять мужа и узнать, как же прошел его день. В их истории роли не менялись, Иоанне так же нечего было рассказать о собственном времяпровождении без него, зато слушать Рунара девушка могла часами.
- На улице потрясающая погода, ты не находишь? - она распахнула двери спальни, рассчитывая тут же броситься в объятья мужа, но так и застыла на пороге. Пустота и тишина в комнате заставили Иоанну внутренне содрогнуться. Она бросила взгляд на часы, на мгновение решив, что по какой-то нелепой случайности  она перепутала время, но это было бесполезным: она знала и о том, что время правильное, и о том, что муж её уже вернулся с работы в министерстве. Она чувствовала, что Рунар был в этой комнате. Минуту назад или чуть больше, но он был здесь, в воздухе ещё висел аромат его туалетной воды, а на столе стояла чашка с чаем, от которого всё ещё шел пар. Но ни записки о том, куда он отправился, ни даже намёка, как долго он будет отсутствовать, в комнате не осталось. Иоанна прошла внутрь и кончиками пальцев прошлась по кромке чашки с чаем, словно та могла ей что-то рассказать. Иоанна не хотела придумывать лишнего и волноваться, но исчезнуть вот так, даже не предупредив её - было не в привычках Рунара. Девушка опустилась в кресло и сделала несколько глотков чая, заставляя себя успокоиться. Сердце сжималось от тревоги, но Иоанна заставила себя собраться и, выйдя из комнаты, вызвала к себе домашних эльфов.
- Не оставлял ли мистер Пиритс для меня какое-то сообщение перед уходом? - она и так знала ответ на этот вопрос, но не могла лишний раз не спросить. Эльфы лишь покачали головами и присели в поклоне, словно за такой ответ Иоанна могла ударить кого-нибудь из них. - Ясно. Идите. Ужин держать горячим. И сделайте мне горячую ванную.
Ни успокоительные травы, что предусмотрительные эльфы добавили в воду, ни ромашковый чай так и не успокоили девушку, но всё же, вернувшись в комнату, Иоанна почувствовала себя лучше. Она вновь забралась в кресло, теперь уже с ногами, укрылась теплым пледом, и левитировала себе одну из книг огромной библиотеки. Раз уж не получалось отвлечься от мыслей о муже, их стоило перекрыть чужими мирами. Так, она надеялась, время пролетит быстрее. И конечно же девушка не заметила, как легкий сон коснулся её ресниц, вырывая её из лап переживаний.

Примерный внешний вид на момент конца поста

https://pp.vk.me/c625627/v625627319/3974f/-J_GlWEf_kw.jpg

Отредактировано Joanna Pyrites (19.02.2016 12:41:19)

+1

4

- Добро пожаловать, Пожиратели Смерти, - ледяной голос холодил лучше любой кружки пива в Дырявом Котле. Голос, который на тринадцать лет укрылся в тени, возродился.
- Тринадцать лет минуло со дня нашей последней встречи. И всё же вы откликнулись на мой зов, будто это было вчера. Значит, Чёрная Метка нас по-прежнему объединяет?
Бледный мужчина, лицом больше походивший на змею, запрокинул лицо к небу и с шумом втянул воздух, словно пробовал воздух на вкус. Вероятно за столько лет он забыл, что значит обладать своим собственным телом.
- И я спрашиваю себя: почему эти волшебники не пришли на помощь хозяину, которому они клялись в верности?
Никто и не подумал тешить Лорда ответом. Все молчали, боясь даже шелохнуться, ожидая скорой расправы. Не исключением стал и Рунар: но его страх, липкой сеткой опоясывая всё тело, был иной природы. Не за себя он боялся в этот вечер, стоя на кладбище в длинном чёрном балахоне и маске на лице. Не за себя Пиритс переживал, когда Хозяин подходил к каждому из Пожирателей, что-то тихо шепча им на ухо. Не страх перед своей судьбой, а перед чужой, заставили его поцеловать костлявую руку с длинными желтыми ногтями и сухо кивнуть, когда самый могущественный волшебник современности произнес:
- Я рад, что ты здесь, Рунар. Нам ещё так много предстоит сделать.
Только после этого Пиритс, наконец-то, сумел выдохнуть. Тёмный Лорд был недоволен им, это вне сомнения. И Пожирателю придется вновь доказывать свою преданность Хозяину. Однако другого выбора у него всё равно не было: бежать и прятаться Рунар не желал, подвергать жену опасности тем более. Оставалось лишь примкнуть с самому сильному, составить ему хорошую партию в грядущей Войне. А то что Лорд намерен её развязать  - сомневаться не приходилось.
Пиритс сумел оглядеться: старинное кладбище, несколько десятков самых приближенных соратников и мальчик, мальчик который выжил. Гарри Поттера он, как и все присутствующие, знал не понаслышке. И если верить словам Лорда, то теперь власть, которую мальчик имел над тёмным магом, была поглощена им вместе с кровью самого Гарри. И если это действительно было правдой, то жизнь студента Хогвартса непременно должна была оборваться в самом скором будущем.
Многие присутствующие здесь также ненавидели мальчишку, как и сам Лорд. Было ли это коллективным помешательством или же желание угодить Хозяину? Если говорить о самом Пиритсе, то он не испытывал к Поттеру ровным счётом никаких эмоций. Сейчас перед ним стояла куда более сложная задача, чем волноваться за жизнь какого-то подростка. Но если говорить в общем: ему было абсолютно начихать на Гарри. Если бы ему приказали "убить", он бы убил, если бы отдали команду "фу", он бы и пальцем не тронул мальчишку. А вот Люциус, судя по его маниакальному взгляду, точно бы грохнул паренька. Если б не тонкая кишка, естественно.
- Ты умеешь сражаться на дуэли, Гарри Поттер?
Липкий и противный голос обволакивал всех присутствующих. Если и был в его жизни кто-то, кого он действительно боялся, то этот человек стоял сейчас здесь, на кладбище, собираясь победить давнего врага. И страх этот был отнюдь не беспричинный: как и многие здесь, Пиритс когда-то хотел обладать силой и могуществом, ставить людей на колени, вершить чьи-то судьбы. Хотя сам при этом не был властен над своей собственной. И теперь, когда кислород снова хотели перекрыть, он, познав некий вкус свободы, струсил. Будто пациент психиатрической лечебницы, вышедший на волю, а затем снова схвативший обострение и попавший в родные стены. Где все - это не те, кем кажутся. Где все - это каждый, кто желал бы убить тебя прямо здесь и сейчас, если бы это помогло им хоть чуть-чуть приблизиться к самому главному.
- Все прочь! Я сам убью его! Он мой, - дикие вопли человека, упускающего самую главную цель своей жизни.
Рунар наблюдает за Хозяином, за его плавными движениями, перекошенным лицом и животным, рвущим грудную клетку, криком. И постепенно понимает, что всё теперь не так, как было ещё час назад. И что, кажется, ему это нравится. Потому что  пациенты психологической лечебницы всегда возвращаются туда, где им самое место.

***

Дикий крик ещё несколько минут после эхом стоит в ушах, мешая сосредоточиться. Лорд раздосадован: они вместе упустили великолепную возможность и Поттеру удалось сбежать. А Хозяин не любил, когда его планы рушатся. Получили все: в кого-то полетело Круцио, кто-то отделался лёгким полётом в дерево, кто-то корчился на земле, захлебываясь собственными рвотными массами. Рунару повезло  - ему достался хоть и мощный, но всё же толчок, отбросивший на добрых десять-пятнадцать метров. И несколько секунд, проведённых на земле, помогли окончательно осознать, что всё вернулось. Хотел он этого или нет - не важно. Теперь вся прошлая жизнь: убийства, ночные налёты, крики маглов, сотни невинных смертей, пытки - всё это теперь вновь вернётся спустя долгих тринадцать лет. И не сказать, что за все эти годы Пиритс не убил ни единого человека, нет. Но теперь он просто так не сможет этого скрыть.
В округе раздавались хлопки: Пожиратели начали трангсрессировать, предпочитая не попадать под горячую руку - Рунар не стал исключением. Очутившись в собственном кабинете, он снял маску, скинул длинный балахон и быстрым шагом направился в спальню. Мужчина не любил тянуть с объяснениями, но в этот раз всё было немного сложнее.
Как сделать так, чтобы она поняла?
Резко толкнув дубовые двери, волшебник заметил жену, сидящую в кресле возле окна. Молодая девушка дремала, устав ждать супруга.
А ведь теперь ей часто придётся ложится одной.
Она была красива, Пиритс понял это ещё тогда, в их первую встречу в Польше. Пожиратель был глух к женской красоте, не реагируя на уловки заправских охотниц за мужьями. Но Иоанна поразила Рунара в самое сердце. С самого первого дня высокий норвежец был готов положить к ногам мисс Новак целый мир, а сейчас хотел требовать от неё невозможно. Чтобы она, узнав за кого действительно вышла замуж, не бросила, а осталась рядом.
Руки Рунара погладили молодую жену по распущенным темно-рыжим волосам и опустились на колени. Зарывшись головой в тёплый плед, уткнувшись носом в её левое бедро, мужчина пытался собраться с мыслями. Рука, растревоженная меткой, всё ещё саднила, подстёгивая к неминуемому.

Отредактировано Runar Pyrites (09.03.2016 12:59:35)

+1

5

I love him
Of that much I can be sure
I don't think I could endure
If I let him walk away
When I have so much to say…

Тревожный сон, сомкнувший глаза, уводил всё дальше от комнаты и реальности, рисуя перед Иоанной картины прошлой жизни и иллюзорные замки, в окнах которых то и дело мелькали чьи-то лица. Вот мелькнул десятилетний паренек, похожий на Луци, вот старая женщина раскрыла ставни и выкинула за окно замученный жизнью цветок, вот из-за занавесок послышался чуть жутковатый детский смех.
Иоанна шла по протоптанной дорожке и дрожала от холода. Никто не окликнул её, не спросил, почему она бродит по чужой земле. Больше того, её словно никто и не видел, а потому останавливаться и проверять собственные догадки не хотелось. Ей хватало и самого страха, что весь мир вокруг забыл о её существовании. И все же девушку не оставляло чувство, что где-то там, за очередным поворотом ее ждет единственный человек, что не смог бы забыть о ее существовании даже под действием странного заклятья.
- Рунар.
Было ли его прикосновение окончанием дурного сна или сон рассыпался на части от одного его приближения, Иоанна не знала. Только, словно цветок к солнцу, потянулась за его рукой, что еле коснулась рыжих локонов.
Она еще не открыла глаза, но уже самым сердцем чувствовала: что-то изменилось в муже. Дело было не в странном запахе, что шлейфом стелился за его спиной, и даже не в тихом вздохе, сорвавшемся с губ возлюбленного. Впервые в жизни Иоанна медлила в своем желании броситься в чужие объятия и все же приоткрыв глаза, с улыбкой провела кончиками пальцев по лбу мужчины, разглаживая хмурые морщинки.
- С каких пор тебя вызывают на работу в столь поздний час? - голос со сна напоминал шелест бумаги и только в середине фразы набрал силу, так что Иоанна не была уверена, понял ли Рунар её вопрос. Впрочем, было не важно, зачем и куда вызывали Рунара. Сейчас он был рядом с ней, а значит ничего плохого не случилось, и ее сон - лишь глупый сгусток неверных мыслей. И все же вспомнив пугающие пустые взгляды, Иоанна поморщилась. - Думаю, для начала тебе нужно принять ванную. А я прикажу эльфам подавать ужин на стол.
Девушка спустила ноги на пол и, еле заметно потянувшись, встала. Она уже собиралась вызвать кого-нибудь из домовых эльфов, когда поняла, что Рунар и с места не сдвинулся, оставшись сидеть у кресла.
- Рунар, что случилось? - в одно мгновение забылись и воспоминания о сне и мысли об ужине, Иоанна присела рядом с мужем и, взяв в ладони его лицо, заглянула в полные боли глаза. Её пугали и взгляд и то, каким притихшим после странного вызова стал её муж, но Иоанна не могла позволить панике закрасться в сознание. Кончиками пальцев она скользнула по чужой щеке и повела ладонь ниже, словно старалась снять усталость с чужих плеч и рук. И Иоанна никак не подозревала, что коснувшись чужого предплечья, вызовет такую бурную реакцию. Рунар подскочил на ноги так резко, что, не удержав равновесия, Иоанна повалилась в сторону, расширившимися от ужаса глазами глядя на любимого. Она никогда не боялась его, но сейчас Рунар выглядел так, словно следующее его слово должно стать приговором для девушки. И Иоанна молчала, глядя мужу прямо в глаза и ожидая, когда же он, наконец, развеет этот страх, что разрастался у неё в груди.

+1

6

Счастье - нелёгкое бремя,
Неблагодарная роль.
Ты подарила мне время,
Я причинил тебе боль.
Я Постелю Тебе Под Ноги Небо

Легкая тремоло тревожит нервные окончания пальцев, едва касающихся тонкой девичьей кожи. Сколько они уже знают? Несколько месяце, лет? Знают ли они друг друга хотя бы день?
Рунар верит, что да. Он со своей стороны изучил каждую частичку этого рыжего солнца, пьянящего своим одурительным светом, лишающим норвежца возможности ясно мыслить и сохранять хладнокровность. Подумать только, всё, что нужно было сделать дабы поближе подобраться к этому волшебнику - родиться полячкой, предварительно искупавшись в бочке с медью.
- Рунар.
Пять букв, два слога и десятки киловатт нежности - вот что мужчина слышал, стоило Иоанне назвать его имя. Он думал, что если бы у него были все богатства мира, то обязательно бы отдал их за неё. Пустился во все возможные крайности, лишь бы быть единственным, кому эта юная волшебница дарит улыбку. А теперь он вынужден просить её идти на жертвы. И единственное, в чём был уверен Пиритс, так это в необходимости удержать её рядом. Чем бы не пришлось расплатиться, как бы сильно не пришлось пожалеть потом, здесь и сейчас, после отвратительной и ужасающей правды, оголяющей дырку в обоях его души, Рунар не сможет отпустить жену. И не потому, что боится огласки. Один лишь взгляд в прошлое, в одиночество, безраздельно царившее в жизни работника Министерства ещё совсем недавно, заставляли сердце заходится в бешеном ритме в предчувствии неменуемоего.
Она точно уйдёт. Ты не сможешь удержать её. Нет в мире такой силой, способной понять тебя, Рунар. Очнись. Она не примет.
Внутренний контролёр сдался даже не попробовав. Но непонятно откуда взявшаяся частичка, возможно некогда бывшая полноценной душой, отказывалась угасать окончательно. Если её беспечный и тупоголовый хозяин не хочет, она сама поборется за право существовать в этом теле. Вот сейчас она возьмёт и скажет те самые слова, которые нужны, подберёт фразу, которая убедит, не оставит сомнений. Но чудо не происходит и слова застревают на середине.
Прохладная кожа девичьих пальцев, скользнувшая по мужски грубой и небритой щеке, дарила секундное успокоение. На мгновение мужчине показалось, что миссис Пиритс хочет отдернуть руку, на которой вот уже несколько месяцев носила фамильное кольцо его семьи. И Рунар, не выдержав, вскочил, задевая Иоанну если не рукой, то уж потоком энергии, повалившего тонкое тело куда-то в сторону, будто молодую осину во время бури.
Страх перед разговором отступает, сменяясь нежеланием напугать жену ещё больше. И сильные мужские руки, подхватывая рыжую девушку за талию, крепко смыкаются за её спиной, не позволяя упасть. Как когда-то давно, когда он обещал ей, что защитит от всего. От всего, кроме себя самого.
- Иоанна, - Рунар произносит имя жены на вдохе, будто ища у окружающего мира хоть какой-то поддержки и не находя её, выдыхает, захватывая вместе с воздухом ещё и буквы, медленно складывающиеся в слова. - Нам нужно поговорить.
И подумать смешно: человек, готовый убить человека, не моргнув и глазом, трепещет, словно лист на промозглом осеннем ветру. Да где это видано?
Но внутренний монолог гордыни и самоуважения не прибавляет уверенности. Пиритс ведь знает, что проблема не в том, что он не может ей соврать или делать вид, что всё хорошо. Проблема в том, что вернувшись за ней в Польшу, он выбрал её. И теперь, хотела этого Иоанна или нет, ей предстояло узнать, что за монстра она выбрала себе в мужья.
- И, боюсь, этот разговор тебе не понравится.
Взгляд скользит по непослушным жениным кудряшкам, спотыкаясь на каждом миллиметре. Куда угодно, только не в глаза. Ведь стоит ему увидеть в радужке своё отражение, как мысли о правильности задуманного, заведут Рунара в далекие топи. Такие же ядовитые, как в лесах Шотландии.

+1

7

Иоанна ловит капли чужой нежности с жадностью путника, застрявшего посреди пустыни и нашедшего последние капли воды в своем бурдюке. Ласковое прикосновение, когда Рунар держит её за руку, поднимая с пола. Кольцо рук, оплетающих стан девушки так, словно её никогда не отпустят ни на один миллиметр за этот круг. И её имя на выдохе, такое привычное сочетание звуков, пропитанных теплом и любовью, что Иоанна теряется в этой нежности. Она как можно ближе прижимается к мужу, словно собирается врасти в него, стать его частью, но ощущение, что между ними двумя вдруг выросла стена, не проходит.
- Нам нужно поговорить. - что может быть хуже подобной фразы, после которой ломаются даже тщательно продуманные и выверенные диалоги. Иоанна хмурится не в силах справится с дрожью в теле и сердцем, кажется, решившим проломить грудную клетку. Если Рунар и не слышит сейчас, как громко оно бьется, сквозь тонкую ткань, разделяющую их тела, он должен чувствовать каждый удар. Иоанна поднимает взгляд, стараясь заглянуть в чужие глаза, но Рунар, вместо того, чтобы ответить ей улыбкой, скользит взглядом то ли по её волосам, то ли стенам за спиной. Может быть Рунар держит Иоанну в своих объятиях, но вместе с тем мужчина стоит в сотне шагов от неё, не давая сделать ни шагу ближе. В голове Иоанны сотнями носятся мысли о том, что может стать предметом их разговора, и каждая отметается в стороны как недостаточная для подобного поведения, пока в голове не остается одной единственной ужасающей мысли: Рунар узнал об обмане, что преследовал семью Новаковых с самого рождения девочки. Она не чистокровная. Она не та, за кого себя выдавала. И теперь ей придется в очередной раз поплатиться за ошибку отца, потеряв собственное счастье.
- Говори. - ей до ужаса хочется оттянуть момент разговора, но изводить и себя и мужа слишком мучительно, так что еле справившись с голосом, Иоанна чуть отодвигается от мужа, стараясь всё же перехватить его взгляд, и сухо шепчет свое согласие. Ей больно и страшно. Пусть она не чистокровная, пусть в её жилах течет эта чертова кровь маглов, то насколько отстраненным ведет себя Рунар ломает её. Неужели её статус так важен, что мужчине, поклявшемся всегда быть с ней рядом, противно ей в глаза заглянуть?
- Рунар, прекрати! Прекрати мучить меня своим молчанием! Что происходит? Что я сделала не так, раз ты в мою сторону и взглянуть боишься? - девушка вырывается из чужих объятий и падает на кресло, закрыв лицо руками. Тело сотрясается от беззвучных рыданий, и кажется, что слёзы, текущие по лицу, оставят после себя ужасающие ожоги, но остановится она не в силах. Молчание мужа хуже любой пытки. Уж лучше выдержать боль от Круцио, чем изводить себя мыслями о том, что Рунар больше не любит её.

+1


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Неоконченные эпизоды » В этом мире только я могу быть рядом с тобой вечно


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC