Hogwarts: Ultima Ratio

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Неоконченные эпизоды » Не ешь меня, серый ветер


Не ешь меня, серый ветер

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

- дата: 26 ноября 1995 года
- место:  Дом на площади Гриммо, 12
- участники: Dante Young, Remus Lupin
- внешний вид: Ремус: будет позже

Dante: мантия в стиле боро (который англичане принимают за обыкновенный пэчворк), купленная в Японии. При переодевании меняется на кожаную куртку, шерстяной плащ и т.д.

http://s3.uploads.ru/M2XYW.jpg
берет:
http://6url.ru/epxw

- краткое описание:
Когда старший брат нашёл Дориана в Техасе, казалось, что самое страшное позади. Хозяин фермы, не подозревающий, что именно его гость изрядно уменьшил поголовье стада, помог Дориану оправиться и залечить свои раны, а Данте ведь наверняка знает, как лечить эту жуткую болезнь с мерзким названием "ликантропия". Он же волшебник!
Но фокусник - не колдомедик, да и в больнице святого Мунго никогда не жаловали оборотней. Полнолуние уже близко, и Данте в поисках помощи отправляется к единственному, кто может ему рассказать, что к чему. Однако скоро спасать нужно будет не только Дориана. Феникс расправляет крылья, в которых ценно каждое перо.
- примечания:

для вдохновения

уходит зима - остается трава и слякоть,
уходит эпоха - останется боль из снов.
пятнадцатый серый волк надевает пальто и шляпу,
выходит в сырую ночь.

звенят провода, и устало летят приказы,
как точки-тире, замирающие в груди:
всем тем, кто хоть раз был замечен в какой-то сказке,
готовность номер один.

не то чтобы мир содрогался до основанья,
а просто - посыпались камешки под горой.
пятнадцатый серый волк повстречается с другом Ваней
у выхода из метро.

они обменяются знающими кивками,
и рядом пойдут, к кольцевой, а потом и в лес,
в игре, где есть ножницы, листик бумаги, камень, -
выигрывает обрез.

лес, город хранящий, войною истерзан, порван,
враги наступают, и лес уступает тьме.
у волка рычанье рождается где-то в глубинах горла,
Иван обнажает меч.

напарники знают: они не одни в отряде,
есть бурый медведь, есть пилот-истребитель Карл,
здесь каждый мышонок - боец, под ледовой гладью
в засаде молчит река.

враги наступают, все больше идет навстречу,
мы держимся лишь на одном, за последний шанс:
за то, что все сказки бессмертны и бесконечны,
как их душа.

на третий день волк упадет - и не встанет больше,
и шерсть будет алой от крови (чужой - и нет),
Иван вспомнит "курва" и "мать", хоть и не был в Польше,
и сплюнет на грязный снег.

на пятый - Иван, оставаясь в кругу последним,
срывает чеку... лес дрожит, но стоит.
с утра
шестнадцатый серый волк просыпается, сбросив пледы,
он знает - ему пора.

малыш, засыпай, пусть рассвет будет ясный, ранний,
не бойся отныне ни боли, ни темноты,
ведь это же сказка - а в сказках не умирают,
ни я, ни ты.
© wolfox

Отредактировано Dante Young (10.12.2015 10:34:21)

+2

2

      Попробуй Данте попасть в этот дом двадцать лет назад, он выслушал бы столько нелицеприятных эпитетов в свой адрес, что хватило бы на два балаганных представления. В общем-то и сейчас, если не соблюдать полнейшую тишину, мог проснуться портрет мамаши Сириуса, как бишь её зовут, Валторна? У Дэна была плохая память на зубодробильные имена волшебников, поэтому большинство их он заменял кличками, вроде того же Лунатика или Бродяги. С последним Янг общался намного больше (потому что сам был прирождённым скитальцем), но сейчас ему нужна была информация из первых рук. Единственным оборотнем, который мог проконсультировать кукольника, был Ремус Люпин.
      Состояние Дориана ухудшалось и, когда брат заговорил о том, что когда-то совершила Анита, фокусник понял, что пора переходить к решительным действиям. Дэн сходил в больницу Святого Мунго, но там ему отказали в помощи, сказав привести пациента лично, что он сделать не мог по нескольким причинам. Во-первых, Дориан пока отказывался выходить из комнаты на втором этаже "Кабаньей Головы", так как считал себя угрозой для окружающих. Во-вторых, Данте не был уверен, что колдомедики окажут помощь магглу - ведь укус мерзкой твари не наделил Дориана способностью пользоваться волшебной палочкой. Наконец, Данте не хотел, чтобы его брата преследовали шовинисты, считающие, что оборотней нужно держать в резервациях, а то и вовсе отправлять в Азкабан без суда и следствия. Вполне вероятно, что Дэн просто наткнулся не на ту привет-ведьму, но искать другую не стал, смирившись, что этот путь закрыт.
      Сорвиголова не знал в школе о болезни Лунатика, думая, что это прозвище парень получил просто благодаря своей мечтательности и задумчивости, но слухи, заставившие преподавателя Защиты от Тёмных Искусств отказаться в прошлом году от должности, дошли и до фокусника. В Ордене Феникса было не принято акцентировать внимание на болезни Люпина, однако Дэн был готов зайти за рамки тактичности, чтобы помочь брату. Да и не славились никогда ирландцы деликатностью.
      Дэн с удовольствием назначил бы Лунатику встречу без обиняков, не ходя вокруг да около и предупредив, о чём пойдёт речь, но птицу могли перехватить, поэтому пришлось просить Ремуса лишь о том, чтобы тот уделил бывшему однокурснику несколько часов драгоценного времени. Когда Янг зашёл в гостиную, которая могла бы служить антуражем для какой-нибудь страшилки, Люпин уже сидел в кресле возле разожжённого камина. Дэн пристроился напротив, надеясь, что сотоварищ предупредит его, если из жутковатого шкафа за спиной выползет паук или чего похуже.
      - Спасибо, что согласился на разговор, - улыбнувшись, поблагодарил Дэн, как учила бабуля. Наверняка у Ремуса и своих проблем по горло, судя по обрывочным сведениям, что Янг услышал от его подруги Тонкс, - надеюсь, что не задержу тебя надолго, - фокусник машинально погладил пальцами золотую змею на тёмно-серой обивке. Если дизайнеру этой комнаты поставили задачу создать второй вариант слизеринской гостиной (в которой маглорожденный никогда не был), то справился он с ней на "превосходно". На вкус хаффлпаффца, интерьеру не хватало ярких цветов, но для тяжёлых бесед она подходила как нельзя лучше.

+1

3

Дикая усталость буквально ломавшая плечевые кости упала невидимым, но ощутимым грузом. Пара свежих гематом по всему телу, несколько неопасных, но от этого не менее болючих ссадин и ран  на лице. Довольно опрометчиво было выходить из укрытия средь бела дня - что только заставило волшебника подумать, что оборотни, наконец-то, выказали своё расположение? Из-за этой оплошности придется несколько дней прятаться и зализывать раны, иначе в следующую встречу местное кладбище увидит на одного мёртвого оборотня больше.
Старые ранения, будто вторя ещё непокрытым корочкой, напомнили о себе вдвое сильнее обычного. Мужчина измождённого вида с грязными, запекшимися от пота и крови, волосами лежал где-то за сотни километром от родного дома, едва дыша от усталости.
Нет, это никуда не годится. Не таким я представлял свой конец, - громкий хлопок и болезненное приземление на жесткий пол. Этот дом никогда не был особо приветлив с Ремусом. Но всё же он любил это место: единственный друг, последний оплот воспоминаний, немногий из тех, кто заставлял улыбнуться и с радостью, а не печалью вспомнить прошлое, был сейчас здесь и, кажется, вместе с вечно хлопотавшей миссис Уизли, бежал к нему.
- О, Ремус, - Люпин знал, что трансгрессировать на площадь Гриммо 12 было более чем опрометчиво, сам когда-то установив это правило, оборотень был первым кто его и нарушил. Но предчувствие, ни разу не подводившее волшебника, говорило о правильности содеянного. Умирать было ещё рано, возможно, он сгодится на куда более великие свершения.
Несколько дней под чутким взглядом миссис Уизли, крепкой настойки боярышника, анекдотов Сириуса, вычитываемых в магловских газетах  и вот Лунатик уже мог самостоятельно вставать с постели и передвигаться по дому. Единственное, что напоминало о недавнем происшествии - несколько усилившаяся хромота и пара не затянувшихся порезов с левой стороны лица. Во время незапланированного отдыха Ремусу стоило решить что делать дальше. В ту стаю оборотней, которую он так долго выслеживал, лучше было не соваться. В следующий раз волшебнику могло повезти куда меньше.
- Спасибо, Молли, -тарелка с глазуньей и парой кусочков бекона с силой шлёпнулась перед Ремусом. Сириуса видно не было, что наводило на мысль об очередной ссоре между хозяином и миссис Уизли. Обычно в такие моменты Люпин старался разговорить давнюю подругу, но в этот раз промолчал. В конце концов, эти двое должны сами понять, что так продолжаться не может.
Вскоре женщина покинула столовую, оставив бывшего преподавателя ЗОТИ в одиночестве. На целую минуту дом по адресу площадь Гриммо 12 опустился в хрупкую тишину. Поверьте, минута тишины для него - целая вечность. И будто подтверждая свою же теорему, Лунатик закончил эту минуту отодвиганием тяжелого дубового стула. Этажом выше сразу заголосила миссис Блэк и стало как-то легче. Людям, привыкшим к этому дому с его шумом и суетой, очень трудно было смирится с отсутствием оных.
Часы над камином показывали час после полудни. Лунатик сидел на диване, кутаясь в свою старенькую, но теплую чёрную мантию и не отрываясь смотрел на разожженный камин. Его неподвижность была почти скульптурной, если бы не редкие взмахи ресниц и чуть приподнимавшиеся при каждом вдохе плечи. Он был сосредоточен, думая о чём-то своём и когда к нему обратился не громкий, но уверенный голос - немного растерялся, выныривая из воспоминаний. В ожидании Данте, оборотень слишком увлёкся своими мыслями.
- Если меня и задержит что-то, то точно не разговор со старым приятелем. Скорее, никак не желающие затягиваться раны, - взмах рукой куда-то в сторону. Ремусу нельзя ни с кем обсуждать свои походы, кроме как с Дамблдором. Тот уже сам решает, что стоит сообщать Ордену.
- Мне могло показаться, но твоя записка была более чем интригующей, - взмахом палочки Ремус добавил несколько поленьев в камин. - Я имею в виду то, что буквы прыгали туда-сюда, пришлось их усмирять. Что так беспокоит тебя?
Оборотень вновь спрятал холодные руки под мантию, но ничто уже не могло их согреть. Ремус мысленно представил перед собой календарь, знающий наизусть лет с пяти. Да, всё верно, через неделю наступит полнолуние.

+1

4

- Прости, старая привычка, - улыбнулся Дэн, который время от времени переходил на зеркальный почерк там, где это не требовалось. Хорошо, что Люпин догадался, как прочесть послание. «Мог ведь не заморачиваться, наверняка своих забот по горло». На лице гриффиндорца были заметны воспалённые царапины. Сам Данте предпочитал избегать физических столкновений, понимая, что человека его комплекции сломают, словно гапит куклы театра теней.
Но раны бывают разными, и раны кукольника тоже ещё не затянулись полностью, а одна кровоточила вовсю. Если Данте не сможет помочь брату,  жизнь Дориана будет не лучше жизни инвалида. «Пусть у Лунатика нет работы и семьи, но он как-то выживает, причём не просто существует, а борется. Значит, способ есть».
- Я вернулся в Англию не только из-за возрождения Того-Кого-Нельзя-Называть, - признался Дэн, - Хмури отправил мне сову, мол, требуется помощь, а я ответил, что сам от неё не отказался бы, - фокусник взял из вазочки печенье, машинально прокрутил его в пальцах, будто монетку для розыгрыша, и отправил в рот. Готовила ли Молли его с использованием волшебной палочки или без, но удержаться и не попробовать выпечку было невозможно. Заодно Дэн собрался с мыслями, зная за собой склонность уходить от основной темы.
- Ты наверняка помнишь Дорри, - Лунатик не бывал у них дома, но в музыкальном кафе, принадлежащем Янгам, бывал, - когда мы разорились, он уехал в Америку. Думал, там удача ему улыбнётся, но попал в такую переделку, что мне пришлось его разыскивать по всему Техасу и везти обратно. Дориан совсем растерян, и я тоже, если честно, - словоохотливый фокусник не умолкал, но и никак не мог перейти к самой сути, - он долго жил один в лесу, не понимая, что происходит. Я примерно в курсе, но я, хоть и получил у Слагхорна "выше ожидаемого", понятия не имею, какое зелье нужно в этом случае. Аптеки за мой счёт и так озолотились, не говоря уже о шарлатанах, которые предлагали мне "панацею". Я потратил все свои сбережения, разве что не продал трейлер, чтобы вылечить его, но всё бесполезно, - Дэн стукнул кулаком о подлокотник, будто Эйдан, - каждый месяц это повторяется, и ему всё тяжелее переносить превращение. До сих пор Дориан убивал только животных, но он боится, что нападёт на человека и заразит ликантропией и его, - страшный диагноз сорвался в итоге с губ ирландца, придавая смысл его беспорядочной тираде. В камине раздался треск, похожий на щёлканье печатной машинки, будто сам огонь поставил точку в признании Данте.

+2

5

Их было мало, тех, кто хотел защищать своё завтра от тьмы и её приспешников. Их было мало, но ведь не количество определяет исход битвы. Индивид - как ячейка общего, вот что важно! И каждый из тех немногих, кто поддерживал и состоял в Ордене, был весомой и значимой единицей в этой битве за свободу и возможность выбирать. Выбирать настоящее, будущее, любимых.
Ремус же хоть и был одним из самых активных членов Ордена Феникса выбирать не мог. Ни свое будущее, ни возлюбленных, ни даже где провести полнолуние. Всё это было отнято давным-давно, и даже если сам волшебник не хотел в этом признаваться, то помимо борьбы с абстрактным понятиям зла, он имел своей целью отмщение. Не только себя, но десяток других людей, обращённых против своей воли.
Как часто нам трудно произнести самое главное, те слова, что камнем лежат на сердце. Пытаясь подобрать верный слог, мы спотыкаемся, начинаем вновь, подыскиваем правильные выражения, постоянно извиняясь и продолжая, превращая действо в замкнутый круг. Мы тратим драгоценное время, силясь объяснить волнующее нас разными словами, избегая самых главных. Но что же в это время делать собеседникам? Догадываться и доходить своим умом? А потом мы жалуемся на то, что нас неправильно поняли.
Но Ремус был не из этого числа: он прекрасно понимал то, что хотел донести до него Данте. Где-то в самом начале сбившейся речи он уловил саму суть - брат школьного приятеля в серьёзной беде. Но беда эта заключалась не в самой ликантропии, о, нет. Всё было куда тоньше: рядом не оказалось людей, способных объяснить, поддержать, направить на истинный путь. И Данте хоть и был братом, оборотнем, к великой радости многих, не являлся.
- Как давно это случилось?
Только что обращенных лучше сразу же приучать к своей новой ипостаси, иначе потом, они будто Маугли: забудут свой настоящий род. К примеру, Сивый. Его сложно назвать человеком, от человеческого в нём только кожа да прямохождение. Никому Ремус бы не пожелал его участи. Если оборотничество это проклятье, то жизнь Фенрира и вовсе не поддаётся описанию. Не такой участи заслуживает Дориан Янг.
- Данте, послушай, - внимательный взгляд в сторону фокусника. Янг всегда напоминал ему Сириуса, Эйдан же больше походил на Джеймса. Порой, он по доброму завидовал этим четверым. У каждого из них был самый близких друг на Земле. У Ремуса хоть и были Блэк с Поттером, он всё же уступал обоим во взаимоотношениях друг с другом. - Лекарства от этого не существует.
Люпин оторвался от созерцания хаффлпаффца, вновь обернувшись к огню. Если Данте пришел сегодня сюда, то точно не потому, что ему не с кем было обсудить эту проблему. Оборотень не афишировал свою особенность, но многим в Ордене она была известна. Что ж, видимо старому приятелю тоже, что расстраивало, но не обескураживало. В конце концов, прожив столько лет наедине с полнолунием, он почти свыкся со своей участью.
- Или ты думаешь, что будь оно, я бы им не воспользовался?
Тихий вопрос, заданный скорее себе, чем куда-то в пустоту. Ремус не просил ответа или сочувствия, всё это было ему не нужно. Отдав столько лет своей лохматой болезни, стал бы он счастливее, лишившись того, что дало ему так много?

+2

6

- Месяца три назад, - Янг прикинул, сколько недель прошло с тех пор, как они с братом вернулись из Техаса. Затем он припомнил, как долго Дорри провалялся в отключке, и прибавил период, в течение которого, по словам фермера, койоты задирали его коров. Сам Дориан с трудом ориентировался во времени, так как вся жизнь с момента укуса для него слилась в единый бесконечный кошмар. Порой, возвращаясь в гостиницу, Данте вынужден был отвечать на вопросы, почему его не было несколько дней, хотя отсутствовал не более суток. Задавая Дориану тот же вопрос, что сейчас ему задал Ремус, Дэн получал разные ответы, но служба разведчиком в Ордене Феникса помогла ему установить истину.
- Это имеет значение? Болезнь прогрессирует? - кукольник был далёк от колдомедицины и, как любого дилетанта, его пугала неизвестность. К тому же, дом на площади Гриммо был словно создан для того, чтобы сообщать плохие новости. Сами стены его, хранившие немало тёмных тайн, нашёптывали их на пределе слуха. Некоторые не единожды предлагали перенести штаб в другое место, но пока заговорщикам было не до капризов. На новое убежище пришлось бы снова накладывать защитные заклинания, которые не всем были под силу.  К сожалению, защититься можно не от всего.
- Я знаю, - отозвался Данте в ответ на предупреждение Ремуса, - но я не готов сказать брату об этом, пока у меня нет ничего на замену. Это его единственная надежда. Если её отобрать, останется одно отчаяние. Может случиться непоправимое, - похожее на выброшенную марионетку изломанное тело; растекающееся по серой брусчатке багровое пятно; спешащие мимо и показывающие пальцами прохожие... Данте поймал воспоминание, изгнав его на задворки сознания.
- Когда ты заразился, что помогло бороться? Что убедило, что дальнейшая жизнь имеет смысл? - самому фокуснику трудно было даже допустить обратное. Какие бы невзгоды на него ни обрушивались, волшебник находил силы двигаться дальше. До сих пор Данте казалось, что брат разделяет его мнение, но сейчас Дориан держался на последних запасах оптимизма. Данте, как мог, передавал ему уверенность в завтрашнем дне, однако она плохо усваивалась без дополнительных оснований.

+1

7

Ремус внимательно слушал Данте и, пытаясь сохранить серьёзность, хмурил брови ещё больше обычного. Послушать школьного товарища, так у Дориана не ликантропия, а чума! Что хуже сам Люпин не знал, но в конечно счёте выходило так, что с оборотничеством хотя бы можно было жить. А там уже каждый сам должен выбирать, что было бы лучше: чёрная смерть или лохматая жизнь.
Он понимал, точнее, старался понять ту обеспокоенность, которую сейчас переживал Янг, тот страх неопределенности и боязнь разочаровать брата. Осознавать свою бесполезность, в тот момент, когда близкому человеку очень нужна наша помощь - высшая мера наказания свыше. Единственное, чем брат действительно мог помочь - это всегда быть рядом, давая понять, что мир не отвернулся от укушенного. Мир по-прежнему здесь, совсем близко. Стоит только руку протянуть.
- Я не хочу тебя обнадеживать.
Люпин старался говорить мягко, но отчего-то слова обличались в жесткую, едва ли не колючую оболочку. Возможно, они чувствовали, что собеседник нуждается в эмоциональной встряске. Хотели заставить Данте наконец осознать: "Перестань бежать от очевидного. Он уже болен, этого не исправишь. Не стоит ловить Синюю Птицу за хвост. Помоги ему принять себя таким, каким  он стал."
Волшебник приподнялся с дивана, всё ещё чувствуя обжигающий пальцы холод. Даже близость камина не спасала от предвестников полнолуния, но Ремус никак не хотел расставаться с мнимой надеждой на то, что пламя сможет согреть заледеневшие конечности. Наверняка, тем же самым занимался и Данте: верил в то, что никогда уже не случится.
- Единственное, что помогло мне тогда: вера моих близких. Если бы не отец и мать, которые всеми силами оберегали меня, если бы не Дамблдор, который видел во мне не оборотня, а человека, если бы не они - я бы не смог принять себя.
Член Ордена Феникса оторвал взгляд от каминной решетки и приподнял подбородок вверх, глазами цепляясь за отражение в зеркале. Кого он видел там? Ремуса Люпина, сына волшебника и маггла или оборотня, порождение Сивого? Или же в одном теле соединились две сущности, по праву носившие имя волшебника? Этого Лунатик сказать не мог. Спустя столько лет человеческое и волчье боролись в нём, с переменным успехом то уступая, то завоёвывая новые территории. Иногда воцарялось перемирие, но эти моменты были настолько мимолётны, что Люпин едва успевал их уловить.
- Всё, что ты можешь сделать - оказать Дориану поддержку, которая даст ему понять, что он не один. Вам будет сложно: не всякий оборотень, а он, если ты до сих пор не можешь смириться с этим, всё же оборотень, подпустит к себе другого человека. Даже если этот человек - его брат.
Правая рука, окончательно уставшая бороться за ощущения тепла в пальцах, нырнула в складку мантии. Загрубевшая кожа нащупала небольшой пузырек, с которым Ремус не расставался вот уже несколько десятков лет. Луна никогда не давала забыть о себе, но страх остаться без этой маленькой палочки, проложившей мост из волчьего мира в мир людей, превышал все ожидания. Казалось, отними этот стеклянный сосуд, и Лунатик заплачет, точно ребёнок.
- Есть один способ немного облегчить жизнь твоего брата. Насколько ты хорош в зельеварении, Данте?

Отредактировано Remus Lupin (05.05.2016 02:09:55)

+1

8

- Ты не боялся, что причинишь вред кому-то из близких, что так верят в тебя? - это была основная загвоздка. Как вызволить из душевной пропасти того, кто сам не хочет, чтобы его освободили? Как не допустить, чтобы в психушку не попал тот, кто считает, что ему там самое место?  Это всё равно, что вытащить кота из ящика с узким отверстием, - я не буду винить брата ни в чём, даже если он покалечит меня, - заявил Данте,  - и не устаю убеждать его в этом. Я знаю, что оборотни себя не осознают во время превращений, хотя однажды мне показалось, что Дори вспомнил, кто он, и пришёл в себя, а в следующий миг был снова зверем, -  энергично жестикулирующий фокусник вдруг застыл, отправившись в путешествие по своей памяти, и не сразу вернулся.  Данте сморгнул и продолжил:
- Он меня не слушает и просит посадить его на цепь или напоить Сонным зельем на время полнолуния. Я и с животным бы так не поступил, не то, что с родным братом, - Данте осёкся.  Они ни разу не обсуждали с тех пор, как их родители поженились, то, что по крови, в сущности, являются чужими людьми. Но недавно, когда волшебник в сотый раз повторил, что не бросит его, что бы ни случилось, Дориан отрезал: "Ты ведь мне даже не брат!". Если бы он отгрыз Данте руку, было бы не так больно.
- У меня сердце разрывается из-за того, что я не могу до него достучаться и прекратить панику. При этом я не в состоянии постоянно быть рядом, - с досадой пожаловался разведчик, - не сейчас, когда у Ордена Феникса каждая волшебная палочка на счету. Главное не попасться в лапы Комиссии по учёту маггловских выродков, - для этого Янг регулярно менял место дислокации трейлера. То, что он долго не жил в Соединённом Королевстве, играло на руку: не так много людей могли его опознать и уж тем более свидетельствовать, что Янг не являлся чистокровным.
- Я ведь ирландец, - напомнил Данте, - и вырос на бабушкиных сказках о Лайгнеде Файлиде и вервольфах Оссори*, так что мне не понадобилось много времени чтобы, как ты выражаешься, "смириться". В отличие от английских, в наших легендах оборотни скорее защитники людям, чем враги. Эйдан рассказывал, что в древности существовали целые отряды luchthonn**, которые охраняли деревни. Не знаю, выдумка ли это, возможно, существовал какой-то способ контролировать ликантропию, который сейчас утерян, - Данте показалось, что эта информация навела Ремуса на мысль, и гриффиндорец огорошил собеседника неожиданным вопросом.
- Если я скажу, что всегда ищу альтернативу зелью среди заклинаний и пользуюсь ими только в том случае, когда нет иных вариантов, это будет исчёрпывающий ответ?

*

*Лайгнед Файлид - король-оборотень, правитель одного из  королевств раннесредневековой Ирландии
**luchthonn (букв. «волчьи шкуры")

0

9

- Я...- Ремус задумывался, погружаясь в воспоминания давно минувшего прошлого. Боялся ли он причинить своим близким вред? Он тогда был совсем мальчиком. Превращения хоть и были болезненными, но вторая сущность была также мала, как и человек, на время уступавший место волку. При желании его могли убить даже без помощи волшебства - таким слабым он был. Но с каждым годом становилось всё труднее сдерживаться, и Луна превратилась в сущее проклятье. - Просил запирать меня в подвале.
- Наверное, труднее участи оборотня могут быть только жизни близких, искренни желающих помочь. Я никогда не был по ту сторону, Данте. Но могу немного облегчитьсудьбу твоего брата.
Ремус сел, вытаскивая руку из складок мантии и тихо опуская на невысокий кофейный столик маленьких размеров бутылёк.
- Когда я рос, это зелье ещё не было изобретено. Хотел я того или нет, но каждое полнолуние Зверь выбирался наружу. Но теперь зельеварение продвинулось далеко вперёд. Принимая этот отвар за неделю до полнолуния, оборотень сохраняет разум. При нём остается лишь внешнее обличье волка.
Пальцы мужчины бережно огладили тонкие стенки пузырька. Сколько ночей он пережил благодаря ему. Сколько ещё раз будет лежать, в оцепенении поглядывая на отдаленный спутник, затерянный в прохладных недрах космоса.
- В этом пузырьке вся моя жизнь.
Оборотень вдруг резко дернулся и поспешно открыл бутылёк, точно позабыв о чём-то важном. Пара глотков отвратительного на вкус и запах зелья достигли желудка за считанные секунды. На мгновение волшебнику даже показалось, что неприятный холод сейчас и вовсе покинет тело. Но нет: зелье, сохраняя разум в целости, никак не влияло на другие атрибуты превращения.
- Что ж, теперь, тебе придется привыкнуть. Это зелье, называемое Волчьим противоядием или Аконитовым зельем, единственное, что может помочь Дориану. Единственный его минус - сложная рецептура, которая требует точнейшего соблюдения. Один неверный шаг и вместо живого оборотня можно получить мёртвого. Я сам спустя столько лет и то совершаю осечки. Впрочем, среди наших общих знакомых есть один человек, который мастерски справляется с подобными вещами. Профессор Снейп оказывает мне большую любезность, снабжая меня противоядием высшего сорта.
Взгляд Ремуса неспешно перетёк на затылок Данте. В школе они с Эйданом были также непоседливы, как и Сириус с Джеймсом. Велика вероятность, что Северус, помня многое и ничего не забывая, не согласиться помогать бывшему студенту.
- Я могу отдать тебе несколько бутыльков из своих личных запасов.

+1


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Неоконченные эпизоды » Не ешь меня, серый ветер


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC