Hogwarts: Ultima Ratio

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Неоконченные эпизоды » Ненормальная реакция на нестандартную ситуацию — это нормально.©


Ненормальная реакция на нестандартную ситуацию — это нормально.©

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

- дата: 26 сентября 1997 года.
- место: кабинет Руквуда.
- участники: Marcus Rookwood, Penelope Clearwater.
- внешний вид: в первых постах.
- краткое описание: Пенелопа откровенно не знает, что её потянуло поговорить с Маркусом, но, кажется, им и правда нужно выяснить всё. Вот только разговору может и не суждено состояться, потому что девушка стала невольным наблюдателем не самой приятной сцены.

+1

2

Внешний вид

http://s019.radikal.ru/i619/1601/87/0ad62f233b52.jpg+ Мантия

- Как же достало... - Маркус потер висок, в который раз за сегодняшний вечер желая смерти человеку. Если кому-то вдруг стало бы интересно узнать перечень лиц, по мнению Руквуда, нуждающихся в немедленном удалении из мира живых, то он вполне мог прочесть их фамилии в списке, который покоился рядом с правой рукой педагога. Также, те же самые люди были упомянуты на листках с самостоятельными работами, проверкой которых Маркус и пытался заниматься в данный момент. Получалось не слишком здорово, дело шло медленно, а настроение портилось все сильнее. Пожалуй, за подобные познания следовало бы заставить нерадивых учащихся слопать собственные каракули. Голова гудела, а желание просто плюнуть на все и лечь спать было невероятно сильным. Естественно, он этого не сделает, как и многого другого, к чему лежит душа. Пожалуй, невероятное счастье, когда можешь делать то, чего хочешь, но Маркусу подобное, кажется, не светило в принципе.
Он не мог видится с Пенелопой, не мог осуществить свои амбиции, да даже прикончить никого не мог!
- Безобразие... - Он вздохнул, царственным росчерком пера выставляя неуд очередному идиоту, посмотрел на кипу оставшейся работы. В Этот момент правая створка шкафа едва слышно задрожала.
- Ах да, я и забыл про тебя, приятель. - Руквуд устало улыбнулся шкафу. Ну, конечно же, не самой мебели, а богарту, который недавно завелся внутри. Сообщать о нем мужчина не стал, с этим вполне можно разобраться и самому, но потом куча ежедневных дел затмила в памяти нелегального квартиранта.
- Что же, отвлечься мне точно не помешает. - Он поднялся, достал палочку и медленно двинулся к шкафу, не из осторожности, просто спешить и правда не хотелось, ведь после разборок его ждало еще две внушительных стопки творчества детей с ограниченным умственным развитием. Существо, что терпеливо ждало за дверцей своего убийцу, не являлось для Маркуса особой проблемой, он вполне готов был к встрече с самым худшим кошмаром.
- Очень надеюсь, что это будет не очередная кипа самостоятельных работ...- Он усмехнулся. Дверца скрипнула и на свет явилась вовсе не стопка бумаги, а человек.
Мужчина, Август Руквуд, отец Маркуса собственной персоной. - Какая встреча...
От одного взгляда этого человека по спине пробегали мурашки, а ледяная лапа сдавливала внутренности, сжимала все внутри, мешая дышать, думать, жить. Словно и не было всех этих лет, словно он не вырос, не стал сильнее, увереннее, злее. Он снова был маленьким мальчиком, ребенком, чье поведение в который раз не вписалось в нормы, определенные главой семейства для единственного сына, чистокровного волшебника, кого-то там еще. Отец был горазд на выдумки, в свое время, и к воспитанию отпрыска подходил с огоньком, иногда в прямом смысле.
- Ридикулус. - Он взмахнул палочкой и тело мужчины мгновенно пронзило два десятка стальных пик, явившихся прямо из воздуха. Обычно, чтобы победить богарта, требовалось изменить пугающий образ на нечто веселое, забавное, глупое, вызывающее смех... И этот случай не был каким-то исключением из правил, просто границы забавного у каждого свои.
Капли крови, стекающие по стальным орудиям, перекошенное мукой лицо родителя, приоткрытый рот и выпученные глаза...
- Мерлин... - Руквуд младший захохотал. Весело, звонко, словно и впрямь стал ребенком, словно все проблемы, тяготы и тревоги в миг ушли. Это было так весело, что остановиться он просто не мог, он смотрел и смеялся, держась за живот и согнувшись. Пожалуй, со стороны картина выглядела жутко, громкий хохот отдавался в кабинете страшноватым эхом. На глазах мужчины выступили слезы радости. - Спасибо.
Богарт исчез, но хорошее настроение осталось. Это было восхитительно, лучше он почувствует себя лишь тогда, когда проделает то же самое с настоящим Августом Руквудом. И не только это, список возможных пыток за годы жизни стал настолько большим, что вполне можно было издать его отдельной книгой.
Мужчина закрыл шкаф, повернулся, вытирая выступившие в уголках глаз слезинки.

Отредактировано Marсus Rookwood (03.01.2016 21:50:58)

+1

3

Внешний вид

http://iv1.lisimg.com/image/9459926/740full-emilia-clarke.jpg
+ тёмно-синяя мантия сверху

Для Пенелопы сегодня был довольно хороший день, даже отличный, ведь у девушки ни разу не заболела голова. Это уже было невероятным достижением, впрочем, оно не принадлежало лично самой Клируотер, скорее было просто отличным стечением обстоятельств. Или что-то в этом роде. Девушка не могла не радоваться. Тем более, за окном сияло солнце, да и всё вокруг словно немного светилось, настолько хорошее настроение было у Пен.
Пенни спокойно разбиралась с книгами, расставляла их на полки, записывала должников, проверяла по спискам, сравнивала, выискивая тех, кому пора бы вернуть учебники на место. День шёл спокойно и размеренно. Да, в голове иногда возникала одна картинка, но Пен быстро справлялась с собой и отгоняла оную куда подальше, чтобы не создавать себе же самой проблем. Откровенно говоря, она и не знала, что ей думать или чувствовать, потому предпочла просто не размышлять на данную тему. А картина, которая всплывала в мыслях, была самой удручающей. Это был тот самый поцелуй, который так нагло подарил ей Маркус. Или отнял, как посмотреть. Это было настолько порывисто и неожиданно, что неудивительно было, когда она взашей выгнала Руквуда из собственных покоев. Клируотер в тот момент была безумно зла, да и потом злилась не меньше, считая, что молодой преподаватель своей наглостью перещеголял всех её знакомых. Пенелопа ещё долго думала над тем, что ей стоит уже выяснить окончательно все отношения с этим зарвавшимся хамом. Понятное дело, что Маркус совершенно не хотел слушать никаких "но", но ведь Пенни не может постоянно избегать его. Она вообще не привыкла бегать от проблем, предпочитая решать их. В конце концов, нужно как-то донести до этого человека, что она никогда с ним не будет. Никогда. Не смотря на то, что поцелуй ей понравился. Это ведь обычная физиология. Тело, которое изнывало без нежности так долго, так или иначе всегда будет реагировать на чужие прикосновения и ласки. Пенни понимала это как никто другой. Разум разумом, но иногда и собственные коленки подгибаются и подводят, если только наступает соответствующая ситуация. Лично она с этим ничего бы не могла поделать, только лишить себя внутренних женских органов, если что. На этот шаг девушка не была готова пойти.
Последним её серьёзным увлечением был Перси Уизли, хотя, оба они были так заняты учёбой и прочим, что ни до чего особо серьёзного и не дошли. Точнее, это было быстро и как-то больше для галочки, чем из-за истинных чувств. А потом они расстались. Позже была ещё пара увлечений, но всем им нужно было больше внимания, больше ласки и заботы, а один вообще желал сделать из Клируотер домохозяйку. В общем, как все могли заметить, никого из мужского пола в жизни Пенелопы не осталось. А она и не горевала, её занимали куда более важные дела, нежели что-то ещё. Отсюда и понятно было, что тело Пен воспротивилось её сознанию и предало хозяйку в такой неожиданный момент.
Нет, я всё-таки должна с ним поговорить. - Пенелопа отгоняла от себя мысль о том, что ей, возможно, просто вновь хочется увидеть Руквуда. Это было глупо и попросту невозможно, девушка могла бы поспорить на несколько галлеонов, что это совсем не так.
Клируотер захлопнула тетрадь с записями, подняв немного пыли в воздух. Был уже вечер, можно было и покинуть свой пост, но Пинс внимательно следила за помощницей взглядом. Бывшая равенкловка вздохнула и ей пришлось подойти к Пинс, чтобы отпроситься. Никогда Пенни этого не делала, даже в детстве у матери никуда не отпрашивалась, а здесь ей приходилось прогибаться из-за очень недалёкой женщины. Это было для Пен просто оскорбительно, но выбора не оставалось, играть роль так полностью.
Нехотя, библиотекаршая всё-таки отпустила Клируотер и та отправилась на поиски класса Руквуда. За время пребывания в Хогвартсе, Пенелопа постаралась выяснить о Маркусе как можно больше, чтобы было проще его избегать, потому прекрасно знала, где именно находится класс Магической теории.
Остановившись возле двери, Пенни прислушалась. Там было довольно тихо, но потом раздался какой-то шорох, подсказывая Клируотер, что ненавистный ей человек находится здесь. И тут по спине Пенелопы побежали мурашки, потому что из-за двери раздался невообразимо отвратительный смех, безумный и словно проникающий повсюду. Не удержавшись, девушка распахнула дверь и перед её взглядом возникла удивительная картина. Хохочущий Маркус, перед ним мужчина, заколотый пиками. Пен неосознанно отметила похожесть мужчины на Руквуда и поняла, что это, скорее всего, его отец. Послышался хлопок и заколотый мужчина пропал, Клируотер тут же осознала, что это был боггарт, только он всегда исчезал с таким характерным звуком.
Девушке бы развернуться, убежать, скрыться где-нибудь подальше и больше никогда не попадаться на глаза Маркусу, но она словно превратилась в статую. Лишь стояла, распахнув глаза, и смотрела на Руквуда, силясь понять, как именно такое может доставлять мужчине радость, заставлять его смеяться.

+1

4

Настроение после экзекуции поднялось, а стопка писанины на столе показалась вовсе не такой уж страшной, как две минуты назад. А затем, обернувшись, Маркус увидел Пенелопу. Первым желанием было, конечно же, ущипнуть себя, да побольнее, ведь увидеть свою будущую жену на пороге собственного кабинета он мог, разве что, в счастливом сне. Причем по счастливости этот сон обогнал бы давно засидевшееся в верхней строчке рейтинга сновидение, в котором Руквуд методично и монотонно истреблял популяцию собственных учащихся.
Вторым желанием было схватить несчастную девушку, которая наверняка просто ошиблась дверью, и не отпускать никогда. Пройдут годы, а по школе чародейства все еще будет ходить легенда о комнате, которая никогда не открывается и в которой проживает весьма странная пара... Далее мысли Маркуса, и так не особенно связные, обратились в полный хаос, в котором мелькали оборотные зелья, Империо и семья Пенелопы, взятая неизвестным недоброжелателем в заложники.
И уже потом до него дошло, что представшая взгляду девушки картинка никак не добавляла очков им, и без того весьма сложным, отношениям. Если по-простому, то после такого Пенелопа должна была решить, что он просто-напросто маньяк, каких свет не видывал, развернуться и с воплями ужаса унестись в закат. Ну или в "Пророк", за такую статью ей наверняка могут вернуть драгоценную работу.
К слову, о работе он так и не выяснил, как-то потерялся в прошедших событиях, основным из которых был налет на комнату все той же многострадальной Пенелопы, окончившийся весьма... интересным образом.
Но она не сбежала, хотя по выражению лица было отчетливо видно, что подобная мысль посетила симпатичную головку девушки. Но, может быть, раз она не ушла, то у него еще есть шанс исправить ситуацию?
-Это всего лишь богарт... Зайдешь? - Он улыбался, не собираясь скрывать собственную радость. Даже просто увидеть ее уже было удачей. - Два приятных события и все в один день...
Серьезные лица пусть сохранятся для использования за стенами этого кабинета. Да и девушку уже не обманешь показной серьезностью, слишком часто при ней выплывали наружу истинные чувства.
- Присаживайся. - Он волновался, словно на экзамене, но всеми силами старался этого не показывать. Хотелось предложить ей чаю, кофе, взбитых сливок и звезду с неба. Он хотел сесть на свой стул, но, подумав, приткнулся на краешек стола.
- Ты по делу? - Естественно, она заглянула не просто так, хотя кусочек надежды все еще теплился где-то в самом уголке сознания. - Извини, что тебе пришлось такое увидеть...- Несколько смущенно проговорил мужчина. По какой невероятной причине он не запер собственную дверь - непонятно, будь на месте Пенелопы кто-то другой, его бы ждали крупные неприятности.
- У нас немного напряженные отношения с отцом. - Самую малость. Руквуд тихо рассмеялся, поглядывая на гостью, в очередной раз отмечая, насколько же она красива. В такие моменты он определенно точно понимал, что никуда не денется от нее и не отступится, что бы не случилось.

Отредактировано Marсus Rookwood (12.01.2016 21:41:52)

+1

5

Он обернулся, их глаза встретились и Пенелопа дрогнула.
Беги!
Мозг просто вопил от страха. Он орал ей прямо в ухо, чтобы она скорее убиралась отсюда. Она не должна была дать ему сказать и слова, сделать и шага, она должна была бежать. И лучше не куда-нибудь, а прямо к директору. Рассказывать о том, что Макрус Руквуд безумный палач, свихнувшийся и скрывающий от всех себя настоящего.
Но Клируотер стояла и смотрела. Не осуждающе, даже без какого-либо особого страха, ей было просто неловко. Она словно в душу ему заглянула, приоткрыла какую-то занавесь, за которой увидела нечто нелицеприятное ей лично. Пенелопе уж очень не нравилось открывать для себя настоящего Маркуса. Она словно шла по крупицам хлеба, открывая для себя его секреты, заглядывая в закрытые двери, но вернуться она уже не сможет. Отвратительное чувство.
Девушка осознавала, что если бы не странная любовь Руквуда, то, увидь она нечто подобное без особых привилегий, и плавать ей на следующий день где-нибудь в Чёрном озере. Наверно, стоило бы порадоваться, что Маркус настолько на неё запал, что не тронет из-за увиденного, но Клируотер совсем не испытывала даже малейшего успокоения. Она не хотела знать Руквуда, не хотела открывать его стороны, любые стороны. Ей была неприятна сама мысль о том, что он открывается ей, хочет сделать её ещё ближе, пропитать собой.
- Эм... Зайду, - несколько скованно ответила Клируотер. - На минутку, - будто сама себя убеждала. Сделала несколько шагов вперёд, прикрыла дверь, но близко подходить не стала. Пенни и сама не понимала, что её побуждает вести себя так, ведь, если бы Руквуд хотел причинить ей вред, то уже бы сделал это. Ничего не мешало ему уже достать палочку, направить на неё и произнести запретные слова, а потом спрятать труп куда-нибудь. Никто бы не узнал.
Слишком опрометчиво было идти сюда и оставаться с ним наедине. Ты же в курсе, что это ни к чему хорошему не приводит?
- Нет, спасибо, я постою, - бывшая равенкловка прошла к окну, но потом встала к Маркусу боком, чтобы можно было наблюдать за мужчиной краем глаза. Нет, она его не боялась. Либо отчаянно убеждала себя в этом.
- По делу, - сказала Пен, но потом вновь замолчала, в очередной раз чувствуя неловкость. Да, она пришла сюда, чтобы поговорить с ним об их отношениях, которых как таковых и не было, но теперь ей хотелось говорить о Маркусе и этом человеке, который, как оказалось, был боггартом. Точнее, боггарт был этим человеком.
Руквуд словно услышал её мысли. Он извинился, но Клируотер лишь поджала губы, считая эти извинения лишним. Ей вообще ничего от не нужно было: ни благодарностей, ни извинений, ничего. Никаких связей, никаких тайн, никаких секретов. Она не хочет хранить его личные увлечения и интересы под замком. Впрочем, делиться таким она ни с кем тоже не будет, ведь этому человеку явно будет грозить опасность.
Всё-таки отец, понятно. Просто волшебно.
Тихий смех заставил Пенелопу удивиться и она невольно обернулась, вопросительно вскидывая одну бровь.
Неужели ЭТО и правда может казаться смешным?!
- Знаешь, у меня тоже, но я не представляю боггарта в его обличье. - В голосе всё-таки скользнуло осуждение. - Что это за больной подход такой?
Внутри всё зудело и чесалось, настолько ей хотелось расспросить Маркуса обо всём. Может он просто болен? Ну, психические заболевания и у волшебников не исключены.

+1

6

Ощущение того, что Пенелопа попала в его кабинет случайно лишь усиливалось с каждой секундой, с каждой фразой, произнесенной неуверенным голосом, с каждым движением, наполненным непривычной для него робостью.
Нет, такой он ее точно не знал, он знал лишь разозленную, негодующую Пенелопу, бросающуюся обидными словами, не желающую иметь с неким Руквудом ничего общего, сожалеющую, что вместилищем их сущностей стала одна и та же планета. Эта новизна ему нравилась, словно свежий ветерок, разгоняющий унылую сырость столетнего склепа, несущий надежду, вырывающий из плена безысходности. Хотелось радоваться, хотелось сжать ее в объятьях или, как минимум, поведать о чем-то сокровенном. Ну а почему-бы не вывалить на несчастную девушку пару жменек своих грязных секретов, коли уж ее красивые ноги принесли хозяйку в его обиталище?
- Очень зря. Если и есть в этом месте что-либо хорошее, так это поразительно мягкие кресла. - Он скромно улыбнулся, решив не настаивать. Главное снова все не испортить, а то, кажется, это уже стало их доброй традицией.
- Ну, возможно, понятие о напряженности у нас немножко различается... - Мужчина аккуратно сложил в стопку работы, которые не успел еще проверить. В этом не было необходимости, просто он не знал, чем занять руки. Некий зуд, появившийся с ее приходом, начинал раздражать. Желание куда-то бежать, что-то делать становилось непреодолимым. Потому он и справлялся, как получалось. А получалось не особенно хорошо, если честно.
- Мой отец очень своеобразно подходил к моему воспитанию. Непременно желал получить выдающийся результат и очень... расстраивался, если что-то шло не по его плану. Некоторые результаты его расстройства до сих пор ноют ночами. - Он безмятежно улыбался, словно рассказывал что-то забавное. Впрочем, сейчас многое и правда казалось довольно забавным. Домашнее насилие может быть весьма разнообразным и увлекательным, если ты - волшебник. - В общем, половину моих детских игр составляли мечты о его смерти. Самые разнообразные, то, что ты видела, еще довольно безобидно, на самом деле. - Мужчина закончил убирать стол и просто сложил руки в замок, словно сковав конечности между собой, во избежание ненужных шевелений. Он смотрел на девушку, наверное и сам не замечая, сколько тепла вкладывает в свой собственный взгляд. Только теперь он ощутил, насколько одинок был в эти дни, прошедшие с их предыдущей встречи, как и всегда, закончившейся не особенно хорошо.
- В общем, все это-не более, чем воплощение детских страхов и детского же максимализма. - Кажется, с объяснением он покончил. Оставалось надеяться, что Пенелопа поняла его, перестала бояться. Он никогда не поднимет на нее руку и не сделает по-настоящему больно. А тараканы, живущие в шкафах, это всего лишь тараканы, не более.
- Так о чем ты хотела поговорить? А то я тут развел ностальгию какую - то. - Ему и правда стало немножечко стыдно. Откровенность, конечно, штука хорошая, но его гостья явно не из тех, кому это нужно.
- Может чаю? Или еще чего? - Вот он, джентльмен, забывший о гостеприимстве, смотрите, господа, и негодуйте. Можно смело начинать кидаться моноклями.

+1

7

Странное ощущение где-то в затылке, словно он следит за каждым её шагом. Впрочем, он и следил. Не отрываясь. Захотелось отмахнуться, очиститься, уйти, лишь бы не чувствовать этого на себе, как будто этот взгляд мог её испачкать. Хотя, где-то глубоко внутри ей нравилось такое внимание.
Нравилось? Разве? Чушь какая.
- В этом месте всё хорошее, а кресла такие же, как и везде, - ответила Пенелопа, уязвлённая тем, что Руквуд опять хает Хогвартс. Такое ощущение, что говорить гадости про это место было для него чем-то пустяковым. Впрочем, он явно и не задумывался, говоря такие вещи. Он так считал. И Клируотер это задевало ещё сильнее, нежели что-то ещё. - Если тебе здесь так не нравится, то почему ты остаёшься в этих стенах? Я всё не перестаю удивляться, что могло привести такого, как ты, сюда. Учитывая твою огромную нелюбовь к этой школе. У нас же Дурмстранг самое прекрасное место на земле, а другие просто не могут существовать. - Пенни закатила глаза. Но говорила она довольно отстранённым тоном, чтобы вновь всё не ушло в ругань.
- Напряжённости? - Она непонимающе посмотрела на него, чувствуя внутри, что и хочет, и не хочет знать ответ.
Когда он заговорил о своём детстве, у бывшей равенкловки вновь появилось странное ощущение. Он будто оправдывался или пояснял, но девушка не чувствовала себя в праве это слушать. К тому же, Пен совершенно не нравилось то, что она слышит.
- Знаешь, это совсем не оправдание. А, если всё было действительно настолько плохо, то, вероятно, тебе требуется мозгоправ. Не пробовал обратиться в Мунго?
Самое безобидное? Потрясающе! - Пенелопа содрогнулась от того, что может быть намного хуже того, что она сегодня видела. - Неужели он видит, что сам убивает его? Да, думаю, это возможно. Что ж... Я так и подозревала, что стоит держаться от него подальше. А теперь просто уверена.
Пенни поджала губы, смотря куда-то в сторону, продолжая размышлять. Ей и правда повезло, что она нравилась ему, иначе бы всё могло закончится гораздо хуже. Изо рта так и рвались все эти обвинения в том, что плохое детство не оправдание. Впрочем, она не знала, что такое действительно плохое детство. Аврелия была строга и сурова с дочерью, пыталась вырастить принцессу. Ричард был добр и походил на настоящего отца, хоть и часто был занят на работе. Но никто и никогда не тронул её и пальцем. А если бы тронули? Если бы Ричард был иным и бил её, а может что и похуже? Что тогда стало бы с её душой, с её желаниями, какой бы она была? Не пожелала бы смерти ему? Не превращался бы её боггарт в призрак отца, которого она убивает? У неё не было права обвинять Маркуса, но, как всякий нормальный человек, она обвиняла только потому, что видение не укладывалось в её сознании.
Ещё немного и я начну его жалеть, а этого мне уж точно не нужно. Надо просто поговорить с ним и уйти. Ни к чему мне все эти тайны.
Когда он обратился к Клируотер, та удивлённо вздрогнула, потом отвлеклась от своих мыслей и посмотрела на Маркуса.
- Я хотела поговорить о том, что случилось. О том, что тебе не стоит больше так делать, - Пенни приняла деловой вид, как будто они говорили о какой-то сделке, и сложила руки на груди, внимательно следя за выражением лица Руквуда.
- Нет, спасибо. Ни чаю, ничего другого. Мне просто нужно всё выяснить раз и навсегда, чтобы ты окончательно понял. То, что случилось... Никогда не повториться, - Клируотер выглядела довольно сурово. - Я больше не хочу спорить, ссорится, я хочу, чтобы ты понял. Никакой свадьбы. Ничего. И не надо приходить ко мне, делать резкие... выпады. Ничего не надо. Оставь меня в покое, пожалуйста.

+1

8

Маркус лишь вздохнул, он снова неосознанно вызвал ее недовольство. Быть искренним иногда поразительно сложно, правда, вздумай он расхваливать Хогвартс, пожалуй, все стало бы только хуже. Иногда тот факт, что тебя неплохо знают, немного мешает общению.
- Не нужно утрировать. Хогвартс не так уж плох. Множество сильных волшебников учились именно здесь. Но, лично по мне, все могло быть гораздо лучше. Менее... сумбурно, более серьезно, только и всего. Да и назначение некоторых традиций мне не слишком понятно. - В общем, смягчил как мог. Чтобы не было враньем и не задевало особо чувства выпускницы, пылающей к школе неземной любовью. Странно, что она не понимает. Ему-то есть с чем сравнивать. Или это просто желание противоречить, основанное на личной неприязни? Может быть, все, что говорит Руквуд, для Пенелопы априори является ересью?
- Как знать. - И она все еще побаивалась, кажется. Маркус посмотрел на девушку с удивлением. Нет, он осознавал, что его детское увлечение, переросшее во взрослое стремление - штука не совсем нормальная, но Мунго? Кажется, кое-кто только что попал в категорию опасных психопатов, не меньше.
- Знаешь... Я думаю, у докторов и так достаточно забот. Да и что они могут сделать? Заставят забыть? Я не хочу забывать. Ничего. Мое прошлое - часть меня и я не собираюсь сожалеть о нем или отказываться от него. Конечно, можно поменять свое отношение к этому, простить, например. Сделать вид, что все здорово. Только это тоже не правильно, как по мне. Так что справлюсь сам, спасибо за заботу. - Хотя, какая там забота? Просто желание оградить себя от опасного человека. Удалить из окружения все, чего не понимаешь, ведь это гораздо проще, чем разобраться и понять, посмотреть на вопрос под другим углом. Хотя, для человека, что ни разу не сталкивался с подобным, и угол может быть лишь один. Тем не менее, Маркус ощущал раздражение. Он открылся ей и жаждал понимания, хотя и знал, что вряд ли получит его. Знал и продолжал желать, надеялся, словно наивный дурак, упрямо отказывающийся смотреть в лицо фактам.
- Кстати, если кто-то будет тебе очень сильно неприятен или надоест, попробуй мысленно посадить его на кол... Просто, ради интереса. Неплохая разрядка для нервов. - Кажется, он даже знал, кто будет первой жертвой. Маркус улыбнулся забавной мысли. Если это поможет ей расслабиться и снизит напряженность, то и ладно, пусть.
В общем, со светской беседой покончено, можно переходить к главному блюду. Он и не сомневался, что поговорить она пришла именно об этом. Просто хотел хоть немного оттянуть тягостный момент, сделать вид, что им есть о чем поговорить, кроме той темы, каждый раз вгонявшей его в тоску. Стоило на секунду представить, что ничего не получится, что желание Пенелопы сбудется, как мир разом терял все краски, становясь серым, словно он был собакой. Облезлой и прибившейся к человеку, которому вовсе не нужно домашнее животное. И он стоит, смотрит в большие глаза дворовой псины, пытаясь объяснить, что идти за ним нельзя. Потом кричит, если не доходит. Затем бросает камень, если животное оказывается совсем непонятливым.
- И ты уходишь, опустив морду и поджав хвост, как-то так, видимо и будет. - Ему стало грустно, взгляд померк и уставился в одну точку, находящуюся где-то позади Пенелопы.
- Я понимаю. Мое поведение было недопустимым. Но и ты меня пойми, я не всегда могу отвечать за свои действия в твоем присутствии. Хотя, местами, мне это даже нравится. Тем не менее, я постараюсь поменьше доставать тебя, насколько смогу. Не хочу, чтобы твое пребывание тут обернулось пыткой. - Он прикрыл глаза, ощущая, как на плечи вновь обрушивается усталость. Для него происходящее уже было пыткой. Каждый день, каждая минута без Пенелопы была бессмысленна. - Может быть просто уволиться? Собрать вещи, махнуть на другой конец планеты, чтобы быть на максимальном расстоянии от нее, какое только возможно?

+1

9

Пенелопа скривила губы.
- Не так уж плох? Ты имеешь ввиду по сравнению с твоим распрекрасным Дурмстрангом?! - Фыркнула девушка. Она, на самом деле, ничего не имела против Дурмстранга, даже какое-то время хотела там учиться, но сейчас, когда Маркус опять так мимоходом осквернял своими устами благородный Хогвартс, она хотела ответить ему тем же. - Некоторые традиции? Это какие же? - Клируотер сложила руки на груди и поджала губы, как всегда, когда была чересчур недовольна происходящим.
Кажется, сам Руквуд не относил себя к больным на голову, но для Пен он выглядел именно так. Очень опасный психопат.
Его рассуждения имели толику здравого смысла, но звучали всё равно как-то не правильно. Не должны люди хотеть делать такое со своими родственниками. Любой нормальный человек захотел бы забыть такое, а он - нет. Явно ведь, что проблемы в голове.
- Как знаешь, - хмыкнула Пенни, пожав плечами. Маркус смотрел на неё так, словно хотел, чтобы она поняла, что Клируотер решительно отказывалась что-либо понимать. Её сознание ещё не было готово к такому, хоть и было в своё время открыто даже тьме. Но девушка исключила это из своей жизни и не хотела бы пускать это в свои мысли вновь. Она от чего-то чётко осознавала, что именно Руквуд может быть тем, кто может пошатнуть все её столпы разума, вновь провести темноту в её жизнь. Он выглядел именно таким, он был таким. От него с самого первого дня исходила волна власти, силы, но также и чего-то взрывного, опасного, что для Пенелопы давно уже под запретом.
Да, Мунго тебе не поможет. Поможет только смерть, не так ли? Смерть может излечить любую болезнь, будь то душевная или физическая.
- Нет, спасибо, к тому же, ты прекрасно должен осознавать, кто мог бы быть таким человеком, - она кротко улыбнулась в ответ, ведь оба они подумали об одном и том же. - Честно говоря, я бы не стала этого представлять даже с тобой. Ты досадная помеха, раздражающий фактор, но я не желаю тебе смерти. - Добавила помощница библиотекаря уже более деловым тоном. По крайней мере, пока...
Разительная перемена в лице Руквуда немного насторожила Клируотер, потому что показалась девушке странной. Вот он улыбался, а теперь стоит, словно в воду опущенный, взгляд потух. Буквально на секунду ей стало жаль Маркуса, но она быстро уткнула свою совесть, вспомнив насколько мужчина может быть наглым и беспринципным.
- Понимаешь? Правда? Или это опять только слова? - Пен покосилась на Руквуда. - Что значит ты не можешь отвечать за свои действия? Это чушь. Ты либо отвечаешь за себя, либо ты ребёнок. Только дети не отвечают за свои действия и то, не все... - Клируотер вспомнила, что сама когда была маленькой, то иногда рассуждала как старушка. Это не нравилось многим окружающим. Она выросла, а рассуждать не перестала. И за действия свои отвечала. Все. Если делала что-то из-за слабости, то признавала это. По крайней мере, перед собой. Нельзя делать что-то, что от тебя не зависит. Как так-то? Её не какой-то другой мужик целовал, да и злобного духа никакого в Маркуса не вселялось.
- Да, это хорошо, что не хочешь. Если бы ты и правда уменьшил своё внимание ко мне, я бы... Была тебе благодарна. - Пенелопа посмотрела на мужчину со всем сочувствием в глазах, на какое только была способна, учитывая, что особо не испытывает к Руквуду добрых чувств.

+1

10

В перспективе их спор казался бесконечным, словно у них и без того не хватало поводов позлиться друг на друга. Хотя Маркус не столько злился, сколько печалился, предвзятость Пенелопы, конечно же, была ему понятна, но смириться с этим почему-то оказалось выше его сил, хотя в другой ситуации, с любым другим человеком, Руквуд просто махнул бы рукой, предоставив собеседнику возможность остаться в плену собственных предрассудков и глупости.
- Не то что бы таким уж распрекрасным. - Он пожал плечами. Вот бы найти способ закрыть эту тему навсегда.
- Просто он более всего соответствует моему представлению о школе магии. - Он старательно подбирал слова, но, кажется, его труд был напрасным, она ведь все равно уже разозлилась.
- Слышала про соревнование факультетов? По-моему, лучшего способа настроить учеников друг против друга не найти. Дети бывают жестоки, а тут, кроме того, замешаны еще и преподаватели. - Неужели подобное действительно кажется Пенелопе нормальным? Наверное, он вообще зря поднял эту тему, зачем спорить, ведь к согласию в теме школ они не придут никогда. Если представить, что когда-нибудь они все-таки поженятся, то решать, куда отправить учиться детей, видимо, будут с криками и битьем посуды.
- Здорово быть волшебником. Скандаль сколько влезет, одно простое заклинание - и тарелки в твоем доме никогда не закончатся! - Он усмехнулся про себя. По крайней мере, кажется, им удалось слезть с темы больницы, не вызывавшей у Руквуда ни малейшего восторга.
- Досадная помеха? - Мужчина склонил голову на бок, подобное определение самого себя казалось забавным. Осталось только отрастить крылышки и научиться ими жужжать. Значит вот, как она его воспринимает. Как муху, звенящую над ухом, которую даже прибить лень. Ну, по крайней мере, он эволюционировал, сменив статус грязи под ногами на статус какого-никакого, но живого существа, перескочив, между прочим, царство простейших одноклеточных организмов! Возможно, в один прекрасный день, Руквуд даже доберется до отряда млекопитающих. Хотя, вряд ли это будет скоро. Ох уж эти сладкие мечты.
- Вовсе нет, в каком бы состоянии я ни был, взглянуть на ситуацию с другой точки зрения у меня все еще получатся. Как и поставить себя на твое место. - Мужчина слегка поклонился шутливо, открыто улыбаясь собеседнице. Да уж, он мог представить подобное, как и свою реакцию. Пожалуй, нужно быть действительно благодарным Пенелопе за то, что она пытается отвадить его одними лишь словами, Руквуд вряд ли бы ограничился ими, несимпатичные ему люди, действующие на нервы, вполне могли просто исчезнуть одним дождливым вторником.
- В общем, тут мы друг друга поняли. Ну или я тебя понял, не важно. Думаю, пора перестать потакать этой глупой одержимости и взяться за себя всерьез. Правда, не обещаю, что все получится сразу и навсегда, но хочу заверить, что приложу все возможные усилия. - Так будет лучше для обоих, мозгами Маркус это прекрасно понимал. Только вот сердце почему- то отказывалось слушать, замирало, грозя остановиться, при одной мысли о том, что его желание никогда не сбудется. Очень точно определила его Пенелопа. Маленький ребенок, катающийся по полу и колотящий по нему маленькими кулачками, не желающий смириться с тем, что не получит желаемую игрушку. А ведь когда-то он считал себя взрослым, вот же глупость какая.
- Что же, в любом случае, предлагаю подождать и посмотреть, что же выйдет из этого. - Жаль, что он испортил все давным давно. Нужно было подходить к вопросу более бережно, не врываться в жизнь девушки с криками и шумом, не принуждать. Стать другом, взрастить взаимную симпатию. Впрочем, толку думать о том, как нужно было сделать, когда момент уже упущен.
- Не хочу, чтобы ты считала меня врагом. Если понадобится помощь, то ты всегда можешь ко мне обратиться. - Руквуд потер висок, передавая привет мигрени. Как будто бы он еще на что-то рассчитывал.

+1

11

Кажется, Маркус пытался сделать всё, что угодно, лишь бы Пенни бесилась. Понятное дело, что многие вещи он делал не специально, а потому что просто был таким, но это бесило волшебницу ещё больше, потому как она просто не могла принять мнение Руквуда и его самого таким, какой он есть.
Пенелопа вопросительно изогнула бровь, ожидая продолжения.
Не такой распрекрасный, правда? - Сложилось ощущение, что Марк теперь хватался за любую возможность, лишь бы девушка не злилась на него. - Так легко поменять мнение или даже просто уменьшить его? Удивительно. - Возможно, Руквуду нравился сам процесс спора с Клируотер, но теперь ему это надоело. Оставалось лишь гадать.
Но Маркус продолжил и Пенни поняла, что это вовсе не было капитуляцией, просто мужчина старался подобрать правильные слова, чтобы не возмутить её ещё больше. Наверно, девушка могла быть ему благодарной за это, но не была.
- Соревнования факультетов? Ничего ужасного в этом не вижу. Если дети адекватны, то никаких проблем не будет. А если у них хромает домашнее и учебное воспитания, то надо уже копаться в проблемах именно там, а не искать их в каких-то баллах. Это хорошая система, подстёгивающая и позволяющая быть лучше, - пожала плечами Пенелопа. Она никогда не думала о соревновании в том ключе, о котором сейчас заявил Маркус, но теперь сомнение начало прокрадываться и в её голову. В любом случае, система практически везде не совершенна, иначе бы это была утопия, а они живут в реальности. Она не решилась сказать Руквуду, что в его словах есть зерно истины, посчитав, что мужчина может воспринять это как нечто положительное в его сторону, а не простую констатацию факта. В общем, Пен не собиралась поощрять дурмстранговца.
О, кажется, я его обидела, какой ужас. - Мысли так и сочились сарказмом, но на деле Пенелопа постаралась быть максимально вежливой:
- Извини, если тебя это задевает, я не имела ничего такого ввиду, просто сказала как есть, - она вновь пожала плечами, кажется, это стало уже её коронным жестом в общении с Марком.
- Поставить себя на моё место? Мне, кажется, ты совершенно не понимаешь, что не так с моим местом. - Клируотер была беспощадна во всём, что касалось Маркуса.
Взяться за себя или ты оговорился? Надеюсь, ты правда от меня отстанешь, я устала повторять одно и тоже, разговаривать с тобой как со стеной. - Язык опять чесался, хотелось сказать ему это в лицо, но это могло привести к новому конфликту, потому Пенни молчала, выслушивая Руквуда.
- Ну, хорошо, если так, - сухо заметила бывшая равенкловка, отводя взгляд куда-то в окно.
- Мм, посмотреть на что? - Девушка встрепенулась и вновь перевела взгляд на Маркуса. Она не совсем поняла, что именно он имел ввиду. Он не выглядел так, будто угрожал ей или что-то в таком роде, но фраза звучала как-то двусмысленно. - Знаешь, ты можешь смотреть на это сколько угодно, только меня в это не впутывай. - Отрезала Пенни, не собираясь вновь вдаваться в подробности. Руквуд заботил её всё меньше и меньше, а с плеч будто груз свалился. Понятное дело, что Маркус может и не сдержать своих слов, к тому же, он ничего особо и не обещал, но дышать стало и правда проще.
- Я не считаю тебя врагом, - устало добавила Клируотер. Кажется, Марк тоже устал от их разговора, по крайней мере, ей так показалось по жестам мужчины. - Но ты должен понять, что и друзьями мы вряд ли станем. Мы слишком разные. Я видела, на что ты способен, да и некоторые другие вещи, - тихо добавила Пен, имея ввиду то, что она заметила в этой комнате по приходу. - В общем, я надеюсь, что ты и правда не будешь искать общения со мной. В любом виде. Я не особо верю в кардинальное изменение людей. - Взять хотя бы меня. - Потому в твоих словах и действиях всегда буду видеть подвох. Да и вторых шансов я особо не даю. Только избирательно, но, надеюсь, ты понимаешь, что ты в круг даже малейшего доверия уж никак не входишь? - Последний вопрос был риторическим и не требовал ответа, но повис в воздухе какой-то тяжёлой пеленой, разделяя этих двоих ещё больше.

+2

12

Маркус всегда верил, что два адекватных человека, сев за стол переговоров, всегда смогут прийти к общему знаменателю. Ведь мнений много, а истина лишь одна и все, что нужно сделать, это найти ее. Сейчас же в голове мужчины крутилось лишь два варианта: либо он ошибался все это время, либо кто-то из них не адекватен. По всему выходило, что сам Руквуд и был таковым.
- Надо узнать расписание в Мунго... Может быть, у них есть таблетки на этот случай? Или заклинание... - Одно такое он точно знал - заклинание забвения. Все стало бы намного проще, если бы Маркус просто забыл все это. Их встречу, разговоры, то, как она задумчиво поправляет волосы, то, как кричит на него. Хотя, проблема лежала гораздо глубже и состояла в его возможности чувствовать. Привязанность, тяга, радость - много всего. Пережитое за время этого безумия было невообразимо приятным, не смотря ни на что Руквуд был в этом уверен. Как и в том, что больше никогда не хочет подобного испытывать. Ни с кем другим, одного печального опыта мужчине было достаточно, чтобы осознать свою ошибку. Он был слишком самонадеян, полагая, что собственные чувства и эмоции давно сидят на цепи. Либо цепи были недостаточно массивными.
- Проблемы есть у всех, ты же знаешь. - На его лице на секунду снова возникло что-то вроде улыбки, хотя не тянуло на нее совсем. Так, небольшая судорога, заставившая уголки губ нерешительно поползти вверх, чтобы потом стыдливо вернуться в исходное положение. Достаточно на сегодня эмоций, он и так выбрал лимит на ближайший год. Отказываться от собственной позиции Руквуд не собирался, продолжать спор - тоже. Чем меньше бессмысленного будет в его жизни - тем лучше.
- Нисколько, наоборот. Я очень благодарен тебе за прямоту. Ты одна из немногих, кто не увиливает, не пытается показаться лучше, чем есть. А еще открыто выражает свое мнение. Я это очень ценю. -
Он тоже старался быть честным, что случалось с Руквудом очень редко. Да, он постоянно врал, это делало жизнь Маркуса намного проще. Ведь так часто маленькая, мимолетная ложь спасает от длительного и вязкого, словно протухший кисель, разбирательства. Говорить людям в глаза правду о них - замечательная привычка, только вот,  неизвестно, когда тот или иной человек может понадобиться, потому делать это стоит лишь в том случае, когда уверен, что дальнейшее ваше сотрудничество не принесет выгоды. Видимо вот почему хитрые и умные злодеи так долго говорят перед тем, как прикончить отважного героя. Вовсе не потому, что так положено, чтобы дерзкий смельчак успел придумать план побега, а просто потому, что очень обидно упускать такую уникальную возможность выговориться.
Она пожала плечами и взгляд мужчины как-то сам собой упал на правое из них. Хотелось прикоснуться к ней и обнять. Это очень хорошо. Запомнить это чувство, а затем аккуратно вырезать из собственной души и закопать на глубину не менее трех метров, чтобы даже голодные собаки не отрыли.
- Все верно, я ведь практически ничего о тебе не знаю, на самом деле. - Все так, у Маркуса ведь просто не было времени узнать, кто такая Пенелопа. Чего она хочет, о чем мечтает, каков ее любимый цвет? Нет, все, что он делал все это время - лишь бегал да досаждал, не потрудившись разобраться в человеке. - Впрочем, теперь это не так уж важно, наверное... - Он упустил свой момент давным-давно. Плохая концовка романа читалась уже в прологе. Главный герой еще только просыпался после пьянки, а читателю уже было ясно, что убийца - дворецкий.
В любом случае, разговор затухал, словно огонь в камине или интерес к учебе в глазах учащихся Хогвартса с каждым проведенным здесь годом.
- На мое поведение, видимо. - Он пожал плечами, кажется, украл этот жест у своей не-будущей невесты.
- И на том спасибо. И, конечно же, я все понимаю. - Действительно ведь понимал. Что у них есть общего, кроме споров по поводу свадьбы, которой не будет? Что останется, когда конфликт будет исчерпан? Будет ли хоть что-либо объединяющее эти две жизни, случайно едва не пересекшихся? Руквуд не знал этого, но, все же, поддаваясь пессимизму, рассчитывал на худшее.
- Я и не говорил о дружбе. Я говорил о помощи. Всегда существуют ситуации, в которых приходится хвататься за соломинку, даже такую несносную, вроде меня. - На этот раз, улыбка, задушенная и похороненная под камнем на перекрестке, так и не показалась на его лице.
- Мудрое решение. В отношениях все либо получается, либо нет, так? А дополнительные попытки лишь делают хуже обоим. - Он едва слышно вздохнул, откинулся на стуле, тем не менее, не позволяя себе полностью расслабиться и сохраняя достоинство мужчины из благородной семьи. Конечно же, армии с ликом Пенелопы на развевающихся штандартах были еще далеко не разбиты, лишь готовились, собираясь в решающий бросок и крепости Сердца в твердыню Разума, где их поджидали закованные в латы легионы здравого смысла. Основная баталия, скорее всего, предстоит ночью и утром. Но, пока что, ему следует доказать ей, что обещание Маркуса Руквуда - вовсе не пустые слова, Что он способен справляться с собой. Что он человек.
- В общем, вопрос мы, думаю, решили. Что же до остальных участников процесса, то с собственным отцом тебе придется разбираться самой. - Как и Маркусу. Подобная перспектива вызывала легкий зуд в районе затылка и заставляла кончики пальцев едва заметно подрагивать. Хотя, должно быть, это всего лишь последствия рабочего стресса, не более.

+1

13

Иногда у Пенелопы возникало ощущение, что она отчитывает Маркуса, как будто тот нашкодивший кот или ребёнок, взявший конфету перед обедом. И это не смотря на то, что Руквуд был куда более внушительных размеров и роста. Поразительно было осознавать, что этот мужчина чего-то не знает или не умеет, что он не понимает элементарных вещей, которые нужны для общения. Да, наверно, Марк просто привык делать то, что желает, он не привык, что ему перечат и легко прикрывается собственным именем, которое может сказать гораздо больше, чем он сам. Чистокровный аристократ, пропитанный снобизмом. Для таких эльфы - грязь, магглорождённые не лучше эльфов, а полукровные волшебники явно стоят на ступень развития ниже. И даже себе подобные для них всё равно, что пустота, потому что значимость имеет только он сам - чистокровный волшебник благородного происхождения с громким именем. Не важно, он может совершенно ничего из себя не представлять, но несёт имя как броню, которая защитит его слабое и хилое тельце. Маркусу повезло. Не смотря на своё родовое имя, он сам постарался сделать из себя хоть что-то стоящее, а не жалкую пародию на оное. Потому вполне понятно, от чего он решил, что Клируотер будет до безумия счастлива стать его женой. Ведь он умён, хорош собой, а также имеет такую родословную, которой не каждый может похвастаться. Была бы Пенни чуть более податлива, имей она несколько другие желания и приоритеты, она бы непременно выскочила за Руквуда замуж. Но ей не были нужны бутафорские отношения и надуманный муж, который осточертеет ей уже через несколько лет, если не раньше. Прятать собственные мысли за улыбками она привыкла, но не хотела бы делать этого и дома. Дом всё-таки на то, чтобы быть настоящим, самим собой. Если носить маску везде, так и крыша вскорости может поехать. Может это и случилось с Маркусом? Может он просто слишком долго не был собой?
Но я ему в этом не помощница. - Упрямая мысль в голове. Клируотер никогда не страдала каким-то особым альтруизмом, но буквально чувствовала, что этот человек нуждается в помощи, в объяснении простых истин жизни. Но не она будет той, кто поведёт его по этому пути.
Пен ответила ему такой же судорожной улыбкой, даже не особо слушая, что он сказал. Ей тоже не хотелось продолжать спор, иначе бы они просто могли поубивать друг друга.
- Ты слишком плохо меня знаешь, - пробормотала бывшая равенкловка в ответ на восхваливания её "прямоты", что не могло увильнуть от слуха Руквуда.
Хотя, мужчина был прав, по крайней мере, что касалось лично его. В его отношении Пенелопа была и правда открыта, прямолинейна и не позволяла сесть себе на уши. Но это ведь касалось только Марка. В остальном волшебница так и оставалась, не лучшей, но очень хорошей, врушкой. По крайней мере, на это указывал тот момент, что пока её не раскрыли. Да это, впрочем, и не только Хогвартса и работы касалось, а и многих других вещей. Она ведь тоже привыкла скрывать эмоции, показывала их только, если было выгодно. Например, всё с тем же Маркусом. Ей было выгодно, чтобы мужчина отстал, вот она и со всей охотой показывала собственные зубки, стараясь отвадить его от себя.
- Да-да, уже не важно, - она вновь бормотала, находясь словно в собственном сознании. Слишком много мыслей роились в её собственной голове, чтобы ещё отвлекаться на переживания Руквуда.
- Твоё поведение меня тоже не касается, - Пенни поняла, что пожимать плечами уже в который раз будет плохим тоном, потому просто поджала губы, отводя взгляд в сторону. Теперь ей пришли на ум два истукана, делающие одинаковые движения. Они словно перенимают что-то друг у друга. Но ведь Клируотер точно не хочет ничего перенимать у этого человека. Он противен ей с макушки до пяток, но так ли это в самом деле? Пожалуй, почти за месяц Пенелопа даже несколько привыкла к неусыпному бдению Маркуса, который буквально сверлил её взглядом, стоило только появится девушке в поле его зрения. Будет ли они скучать по всему этому? Вряд ли. Но всё равно образуется пустота. Как у старшеклассницы, от которой вдруг отвернулся влюблённый ботаник. Сравнение показалось волшебнице забавным, вот только они давно не школьники и даже не студенты.
- Помощь? Спасибо, конечно, но я вряд ли обращусь к тебе в какой-либо ситуации. По крайней мере, первым в очереди ты не будешь, - бывшая равенкловка сдержанно улыбнулась. Ей не хотелось насмехаться над Марком, но получилось как-то само собой, настолько Пенелопа привыкла общаться с ним в этом тоне.
Затем она, в который раз, промолчала на его высказывание. У Пен было на этот счёт своё мнение, которое Руквуду, правда, слышать не стоило. Она как раз считала, что в отношениях стоит пытаться, особенно, если есть искренние чувства, но к ним с Маркусом это ни в какой мере не относилось. Мужчина просто одержим ею, это не любовь, а сама же она не испытывает к нему ничего положительнее лёгкого любопытства. По всем критериям выходит, что попытки - это не про них, и правда.
- С отцом? Что с ним разбираться? Он не так активно настаивал на свадьбе, - и всё-таки она снова пожала плечами. - Это всё моя мать, Аврелия, ты ведь её знаешь? В общем-то, не важно, но это именно она настаивала на всём этом. Отец... Он не такой. - Пенни показалось, что она выболтала какой-то важный секрет из личного семейного архива. - Со стороны моих родителей проблем не будет. Отец слова не скажет, а мать побуянит и успокоится. Причём, она явно будет наседать на меня, а твою семью не тронет. Правила хорошего тона и всё такое. Но, если тебе сначала нужно разобраться со своим отцом, я могу отложить это сообщение. К тому же, я и так не собиралась сразу же бежать и писать письмо родителям. Когда-нибудь я их оповещу, а пока мне не до этого.
О да, помощник библиотекаря ведь так занят на своём посту.

+1

14

Кажется, разговор уже довольно скоро должен был обрушиться в область тягостного молчания. По сути, им нечего больше было выяснять, не о чем спорить, незачем злиться друг на друга. Странно, но эта помолвка, которой не суждено было перерасти в нечто большее, все же создавала между двумя какую-то связь, давала тему для разговора и пищу для размышлений. А так же порождала множество поводов для печали и самокопания. Наверное, он даже будет скучать по всему этому. Нет, не наверное, определенно будет. Вместе с призрачным шансом жениться на Пенелопе из жизни Маркуса уходило нечто важное, что-то, чью ценность ему предстояло осознать уже потом. Его жизнь снова станет нормальной однажды. Быть может, лет через пять, он будет вспоминать этот инцидент с улыбкой и сетовать на ошибки молодости, собственную глупость. Вполне возможно, что тогда они с этой девушкой смогут нормально общаться, хотя, скорее всего, дальше сухого приветствия дело не зайдет. Дух произошедшего неистребимым призраком будет всегда висеть между ними, сколько не посмеивайся и не пытайся отделаться от него.
- Мы оба плохо знаем друг друга. - Наверное, было бы интересно взглянуть на себя ее глазами. Что за человека он увидит? И не захочется ли ему посадить этого человека на кол или закопать под березой? Наверняка, это было что-то жалкое и глупое, слишком самодовольное и надоедливое, а еще безумное и одержимое. Такое вот грустное впечатление он о себе оставит?
Пенелопа, тем временем, отвечала все неохотнее, словно выдавливала из себя крупицы вежливости напоследок. Ведь сегодня, сейчас, это было их прощанием. Конечно, они все еще будут видеться, например, когда Руквуд, в очередной раз, отправится в библиотеку, только вот той неправильной связи, тонкой ниточки, уже не будет. Странное дело, в подобных ситуациях мужчина не привык тянуть эльфа за уши, обычно он рубил с плеча, не затягивал с прощаниями и глупыми словами, которые сейчас никому не были нужны. Но, на этот раз, все было с точностью до наоборот. Казалось, что едва Пенелопа выйдет за дверь, как что-то внутри Руквуда безвозвратно погибнет. Он изменится и никогда не станет прежним.
- Чтобы я себе еще хоть раз позволил нечто подобное! - Злость и негодование на самого себя шевелились внутри, но были слишком ленивы чтобы выбраться наружу. Мужчина взял со стола графин с водой, наполнил стакан и выпил, ощущая, что в горле его пересохло, словно он произнес целую речь перед огромной аудиторией на очень важном собрании. - Определенно, мне нужно подлечить собственные нервы. - Для этого, пожалуй. нужно или поспать или напиться. К великому сожалению, второго Маркус не умел делать, хотя, кажется, много умения там и не нужно.
- Я и не собираюсь быть первым. И вторым тоже, скорее всего. Но вполне могу быть двенадцатым или сто пятьдесят шестым. - Кисло пошутил Руквуд. В конце концов, какого черта? Он словно нищий, которому отказали в подаянии, а он стоит и выпрашивает хотя бы что-нибудь. Не нужно? Ради бога, с этого момента ему будет наплевать. Конечно же, это совсем не так, но Маркус просто решил для себя это, сократив метания и все мысли, не укладывающиеся в шаблон, словно не нужные цифры после запятой.
- Значит, не он. Понятно. - Оказывается, коротким периодом счастья Руквуд был обязан именно матери Пенелопы. Что же, он недостаточно хорошо знал эту женщину, но заочно был ей благодарен. Ну и проклинал одновременно, конечно же. То самое двоякое ощущение, когда одной рукой хочется подарить цветы, а другой придушить. Нелегкий выбор, а совместить оба дела было бы слишком странно.
- Знаю, но лишь мельком, был представлен, кажется... - Определенно точно был, но, как и всегда, не слишком хорошо запомнил обстоятельства встречи, за ненадобностью.
- О, поверь, мою семью ей лучше не трогать. - Он смотрел в окно, старался, чтобы несостоявшаяся невеста попадала в поле зрения как можно реже. Так будет проще забыть, смириться, хотя, конечно же, все это самообман, ведь до того самого вожделенного "забыть" еще идти и идти.
- Делай так, как считаешь нужным. Не думаю, что твой разговор с родными как-либо повлияет на нашу с папой беседу. - Более мягкой уж точно не сделает. Руквуд неосознанно потер ладонью шею, уже предвкушая милую семейную ссору. Впрочем, он был почти уверен, что в данном, конкретном случае, отец уступит. Конечно же, будет считать сына тряпкой, наверняка будет зол, со всеми вытекающими. Хотя бы потому, что не поймет, за каким чертом сынуля вообще спрашивал согласия суженой. И почему, получив отрицательный ответ, не применил свои навыки, дабы сменить минус на плюс или просто не плюнул на чувства Пенелопы. В общем, неделька обещала быть жаркой.
- Разберусь, в общем-то. А сейчас, полагаю, мы с тобой решили все наши разногласия? - Он подошел ближе, но не слишком. Просто собирался проводить ее до двери, сохраняя дистанцию, ибо прекрасно помнил, чем закончились подобные сближения в прошлый раз. Взгляд мужчины, по прежнему, старался не падать на ее стройную фигуру. - На всякий случай, напоследок, хочу еще раз извиниться за все причиненные неудобства. - По крайней мере, расстаться и покинуть жизнь девушки он собирался вежливо.

0


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Неоконченные эпизоды » Ненормальная реакция на нестандартную ситуацию — это нормально.©


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC