Hogwarts: Ultima Ratio

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Неоконченные эпизоды » Что будет потом не известно, но пока у нас есть наше лето...


Что будет потом не известно, но пока у нас есть наше лето...

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

- дата: лето 1994 года.
- место: Площадь Гриммо, 12.
- участники: Marсus Rookwood as Sirius Black, Erica Gayle as Hermione Granger.
- внешний вид: в первых постах.
- краткое описание: как-то так сложилось, что два одиночества нашли друг друга тем летом. Сначала это были просто разговоры, затем взгляды и учащённое дыхание, осознание неправильности всего, но остановить нарастающее нечто между ними было уже невозможно.
- примечания: всё очень мило, а может и не очень.


[avatar]http://funkyimg.com/i/254Zf.png[/avatar]

Отредактировано Erica Gayle (24.12.2015 19:02:22)

+2

2

[avatar]http://s3.uploads.ru/M6p97.jpg[/avatar]
Если бы кто-то сказал Сириусу, что он когда-нибудь снова вернется в этот проклятый дом, он бы ни за что не поверил. Вообще, если бы выбор стоял между родными пенатами и холодным подвалом Азкабана, то Блэк... конечно, выбрал бы дом, но перед этим хорошенько подумал. Он ненавидел это место, каждый сантиметр которого был пропитан стойким ароматом его чокнутого семейства, начиная от вопящих картин, которые так и не удалось отодрать от стен и заканчивая дальним чуланом, в котором он обнаружил головы домовых эльфов, вероятно, недостаточно эстетично выглядевших для того, чтобы украшать стену поместья. Но Ордену нужна была база, а Сириус очень хотел быть полезным.
- Кто меня за язык то тянул... -  задумчиво проговорил мужчина, разглядывая языки пламени, лизавшие поленья в камине. За окнами, плотно закрытыми тяжелыми шторами, в которых водилось неизвестно что, стояла поздняя ночь, но ему не спалось. Уже не первый раз Сириус проводил ночи вот так, уходя к себе лишь под утро. Слишком много мыслей в голове, слишком много нерастраченной энергии. Хотелось что-то делать, хотелось помогать, да просто выйти на улицу хотелось! Воздухом там подышать, пробежаться, хотя бы в облике пса. Но ему запретили, слишком опасно, видите ли. Как будто он фарфоровый. Все рисковали ежедневно, старались сорвать планы темных сил. Даже Снейп, который не забывал напоминать об этом Блэку в каждый свой приход. И самое противное, что ответить ничего давнему недругу Сириус не мог, ведь тот был абсолютно прав и имел право его упрекать. – Отвратительно...
Он поболтал в стакане изумрудную жидкость, слегка искрящуюся благодаря отраженному в ней пламени камина. Если честно, то бутылку эту он нашел там же, в подвале и не имел ни малейшего понятия, что за напиток сейчас пробует. Конечно же, это было опасно, так скажет любой, пробывший в доме хотя бы пять минут. Но пахло из бутылки алкоголем, а слоновьи уши после первого глотка на голове мужчины не выросли. Да и в бесконечный сон он не в впал, не воспламенился, в общем, помимо странного ощущения холода в желудке чувствовал лишь обычное легкое опьянение, приятное и расслабляющее. Правда, сон все равно не шел, одни и те же мысли крутились в голове, как на карусели, заставляя снова и снова устало вздыхать, да отхлебывать из стакана.
Он волновался за крестника,а решение отправить Гарри к маглам считал неправильным. Мальчик столько всего видел, столько пережил, сейчас держать его вдалеке от событий просто напросто глупо, при всем уважении к Дамблдору. И опасно, кто защитит его в случае беды? Наземникус? Что касается Блэка, то он не доверил бы этому прощелыге и драный носок охранять, не то что юношу, являющегося одной из главных целей Темного Лорда. В общем, настроение мужчины было поганейшим из всех, которые можно только представить, а безделье и беспомощность вытягивали душу не хуже дементоров. Он чувствовал, что может сорваться, сделать глупость. Но пока держался.
Сириус откинулся на спинку, раздраженно бросил стакан в камин, пламя немедленно поменяло цвет на зеленый. – Интересно, а не проснусь ли я завтра такого же цвета? – Отстраненно подумал он, тупо глядя в потолок, пересчитывая трещины и подмечая пауков, которых надо бы выселить.
- Отлично, скоро буду мыслить как домохозяйка... – Они только начали убираться в доме, работы еще предстояло выше головы, пока справятся – война кончится. Днем он старался постоянно занять руки чем – либо, просто чтобы не думать, пока получалось, но едва в доме становилось тихо, как тяжкие думы наваливались снова, лишая сна. Они все неправы. Блэк не боится риска и готов к последствиям, он уже не тот наивный юнец, стоящий посреди площади в окружении трупов. Обведенный вокруг пальца, преданный другом. Да что там, даже тогда Блэк не боялся рисковать. Они с Джеймсом, Римусом и...
Лестница скрипнула, он услышал шаги. Хотя, это мог быть и какой-то полтергейст, которого они еще не успели вытравить. Сириус повернулся на звук, после долгого взгляда на пламя во тьме ничего было не разобрать.
- Кто здесь?

+1

3

Вот так сложилось в жизни, что Гермиона прибыла первой на площадь Гриммо. Родители предлагали ей отправиться вместе с ними в новое путешествие, на этот раз в Австралию, но девушка посчитала это лишним в такой момент времени. Гарри как никогда нуждался в поддержке и Грейнджер нужно было быть в доме Блэков, чтобы быть в курсе последних событий.
Правда, по приезду Дамблдор тут же отвёл девушку в сторону и строго-настрого запретил той писать Поттеру что-то важное в письмах. Им нужно быть предельно осторожными, чтобы Гарри не попал в беду. Гермиона, конечно, всё поняла и пообещала сделать именно так, как сказал директор. Это было сложно. Грейнджер знала, что её друг будет просто в бешенстве, что они не сообщают ему ничего, что происходит в волшебном мире. Но гриффиндорке оставалось лишь вздыхать.
Целый день она просидела в комнате, что ей отвели. Через неделю должны были приехать Уизли и девушка знала, что Джинни будет жить с ней. Гермиона была вовсе не против пожить с рыжей подругой, но пока предпочла тишину и спокойствие, которые могла посвятить размышлениям. Ей хотелось придумать что-то такое, чтобы всё-таки оповестить Гарри обо всём, но, спустя несколько часов, Грейнджер пришла к выводу, что сделать этого не получится, не нарушая запрета Дамблдора.
И всё-таки Гермиона взяла пергамент, чтобы написать Поттеру хоть что-то, как-то поддержать его. Письмо она написала быстро, потом отложила его, решив, что спросит у Сириуса сову чуть позже. Или у кого-то ещё из Ордена. Крёстный Гарри в те моменты, что гриффиндорка его видела, был всегда нахмурен и тревожен. Отчасти, она понимала его. Ведь мужчину буквально заперли в четырёх стенах, с тех пор, как он вернулся в Лондон. Дамблдор на этом настоял. И Грейнджер понимала, что на это были свои, особые причины, как и на то, чтобы держать Гарри в неведении. Но Блэка всё равно было жалко. В конце концов, у них есть хотя бы возможность выходить отсюда.
Наступил вечер и Гермиона отложила книгу по трансфигурации, которой развлекала свои мозги в последние несколько часов. Она встала с кровати, на которой сидела, сунула ноги в тёплые тапочки бордового цвета и потянулась, разведя руки в стороны.
Что ж, на сегодня я, кажется, достаточно много почерпнула, теперь можно и поесть.
И правда, живот девушка тут же откликнулся недовольным урчанием.
Грейнджер тихо открыла дверь и почти на цыпочках пошла по лестнице, надеясь, что та не скрипнет и не разбудит матушку Блэк. Откровенно говоря, гобелен с этой дамой был ужасен, точнее, дама была ужасна. Вечно обзывалась и орала. Сириус сказал, что его мать видимо использовала заклятие вечного приклеивания к нему, и теперь его невозможно снять. Приходилось терпеть и стараться вести себя как можно тише.
Гермиона скользнула на кухню и заглянула в холодильник, после чего по-быстрому сварганила себе бутерброд. Вдруг кто-то толкнул девушку под коленку, что она аж подпрыгнула, что было совсем не в духе Грейнджер. Посмотрев вниз, гриффиндорка увидела самого страшного эльфа-домовика, какого когда-либо встречала. Он покосился на неё очень недобро и заворчал что-то про "отродья" и "грязнокровок". Гермиона удивлённо проводила домовика взглядом.
Какой странный... Надо будет что-нибудь ему подарить!
Сделав себе ещё парочку бутербродов и положив их на тарелку, Гермиона отправилась к лестнице, чтобы подняться наверх и почитать что-нибудь попроще трансфигурации. Заклинания там, например. Или ту книгу о магическом вязании, что она недавно приобрела, поскольку у неё появился некий план, касающихся домовых эльфов Хогвартса.
Но по пути Грейнджер заметила приоткрытую дверь, за которой горел огонь. Она остановилась в нерешительности, думая, стоит ли проверить. Несомненно, там был Сириус, Гермиона отчего-то это знала. Здесь пока, кроме них двоих, и не было никого толком. Остальные, даже если приходили, уходили днём или вечером, почти никогда не оставаясь на ночь. Гриффиндорка сделала шаг на первую ступень лестницы, но та скрипнула и сразу же послышался оклик Блэка. Грейнджер поняла, что ведет себя глупо, им тут ещё целую неделю вместе жить, нужно как-то наладить отношения.
Гермиона мягко открыла дверь.
- Это я, тут никого больше и не может быть, - девушка прошла в комнату, сунув Сириусу под нос тарелку с едой. - Хочешь? - Девушка слегка улыбнулась, стараясь не обращать внимание на то, что мужчина был в явно подвыпившем состоянии.

[avatar]http://funkyimg.com/i/254Zf.png[/avatar]

Отредактировано Erica Gayle (24.12.2015 19:59:34)

+1

4

[avatar]http://s3.uploads.ru/M6p97.jpg[/avatar]
Это была Гермиона, девочка, что училась вместе с Гарри, благодаря которой, во многом, Сириус избежал повторного попадания в Азкабан. Впрочем, как дети провернули этот трюк он так и не спросил, сперва было не до того, а потом как-то позабылось, а сейчас вот вспомнил.
- О... ты еще не до конца знаешь этот дом. – Блэк хмуро улыбнулся, кивнув в знак приветствия. Ну вот, она его и пьяным застала, замечательно. Теперь будет думать невесть что, впрочем, какая разница.
– Тоже не спится? А... – Мужчина покосился на тарелку с бутербродами и его лицо снова озарила едва заметная улыбка. – Не откажусь, пожалуй. – Он аккуратно взял бутерброд двумя пальцами, откусил кусок. Ощущение было такое, словно с утра не ел, хотя, возможно, так оно и было. Может, он слишком привык питаться крысами, пока был в бегах? Кто знает. В любом случае, колбаса намного вкуснее.
- А я тут сижу, вот. – Если честно, завязка разговора никогда не была его сильной стороной, а уж после Азкабана и вовсе отвык от живого общения. Со снующими мимо тенями говорить не о чем, а вопящий узник из соседней камеры целыми днями, в основном, звал матушку либо спал. Блэк тихонько задвинул бутылку под кресло, чтобы не привлекала себе лишнего внимания девочки. Ее серьезный взгляд слегка смущал и доставлял неудобство, а потому мужчина отвернулся и уставился в камин, пламя которого снова стало нормальным, лишь изредка появлялись мелкие, едва заметные зеленые всполохи.
Извини, тут не слишком уютно, должно быть. – Когда было решено сделать дом базой Ордена, он и не предполагал, что все настолько плохо. Как оказалось, последний оставшийся домовик за домом вообще не следил, да и, кажется, поехал крышей, переобщавшись с психованным портретом покойной мамаши. Даже после смерти она умудрялась вредить. Теперь эльф лишь мешал, периодически таская хозяйское имущество, любой кусок хлама для мелкого негодяя являлся ценнейшей реликвией семейства, не меньше. Для Сириуса же все это было не более чем мусором, навевающим неприятные воспоминания, он с удовольствием оставит в доме лишь стены, да наименее опасную и развалившуюся мебель.
Я стараюсь вовсю, но уборки еще полно. – Блэк кисло улыбнулся, доел бутерброд и снова повернулся Гермионе. Наверное, если поговорить немного с живым человеком, настроение поднимется? Вряд ли конечно, но легкая доза алкоголя в крови побуждала к разговору и он не стал противится этому желанию.
- К учебе готовишься? Ты вроде одна из лучших на курсе? – Он уже и не помнил, кто сказал ему это, просто всплыло в памяти, как и многое другое, неожиданно и неизвестно откуда. – Спасибо за то, что спасли меня, еще раз. – Он опустил взгляд вниз, куда-то на пол, задумчиво водя пальцем по мягкому подлокотнику кресла.
- Нелегкое вам выпало время, лучше бы было сперва доучиться, а уж потом ввязываться во все это. – Мужчина вздохнул. К сожалению, попросить Волдеморта подождать со своими темными планами не было ни малейшей возможности. Забавная мысль, отложить войну. Сириус тихонько рассмеялся, но быстро оборвал смех. – Я волнуюсь за него. Эти... как их там, всегда плохо с ним обращались, ведь верно? Не понимаю я иногда... всего этого. – Конкретного имени он называть не стал, но ясно дал понять, чьи решения пришлись не по вкусу. Дамблдор очень мудрый волшебник. И умный, гораздо умнее Сириуса, потому, пожалуй, Блэк и не делал попыток оспорить его решения вслух, хотя и подмывало каждый раз, ведь ход мыслей старика частенько был ему категорически непонятен.
– Если бы я мог выйти, быть поблизости. – Ведь мог же, сторожил бы дом, ошивался рядом, кому дело до очередной бродячей собаки, маглы бы и не заметили! А так он волновался каждый раз, не в силах заснуть, представлял, как в темноте ночи дом окружают те, кому на внимание маглов глубоко наплевать. Он не был рядом с Джеймсом тогда, не мог быть и сейчас, с Гарри и это чертовски раздражало.

+1

5

Кажется, Сириус вообще забыл о том, что в доме есть кто-то, кроме него. Мысленно Гермиона возмутилась этому обстоятельству, но вслух ничего не сказала, только удивилась тому, что сказал Блэк о доме.
Неужели тут можешь шастать и кто-то ещё? - По спине у девушки пробежались мурашки. Мало ли какую гадость в дом чистокровных Блэков могло занести. Или же, быть может, кто-то занёс эту гадость. Грейнджер сразу подумала на матушку Сириуса, эта карга могла натаскать в дом кого угодно, для защиты, так сказать. Чтобы стояли на страже реликвий благородной семьи.
Да уж, благородно тёмной...
На его второй вопрос Герми кивнула и плавно опустилась во второе кресло, уставившись в камин. Огонь отдавал какими-то зелёными всполохами, но гриффиндорка не стала спрашивать к мужчины, что это может быть. Отчего-то ей казалось, что ответ она знает заранее и он ей всё равно не понравится.
Кажется, он хотел завести разговор, и Гермиона посмотрела на него. Движение руки с бутылкой она заметила, от чего взгляд стал ещё более серьёзным, чем могло показаться сначала. Девушке казалось, что Гарри вряд ли понравится, если его крёстный станет любителем спиртного, но она всё гадала, стоит ли вмешиваться ей в это. В конце концов, Сириус взрослый человек, к тому же, довольно разумный.
Кстати, сколько ему? Тридцать? Нет, вроде старше. Хотя, после Азкабана он выглядит ещё старше.
- Ничего. Думаю, всё ещё можно исправить, - неуютно, не то слово, но Гермионе не хотелось огорчать Блэка ещё сильнее. Кажется, он даже был смущён собственным домом. Впрочем, гордится этой развалюхой и правда не пришло бы никому в голову, кроме матушки Блэк, естественно.
- Не волнуйся, мы поможем. Скоро и всё семейство Уизли приедет, ты же в курсе? - По правде, девушка не знала, можно ли говорить с ним на "ты", но это было сделано и теперь уже только, если он ей запретит так обращаться к нему, она изменит своё решение. Грейнджер надеялась, что ей просто можно обращаться к нему также, как обращался Гарри.
Кажется, Блэк повеселел, даже решил побеседовать с ней. Это было куда лучше, чем просто сидеть и пялиться в камин. Тем более, Герми была и сама не против наладить отношения с мужчиной. А разговор всегда нужно с чего-то начинать. Наверно, не заговори Сириус об учёбе, она бы предложила какую-то свою тему.
- О, ну, да, наверно, - смущённо пробормотала Грейнджер, уставившись на свои пальцы, лежащие на коленях. Ей польстила такая формулировка. Конечно, она была одной из лучших, одной из умнейших, пожалуй, но сама как-то не замечала этого. Точнее, не гордилась этим настолько, чтобы затмить всё иное. Да, на первом курсе у неё были некоторые проблемы со всезнайством, но она давно переросла этот этап. Отчасти, благодаря Гарри и Рону. На его "спасибо" гриффиндорка промолчала, потому что и не знала, что толком ответить. Если сказать "пустяки", то она соврёт, а он примется уверять её в обратном. Если сказать "не за что", картина также может повториться. Лучше промолчать, ясное же дело, что Блэк отчасти изливает ей душу или как-то так.
Только сейчас Гермиона задумалась, а как давно Сириус вот так сидел и разговаривал с живым, настоящим человеком? Причём, не о делах, а просто праздно болтал о чём-то, лишь бы не молчать. Сердце девушки сжалось от жалости, но она понимала, что не стоит поступать опрометчиво, жалость только разозлит Блэка, ведь он явно не тот человек, который в ней нуждается. Вон, он и так из кожи вон лезет, чтобы быть полезным.
- Не думаю, что бывает лучшее время для этого, - тихо произнесла Гермиона, понимая, что именно беспокоит мужчину. И тут Блэк заговорил о Гарри, о том, что его действительно беспокоит.
- Не волнуйся, - гриффиндорка неуклюже положила свою руку на плечо Сириуса. - Гарри умный, он справится. С ним ничего не случится. Он знает, что ему нужно сидеть тихо, словно мышке. Он всё знает. - Гермиона в данный момент уговаривала и себя, поскольку, хоть Гарри и был умным парнем, он также был очень храбрым и безрассудным, мог метнуться в бой, забыв о себе. Грейнджер тихонько вздохнула, прогоняя неприятные мысли. Гарри, по её мнению, был слишком добрым, кидался защищать всех и вся, тем более, у Дурслей ему и правда не нравилось. - Его родственники... Ну, Гарри говорит, что с ними стало лучше, после того, как он раздул свою тётушку. - Гермиона слегка ухмыльнулась, но старалась не растягивать губы в улыбке, потому что всё-таки это был не тот поступок, которым Поттер мог бы гордиться.
А может они присмирели после посещения Дамблдора, кто знает.
- Послушай, тебе и правда нельзя выходить, это может навлечь на Гарри беду. К тому же, ты не просто бродячая собака, Пожиратели знают, как ты выглядишь, Хвост наверняка им всё рассказал, - со скорбью в голосе, произнесла Гермиона. Она ненавидела эту мерзкую крысу столь же сильно, сколь ненавидел её Гарри, а может даже и Сириус.

[avatar]http://funkyimg.com/i/254Zf.png[/avatar]

Отредактировано Erica Gayle (24.12.2015 21:22:47)

+1

6

[avatar]http://s3.uploads.ru/M6p97.jpg[/avatar]
- Исправить? Хм... Если бы так же можно было и с остальным. – Грустно проговорил мужчина. Он определенно четко знал, что поступает неправильно, эта девочка и так, должно быть, напугана произошедшими событиями, к чему нагонять еще больше мрака? Вокруг его предостаточно. Но, тем не менее, поделать с собой Блэк ничего не мог, настроение не то. Почему-то считается, что если излить душу другому человеку, то станет легче. О том, что будет чувствовать тот, другой человек, как то не думают.
- Уизли? Конечно в курсе. У них большая семья, с ними дело пойдет быстрее, да и станет повеселее, чего уж там. – Проговорил мужчина, слегка улыбнувшись, смена темы была очень кстати. Только вот говорил он, кажется, не то что нужно. Снова. – Ты не подумай, что мне с тобой скучно... Я не это имел ввиду. – Он посмотрел виновато, продолжая вырисовывать узоры на подлокотнике, с таким нажимом, словно собирался протереть там дырку.
Упоминание об учебе, кажется, смутило Гермиону. Умная и скромная, Гарри нужно присмотреться повнимательнее, а то все квиддич да квиддич. – Не забыть поговорить с крестником. – Пометил себе Блэк, прекрасно понимая, что забудет.
- Все равно всегда хочется, чтобы было чуточку лучше. Совсем немного. - Он еще дальше откинулся в кресле, вновь уставившись в потолок. Думать о прошлом и о том, что мог бы сделать по-другому, как все изменить – удел истинных неудачников. Вероятно, он и являлся таковым. Вечно печальным, недовольным, сожалеющим. Словно, несмотря на сопротивление, дементоры таки внушили ему, что ничего хорошего больше не будет.
Сириус почувствовал ее руку на плече и повернулся. До чего же приятны такие вот мимолетные жесты поддержки, обычные для людей и столь непривычные для него. Простое действие, а ему действительно стало легче и улыбка стала не такой мрачной, к какой, должно быть, все уже привыкли.
- В нем многое от Джеймса, я видел. А тот терпеть не мог сидеть на месте. Ох и времечко было... – Он ощущал себя таким старым, хотя еще и до сорока не дожил. Их веселые школьные годы, казалось, были так далеки, как будто прошло полвека, не меньше, многое он начинал забывать, картины теряли краски. Но они, помимо осознания собственной невиновности, очень помогли ему однажды, согрели в мрачной сырой темнице.
- Хотел бы я на это посмотреть . – Теперь он уже весело рассмеялся. Конечно, забавного мало, чудо, что тот поступок Гарри великодушно простил Фадж, чья паранойя на тот момент не была столь сильна, чтобы застилать взор и позволять смотреть только на собственный письменный стол. Сейчас же, министерские крысы только сидят и ждут, наверняка сожалея о том, что простили тогда крестника. Мужчина сжал губы.
- Знаю, потому и сижу здесь, убираюсь... – Он горько вздохнул. Вот бы придумать способ, как обмануть этих чертовых Пожирателей. Кроме того...
- Я должен был убить его тогда... Гарри еще ребенок, добрый, он не понимает. А я был так рад встрече, что послушался, поверил, что все будет хорошо. Мы сдадим Хвоста, меня оправдают... – Блэк горько вздохнул. Такие вот поступки решают многое. Он оставил жизнь предателю, тот помог возродиться Волдеморту и едва не убил крестника. Цепочка, начатая с одного единственного решения.
– По крайней мере, на одного прислужника было бы меньше. Я до сих пор не могу отойти. Один, на кладбище, с толпой этих мразей... Настоящее чудо, что все обошлось. Не знаю, что было бы, если бы он не выбрался... – Наверное, жизнь Блэка бы рассыпалась. Он жаждал мести, был полон ею, а после нее в душе стало пусто. Вернее, стало бы, если бы не светлый и добрый ребенок, так похожий на своего отца, частичка его дорогих друзей, которую так старательно пытаются извести.
- И... – Блэк снова покосился на Гермиону. – И его друзья, пожалуй, тоже.

+1

7

[avatar]http://funkyimg.com/i/254Zf.png[/avatar]

Гермионе стало немного не по себе. Видеть Сириуса в таком состоянии было ужасно, ей хотелось как-то приободрить его, успокоить, но девушка понимала, что это может задеть мужчину. К тому же, они не настолько хорошо знают друг друга, вдруг гриффиндорка перейдёт какую-то невидимую границу? Скажет не то, сделает не так. Тем более, этот человек явно слишком сильно был покалечен Азкабаном, потому ступать по этому тонкому льду следовало очень осторожно.
- Да, к сожалению, невозможно всё исправить, но с этим домом мы справимся, - Грейнджер произнесла это несколько более ободряюще, чем на самом деле себя чувствовала. Она постаралась улыбнуться так, чтобы Блэку стало хоть немного легче. - Кажется... Тебе не слишком нравится этот дом? - Сделала предположение гриффиндорка. - Но, думаю, мы сможем сделать из него что-то стоящее, чтобы... Ну, чтобы тебе не было в нём настолько плохо. - Герми старалась, чтобы её бодрый голос звучал как можно более правдоподобно.
Кажется, Сириус совершенно забыл, как оно - общаться с людьми. Грейнджер вздохнула. Ей казалось, что она не лучший вариант на то, чтобы разговорить мужчину.
Наверно, когда приедут Уизли, тут и правда станет веселее...
- Ничего, я понимаю, - девушка вновь улыбнулась, но уже сдержаннее. Она понимала, что Блэку нужна какая-то поддержка, но в силах ли и в праве ли она дать ему её? В конце концов, они просто вынуждены были остаться вдвоём, ничего другого их не связывает.
Но разве плохо, если я просто выслушаю его? Помогу ему хотя бы тем, что буду рядом... Всего неделя, а дальше этим займутся близнецы с Роном, а если уж Билл или Чарли приедут, то будет совсем здорово. Потом и Гарри приедет. У них с Сириусом много того, что связывает. Они одинаковые, им обоим приходится сидеть взаперти. Конечно, Блэку хуже и он всё-таки отличается от Гарри, но всё равно... Он же любит крестника, это точно! Значит, будет доволен, когда тот приедет.
Гермиона твёрдо решила для себя, что сделает всё, чтобы мужчине стало чуточку легче. Она ведь и правда может просто слушать его, не предпринимая особых действий.
- Ну да, всегда хочется, но... Получается так как получается. - Грейнджер посмотрела на огонь в камине, раздумывая, что, если бы всё было чуточку лучше, то Гарри бы рос с законным опекуном, с крёстным отцом и Сириусу не пришлось бы провести двенадцать лет в волшебной тюрьме, которую охраняют дементоры. Откровенно говоря, по мнению Гермионы, что Гарри, что Сириус, оба заслуживали куда лучше судьбы, нежели та, которая им выпала. Девушка живо представила, как Блэк бы учил Гарри разговаривать, ходить, как они бы вместе играли в квиддич где-нибудь в поле. И какими бы счастливыми они оба были. Сердце гриффиндорки отчаянно забилось, она даже прикусила нижнюю губу, чтобы прекратить желание расплакаться. Таких жестов Грейнджер обычно не делала, да и всегда была чуточку менее чувствительной, чем настоящие девушки её возраста, но сейчас Гермиона почувствовала себя чуть меньше, чем она есть, чуть менее значительной, другой, глупенькой. Девочкой. Самой настоящей.
- Да, но в нём многое и от Лили. А она, насколько я знаю, была куда более послушной, чем его отец, не так ли? - Герми с удовольствием уцепилась за эту тему, чтобы перевести разговор в немного другое русло. Сириус непременно пустится сейчас вспоминать родителей Гарри, а Грейнджер было даже интересно послушать о них. По словам её лучшего друга, его родители были прекрасными людьми, честными, храбрыми, оба отдали за него жизнь. Но это ведь несколько поверхностное суждение. В конце концов, Гарри не знал своих родителей лично, в чём, конечно, не было его вины. А вот Сириус знал и многое мог рассказать о Джеймсе и Лили Поттерах, а Гермиона была готова слушать повествование мужчины.
Когда Блэк рассмеялся, Гермиона невольно тоже улыбнулась, хотя, не считала данное происшествие особо весёлым. Просто ей понравилось, что Сириус наконец-то немного открывает свой кокон. Не смотря на видимую открытость, мужчина явно существовал сам в себе. Это было ожидаемо, после проведения стольких лет в Азкабане.
А на его признание Грейнджер не нашлась, что сказать. Улыбка тут же исчезла с её лица и она с тревогой смотрела на мужчину.
- Гарри думал, что так будет лучше. - Тихо произнесла гриффиндорка, отворачиваясь и уставившись на свои вновь сцепленные пальцы. - Не стоит винить себя. Сопротивляться логике Гарри было бы сложно, особенно, тебе... Ведь все мы думали, что всё будет иначе. Но так сложились обстоятельства и глупо думать о том, что могло бы быть. Есть здесь и сейчас, ты должен это понимать. Гарри не обрадуется, если узнает, что ты мучаешь себя такими мыслями. - Девушка упорно не смотрела в сторону Блэка, но говорила твёрдо и уверенно, но потом вдруг вскинула голову и внимательно взглянула в глаза Сириуса. - Я, конечно, ничего ему не скажу, не думай.

Отредактировано Erica Gayle (26.12.2015 22:52:15)

+1

8

[avatar]http://s3.uploads.ru/M6p97.jpg[/avatar]

- Отлично, Сириус, теперь ты жалуешься маленькой девочке? Что будет дальше? Пойдешь поноешь Клювокрылу? Ах да, ты ведь это уже сделал! Ну что же, на очереди Кикимер. Вперед, чего же ты медлишь? – Внутренний голос почему-то очень напоминал Снейпа и Блэку стало стыдно. Действительно, Гермиона ведь тоже находилась в гуще событий, тоже переживала, наверняка боялась того, что будет дальше. И долг любого взрослого в подобной ситуации состоял в том, чтобы внушать девочке уверенность в завтрашнем дне. Он же делал все наоборот, заражая ее собственным унынием. Во рту стало противно настолько, что захотелось сплюнуть на пол, но он сдержался.
-А кому он может понравится? – Мужчина улыбнулся, обводя взглядом стены. Да, он выносил отсюда все, что можно было вынести, только вот аура прежних хозяев была не только в вещах. Она пропитала стены жилища, все, до самого фундамента, а потому он вовсе не был уверен, что из его затеи выйдет хоть что-то. Пройдут годы, а Блэк все еще будет периодически выскребать из углов различную пакость, недоумевая, как же он не замечал ее все это время.
- Справимся конечно. – Он постарался говорить бодро, насколько это было возможно, в его – то разбитом состоянии. Он не видел просвета, хоть теперь и старался этого не показывать. Надежды и чаяния рушились под напором его же собственных неправильных решений.
-Лили была замечательной! – Он снова рассмеялся, когда в голове всплыл светлый образ. Все что оставалось ему сейчас, так это упиваться воспоминаниями, включая школьные годы. Тогда они были у всех на слуху, они были неразлучны, они были королями.
Она очень хорошо умела остудить Джеймса, когда он слишком зарывался... Нууу... Все мы были молоды и порою творили не самые приятные вещи. Пожалуй, она помогла ему выгнать дурь из головы и стать тем, кем он стал, сохранив при этом все самое лучшее и светлое. – А потом все кончилось. Все кончается, рано или поздно, но, почему–то, всегда в тот момент, когда этого не ожидаешь. Не было больше на свете его дорогих друзей, огромный кусок собственной жизни Блэка вырвали и растоптали, оставив лишь крохи да осколки. И сколько бы раз он не пытался начать заново, забыть, сделать что-то, черный призрак прошлого висел над ним, раз за разом заставляя перебирать в памяти собственные ошибки. Почему их так много? Почему они все ведут к таким ужасным последствиям? Не понятно. Иногда казалось даже, что, если бы его не существовало совсем, то жизнь окружающих людей была бы легче.
- Вы дети, вам положено верить в лучшее. – Он тепло улыбнулся, тихонько коснувшись ее руки, все еще лежавшей на плече. – А я должен думать, взвешивать, а не верить в чудо. Иногда мне кажется, что я все еще не вырос, не научился принимать правильные решения. Ну, может, когда-то и научусь... – Определенно, это должно было произойти, готам к пятидесяти, быть может. Ведь, если подумать, Дамблдор был прав, не позволяя ему выходить. Только вот трезво взглянуть на вещи не позволяла волна дурацкого мальчишеского нетерпения, словно шило в одном месте. Его подмывало бежать, сражаться, делать хоть что-то и никакие доводы разума не помогали справиться с этим чувством, поднимавшим волну неприязни к любому, кто мешал Блэку делать то, что хочется.
- Знаешь, а я ведь даже горжусь им... Его проделками, тем, как он выбирается из самых опасных ситуаций... Словно он мой настоящий сын. Странное чувство, двоякое. Каждый раз, когда Гарри грозит опасность, я хочу сорваться, прибежать, защитить, заслонить собой. Но... – Но каждый раз он радовался, когда крестник в очередной раз выпутывался, показывая свою, истинно-поттеровскую, смекалку. Плохая это была радость, возможно, Сириус даже неосознанно подталкивал мальчика к опасности.
– В общем, и тебе, и мне, и всем, пожалуй, нужно быть осторожнее. Удерживать его от необдуманных поступков... Хотя, лично тебе, Гермиона, напоминать об этом не нужно. – Он видел ее ум и рассудительность, но знал, что в нужный момент девочка запросто плюнет на все законы и устои и примет верное решение. Пожалуй, именно такой друг нужен был в свое время Джеймсу и Лили.  Блэк был слишком горяч и даже, наверное, глуп, а Римус недостаточно настойчив.
- Хм, а ты часто ночами не спишь? Знаешь, каникулы не повод сбивать режим, если что! – Блэк улыбнулся. – И не надо смотреть на меня так, я знаю, что из меня никчемный взрослый.

Отредактировано Marсus Rookwood (27.12.2015 20:57:53)

+1

9

Гермиона не умела читать мысли, потому не могла понять, насколько сильно Сириус занимается самокопанием. Ей казалось, что они просто беседуют. Да, ей всего пятнадцать, она не может понять многих вещей, которые пережил Блэк, но поддержать-то она его может. Грейнджер прекрасно осознавала, что этот мужчина в своей жизни перенёс многое. Смерть лучших друзей, обвинение в их убийстве, двенадцать лет в Азкабане. Да, к тому же, ему удалось всё это пережить. Иные бы, менее сильные волшебники, не смогли бы вынести присутствие дементоров в опасной близости от себя, но Блэку это удалось. Гермиона понимала, что это действительно сильный духом человек. Сильнейший. Потому и хотелось ему помогать. Поддерживать, не жалеть, жалость лишь бы унизила.
- Ну, я думаю, если тут всё немного подправить, то может станет и нравится. Кому-то, - вздохнула гриффиндорка. Она понимала, что для Сириуса покоя здесь не будет никогда. Сам дух этого места пропитан тем, что Блэку просто чуждо. И всё-таки им всем нужен был штаб, нужно было место, где можно думать о противостоянии, строить планы, общаться не скрываясь. И он предложил это. Пусть и было тяжело. Ещё одно доказательство того, насколько мужчина силён духовно. Гермиона невольно всегда испытывала уважение к Сириусу. После того, конечно, как они выяснили, что тот ни в чём не повинен. А дальше это чувство только силилось. Когда он пытался помочь Гарри во чтобы то ни стало, теперь с этим домом. Вот только выйти никуда не мог, что явно мужчину сильно злило.
Воспоминания о друзьях преобразили Блэка. В его глазах появилась искра, от чего на лице Грейнджер возникла улыбка. Глядеть на такого Сириуса было куда приятнее, он явно с удовольствием рассказывал о Лили и Джеймсе.
- О, и что же вы такое творили? - Поинтересовалась Гермиона, наблюдая за Блэком. Ей казалось, что от воспоминаний ему становится лучше. Тем более, ну что такого страшного могли проворачивать молодые мародёры? Вряд ли что-то такое, за что может быть действительно стыдно. И гриффиндорка правда с удовольствием бы послушала всё, о чём может ей поведать Блэк. К тому же, это могло бы помочь девушке понять, что же такое могло случится, что один из четырёх друзей предал остальных. Неужели даже тогда Питер Питтегрю был самой настоящей крысой в душе или всё-таки что-то случилось уже позже? Как он мог дойти до того, чтобы предать Джеймса и Лили, чтобы предать Сириуса и даже Люпина? Гермиона довольно долго размышляла над всем этим после своего третьего курса обучения. Она не стала делиться подобными мыслями с Гарри, поскольку тому и так было не сладко, после всего случившегося.
- Мы уже не дети, Сириус, - в голосе звучала горечь, Гермиона почти чувствовала её на своих губах. Она почувствовала и касание Блэка, но спустя несколько секунд уже убрала руку. Слишком интимный жест, который словно был создан для них двоих, казался каким-то неправильным. Грейнджер не стала задумываться на эту тему, а размышляла о том, что они и правда не дети. Они выросли ещё тогда, на первом курсе, после сражения с троллем, потом росли дальше - Пушок, философский камень, псевдо-убийства в школе, Оборотное зелье, дневник Реддла, сбежавший Сириус Блэк (на тот момент ещё никто ничего не знал), Турнир Трёх Волшебников. Каждое такое событие как резкий толчок, выталкивание во взросление. Конечно, больше всего досталось Гарри, это не обсуждается, но Гермионе и Рону пришлось взрослеть с той же скоростью, чтобы не отставать от друга, чтобы всегда быть рядом.
- Ты должен понимать, что это не слишком... Правильное чувство. - Мягко заметила Гермиона. Ей не хотелось осуждать или читать нотации, но она не могла поддержать то чувство, которое испытывал Сириус. Это не правильно, радоваться победам Гарри в опасных происшествиях. Да-да, Грейнджер вовсе не считала это приключениями. В конце концов, всё было достаточно серьёзно и Поттер каждый раз еле уворачивался от неизбежной смерти. Гриффиндорка знала, что всё началось с Тёмного лорда, с того времени, когда её другу был только год. Пожалуй, именно тогда началась эта череда удивительных ситуаций, тогда был запущен некий механизм, который неизменно приводил Гарри на порог смерти, он же и удерживал его там, на границе. Поттер не заслуживал такого от судьбы.
Он снова сделал ей комплимент и Гермиона залилась краской. Ей хотелось уверять его, что не такая она уж и рассудительная. В конце концов, кто использовал кошачий волос на втором курсе, кто неправильно сделал выводы на третьем, кто не смог помирить Поттера и Уизли на четвёртом. Она также как и все делала ошибки, а Блэк говорил так, словно она очень умненькая.
А потом он заговорил о режиме. Грейнджер кинула на мужчину недоверчивый взгляд, а потом рассмеялась.
- Не говори глупости, я не сплю... Просто... - Девушка смущённо осеклась, но потом продолжила. - Я всегда трудно засыпаю на новом месте. Даже в Норе не сразу начала спать нормально. Нечего беспокоится, ты сам сказал, что мне о таких вещах напоминать не нужно, - гриффиндорка подмигнула Блэку.

[avatar]http://funkyimg.com/i/254Zf.png[/avatar]

+1

10

[avatar]http://s3.uploads.ru/M6p97.jpg[/avatar]

Почему-то Сириусу казалось, что эта девочка считает его чуть ли не героем. Просто потому, что он до сих пор жив? Странно все это, лично Блэку на ум приходило лишь слово «неудачник». Такой вот классический, не видевший лица госпожи Фортуны ни разу в жизни. Хотя, кивать на судьбу в его случае глупо. Просто кому-то ошибки прощаются, а кому – то нет, вот и все.
- Хм, если встретишь такого человека, лучше держись от него подальше. – До чего же весело вот так вот сидеть и говорить с кем –то. Очень скоро, когда лето кончится, а деятельность Ордена наберет обороты, он останется совершенно один. От одной мысли этой повеяло гнилью и разложением, тот самый запах, постоянно присутствующий в стенах Азкабана. Узник вырвался, оправдался, пусть только перед близкими людьми, а ничего так и не изменилось. Только теперь он будет гнить не там а тут, словно волшебная тюрьма открыла здесь филиал.
- Ну, слышал, что близнецы Уизли идут по нашим стопам. Хотя, наши розыгрыши, порою, бывали гораздо более жестокими. Некая, хорошо известная тебе личность до сих пор точит на меня огромный зуб, а ведь столько лет прошло... Что и не удивительно, с учетом того, что мы, ради шутки, однажды чуть его не угробили. По настоящему. -  Он кисло улыбнулся. Прошлое прошлым, сожалеть он вряд ли будет, но некая толика стыда присутствовала. Впрочем, об этом никто никогда не узнает, особенно Снейп.
Разговор шел хорошо, но мысль о запыленной бутылке с зеленой жидкостью не покидала Блэка, блуждая где-то на границе сознания и, периодически, заставляя прилагать усилия, чтобы не потянуться за вожделенной емкостью. Нет, он не искал ни спасения ни ответов на дне бутылки, прекрасно понимая, что их там нет. Просто расслабится физически, пригасить на мгновения бьющую через край энергию.
- Да, вам выпало много всего, сложно позавидовать. У нас хоть было нормальное детство. Но ребенок остается ребенком, уж извини. Некоторые вещи просто сложно принять. Например то, что некоторые люди, будучи живыми, доставляют слишком много проблем. А сомнение, даже секундное, ведет к тяжким последствиям. – Правильно ли он делал, рассказывая ей нечто подобное? Определенно нет. Не нужно было лишать их детства, вытягивать за уши во взрослую борьбу. Так сказал бы ему любой в Ордене. Только вот Сириус не видел другого пути. Стать взрослее прямо сейчас или умереть – его выбор был очевиден.
- Конечно понимаю. – Мужчина лукаво посмотрел на девочку, ожидая нотации на тему «Безрассудство и мы», но не дождался. Видимо, когда тебе за тридцать у людей пропадает желание тебя учить. Вроде как все должен знать сам. А еще Блэк подметил смущение девочки, возникавшее каждый раз, когда он хвалил ее способности. Это было, пожалуй, даже мило, по крайней мере, хотелось сказать еще что – нибудь, чтобы заставить ее вот так вот потупиться и покраснеть. Глупое желание, глупое ощущение, но такое приятное, домашнее и теплое, что на его фоне растворялись все печали, а тяжкие думы теряли вес, как будто к ним привязали тысячи воздушных шариков. И дело было не только в смущении, ее смех так же нравился Блэку, он вселял надежду, а губы ползли в стороны сами собой, делая осунувшееся и уставшее лицо почти приятным взгляду.
-Да-да-да, я сдаюсь без боя, пощадите! – Рассмеялся мужчина, поднимая ладони в знак капитуляции. – Уж ты-то явно не пропадешь... А я вот нигде заснуть толком не могу. Сколько не говорю себе, что дом надежно защищен, а все равно всегда начеку. И знаешь... Иногда мне кажется, что я скорее жду нападения, чем опасаюсь... – Он осекся, снова разговор свернул не туда, Сириус и так уже подпортил впечатление о себе, не хватало только таких вот речей, дабы все усугубить. – Забудь, это все эта зеленая жижа... – Блэк пнул бутылку, она опрокинулась, выплескивая содержимое на ковер.
- Замечательно, будем считать, что это небольшой пьяный дебош. – Мужчина рассмеялся, полез в карман за палочкой, собираясь убрать пятно. В любом случае, лучше уж на ковер, чем в себя.

Отредактировано Marсus Rookwood (03.01.2016 15:54:32)

+1

11

Хотелось сказать что-то хорошее, что-то такое, от чего всё сразу может посветлеть вокруг, но Гермиона знала, что такого слова или фразы просто нет на свете. Мало что в этом мире решается словами, нас прославляют лишь великие дела, а не пространные речи. Сириус доказывал свою смелость своими делами, впрочем, как и свою безрассудность.
- Да, ладно, ты же здесь каким-то образом жил и ничего, нормальный получился, - Грейнджер слегка улыбнулась. Ну, давай же, давай, будь повеселее, хоть немного. Конечно, она понимала, что вот так вот, за один разговор душу не вылечить, но может хоть немного убрать пару ран? Хотя, кто она такая, чтобы врачевать душу бывшего заключённого? Она обычная ученица Хогвартса, чуть умнее других, но, в общем-то, не примечательная.
- Ты о... Снейпе?.. Я слышала, когда Люпин рассказывал Гарри. И это... - Девушка резко замолчала, уставившись вновь на собственные пальцы. Она не хотела говорить слово "ужасно", но не знала, какое другое слово следует подобрать. Видимо, Герм была не настолько умна, особенно, в вопросах общения с бывшими заключёнными, которые часто заняты самобичеванием. - Но близнецы, да, они устраивают всякое. Я, конечно, это не одобряю, но они и правда не делают ничего действительно... страшного. - Хоть ей и хотелось говорить с Блэком открыто, но Гермиона понимала, что некоторые вещи она, ещё ребёнок по его словам, просто не могла сказать взрослому мужчине. Не ей корить его за все совершения, которые когда-либо были проделаны Сириусом. Жизнь вещь долгая и странная, мало ли, что и ей когда-нибудь придётся совершить.
Нет, я не тот человек, который может.
Блэка может отчитывать Дамблдор, Люпин, может быть Грюм, но не она - девочка из Гриффиндора, подруга его крестника. Она не станет той, ещё одной, кто будет читать ему нотации, промывать мозг. Она научится просто поддерживать мужчину, хоть как-то скрасит ему эту неделю, не более. Потом этим займутся другими. Грейнджер не отрицала, что общаться с Сириусом ей приятно, интересно, но она ни за что не будет занимать время у них с Гарри. Они так почти не видятся, чтобы ещё она утягивала на себя хоть минуты таких разговоров.
- Тогда, мы с Роном и Гарри довольно старенькие дети. Нам выпало столько проблем, что не каждый взрослый их решит. Хотя, часто мы сами во всё это лезли, - Гермиона усмехнулась. Откровенно говоря, это Гарри вечно находил проблемы на все их три пятых точки, а они с Роном были рядом, потому что просто не могли бросить друга в беде. Никогда. После того случая, на первом курсе, после того омерзительного тролля, Грейнджер бы никогда не бросила ни Гарри, ни Рональда. Они были друзьями, даже ближе, чем-то сокровенным. Из девушек в подругах у неё была только Джинни, но их дружба пришла гораздо позже, да и то, потому что Гермиона общалась с Роном, а так они может быть и не подружились бы с младшей Уизли. Иногда гриффиндорка вообще с трудом осознавала, чтобы было, если бы Квиррел не впустил тогда в школу чудовище. Стали бы они тогда друзьями все втроём? Вряд ли. Иногда в жизни происходит нечто вот такое судьбоносное, после чего ты чётко приходишь к какими-то нерушимым выводам. Например, к тому, что теперь вы трое лучшие друзья и этому уже ничего не помешает. Да, в прошлом году у Гарри с Роном в общении были проблемы, но Герми всегда верила, что это всё мальчишеские глупости, которые с возрастом уйдут из голов её друзей. Да, она видела, что Рональд частенько завидует Гарри, но ведь вины самого Поттера в этом не было. Никакой, абсолютно. Гермиона также видела, насколько черноволосому претит всеобщее внимание.
Кажется, хоть немного, но ей удалось его расшевелить. По крайней мере, он начал смеяться. Почти по-нормальному.
- Тебе не стоит бояться, теперь здесь есть я, ой, - Грейнджер вновь покраснела, поняв, какую глупость сморозила. - Я имела ввиду, что так-то спокойнее и веселее, а не что-то иное, - тут же оправдалась она. Потом её глаза уставились на пролитую жидкость, перешли на бутылку, после на лицо Сириуса. - Знаешь, тебе и правда не стоит пить, честно, я всё понимаю, но... - Гермиона развела руки в стороны, потом передёрнула плечами и мягко улыбнулась. Затем девушка откинулась на спинку кресла, закрыла на мгновение глаза, потом поняла, что устала.
- Знаешь, я всё-таки пойду спать, - гриффиндорка выпрямилась в кресле, раскрывая глаза, положила руку вновь на плечо Блэка, слегка сжала, а потом встала на ноги. - Спокойной ночи, Сириус. - Девушка быстрым, но лёгким шагом покинула каминную. Поднимаясь по ступеням, Гермиона пришла к выводу, что ей понравилось такое общение с Сириусом. Днём обычно он кидался на всех и вся, насколько можно было судить по сегодняшнему дню, зато ночью, видимо, успокаивался. А может объяснением всему была выпивка? Грейнджер не знала, но, после того, как девушка в своей комнате легла на кровать, внутри у неё разлилось какое-то тёплое чувство, которому гриффиндорка не смогла бы дать точного определения.
[avatar]http://funkyimg.com/i/254Zf.png[/avatar]

Отредактировано Erica Gayle (03.01.2016 17:44:48)

+1

12

- Оу, спасибо за высокую оценку. Хотя, я, скорее всего, получился "вопреки". И домашним это совершенно не понравилось. - Сириус усмехнулся, легкий сарказм в собственных словах его немного смутил, а потому мужчина со всей тщательностью занялся расползающимся по полу пятном. Клякса вышла похожей н профиль горячо любимой матушки, или ему только так показалось?
- Да уж, чувствую, что, когда эти ребята появятся здесь, дом преобразится так, что и не узнать будет. - Немного магии и ковер принял свой обычный вид, правда более симпатичным он не стал, никакое волшебство не способно победить злобу, въевшуюся в предметы обстановки. Смотришь под ноги и не видишь, вроде, ничего необычного, но ощущение все равно неприятное, словно он смотрит на тебя в ответ. Шизофрения? Он слышал, конечно, пословицу про взгляд в бездну, но никогда бы не подумал, что то же самое может касаться ободранных ковров.
- Главное, чтобы морщины не появились раньше времени, со всем остальным можно справиться. - Хотелось говорить что-то жизнеутверждающее и, кажется, даже начинало получаться. Вообще, Гермиона явно оказывала на него благотворное воздействие, немного болтовни на вольные темы значительно облегчили тяжесть тоски, копившейся в душе несколько недель. Даже улыбаться стало проще, раньше он ощущал, словно к уголкам губ привязали по маленькому грузу.
- Так и на старину Снейпа недолго стать похожим... Хотя я не смог бы так долго не мыться, наверное... - Огонь в камине почти потух, да и пора было завязывать с разговорами. Весело и интересно узнавать что-то о друзьях Гарри, да и не только это, но ночью положено спать, хотя бы немного.
- Как видишь, я боюсь уже гораздо меньше. - Сириус лукаво посмотрел на нее, легкий румянец был ей к лицу, хоть он и не очень понял, что именно смутило девушку. Когда-то он неплохо разбирался в этом, но сейчас, кажется, совсем разучился. Потому просто сделал вид, что не заметил.
- Да я не то что бы очень хотел напиться. Просто нашел в подвале старую бутылку и решил проверить... Ну, знаешь, такой вызов, как не рискнуть... - Блэк рассмеялся снова. -- Кстати, если тебе интересно, то мне кажется, что она настоена на летучем порохе... Ну или нет, я не очень разобрал. - Он задумался, затем махнул рукой. Все равно, бутылка пуста и назначение содержимого никогда не будет теперь раскрыто. Ну, конечно, если он не проснется с двумя головами или хвостом.
- Пожалуй ты права, я тоже пойду, не хочу завтра клевать носом во время уборки. - Он слегка поморщился, вспомнив о необходимости вычищать дом. Если бы еще отодрать от стены этот проклятый гобелен, что не давал покоя ни днем ни ночью, то все было бы не так и грустно. Но, что есть то есть.
- Спокойной ночи. - Он поднялся следом за ней по лестнице, Гермиона отправилась к себе в комнату, Сириус же проводил девушку взглядом. - И спасибо. - Голос мужчины был тихим, так что она вряд ли его услышала, что, в принципе, не так и плохо. Все же, их беседа самую малость смущала Блэка, отвыкшего от такой вот легкой, ни к чему не обязывающей болтовни. Да и, вообще, от разговоров в принципе.
Когда она ушла, Сириус зашел в свою комнату, рухнул на кровать, не раздеваясь, и сразу же крепкой уснул.
[avatar]http://s3.uploads.ru/M6p97.jpg[/avatar]

Отредактировано Marсus Rookwood (12.02.2016 14:09:11)

+1

13

Гермионе вовсе не нравилось, что Сириус занимается самобичеванием. Кажется, он считал себя самым худшим человеком на свете. Он считал, что плохой сын, плохой друг, даже заключённый из него вышел плохой. Грейнджер оставалось лишь мысленно качать головой и вздыхать. Блэк был для Герм совершенно иным воплощением в этом мире. Она видела, что он добрый и отзывчивый, прекрасный крёстный и удивительно стойкий человек, потому было жаль, что он всего этого в себе не видел.
- Да, не узнать - не то слово, если ещё и близнецы тут будут. Увидишь, они могут превратить этот дом в нечто ядовито-яркое, если ты им позволишь. Только миссис Уизли может держать их в узде, хотя, если ты позволишь делать им всё, что угодно... - Последние слова от Грейнджер были несколько загадочны, а на губах появилась блуждающая улыбка. Гермиона была уверена, что, если Сириус и близнецы объединят свои усилия, то из этого дома может получится одно из двух: либо конфетка, либо взрыв на макаронной фабрике. Впрочем, ещё не совсем понятно, что лучше.
- Ну, как видишь, морщин у меня пока нет, - усмехнулась Герми. Самое интересно, что это только пока. Гриффиндорка была уверена, что ещё пару лет и, если её жизнь, а также жизни Гарри и Рона продолжатся в том же темпе, они точно все поседеют и покроются морщинами. Даже в тех местах, где морщин вовсе быть не должно.
Да уж, глупости для Грейнджер были в новинку, обычно она куда тщательнее следила за собственным языком. Но, что сказано, того не воротишь. Потому она лишь смущённо улыбалась, а Сириус учтиво отводил взгляд в сторону, чтобы не усилить её румянца. Герм была благодарна мужчине за это.
- Вызов? Надеюсь, бутылка не разговаривала с тобой? - Гриффиндорка открыто улыбнулась, надеясь, что Блэк поймёт её правильно.
- На летучем порохе? - Герм в изумлении открыла рот. - Никогда не слышала, чтобы этот порошок использовали для создания алкоголя или даже каких-либо зелий. Нет, вряд ли... - Грейнджер сделала мысленную заметку, что следует потом поискать какие-то тексты о летучем порохе. Если какой-то родственник Сириуса был настолько глуп, что создал на его основе выпивку, то неплохо бы было узнать о побочных эффектах. Вдруг с утра или даже через пару часов ей придётся спасать мужчину от самого себя?
Не смотря на такие мысли, Гермиона отчего-то была уверена, что выпивка сделана из чего-то другого и не факт, что куда более приятного, нежели летучий порох.
Они разошлись по спальням и Герм практически сразу уснула, как только её голова коснулась подушки. Ей снилось что-то приятное, почти согревающее, но, проснувшись утром, девушка так и не смогла вспомнить, что именно.
Проснулась гриффиндорка в прекрасном расположении духа, соскочила с кровати и быстрой походкой направилась в ванну, а после на кухню. Отчего-то настрой был просто прекрасным, не смущали даже орущая мадам Блэк, серость утра и бурчащий в коридоре Кикимер.
Первым делом Грейнджер принялась за готовку завтрака, надеясь, что Сириус обрадуется нормальной еде.
[avatar]http://funkyimg.com/i/254Zf.png[/avatar]

+1

14

[avatar]http://s3.uploads.ru/M6p97.jpg[/avatar]

Помнится, в Азкабане ему снились, в основном, картины прошлого, наиболее тягостные его моменты. Ну, это и не удивительно, учитывая, что способность радоваться из тебя вытягивают дементоры. Сейчас же, обретя свободу, Сириус имел возможность каждую ночь лицезреть нечто иное, каждый раз разное и, порою, совершенно безумное. Стоит отдать должное азкабанским снам, по крайней мере, они были логичными. Что же касается теперешних сновидений, то после них Блэк ощущал себя так, словно его мозг прокрутили через мясорубку, поджарили и подали к столу. А затем, признав блюдо негодным, соскребли с тарелок и, в таком вот виде, запихнули обратно в череп. Кто-то считает, что сны - предвестники будущего, другие утверждают, что через них мозг обрабатывает накопленную за день информацию. Что означает Северус Снейп верхом на розовом слонике с пучком сельдерея в руках, Сириус не знал, но если это - его будущее, то лучше было бы не просыпаться.
В общем, проснулся Блэк, как и всегда, в не слишком благоприятном расположении духа. Масла в огонь, естественно, поспешил подлить услужливый Кикимер, немедленно попавшийся под ноги хозяину, едва тот ступил на лестницу. В руках домового, как обычно, находилось одно из местных "сокровищ". Мало того, что мерзкий эльф не помогал с уборкой, что, вроде бы, входило в спектр его обязанностей, так он еще и всячески мешал, постоянно воруя что-то и распихивая в тайники по всему дому, хотя большая часть, все же, скапливалась в логове Кикимера.
- Ты успокоишься когда - нибудь? - Он попытался испепелить существо взглядом, но, к сожалению, на дряхлого эльфа это никак не подействовало, он лишь пробормотал что-то, касательно позора семьи, получил пинка и скрылся из виду, цепко сжимая в пальцах серо-коричневого цвета ночную сорочку, наверняка принадлежавшую матушке. Естественно, едва Блэк вспомнил о матери, как ее портрет поприветствовал сына нескончаемым потоком ругательств. Даже интересно стало, а сможет ли она орать, скажем, несколько суток без остановки? При жизни подобное давалось женщине без особого труда.
- Доброе утро. - Слова никак не шли его лицу, которое если и не отражало всю бренность бытия, то, по крайней мере, прозрачно намекала на то, что жизнь - боль. - Как думаешь, если замазать портрет масляной краской, то это даст какой-то эффект? Просто мне кажется, что я скоро оглохну от ее воплей...  - Он уронил себя на видавший виды табурет. Пожалуй, разговор стоило начинать не с этого. Ведь собственное плохое настроение - вовсе не повод портить его всем окружающим. Ну ладно, повод, но не Гермионе. Эта девочка вчера очень неплохо помогла ему, по крайней мере, засыпал он точно в хорошем настроении.
- Да уж, если она решила лечить меня от депрессии, то работа предстоит долгая и упорная... - Блэк подпер голову рукой, зевнул. По его виду совершенно не было заметно, что мужчина спал этой ночью. Вообще-то по его виду не было заметно, что он вообще когда-либо спал в своей жизни.
- Как думаешь, розовый слон что-то означает? В смысле, если снится нечто подобное... Или это результат воздействия вчерашнего пойла? - Снова не совсем то, но уже не так негативно. Возможно, когда-нибудь, он все же научится радоваться жизни.

Отредактировано Marсus Rookwood (16.04.2016 12:54:32)

0


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Неоконченные эпизоды » Что будет потом не известно, но пока у нас есть наше лето...