Hogwarts: Ultima Ratio

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Неоконченные эпизоды » Две недели в сухом остатке


Две недели в сухом остатке

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://s7.favim.com/orig/150728/Favim.com-3021567.jpg
- дата: август 1979 года
- место: Ирландия, деревня Адэр
- участники: Dante Young, Alisa Lefevre, возможно Aedán Lonergan
- внешний вид: будет в первых постах
- краткое описание: Лето в деревне - детская мечта. Природа надевает свой самый роскошный наряд: солнце палит вовсю, а луга усыпаны цветами, деревья клонят отяжелевшие ветви к земле. Француженка приехала к ирландцу в гости и должна непременно выяснить: кто быстрее добежит до поворота дороги, выше залезет на дерево или отважится провести ночь рядом с пугалом?

- примечания:

Однажды ты разбежишься - и прыгнешь с мыса
прямо в небо,
высокое, чернее чернил.
И все, что будет иметь хоть какой-то смысл -
это те, кого ты любил.

Тебя проведут в общественную приёмную
самого главного,
попросят заполнить анкету,
например: почему разошлись? - будешь мяться:
мол, все при нём, но я
так не любила, как он шумно грызет конфеты.

С этим?
Ну, тоже какая-то малозначительная ерунда.
И в сухом остатке
выпадут две или три недели,
(может быть, месяца, а у некоторых это года),
когда ты был счастлив -
понимаешь? -
на самом деле.

И когда ты шагнешь за грань
со звоном рухнувшего стекла,
и тебе откроется выход в другие Вселенные,
все, что тебе останется, - это любовь,
которая у тебя была,
больше ничего не будет
иметь значения.

© Лемерт /Анна Долгарева/

Отредактировано Dante Young (14.12.2015 15:51:02)

+2

2

Нет волшебства прекраснее того, что творит матушка природа - Алис была уверена в этом больше, чем просто твердо, однако первая поездка за границу стерла эту лже аксиому в такой мелкий песок, что яичный порошок в сравнении с ним казался морской солью. Истинное волшебство начиналось там, где руку прикладывали лишенные права волшебных палочек маглы так искренне любящие жизнь, что даже закостенелый циник не смел бы усомниться в подлинности чувств. Люди эти умудрялись найти забытый язык тех заклинаний, что сплетал их быт с замыслами природы в изысканной лозе и дыхание молодой Лефевр буквально замирало с каждым новым встреченном на пути доме, местном жителе, повороте не туда. Она даже не шла, она почти летела и если бы волшебнице была доступна тонкая наука левитации то тайна миллионов магов и чародеев была бы разоблачена тем милым фермером или вот той очаровательной молочницей - Лисице приходилось впиваться пальцами в карман жилетки, чуть ли не оттягивая её по самое не могу, и это всего-лишь для того, чтобы не подпрыгнуть от довольства.
     Девушка шла, оглядываясь по сторонам с таким интересом, что могла бы показаться милой пожилой леди на той синей лавочке откровенной бескультурной нахалкой, однако здесь, в Адэр, все было пропитано августовским солнцем, добродушной сонливостью и пониманием так явно и единственное, что получала юная Алис в ответ на своё неуёмное любопытство - лишь встречную тихую заинтересованность в яркой чужестранке. Только это пока ждало и не грозилось перелиться через край, а вот желание англоязычной француженки поскорее найти нужный дом кололо подушечки пальцев сотней иголочек и требовало скорейшего завершения компании, естественно с условием безоговорочного триумфа, но нужно было еще немного потерпеть - Данте говорил, что от растрескавшейся под гнетом солнца некогда красной колонки, гордо реющей над изумрудной травой, до их фермы рукой подать, а рыжая только секунду назад набирала у неё полные пригоршни холодной ключевой воды. Маленькая остановка и снова в путь, теперь уже чуть ускоряя темп, ступая с не слишком крутого холма вниз, к полю и призывно чернеющей соломенной крыше.
Данте не раз приглашал её в гости, но Алис отказывалась, краснея раз за разом. Летом их общение доверялось почтовым открыткам, которые молодые волшебники отправляли с завидной регулярностью и раз в месяц одна из них гарантировано посвящалась предложению приехать хотя бы на недельку - если бы Лефевр держала бы их отдельно от остальных то объемная стопка несомненно впечатлила бы и побудила к действию. А так всё и случилось, в конце-концов.
    Месяц работы в кафе, две недели помощи в лавке их соседу флористу, накопленные сбережения - она с прошлого рождества отказалась тратить причитавшиеся ей карманные - и родительское благословение - и вот Алис уже садиться в поезд, не написав другу ни строчки. Во внутреннем кармане её дорожной жилетки его первая открытка с обратным адресом успевшая изрядно потрепаться, за что волшебнице немного не ловко, но он ведь не узнает, а она как вернется обязательно положит её под стекло, честное гриффиндорское. И если честно, это уже совершенно не важно, ведь перед чайным взглядом Алис уже раскинулись скромные, но совершенно не вероятные для француженки владения Янгов, а значит для чепуховых рассуждений уж нет и места.
    Она осторожно толкает калитку - Данте рассказывал, они почти никогда её не закрывают - и на плечи рыжей осыпается снежный ворох соцветий черёмухи сорванный резким порывом ветра. Девушка вжимает голову в плечи и улыбается, щурясь и пытаясь понять, куда ей дальше. Её потрепанный старый чемоданчик за спиной, а сердце колотиться так, словно либо вот-вот и вовсе затихнет, или из груди выскочит. Очень хочется верить, что они отнесутся с пониманием к такому сюрпризу, но в подкорку въедается это позорное и бестактное " а вдруг". Лисица нервно отряхивается, оставив большую часть цветов на себе, и делает три рванных шага вперед, чтобы в следующее мгновение замереть - входная дверь сказочного домика отворяется и на солнечный свет высовывается бледное незнакомое личико, в котором она признает Дориана. Алис совершенно очаровательнейшим образом шаркает ножкой, выводя полу-балетное "па" и машет молодому человеку ладонью, оставив рукоять чемодан в точно такой же, но взмокшей от липкого волнения.
    - Здравствуй, - только и успевает сказать она, как озадаченный паренек сводит брови и громогласно возвещает на весь двор, заставляя рыжую звонко рассмеяться и раскраснеться:
    - ДАААААААНТЕ К ТЕБЕ ДЕВЧОООООНКА
     Вот так она впервые и приехала к Янгам в самом разгаре их последнего августа, именно так.

внешние даные

кофейный твидовый жилет и в тон ему бриджи, бежевые чулки и черные балетки, волосы заплетены в косу, но совершенно нахальнейшим образом из неё выбиваются, веснушек больше привычного и взгляд такой счастливый-счастливый

Отредактировано Alice Malfoy de Fantin (19.12.2015 00:28:25)

+4

3

Воздух тянулся, точно патока. Данте уже давно проснулся, но из-за того, что Адэр была погружена в летнюю истому, чувствовал себя так, будто до сих пор лежал в постели. Жара не была изнуряющей, но всё охватила расслабленная атмосфера, словно в замке спящей красавицы. Жужжание пчёл с пасеки соседа усыпляло не хуже колыбельной. Чтобы окончательно не превратиться в увитого плющом стражника, Данте с ленцой возился с фигуркой Малефисент, напевая под нос "однажды во сне".
Большинство учеников Хогвартса сетовали, что вне школы нельзя пользоваться волшебной палочкой, но Данте мог найти себе миллион занятий, не требующих магии. Для всего, что Данте планировал, обычно лишь трех месяцев не хватало. К тому же, это был единственный в году период, когда он мог общаться с Дорианом, родителями и бабушкой, по которым очень скучал в остальные сезоны. Это, разумеется, не означало, что летом Данте не скучал по школьным друзьям, хотя и поддерживал с ними переписку. Эйдан, слава Мерлину, был рядом, так что Сорвиголова продолжала генерировать наполеоновские планы, теперь повергая в шок не преподавателей, а земляков.
Но в такую погоду не тянуло на подвиги, и Данте занимался тем, что получалось почти машинально - вырезал игрушки. Оглушительный крик брата подействовал, как будильник. Рука сорвалась, лезвие дёрнулось, и запястье обвила красная нить. Порез был неглубоким, так что обошлось без капель крови на дереве. Данте облегчённо выдохнул и отложил заготовку в сторону.
- Алис? - прощебетала канарейка, сидевшая на одной из жёрдочек, специально вмонтированных в нескольких местах комнаты.
- Нет, не может быть, - отозвался Янг на птичьем языке, - она бы предупредила. К тому же, она ещё ни разу не согласилась навестить меня.
В комнату заглянула бабушка и оглядела внука с головы до ног. Осмотр её по всем признакам не удовлетворил.
- Ты собираешься полуголым принимать гостей? - поинтересовалась бабушка, скептически обозревая джинсовые шорты до колена, заляпанные краской до такой степени, что исходный голубой цвет угадывался не без труда, - она там вырядилась чуть ли не как во дворец, или куда там одеваются волшебники, а тебе лень майку натянуть, стыдобище.
- Родители Алис - такие же маглы, как... - начал объяснять юноша, но его перебили.
- При всём уважении, Дэн, твоя мускулатура не поражает воображение,  - встрял папа, выглядывая из-за плеча бабушки.
- С чего вы взяли, что она ко мне, - отмахнулся Данте, пытаясь отыскать в художественном беспорядке аналог рубашки. "Почему, когда облачаешься в лучший костюм, словно франт,не единого знакомого не встретишь, а стоит оказаться в неглаженном, рваном или грязном, так прям паломничество начинается?"
- Дориан что-то перепутал, наверное, - буркнул Данте, отбрасывая в сторону шикарный плащ со звёздами, который, увы, сейчас был неуместен, и продолжил поиски.
- Она рыжая, -  уточнил отец.
- Очень редкий цвет, - понимающе покивал Данте, - особенно в нашей стране.
- Ладно тебе, - фыркнула мама, - ты ж её так описывал, у меня дырка вот здесь, - она постучала по виску согнутым пальцем. Дориан влетел в дом впереди Алис, выпаливая:
- Мам, а где она будет спать? У нас же мало места и нету свободных кроватей? Вместе с Данте или со мной? - прежде, чем Дориан ляпнул ещё что-то, покрасневший Данте отвесил ему подзатыльник.
- Если хочешь стать певцом, следи за тем, что слетает у тебя с языка, - беззлобно посоветовал Данте. В ответ брат показал ему вышеупомянутый орган, который стоило держать за зубами.
- Может, кто-то устроится в доме на дереве? - предложил Рудольф, - хоть какая-то польза с тех пор, как Дэн его соорудил.
- Отличная идея! - Данте был готов провалиться под землю от одолевавшей молодого человека неловкости и сразу ухватился за повод скрыться от своего любимого, но порой излишне разговорчивого семейства, которые даже не дали девушке вздохнуть. Судя по опыту, они бы не дали ей сказать ни слова ещё четверть часа, как минимум - пойдём, покажу, - об этой конструкции Янг вкратце рассказывал подруге, но воочию Алис её не видела - даже на фотографии.
Данте схватил Алис за руку, другой подхватил чемодан, и как можно быстрее зашагал в сторону рощи, которая располагалась в паре минут ходьбы от дома. Только там он остановился, отставив чемодан в сторону и стиснул гриффиндорку в объятиях, чуть не задушив
- Ты всё-таки приехала! - Дориан, прятавшийся за клёном, сделал губки уточкой и закатил глаза, на что Данте украдкой показал ему кулак, - вот так сюрприз!

+2

4

Лисица не знала почему именно, но та неловкость, которой полыхала аура Данте, казалась ей приятной. Она заставляла улыбаться шире и то подниматься на носки, то вновь опускаться на пятки и не могла свести отвести от лица друга глаз. Это был момент особой магии, в простонародье называющийся обширным термином "счастье" — он особым палантином укрывал волшебников от происходящего вокруг, обращая цвета, голоса и запахи окружения в масляный этюд импрессиониста. Алисе тогда показалось, что этот момент она запомнит навсегда и, забегая многим вперед, именно так и произошло: по-летнему до приятности прохладный тёмный деревянный хол, расчерченный светом из окон, общий сумбур и его тёмный взгляд — их ведьма пронесла через годы, упрямо отказываясь оставить позади. Однажды она скажет волшебнику что именно в тот момент впервые влюбилась, совсем как девчонка, только это будет еще не скоро, ведь та девушка, что сейчас является причиной всеобщего волнения еще ничегошеньки про любовь и не знает. Лефевр даже не подозревала, что эти мурашки по коже, это чувство, будто тебя изнутри щекочут прытко-пишущем пером и замирающее дыхание совсем не панические атаки, которыми любили пугать перед выпускным курсом старшеклассники, а то самое доброе и светлое.
Рыжая не успела было открыть рот, чтобы протестовать, чтобы попросить не беспокоиться и сказать, что она вовсе не хочет доставлять неудобств — нахлынувшие при встречи эмоции настолько сбивают её с ног, что собственная неловкость приходит чересчур уж запоздало и Данте уже успевает всё решить за всех, хватая её за запястье и утаскивая куда-то, а куда она и понять то не успела.
Хей, полегче! — сквозь смех протестует она, — мне кажется, мы оторвались от погони!
И тут он останавливается, так же неожиданно, как до этого сорвался в бега и сжимает ошалевшую грифиндорку в объятьях, единственное что и позволяя, так это охнуть, выбив добрую половину воздуха из легких. Алис округляет глаза, первые секунды даже и не зная, как на это реагировать, но уже в следующее мгновение расслабляется, опуская ладони с шоколадной крошкой на плечи приятеля. От него пахнет древесной стружкой, кизиловым вареньем и крохотными бисеринками пота и на душе становится так спокойно, словно девочка долго-долго путешествовала и наконец-таки вернулась домой. Рыжая улыбается и осторожно опускает голову на плечо друга, краем глаза замечая татуировку-снитч на шее и от этого улыбка становится шире. Ей хочется коснутся прыткого мяча пальцем и кажется сделай она это, как он тут же взмахнет крыльями и улетит.
Данте, ты мне всё ребра сломаешь, — говорит она нарочно сдавленным голосом и смеется, когда он наконец выпускает её из объятий,— дай на тебя посмотреть. Ты что, подрос за это лето? Не может быть!
Алис берет его ладоши в свои и делает пол шага назад, напуская на себя серьезный вид оценщика. На самом деле Янг и не изменился вовсе, просто она его видела целую вечность тому назад, вот и кажется, что прошла разительная перемена. Медовый взгляд скользит от ямочек на щеках к широким плечам, и дальше по рукам как тут.
Ой, ты чего, порезался? Сорвиголова на каникулах, а осторожность всё еще не твоё? — она сводит брови и внимательно осматривает порез, поднося ладонь ближе к лицу, — мне матушка в передний карман положила дорожную аптечку, дай обработать, хорошо? И расскажи, как проходит лето?
Молодая ведьма шустро обогнула волшебника и присела на корточки перед чемоданом, в поисках пузырька с перекисью. В школе можно было обойтись и без этого и в том пожалуй был значительный плюс от них, несовершеннолетних, в пользу вековых стен бесконечного домашнего задания, но в реальном мире приходилось действовать по-старинке.
Ты прости, что я без предупреждения — до последнего не верила, что получится, а ты звал и кто знает, как оно дальше выйдет, но...— Алис запнулась, выудив наконец нужный пузырёк и упаковку ваты и подняла до неприличия счастливый взгляд на Данте, — здесь так красиво! Ты так всё описывал и я уже знала, что здесь волшебно, но, писки меня покусайте — здесь просто восхитительно, — девчонка протянула другу ладонь, — давай, я обработаю и можем идти дальше. Прости, я слишком много говорю, да?
Я очень скучала

+1

5

- За нами хвост! - заговорщически шепчет Янг, зыркая в сторону притаившегося брата. Игра в шпионов у них - одна из любимых. Папа ворчит, что шестнадцатилетним она уже не подходит, а мама радуется, что дети проводят время вместе. Данте не признаётся, что мог бы играть в неё до старости. Ему гораздо лучше даются маскировка и прочие хитрости, не вяжущиеся с образом воина, которым парень хочет выглядеть в глазах девушки.
- У Сорвиголовы каникул не бывает, - отмахивается он, пробуя отобрать повреждённую руку у своего спонтанного колдомедика. Излишне крепкие объятия и прочие способы придать себе мужественности не срабатывают из-за дурацкой царапины, а тут ещё извечное проклятие мальчишек, не успевающих догнать вытянувшихся как от Engorgio девчонок. В их тандеме с другом Эйдан гораздо больше похож на бойца: Лонерган выносливее и ему легко даются дуэльные заклинания. По этой причине их маглорожденный, как и Данте, сокурсник, - фанат настольных игр, - определил Эйдана по системе D&D к файтерам, себя в клерики, а Данте, невзирая на возражения - к ворам. Что забавно, к четвертому классу магов никто не был отнесён.
- До свадьбы заживёт, - ляпает Янг бабушкину поговорку и тут же об этом жалеет. Дорри подначивать не нужно: из кустов доносится "тили-тили-тесто". "Надо будет провести с ним воспитательную беседу", - думает Янг и фраза эта звучит в его голове тоном профессора МакГонагалл. Хаффлпаффец пару месяцев не был в школе, но воспоминания о ней сопровождают невидимыми призраками любого, кто жил там. Хогвартс так отличается от родной деревни ирландца, чтобы невозможно забыть за всю жизнь гремучую иву, движущиеся лестницы и прочие чудеса.
Данте никогда не сиделось не месте и за время учёбы они с Эйданом успели облазить все уголки Хогвартса, особенно с помощью подсказок Джеймса и Сириуса. Приезд Алис катализатором вытаскивает яркие впечатления на поверхность, будто вместо с ней в Адэр в чемодане приехали кричащие книги, единороги и гигантский кракен. Но есть в девушке и нечто, что роднит её с деревней. В отличие от многих учеников, которые смотрелись бы здесь, как свекла на торте, Алис даже в праздничной одежде выглядит естественной частью обстановки. Её янтарные волосы перекликаются с яркими пятнами ноготков и гербер.
- Я выпросил у преподавателя Гербологии парочку экземпляров для бабули, - оправдывается Данте, пока Лефевр заваливает вотчину ирландца комплиментами. Ему, напротив, кажется всё простецким и не достойным волшебницы, котоаря наверняка пожалеет, что приехала в такую глушь, где почти ничего не происходит. Сад и вполовину бы не был таким великолепным, если бы в нём не росли сумасшедшие ягоды, за которыми сюда бегают соседи с противоположного берега реки, и не трепетало кружево дрожащей трясучки, пахнущей, как Амортенция.
- Пикси тут нет, но я надеюсь, что в рябине когда-нибудь заведутся лукотрусы, - о том, что её саженец Янг позаимствовал без разрешения, Сорвиголова умолчал.

0


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Неоконченные эпизоды » Две недели в сухом остатке


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC