Hogwarts: Ultima Ratio

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Неоконченные эпизоды » Поцелуй без любви только пачкает губы.©


Поцелуй без любви только пачкает губы.©

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

- дата: 19 сентября 1997 года.
- место: личные покои Пенелопы.
- участники: Marcus Rookwood, Penelope Clearwater.
- внешний вид: в первых постах.
- краткое описание: Маркус вновь вынужден настаивать и вновь он получит отпор. На этот раз Пенелопа и правда воспользуется палочкой, если мужчина её ослушается. У Клируотер просто заканчивается терпение.

+1

2

Внешний вид

http://s005.radikal.ru/i212/1601/87/4e7efaaf64fb.jpg

Пенелопа. Когда-то для Маркуса это имя значило не больше, чем тысячи других бессмысленных слов, выбранных людьми для обозначения самих себя. А сейчас все было по-другому. Он засыпал с этим именем, просыпался с ним, а сама девушка вторглась в его мысли, сны, память. Все вокруг напоминало ему о Пенелопе.
Это было неудобно, весьма. Он стал рассеян, невнимателен, а все попытки собраться были напрасными. Маркусу нужно было ее увидеть, эта мука была просто невыносима. Сперва он собирался дождаться известий о "Пророке" и делах девушки, но, в один момент, проснувшись утром, понял, что терпение закончилось. Словно он сунул ковшик в большую бочку с терпением, надеясь зачерпнуть еще немного, чтобы пережить очередной бесконечный, омерзительный день, но жесть лишь царапнула деревянное днище. И Руквуд, сев на постели, понял, что просто сойдет с ума, если не встретится сегодня с девушкой. Простая, ясная и совершенно четкая мысль. Без преувеличений и драматизма.
Занятия тянулись так долго, что мужчина готов был завыть. Пожалуй, многие ученики были удивлены, заметив, что преподаватель смотрит на часы гораздо чаще любого из них. Образ, что он так старательно создавал, начинал давать трещину, и самое забавное, что Руквуду было плевать. Сегодня он увидит Пенелопу, а что будет потом не имеет ни малейшего значения. Едва прозвенел звонок с последнего урока, как преподаватель первым ринулся к двери, совсем не вежливо растолкав попавшихся на пути учеников. Но смешки, раздавшиеся за спиною, Руквуда совсем не беспокоили. Его волновала лишь библиотека, он уже видел призрачные очертания книжных полок и ее невесомый силуэт на их фоне, манящий, завлекающий, словно пение вейлы.
Но ему снова не повезло. На рабочем месте девушки не оказалось, лишь мадам Пинс, сообщившая, что Пенелопа сегодня отпросилась пораньше. Пожалуй, библиотекарша и не поняла, что Руквуд был в шаге от того, чтобы попросту ее прикончить. Неужели и сегодня ничего не получится? Нет, он отказывался верить в это, отказывался смириться. Встреча состоится, чего бы это не стоило. Правда, для этого пришлось приложить чудовищное волевое усилие. Собраться, сжать зубы, включить вежливость и выспросить у повелительницы книг расположение комнаты ее помощницы.
Это было невыносимо, каждую секунду бороться с собою, с желанием просто выдрать из этой курицы ответ с помощью силы. Но он справился, даже, кажется, приятное впечатление о себе оставил.
И вот, Маркус Руквуд стоит у двери, сжав кулаки и пытаясь прожечь взглядом лакированную древесину. Отчего-то он только сейчас понял, что сказать особо и нечего. Он ей не друг, чтобы зайти просто так, да и не пустит его Пенелопа, помня свою прошлую ошибку. Но даже эта безысходная мысль не остановила мужчину надолго. Он повернул ручку двери, оказавшейся не запертой. Впрочем, в теперешнем состоянии Маркуса, это было лучше для самой же двери.
Это было самое настоящее вторжение, грубое и незаконное, но крыша Руквуда съехала, прихватив с собой воспитание, выдержку и чувство такта. Что же, пока эти важные для любого человека качества веселятся где-то снаружи, Маркус вполне способен на многое.
- Нам нужно поговорить. Вернее, мне нужно с тобой поговорить. - Он захлопнул за собой дверь, выглядел мужчина так, словно бежал. Может быть потому, что так оно и было? Более того, Руквуд даже не заблудился по пути ни разу, а это явно намекало, что дела совсем плохи.

+1

3

Внешний вид

http://www.zeleb.es/sites/default/files/gtres_u223923_006.jpg
Без сумки, мантию сняла в комнате.

И вновь у неё разболелась голова. Так не кстати, так неприятно. Пришлось вновь отпрашиваться у Пинс пораньше, что случилось с ней за последнюю неделю уже дважды. Клируотер и так была в курсе, что не оставляет о себе хорошего мнения, а теперь Библиотекарша её, кажется, вообще возненавидела или была близка к этому. Но быть сейчас среди пыльных, пусть и любимых книг, было невозможно. К тому же, Пенни стала часто отмечать, что её заклинание по поводу волос и глаз заканчивается куда быстрее, чем обычно. То ли это собственное сознание играло с ней такие шутки, то ли что-то ещё, пока для Пенни не понятное.
Оказавшись в комнате, Пенелопа тут же выпила обезболивающее зелье. Благо, их запас у неё был, потому что голова беспокоила и раньше. К тому же, не было никаких проблем сварить некоторое количество ещё, потому как и котёл личный имелся, и запас ингредиентов. На первые полгода ей хватит, а там в Рождественские каникулы, глядишь, зайдёт ещё в магазинчик. Можно было бы применить заклинание, но оно довольно не долговечное, да и с зельем куда проще, откровенно говоря. В последнее время Клируотер не была уверена в своей силе воли. Последние пару недель её окончательно довело желание скрыться от так называемого жениха. Она позже всех приходила на завтрак, обед и ужин, зная, насколько Маркус обычно пунктуален, к тому же, ел он довольно быстро. Наверно, именно так было принято в Дурмстранге. По крайней мере, она ни разу на него не наткнулась. Иногда бывшая Равенкловка ела у себя, вызывая кого-то из эльфов. Они всегда старались ей угодить, так что Пен даже не нужно было посещать Большой зал, но ей просто не хотелось вызывать никаких сомнений. Если часто есть у себя, то могут наведаться Снейп или МакГонагалл, а их присутствие в её комнате было довольно лишним.
Благо, Руквуд не знал, в какой именно части замка её личная комната. Это было прекрасно. В первый день новый директор рассказал ей о паре комнат, которые можно занять. Она и выбрала, в самом дальнем крыле. Правда, это выбиралось несколько с иной целью, но и от Маркуса тоже спасало. По крайней мере, до сего дня.
Пенелопа откинулась на подушки, полностью расслабляясь. Надеясь немного поспать перед ужином. Вот только желанию девушке не дано было сбыться, покой её был нагло нарушен. От скрипа двери Клируотер вздрогнула и резко села на кровати, глазами ища палочку. Впрочем, она тут же немного успокоилась, увидев, что на пороге стоит всего лишь Руквуд. Не то, чтобы она совсем перестала его бояться, скорее, пришла к выводу, что за ним просто нужно приглядывать.
Приход мужчины в её спальню безумно возмутил Пенни, она тут же соскочила с мягкого ложа и, нахмурившись, окинула Маркуса взглядом.
- Что ты себе позволяешь? Где твои манеры, ты же всегда говорил, что ты аристократ! И даже не удосужился постучать! - Она хмыкнула, складывая руки на груди. - И кто вообще сказал тебе, где находится моя комната?!
Впрочем, сказать-то Руквуду мог кто угодно, вот только Клируотер хотела точно знать, кто именно эта крыса, чтобы, при случае, заехать чем-нибудь тяжёлым данному объекту по голове.
Выглядел Маркус странно, он тяжело дышал, словно совершил пробежку. И отчего-то у Пенни помимо воли вырвался вопрос:
- Что-то случилось? - Почему-то в голову начали тут же лезть всякие дурацкие мысли, что что-то случилось внизу или что-то происходит, может кому-то нужна помощь, но чем именно она, простая журн... то есть, помощница библиотекаря, может помочь? Хотя, если вспомнить, что тут творилось в прошлом году по слухам, то может где-то идёт новое сражение. Орден сделал новый шаг? Конечно, где-то на задворках сознания Клируотер понимала, что это всё очень глупо, у Ордена пока не хватит сил, чтобы снова начать действовать, да ещё и так быстро.

Отредактировано Penelope Clearwater (05.01.2016 11:13:45)

+1

4

Взгляд Маркуса впился в девушку так цепко, словно он собирался ее съесть. Он отчетливо понимал, что его зависимость ненормальна, что его настойчивость доставляет ей неудобства, а его сегодняшний приход - лишь потакание собственному эгоизму, не более. Но то время, когда Руквуд мог что-то с собой поделать, было безнадежно упущено, канаты срублены, а парусник сорвался с якоря, уносясь в бушующий шторм.
- Манеры? Хм... Вероятно, я оставил их в других брюках, извини. - Пожалуй, ничего хуже, чем усугублять собственное положение посредственным юмором, придумать было невозможно. Но мозги мужчины сегодня явно были набекрень, поэтому он еще и улыбнулся. Дерзко и открыто, естественно, так, как не улыбался последние лет десять своей жизни. Впрочем, вряд ли это что-то меняло, ведь Пенелопа по-прежнему смотрела на него, как на нечто не слишком приятное, прилипшее к подошве. Гнев и негодование - вот, пожалуй, и все, на что он мог рассчитывать сегодня. -Я понимаю, что ты не очень рада меня видеть, просто... Просто я соскучился.- Столь адская откровенность заставила мужчину смутится. Он ощущал себя идиотом, но приятное чувство, разливавшееся внутри, было слишком соблазнительно. Сейчас ему на все было плевать, он жаждал бунтовать и ломать шаблоны, жаждал слышать ее голос, проецировать ее образ на сетчатку своих глаз, ощущать, как информация о ней проникает по зрительному нерву прямо в мозг, вызывая эйфорию.
-Клиент готов, несите смирительную рубашку.- Интересно, а в больнице святого Мунго есть палата для больных неизлечимой страстью? Наверняка, иначе куда девать всех идиотов, похожих на него? -Свалить в яму и закопать поглубже, чтоб не вылезли.
Разум продолжал злобно подшучивать над ним, вероятно, обидевшись на то, что к его голосу перестали прислушиваться.
- Твоя начальница снабдила меня информацией. Очень... своеобразная дама.- Мужчина тихо рассмеялся, взгляд его нехотя оторвался от будущей жены, пробежался по окрестностям, в целях ознакомления, и вернулся на положенное место. На лицо, то есть.
- Довольно мило, не то, что та лачуга в Косом Переулке. - О том жилище он все еще вспоминал с содроганием, хотя, быть может, и преувеличивал слегка. Ну или не слегка. Потому что Маркусу хотелось для девушки только лучшего, самого лучшего и никак иначе. Она никогда не будет ни в чем нуждаться, он окружит ее заботой и обожанием, бросит к ее ногам весь мир.
- Случилось? Да нет, ничего особенного, просто конкретно этот день без тебя стал последней каплей. - Он снова улыбнулся, сделал шаг навстречу. Хотелось уловить ее запах, хотелось взять ее за руку. Тело изнывало, требуя действия. Одного касания, пускай незаметного и неощутимого. У него даже ладони зудели. Возможно, в голове Руквуда были и более смелые и раскованные мысли, но их мужчина никогда не выпускал наружу, ведь Пенелопа была для него ангелом, чистым и светлым, ее сияние обжигало его черную и грязную душу, но та все равно тянулась к девушке, не желая останавливаться.
- Мы просто поговорим, ладно? Недолго. Несколько слов, может, чуть дольше. А затем я покину тебя, надолго. Просто мне это нужно.- Еще один маленький шаг и целый взрыв внутри, задевший каждую клеточку тела. Он одержимый психопат и поделать с этим, кажется, ничего нельзя.

+1

5

Маркус смотрел на неё вновь тем самым взглядом, который Пенелопе так не нравился. Эта была не похоть, скорее безумная страсть, отчаянное желание, что-то не правильное. Клируотер нахмурилась, а когда он решил пошутить, то брови девушки поползли вверх. Она ещё не слышала от Руквуда, чтобы он так плоско шутил, он вообще почти не шутил, а сейчас явно был смущён, что удивило бывшую равенкловку ещё больше.
Да что происходит?!
Маркус улыбнулся и Пенни едва сдержалась, чтобы не отшатнуться. Это было настолько поразительно, как будто он её наотмашь ударил. Такие перепады испугали девушку.
Может стоит позвать на помощь? Может с ним что-то не так?
- Не рада, ты прав, - Пен поджала губы. - Маркус, чего тебе надо? Если ты соскучился, то это всё равно не повод врываться сюда и мешать мне отдыхать. Мне не до тебя сегодня. Я не слишком хорошо себя чувствую, уходи, - девушке хотелось вытолкать молодого человека из своей комнаты, но она не чувствовала себя даже в состоянии повысить на него голос. Даже злости никакой не было. Клируотер просто надеялась, что Руквуд всё поймёт и уйдёт.
Начальница? - Как-то не сразу дошло, что мужчина говорит о мадам Пинс. Она бы тоже рассмеялась, если бы не испугалась, что он говорит о Рите. И если бы чувствовала себя немного лучше. И если бы это не был Маркус.
- Да, она странная, - Пенелопа передёрнула плечиками, не в силах изобразить даже малейшую заинтересованность в его речах.
Уходи, сейчас, давай. - Мысли были вялыми и тягучими, текли словно песок в песочных часах, сталкивались, сворачивались в кисель.
- Ты опять пришёл хамить? - Грубо поинтересовалась Пенелопа. Тон Руквуда ей совсем не нравился. Какое право он имеет осуждать что бы то ни было, связанное с ней? Нет, не было у него такого права. И не будет. - Как ты смел выразиться, та лачуга моя квартира, и мне там нравилось, и я вернусь туда, когда закончу работу здесь, - Пен осеклась, понимая, что то, что она сказала, звучит немного странно, потому тут же добавила: - Я имею ввиду, когда мне тут надоест. Ты же понимаешь, что я не собираюсь работать в Хогвартсе постоянно. Как бы не любила это место... - Девушка поняла, что теперь начинает оправдываться, потому просто замолчала. Маркус вызывал странное чувство, нет, не желание ему доверять, но он умел так спрашивать, что невольно начинаешь ему отвечать. Хотя, возможно, тут просто сыграло то, что Пен было, что скрывать.
- Маркус, пожалуйста, не начинай, - Пенни скривилась. Она даже не заметила, что он шагнул к ней, точнее, девушку это нисколько не встревожило. Сейчас Руквуд ей казался просто неприятной помехой. - Уходи, я хотела поспать до ужина.
Почему я вообще ему что-то объясняю? Словно он мне кто-то...
Но как бы Пенелопе не хотелось это отрицать, они уже были связаны, так или иначе. А учитывая упорство молодого человека, то сомневаться в том, что им ещё часто предстоит видеться, не приходилось.
Его голос заставил девушку удивиться, присмотреться к Руквуду повнимательнее. Она не понимала, о чём он говорит и чего конкретно хочет. Клируотер немного склонила голову на бок, вглядываясь в лицо Маркуса. Ей даже стало его немного жалко. Немного.
- Ну, хорошо, поговорим. Недолго, - вздохнула Пенни. Девушка кивнула в сторону кресла, находящегося в углу, рядом с камином. - Присаживайся. - Сама она прошла к другому креслу и опустилась в него, схватив по дороге палочку, чтобы зажечь огонь в камине. Палочку девушка положила на маленький столик между креслами, потом посмотрела на Маркус. - О чём ты хочешь поговорить? - Пальцы бывшей равенкловки тут же принялись массировать виски.

+1

6

- Это не было поводом вчера и позавчера, но сегодня оказалось достаточным. - Он развел руками, словно пытаясь показать этим жестом, что является точно такой же жертвой обстоятельств, как и несчастная девушка напротив. Ведь он действительно не виноват, приходилось признать, что внутри него бушует некая непонятная сила, вынуждающая поступать вопреки здравому смыслу, нарушать установленные для себя правила, вести себя неподобающе и говорить то, что говорить не следовало. Имя этой силе он пока что придумать не мог, но подозревал, что названия для нее просто нету. Конечно, можно было воспользоваться одним из стандартных, давно занесенных в словари терминов, но, едва произнося его про себя, он отчетливо понимал, нет не то.
-Ты кажешься мне немного бледной. Может, обратиться к доктору? Слышал, она неплохо справляется, хоть попробовать и не довелось пока... - Он прибыл совершенно не вовремя, но уходить пока не собирался, эгоист, что поделать.
Пенелопе не понравилось пренебрежение гостя к ее прошлому жилищу, как и в тот раз, когда он наведался к ней в гости. Маркус же не стал оправдываться или настаивать на своем, его мнение она знала. Халупа остается халупой, сколько ни называй ее по-другому, дебаты на этот счет его сейчас не интересовали совершенно, тем более, что тогда они обязательно поссорятся. Хотя, говорить с Пенелопой и не вызвать ее гнева и негодования, пожалуй, совершенно непосильная для него задача.
- Закончит работу здесь, хм... - Оговорка девушки была столь восхитительна, что Руквуд даже довольно прищурился, словно кот, узревший, как под окнами его дома переворачивается молоковоз. Последующее же оправдание лишь подтвердило подозрения, которые он, признаться, закопал до поры до времени.
- Надо узнать, как там и что... - С подобными душевными волнениям он начинал забывать некоторые вещи, чего никогда раньше не случалось в его спокойной, идущей по плану жизни. - Видимо, пора завести блокнот.
- Я постараюсь не задерживать тебя надолго, просто небольшая беседа перед сном. Ты и правда выглядишь неважно. То есть, нездоровой, внешне ты прекрасна, как и всегда. - Молотить глупости на уровне влюбленного пятнадцатилетнего юноши? Запросто! Маркус кисло улыбнулся. Все же, после недолгих препирательств, ему разрешили недолго побыть рядом. Руквуд послушно уселся в кресло, положив руки на колени и выпрямив спину, словно проглотил волшебный посох. Взгляд с тревогой наблюдал за руками девушки, судя по их действиям, Пенелопу одолевала мигрень, оставалось лишь надеяться, что она не является физиологической реакцией на появление мужчины.
- Даже не знаю, по дороге я, вроде бы, придумал несколько тем, только вот они вылетели из головы, хмм... - Он задумался, погладил усы, разглядывая трещину на потолке. - Ты мне снишься, знаешь. Это довольно странно, раньше я не видел снов так часто, тем более, таких неуправляемых и нелогичных. Словно в механизме сновидений что-то нарушилось... У тебя бывало такое? - Забавно, но из возможных тем осталась лишь самые неудобные. Хотя, ему бы пора давным давно перестать удивляться таким вещам.
- Кстати, как ты относишься к лошадям? - Он вспомнил кое-что и ухватился за эту мысль, как за соломинку.

Отредактировано Marсus Rookwood (10.02.2016 20:44:17)

+1

7

Ох, как откровенно. - Пенелопа чуть ли не поморщилась от его слов. Когда Маркус пытался казаться дружелюбным, девушка видела в этом лишь обман. Но ей уж очень не хотелось с ним ссорится вновь, потому она ничего не сказала и жестом не показала, что не верит Руквуду. Маркус обнажал свою душу уж как-то резко, топорно, после такого хочется стыдливо отвернуться и пойти в ванну, чтобы смыть с себя нечто, что вроде бы не видимо, но вполне осязаемо. Оставалось лишь устало вздыхать и мириться с тем, что именно сейчас мужчина решил предстать перед её очами.
- Нет-нет, мне не нужна помощь Помфри, я вполне могу справиться сама. Это не в первый раз, - Пенни покачала головой, усталым взглядом смотря на Маркуса. Мысленно она просила профессора убраться побыстрее восвояси. Они пусть и не ругались, и не повышали голос, но сейчас Пен уставала от одного нахождения рядом с Марком. Честно говоря, Клируотер считала мужчину эмоциональным вампиром. Она не в первый раз замечала, что после общения с Руквудом, чувствует себя выжатой будто лимон. Сейчас её мнение в который раз подтверждалось. Одного нахождения Маркуса рядом хватало, чтобы чувствовать себя ещё хуже, чем оно есть.
Ага, перед сном, чтобы потом спалось не слишком хорошо. Маркус, кажется, ты думаешь совершенно не о том и ни черта не понимаешь.
Его комплименты жалили и вызывали лёгкую тошноту. Или то была головная боль?
- Маркус, прекрати. Не смотря на то, что ты делаешь комплимент, ты умудряешься невольно оскорбить, - хмыкнула Пенни, но потом даже немного улыбнулась. - Не волнуйся, я не обиделась. Просто странно, что ты начал болтать какую-то чушь. Это... Не похоже на тебя. - Хотя, откуда мне знать, что именно похоже на тебя? Мы ведь не настолько близки. Что тут уж говорить, она и не хотела его знать, не хотела узнавать каков он. Ей просто это было не нужно.
Он так смешно поглаживал собственные усы, что Клируотер ухмыльнулась, но тут же спрятала улыбку в кашле, от чего голова удвоенно загудела.
Нет-нет, мы не будем давать ему повод. Не будем.
Да уж, никаких намёков Пенелопа делать не хотела, потому что Руквуд мог понять её совершенно иначе, воспринять улыбку или доброе слово за то, чем это не было.
Помогать в выборе темы она также ему не собиралась. В конце концов, он сам сюда пришёл, вот пусть тебе сам и расхлёбывает.
- Нет, не бывает, - голос Пен был суше, чем песок в пустыне Сахара. - И что же именно тебе снится? - Тем не менее, спросила девушка. Не сказать, что её сильно интересовало, что там снится Маркусу (наверняка, какие-то мерзости), но разговор так или иначе надо было хоть немного поддержать, иначе Руквуд мог бы никогда не уйти.
Вопрос о лошадях смутил Клируотер и она невольно посмотрела молодому человеку прямо в глаза. В её собственных читалось удивление.
- Откуда?.. - Пенни тут же спохватилась, нахмурилась и сжала губы. - Я отношусь к лошадям куда с большей любовью, чем к людям. Если ты понимаешь, о чём я. - Заметила помощница библиотекаря.

+1

8

Читать отвращение на лице дорогого тебе человека - занятие не из приятных. тем более, когда ты, вроде бы, откровенничаешь. Он и сам себе сейчас казался сейчас мерзким и прилипчивым. Интересно, существует ли антипод приворотного зелья? Что-то, способное избавить его от этой навязчивой идеи, превращавшей Руквуда в одержимый источник неприятностей? Наверняка, если покопаться в книгах, нечто подобное вполне можно отыскать. Просто, если честно, раньше его подобный бред не интересовал вообще.
- Подобные слова меня не утешают. Постоянные недомогания могут оказаться признаком чего-то серьезного. - Маркус сознательно убрал беспокойство и тревогу из голоса, просто сделав слова эмоционально стерильными. Конечно же, подобный трюк никого не обманет, просто он понимал, что его забота тут никому не нужна, а потому стоит запихнуть ее подальше, пока Пенелопа не решила подсказать надоедливому ухажеру конкретное место, в которое куда он может засунуть свое сочувствие. - Но решать, конечно, тебе.
Он чувствовал себя глупо, каждое собственное слово казалось неправильным. Руквуд путался в собственных мыслях, хотелось хорошенько шлепнуть себя по физиономии, очнуться, вернуть себе свое душевное равновесие. Только вот он понимал, что спокойствие в его жизни вряд ли теперь возможно, если она не будет рядом. Как бы ни заезжено было сравнение, но сейчас девушка была нужна ему как воздух.
- Совершенно не похоже. - Мужчина кивнул. Вряд ли, конечно, она так хорошо его знала, но Руквуд был абсолютно согласен. Довольно неприятно ощущать себя идиотом, только вот, еще неприятнее осознавать, что подобное состояние - это лучшее, что ты испытывал в жизни. Словно какой-то шутник подталкивал его в спину, заставляя делать то, что самому Руквуду никогда не было свойственно. Будь у него подобный приятель, наверное, Маркус бы уронил его с самой высокой башни с превеликим удовольствием. Только вот, никого осязаемого под рукою не было. Кроме Пенелопы. Такой реальной, четкой и желанной. Ее улыбка, взгляд, каждое движение, каждая тень, мелькающая на прекрасном, хотя и чуточку бледном лице - все было прекрасно, поднимало внутри мужчины настоящий ураган, смешивающий мысли в кучу. Он сделал еще один шаг навстречу, совсем небольшой, но такой важный, приблизивший его к мечте, пусть только в физическом смысле.
- Это довольно сложно вспомнить и описать... И довольно глупо. - Он сожалел, что поднял эту тему, готовности открыться настолько Маркус в себе пока что не ощущал, как и желания рассказывать.
- Прогулки по лесу, беседы, которых в реальности просто не может быть... - Взгляды, касания, ее дыхание на щеке, восемь детей и четыре собаки. Что ему только не снилось, заставляя просыпаться с дебильной улыбкой на лице, которая, впрочем, быстро слетала с губ, едва только мужчина осознавал реальность. Иногда это было слишком больно.
- Откуда - откуда... - Она и сама все прекрасно поняла, объяснений не потребовалось. Маркус улыбнулся, немного виновато. Не слишком вежливо выяснять что-то за ее спиной, но Пенелопа сама виновата, ведь она не желает добровольно делиться столь драгоценной для мужчины информацией на себе. Ну, если эта информация не касается неприязни к самому Руквуду.
- О, прекрасно понимаю, надо же. - Маркус рассмеялся. Нелюбовь к окружающим - прекрасная тема для разговора, только вот, пожалуй, для этого нужно не входить в список этих самых раздражающих окружающих. А Руквуд сейчас не только был его частью, но, кажется, еще и возглавлял. - Хоть в чем-то первый, можно порадоваться.
- В общем, уж не знаю, как там все произошло, но в результате мне прислали кое-что... - Он пошарил в кармане и подал Пенелопе снимок. - Жеребенок, родился вчера. Ты же знаешь, что мы держим лошадей, да? - Новорожденная лошадь на снимке неуклюже пыталась встать на ноги, что было довольно забавно. Странное дело, что человеку для подобного требуется намного больше времени. - В общем, если не знала, то теперь знаешь. Родословная этого коня, кажется, длиннее, чем моя... - Он рассмеялся. Девушка была так близко, манила его сильнее сотни вейл, оторвать взгляд от Пенелопы было невозможно, а внутри ворочалось что-то пугающее даже самого Маркуса.

Отредактировано Marсus Rookwood (26.03.2016 15:37:33)

+1

9

Пенелопа посмотрела на Маркуса с еле сдерживаемой неприязнью. Если бы не голова, то он просто заслужил бы неприятную усмешку, а так неприязнь граничила с почти злобой.
- Перестань читать мне нотации, - процедила девушка сквозь зубы. Она хотела добавить ещё кое-чего, но решила не усугублять ситуацию. Ведь вроде бы она сама себе сказала, что даст ему выговориться, разве не так? В общем, слова из разряда "ты мне никто и звать тебя никак, потому тебя не должно беспокоить моё здоровье" будто застряли у Клируотер в горле.
Говорил Руквуд как-то сбивчиво, он словно сам сомневался в собственных словах или пытался тщательно их подобрать, а удавалось с трудом. Пенни, в принципе, не было до этого дела, но смотреть на такого, "сбивчивого" профессора было забавно. Она может и поразмышляла бы, что такое с ним творится в последнее время, но сейчас ей было и не до этого тоже.
Сама для себя девушка отметила, что Маркус стал, на самом деле, завсегдатаем в её мыслях. К её личному сожалению, конечно. Она не думала о нём нарочно, просто Руквуд постоянно лег ей в мозг, причём, довольно часто с плохой точки зрения. То есть, обычно она думала о том, как ей отвадить от себя волшебника, либо же как сделать так, чтобы он просто навсегда исчез из её жизни. Зелье там какое подлить или заклятье использовать. Понятное дело, что в стенах Хогвартса Пенелопа себе такое вряд ли бы позволила, да и по жизни она не была настолько злой девицей. Но понимала, что, если Маркус продолжит её надоедать в таком же духе, то что-то обязательно стоит придумать.
Он легко согласился, что вовсе не такой, каким сейчас хочет казаться. Это вызвало мысленную усмешку. И удивило, ведь он согласился, по сути, с тем, что она его так или иначе знает. А вот эта мысль была уже неприятной, ведь как раз узнать его Пенни не горела желанием.
Интересно, если ты совершенно не такой, то тогда какой? Жестокий, циничный и беспринципный? Или есть ещё какая-то сторона? Третья, четвёртая, Мерлин знает, сколько их у тебя... Хотя, у меня тоже, не так ли?
Вести мысленный разговор с самой собой было привычно, к тому же, довольно хорошо отвлекало от Маркуса, чтобы не зацикливаться на нём.
- Если сложно и глупо, то и упоминать не стоило, - заметила Пен безжалостно. Но неприязни, на этот раз, в голосе не было, только констатация факта. Она лично предпочитала не говорить лишнего, если не была уверена в правильности слов. В правильности лично для неё, естественно. К тому же, журналистке вообще не показано быть болтливой, такая быстренько может потерять работу.
- Беседы? Не поэтому ли ты и пришёл ко мне сегодня? Этой ночью тебе тоже снились беседы? - У Пенелопы было ощущение, что Руквуд что-то не договаривает, но давить на него она не собиралась. В конце концов, зачем ей вообще его личные секреты? Пусть живёт так, как хочет, да и видит во снах то, что хочет. Тут уж она ему никак не запретит. Ей такие сны были чужды. Она вообще редко видела сны, а уж тем более те, которые хотелось воплотить в реальность. Последнее время ей снилось только то, что за ней кто-то наблюдает, будто монстр из-под кровати, и просыпалась девушка не в поту, конечно, но с весьма неприятными ощущениями, а с утра какое-то время не могла от них отделаться.
Клируотер безумно возмутило, что он за её спиной пытается вновь что-то выяснять, потому разговор вновь приобрёл неприязненный оттенок, пусть и шёл о приятных для девушки вещах. А вот Руквуд, наоборот, кажется расслабился и, возможно, даже не заметил изменение настроения Пенни, либо сделал вид, что не заметил.
Маркус сунул ей в руки колдографию, на которую Пенелопа посмотрела сначала с непониманием, а потом с изумлением. Жеребёнок был прекрасен и волшебница прекрасно понимала, к чему именно клонит мужчина, но брать что-либо у этой семейки не хотела.
- Откуда мне знать, - пробормотала Клируотер, продолжая рассматривать колдографию. И всё-таки, пересилив себя, Пенни отложила снимок, мысленно горестно вздохнув. Жеребёнок ей понравился, он врастет красивым и сильным, но... Ей и держать-то его негде. Выпрашивать у отца не хотелось, а сама она жила в небольшой квартирке, которую, кстати, всё тот же Руквуд освистал. - Да, очень милый. - Сухо заметила девушка, делая вид, что совершенно не понимает, к чему Маркус клонит. Тем более, что мужчина стал слишком странно на неё посматривать.

+1

10

Наверное, он даже понимал ее. Общение с Маркусом - не лучшее занятие в период головной боли, наверняка лишь усугубляющее ее. Но Руквуда уже несло, он был на подъеме, а потому, как и все, страдающие от навязчивых идей, сумасшедшие, просто игнорировал мысли и чувства других, целиком погруженный в собственные ощущения. И желания, что бурлили внутри, подобно грязному бурому потоку, что изливается порой из водосточных труб во время сильного ливня. Хотелось либо схватить и обнять ее, прямо сейчас, либо сбежать и сломать кому-нибудь ногу. Просто, чтобы выпустить эту невероятную энергию, грозившую начать вырываться через уши в виде пара.
Вот и резкий ответ девушки совсем не обрадовал мужчину. Он, между прочим, правда беспокоится за нее. Неужели, в жизни Пенелопы таких людей с избытком, учитывая, как она любит говорить им в глаза правду? Почему-то Руквуд сильно сомневался. Мало кто, после таких отповедей, не отвернется. Хотя, чему он удивляется, если уж собрался жениться, придется привыкать к этому тону, этому выражению глаз, этим молниям, так и грозившим превратить несчастного и надоедливого идиота в аккуратную кучку серого, вонючего пепла.
- Сколько можно-то, а? Когда она поймет? - Маркус ведь относился к ней лучше, чем к кому либо в своей жизни, готов был на все. Так чего же нужно этой переборчивой волшебнице? Того чувства, что глядит на нас со страниц дешевых романов, да так там и остается, не в силах существовать в реальном мире? Он вполне мог допустить подобные мысли в четырнадцать, но никак не позже. Пенелопе пора было взрослеть. И осознать, наконец, что человек, что унижается перед нею раз за разом, словно нищий, просящий доброго взгляда и слова вместо монеты, на самом деле не такой и жалкий. И оценить по достоинству то, как самоотверженно он наступил на горло собственной гордости, сколько жертв уже принес к алтарю этих отношений, которые еще не начинались даже толком.
- Нет, я хотел рассказать, просто нужные слова для происходящего там подобрать порою сложно. -Пора бы вернуться в реальность, а, заодно, и Пенелопу вернуть. Нет, ему снились не только разговоры, да и, вообще, в основном не они. А снилось ему то, что бывает порою между особенно близкими людьми, что оставляет массу приятных воспоминаний и море теплоты, восхищения, восторга. Приветливые взгляды, звонкий смех, улыбка, искренняя и добродушная. Едва ощутимые, случайные касания, что происходят, когда вы гуляете рядом, либо просто проводите время вместе. В голове Руквуда бились о стенки сотни деталей, событий, дел, которые он хотел бы сделать с нею вместе. Но взгляд Пенелопы, ясный и понятный, как удар в живот, ставил на всем этом большой жирный черный крест.
- Пришел я потому, что не могу без тебя. Знаю, это раздражает, поверь, не только тебя. Эта болезнь хуже драконьей оспы, ведь она поражает душу напрямую, распространяется слишком быстро и очень редко поддается лечению. В один прекрасный момент все мысли просто начинают сходиться на тебе одной. - Он замолчал, погладил усы, подумав, что снова наговорил лишнего. Слова, которыми он собирался выразить свое душевное состояние, на открытом воздухе звучали пошло и глупо, словно реплики влюбленного неудачника из все того же дешевого романа. Но ведь все знают, что, в итоге, героиня выберет холодного и высокомерного красавца, а влюбленный идиот счастливо сгинет на двухсотой странице, не заработав права даже на то, чтобы его линию довели до конца. Просто потому, что свою роль он выполнил и больше не нужен, не интересен ни автору, ни читателю.
Даже его случайный и, одновременно, последний козырь, кажется, был побит без страха и сожаления и отброшен в отбой. И то верно, какое дело Пенелопе до его лошадей, поместья, родословной и жизни в принципе?
Он лишь досадная помеха на пути, препятствие, которое нужно преодолеть. Вряд ли кто-либо когда-либо задумывается о чувствах такой вот помехи. Маркус бы точно не стал, просто перешагнул, постаравшись выбросить из головы. Но, как водится, позволить поступить с собой так, как сам поступаешь с другими - довольно сложное дело. Более того, все его существо восставало против подобного поворота событий. Пускай он будет репейником, застрявшим в волосах, Руквуд не собирается просто так остаться в стороне, отступать и сдаваться. Не сейчас, не сегодня.
Мужчина приблизился. В данный момент он был абсолютно безумен, хотя лицо его выражало не свойственное психам спокойствие. Он был зол, все это представление, не достойное даже бродячего цирка, его уже достало. Он не хотел больше страдать один, вдалеке, мучиться мыслями и лезть на стену. Страдать вместе намного приятнее. Ну или не так обидно, во всяком случае. И, раз уж Пенелопа не хочет, чтобы он беспокоился о ее состоянии, то, пожалуй, пускай так оно и будет.
Маркус умел быть резким, отличное качество для волшебника, да и вообще. Он поймал ее руку, притянул девушку к себе и, не дав опомниться, горячо поцеловал в губы. Он не отдавал себе отчета в том, что делает, пожалуй, даже суд бы оправдал любое действие, совершенное в подобном состоянии. Ощущение, что невозможно описать словами, пронзило его сознание и вышибло мозги через затылок. Слабость, упоение, восторг - все смешалось. И, самое приятное в том, что ему абсолютно наплевать было, что будет потом. Даже если она превратит его в жабу, Маркус будет счастливо квакать и с упоением ловить комаров, осознавая, что именно в этот момент смог, наконец-то, снова почувствовать себя человеком.
Руквуд отстранился и выдохнул. Самое время получать по заслугам.

+1


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Неоконченные эпизоды » Поцелуй без любви только пачкает губы.©