Hogwarts: Ultima Ratio

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Альтернатива » your only enemy that you can't live without


your only enemy that you can't live without

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

- дата: осень 2016;
- место: Хогвартс, апартаменты преподавателя Чар;
- участники: Saoirse (Helene Malfoy de Fantin) and Aedán Lonergan;
- внешний вид: Сирша: гриффиндорская форма; Эйдан: сначала в одном исподнем, затем - спортивные штаны и футболка;
- краткое описание: Эйдан - преподаватель Чар в Хогвартсе, его младшая сестра Сирша - студентка гриффиндора. Она хочет пойти по стопам отца и стать аврором, и решила попросить старшего брата о помощи в подготовке к сдаче СОВ по Чарам. Но не ожидала реакции, которую получила.
- примечания:
http://www.searchquotes.com/sof/images/picture_quotes/178988_20140409_175701_stream_67f56631d10ed13a81251934.png
вместо эпиграфа

Отредактировано Aedán Lonergan (02.02.2016 12:32:55)

+1

2

[NIC][NIC]Saoirse Lonergan[/NIC][/NIC][STA][STA]play loud[/STA][/STA][AVA][AVA]http://s0.uploads.ru/jS6zK.gif[/AVA][/AVA]

Когда, в очередной раз умудрившись опоздать на урок, светловолосая гриффиндорка занимает свое привычное место − за последней партой, − то успевает заметить, что в классе народу, кажется, больше, чем в "Трех Метлах" в пятничный вечер. Профессор терпеливо выжидает еще несколько секунд пока новоявленная ученица наконец-то сядет, потом с тяжелым вздохом обводит собравшихся хмурым взглядом и возвращается к рассказу о токсичности семян клещевины. Все как всегда: сначала теория минут на тридцать, а потом практика. Не то, чтобы все каникулы Сирша с нетерпением ждала того самого дня, когда сможет увидеть старых знакомых, обменяться приветствиями и новостями; по-привычке улыбнуться бурундукам, подколоть рейвенкловцев и погрозить кулаком мерзопакостным "зеленым человечкам", оценить все изменения в целом и вообще... но семнадцать человек в классе. Семнадцать! Лонерган совсем не была уверена в том, что профессор Зельеварения в этом году сможет выдержать такой наплыв студентов. Хотя, какое ей до этого должно быть дело, правильно?
Еще с первого курса девушке особенно хорошо запомнилось время, отведенное для этой дисциплины. Да, это по-своему интересно, практично и перспективно – уметь разбираться в тонкостях и способах приготовления того или иного зелья да готовить оные, но в тоже время это и тяжело, муторно и опасно. Состряпать Долголетний эликсир, это тебе не какое-то плюшевое Дыбоволосное зелье сделать. Тут можно и кони двинуть. А потому странно, что в этом году сей курс выбрало такое количество человек, ведь альтернатив ему было предостаточно. Древние руны, к примеру. Летом Сирша морально готовилась к тому, чтобы начать посещать именно этот предмет, где частенько штудируют какую-нибудь двухсотлетнюю заумную рунопись, являющуюся неотъемлемой частью не менее древних магических трактатов и малоизвестных сборников от сумасшедших авторов, считавших своей святой обязанностью оставить после себя труды именно в трудночитаемом, символически-зашифрованном и оттого малопонятном – виде. Берлин с ее то талантами и терпением, конечно же, могла бы помочь с освоением этих тонн текста, попроси ее ирландка… Нет, она бы точно на них записалась, да вот только время совпадает с Зельеварением. Да и если уж за что браться, то доводить начатое до конца. Хотя даже и здесь, на Зельеварении, порой вдалбливали в мозг − девушка признает это в здравом уме и твердой памяти − полнейшую, загадочно-алхимическую чушь, от которой голова кипела не слабее котелка.
Что вообще из себя представляет расширенный курс Зельеварения и зачем он сдался молодой волшебнице, у которой и без рецептов различных настоек да экстрактов голова была забита не тем, чем надо? Просто у Сирши появились большие планы на грандиозно-перспективное будущее, которое не произойдет, если Лонерган со всей серьезностью не возьмется за зубрежку таких предметов как: Защита от темных искусств, Трансфигурация и… Чары. Но тут она уже знала, к кому обратиться.
В этом семестре это было первое воскресенье, когда наша героиня направилась в гости к брату, по совместительству занимающего теперь пост преподавателя чар. За дверью, ведущую в профессорскую обитель, гриффиндорку ждала поистине живописная картина: на полу вокруг дивана возвышались огромные кипы пергаментных свитков, сам он, включая умастившуюся на нем завернутую в одеяло тушку брата, был тоже завален книгами и еще одной кипой. Видимо, Эйдан на них и засыпал. Ага, а просыпался с учебником под задницей и с горой материалов для теорчасти − на голове. Тоже мне, профессор, − Сирша хмыкнула и, намереваясь привлечь внимание родственника, громко крикнула:
− Эй, мешок, просыпайся! − до "Эйдан" дойдет через минут десять, или пару дней, а может быть и месяц − у них каждый раз одни и те же танцы. Ничего. Им обоим не привыкать. Это даже весело.
Осторожно обойдя книжные башенки, непрошенная гостья села на пол, прислонилась спиной к дивану и в ожидании пробуждения "спящей красавицы", без особого интереса стала разглядывать валяющиеся на полу книги и исписанные размашистым почерком пергаментные листы. После, явно от скуки, подтолкнула языком жвачку к передним зубам и начала осторожно выдувать ее до тех пор, пока очертания лежащих у ног знакомых "Проблем чароведения" не скрылись за вкусно пахнущим розовым шаром.
Чпок! − и огромный пузырь из жвачки лопнул.
− Вставай! Дело есть. Сколько бы Сирша ни готовилась, сколько бы ни рисовала в своем воображении этот диалог, все равно, когда за спиной что-то пошевелилось, она поняла, что абсолютно не готова разговаривать с этой одеяльной, сонной куколкой. То есть, чисто технически она сейчас могла бы заставить Эйдана прогуляться с ней хоть до самого Лондона, но ежесекундно вспыхивающие в мозгу последствия их возможного сотрудничества предательски сдавливали грудь, вырывая непривычно тяжелое дыхание.

+1

3

Что за чудо - иметь брата или сестру! Человека, которому всё можно доверить, на которого можно всегда положиться, того, кто всегда поддержит, будет рядом, никогда не предаст. А ещё - будет беречь, любить, дарить тепло и прочую плюшевую ерунду, без которого ни один, даже самый чёрствый сухарь, не может обходиться всегда.
В общем, круто это. Наверное. Но, честно признаться, если насчёт первого ещё можно было поразмыслить, то в том что касалось второго в семействе Лонерган существовал определённый пробел. Много пробелов, рваными дырами украшавших братско-сестринскую любовь троих отпрысков Шерласа и Гвендолин. Не складывалось тепла и плюшевых медведей. В особенности на полюсах их маленького глобуса - между Эйданом и Сиршей. Вечно у медведя то пуговица отвалилась, которая вместо глаза, и торчит оттуда куцая нитка. То лапа висит на двух стежках, и из плеча высовывается вата, или что там у них, у плюшевых, внутри.
"Мешок" - вот она, ласка, во всей пушистой красе.
Я тоже люблю тебя, дорогая, - вяло думает Эйдан, и его невнятному ещё, спутанному сознанию собственное тело видится раковиной, в которую он пытается подобно раку-отшельнику заползти поглубже, прячась от суровой Сирши, сделавшей воскресное утро не менее суровым. Ему чудится, если наружу не будет выглядывать и кончик членистой ноги, сестра подумает, что никого нет дома, и уйдёт. И вот вроде бы он заполз в самый уголок, схоронился там, не шевеля усиками и не дыша, а она уходить и не думает. Садится на пол у дивана, чавкает пахучей жвачкой, надувает пузырь. Похоже, где-то в его тактике провал.
С трагичной бессильной обречённостью рука новоиспечённого профессора выскользнула из-под одеяла, и пальцы зарылись в пшеничные сестринские пряди.
- Классная жвачка... - сипло пробормотал он, разлепляя веки, - Угостишь? - выползая на божий свет из тёплого домика, рак-отшельник жалобно шевелил клешнями, медленно но верно трезвея и превращаясь обратно в Эйдана Лонергана.
В профессора Лонергана. Понимаете ли, где это видано, чтоб членистоногое вело Чары в Хогвартсе? Это не кентавр и Прорицания, это серьёзный предмет и серьёзное дело, долженствующее находиться под контролем у серьёзного человека.
Серьёзный человек принял сидячее положение, спихнув на пол несколько книг, и протяжно зевнул, не утруждаясь закрыванием пасти ладонью.
- Что за дело такое, - проворчал он, прозевавшись и проморгавшись, фокусируя сердитый в меру взгляд на макушке сестры, - Что никак не может подождать хотя бы до обеда? Сегодня воскресенье, между прочим. Мой законный выходной. Игнорила меня две недели, значит, а теперь явилась - в воскресенье чуть свет.
По мере ворчания, которое носило скорее характер обязательного приветствия, нежели веских претензий, Эйдан ещё больше протрезвел, и в груди его зашевелилось любопытство, заменив давешнего рака-отшельника. Дело. Ну уж, что за дело? Он только сейчас заметил, как взволнована Сирша, и ума не мог приложить, какой вопрос, адресованный ему, может заставить её так переживать.

+1

4

[NIC][NIC]Saoirse Lonergan[/NIC][/NIC][STA][STA]play loud[/STA][/STA][AVA][AVA]http://s0.uploads.ru/jS6zK.gif[/AVA][/AVA]

От скрипучего голоса пробудившегося хозяина комнаты и его расфокусированного орлиного внимания, адресованного теперь целиком и полностью любимой родственнице, последняя внутренне сжалась и едва не подпрыгнула на месте от неожиданности: Сирша очень не любит, когда кто-то смеет покушаться на ее недоприческу, однако ни подать виду, ни возразить на копошение в своей гриве несчастная, увы не смогла − а как хотелось! − на тот момент девушка избавлялась от кусочков очередного лопнувшего пузыря, умудрившихся налипнуть на вечно всклокоченную челку, щеки и подбородок; остервенело снимала их с носа... Бесполезными оказались старания извлечь жевательную резинку из волос. Ну и Мэрлин с ней.
Попытки разжевать уцелевшую вкусность не увенчались успехом − та как назло тонким слоем прилипла к зубам. Тогда, недолго думая, младшая Лонерган достала из кармана рубашки еще один шарик жвачки, соскребла ногтем какую-то налипшую крошку, после сдула оставшуюся пыль и отправила в рот, запоздало вспомнив просьбу брата поделиться с ним лакомством.
− Последняя. И такую бы ты точно не взял, − обернувшись через плечо, ответила ирландка и расплылась в улыбке, широченной такой, какие бывают разве что на маггловской журнальной иллюстрации, рекламирующей диету от ожирения на стадии "после".
Сирша поднимается на ноги с недовольным стоном-рыком и, буквально упав в рядом стоящее кресло, скрестила руки на груди и тут же нахмурилась. Начинается, − подумала гриффмндорка, закатив глаза, − разговор по душам. Здравствуй, я профессор Лонерган. Я твой брат, я не выспался, потому что ты-блин-как-всегда-не вовремя, и я зануда! Что еще могли значить все эти тяжеленные многозначительные вздохи, хриплый голос и знакомый осуждающе-приветственный монолог как повторение чего-то уже хорошо известного, не раз прожитого и равносильного пережевыванию старой башмачной подметки? Правильно − привычное, резиновое и совершенно несъедобное: "ты сама заварила эту кашу, дорогая, тебе и расхлебывать". И все равно − достал уже воспитывать да этике учить! Ей как бы уже не пять лет. Нет, она вовсе не обижается на него. На самом деле, она просто не может на него обижаться, потому что у них все всегда не всерьез. В том числе и обиды. И если бы она обижалась на него всякий раз, когда он этого заслуживал (и когда не заслуживал тоже), то они бы не смогли прожить под одной крышей и одного года. А так, обоюдные братско-сестринские истерики и капризы в некотором роде даже забавляли обоих. А это тот случай?
− Короче, − начала было девушка, откинувшись на спинку сидения, но замолчала, в задумчивости закусив губу. Давай, Сирша, предстоит серьезный разговор, так что сделай одолжение, в кои-то веки начни его нормально, по-человечески, а не как ты привыкла − с левой ноги, −  но гриффиндорка тут же представила себе, как она, словно на коньках,  скользит на одной ноге по профессорским апартаментам, ловко маневрируя между стопками книг и предметов мебели, в то время как ее другая нога − да-да, именно левая, вы не ошиблись − приподнята и направлена дорогому родственничку прямо в… рот. Улыбнувшись и хмыкнув от представшей перед глазами картинки, шестикурсница причмокнула от удовольствия, и, снова подняв глаза на полусонного собеседника, продолжила:
− Я тут подумала, что…, − пауза, в которую уместились два громких чавка и один тяжеленный вздох, − я тут подумала, что…, − и снова запинается. Если не брать во внимание то, что своим неожиданным появлением Сирше удалось испортить Эйдану его законный выходной, то ей в кратчайшие сроки нужно было максимально точно определить, в каком настроении сейчас находится ее брат. И чем скорее она узнает градус его расположения к себе, тем быстрее получит желаемое. При условии, конечно, что он, этот градус, окажется  более-менее положительным, и этот разговор наша героиня переживет.
Надо было запастись сладким перед приходом сюда.
− Я тут подумала что… Слушай, а поднатаскай меня по чарам а? − тут она втянула побольше воздуха себе в грудь и махом, на одном дыхании выпалила, − Только начало семестра, а наш декан своим "вам пора задуматься о будущем" нам уже все уши прожужжал. Трансфигурация, ЗОТи, Зельеварение… по всем  этим хернязнаниями и хернянаукам для аврората я вроде как успеваю, а по заклинаниям я дуб дубом. Если бы я знала, что Дуэльный Клуб толком не котируется, никогда бы в него не вступала… Ну пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста!
Все, морковки сварены, и пути назад нет.

+1

5

В эти паузы-запинки между "я тут подумала, что…" так и подмывало вставить нечто вроде "а ты умеешь думать? Я не знал", или "почаще думай, это полезная привычка", или просто "врать нехорошо", но любопытство Эйдана уже усилилось до такой степени, что он героически выдержал обе безуспешные попытки сестры начать свой серьёзный разговор, заняв беспокойный ум несложными действиями, не требующими его напряжения: штаны натянул, проще говоря. А затем футболку. Потом ещё раз протяжно зевнул, складывая одеяло кое-как, запихнул его в секретер и стукнул волшебной палочкой по подлокотнику, чтобы диван сделался обратно диваном вместо кровати.
А потом уж и Сирша, наконец, набралась решимости и выпалила всю свою речь на одном выдохе.
Обернувшись, Эйдан посмотрел на сестру без особого интереса.
- Экскуро, - буркнул он, поднимая палочку, и остатки липкой дряни, которой обернулась давешняя жвачка, очутившись среди пшеничных прядей, втянулись в её кончик.
- Ну, ты зря недооцениваешь дуэльный клуб, - произнёс он уже хорошо зааученным за время практики преподавательским располагающим тоном, - Он позволяет подтянуть Чары в целом, не только боевой сектор, хотя, конечно, на него идёт упор. Но, если в дуэли проявлять определённую изобретательность, можно даже... Что?
Его подвела привычка начинать ответ, не выслушав вопроса до конца. То есть, она-то давно всё озвучила, но его всё ещё вялые мозги продолжали анализировать услышанное по мере того, как он уже вовсю вдохновенно вещал. И тут рассудок, наткнувшись на слово "аврорат" точно корабль на рифы, мгновенно протрезвел и дал течь.
- Что ты сказала? Аврорат?
И он не собирался ждать, что она подтвердит, он прекрасно слышал - да, теперь он готов был заявить под присягой, что прекрасно услышал это слово, причём сразу, нет, даже раньше, чем оно было произнесено.
- Нет... - выпало изо рта и укатилось, сухо ударившись об пол, куда-то в угол.
Он же отлично знал, что может прозвучать в ответ. Что она взрослая. И что он, вообще-то, никакого права не имеет ей указывать. Что он сам хотел стать аврором. И стал бы, не будь таким дуболомом в зельях. Так что нечего завидовать. И нечего позволять своей глупой зависти мешать хорошим людям исполнить своё предназначение.
Эти и любые другие слова для Эйдана Лонергана сейчас могли бы иметь примерно столько же смысла, сколько содержится его в луже талого снега вокруг вовремя не почищенных ботинок. Вы не забыли? Его рассудок дал течь и трюмы стремительно наполнялись возмущением локально-бордового оттенка венозной крови.
- Ни в какой аврорат ты не пойдёшь! - заявил он ультимативно, вдобавок ещё ткнул пальцем едва ли Сирше не в переносицу и навис над ней подобно девятому валу, строго сдвинув брови и сверкая глазами.

+1

6

[NIC][NIC]Saoirse Lonergan[/NIC][/NIC][STA][STA]play loud[/STA][/STA][AVA][AVA]http://s0.uploads.ru/jS6zK.gif[/AVA][/AVA]

Дорогие друзья, сегодня мы поговорим с вами о… да не важно, как их зовут, потому что как их не называй, а существа это довольно импульсивные, невоздержанные и агрессивные. Вы только посмотрите на этого самца из вида Лонерганов. Еще секунду назад он был расслаблен, а теперь чуть ли не посверкивает от негодования.
Всем должно быть известно, что для того, чтобы одержать победу над противником его сначала надо запугать. Эдакая тактика психологического давления на врага, по сути − ничего особенного, банальное: рыкнуть, обнажить клыки, показать когти, увеличить свое тело или вздыбить шерсть, стараясь выглядеть при этом свирепее и страшнее, чем ты есть на самом деле. Ну а если ничего из вышеперечисленного нет − просто тыкнуть в потенциального противника пальцем, при этом нависнув над последним, словно приказчик над рабом… Средневековье!
Сирша удивленно вскинула глаза на брата.
− Чего?... − закончить мысль не получилось. Все дальнейшее упорхнуло, точно выветрившись из памяти, оставив после себя чувство чего-то горького, точно степная полынь, разочарования. Но и оно довольно скоро улетучилось, уступив место завертевшимся в голове образам, очень смутно запомненным девушкой из прошлой жизни.
По старой привычке, оставшейся рефлексом, ирландка поправила упавшую на лоб прядь волос и, вздохнув, подивилась задним числом, что, кажется, сейчас ее снова угораздит вляпаться во что-то не очень обыденное и наверняка опасное. Или все-таки обыденно-опасное?
− А ну повтори, что ты сказал, − он повторил и без ее просьбы, и то изумление, что вызвалось последующим категоричным "нет", переросло в негодование и, наконец, раздражение. И за то краткое мгновение пока девушка, с шумом втягивая в себя воздух, поднималась с кресла, на нее вдруг снизошло озарение: Сирша поняла, что все ее мечты об аврорате, борьбе со злом и вечной славе, о которой она так долго грезила на уроках, в перерывах между ними и даже во сне, возможно, не стоили и ломаного кната, а сейчас и вовсе грозились вот-вот рассыпаться в прах. Перед ней словно предстала ее "многообещающая" будущность во всей ее неприглядности, безысходности и прочей подобной красе. Гриффиндорке стало ясно, что ни один темный волшебник, ни одно непростительное заклятие не принесет ей столько беспокойства и не испортит столько крови, сколько этот лохматый жираф с бараньим характером по кличке Эйдан.
Белобрысый клещ, одержавший победу над жвачкой, начинал уступать в доминировании какому-то сонному медведю! Непорядок в фауне! И это была уже явная дерзость, за которую Сирше захотелось как следует наподдать брату. Но, может, все-таки будет лучше для начала попытаться все уладить более дипломатичным путем? Лонерган ведь хорошая девочка, а хорошим девочкам не нужны проблемы в школе, да еще и в начале учебного года.
− Ну ладно-ладно, − не скрывая угрозы, дерзко пропела она, воодушевившись только что зародившейся в ее светлой головке идеей, − посмотрим, что на это скажет мой декан и директор, когда узнают, что я запорола выпускные экзамены только потому, что самый тупой умник aka наш дражайший профессор Лонерган отказался мне помогать с заклинаниями! А теперь кыш с дороги, шляпа, и убери от меня уже эту свою пальцевую сосиску!

+2

7

Когда Сирша была маленькой, было очень легко сделаться для неё страшным. Рано вытянувшемуся, высоким ростом пошедшему в отца, Эйдану достаточно было нависнуть над ней подобно грозовой туче, и белокурая малютка съёживалась, глядя исподлобья испуганными глазёнками. Но теперь, продолжая раздувать ноздри точно бык на корриде, старший Лонерган отчётливо осознавал, что выглядит недостаточно угрожающе. Сестрёнка подросла, набралась смелости и наглости, - не зря Шляпа отправила её под красно-золотые знамёна. Взгляд её был открыт и прям, и плечи не сгорбились. Она даже выдвинула собственные угрозы, - которые, к счастью, не стоили ломаного кната.
- Пффф, - фыркнул Лонерган, выпрямляясь, - Если ты завалишь заклинания, моей вины в этом не будет! Большинство авроров, между прочим, сдают экзамен без всякой дополнительной помощи! Так что не запугивай меня своим деканом! Я твоего декана... - он осёкся, понимая, что сейчас выступает не столько от имени брата, сколько с позиции преподавателя, а поливать грязью коллег это очень и очень непрофессионально.
Хотя Эбигнейла он действительно на палочке вертел, пусть и воображаемо. Он готов был в случае чего всыпать придурку по первое число и в режиме реального времени.
Пальцы Лонергана медленн сжались в кулак. Кулак он опустил, глядя на сестру разгневанно и строго. Он совершенно не был согласен со сравнением его пальца и сосиски. Он вообще не был толстым никогда. Тоже ещё.
- Я, между прочим, твой преподаватель, - заявил он веско, не принимая во внимание, к примеру, тот факт, что не далее как десять минут назад спал и, вероятно, даже храпел, а сейчас стоял перед студенткой гриффиндора в растянутых штанах и футболке, - И ты могла бы проявить какое-то уважение. Хотя бы для того, чтоб я не снял с твоего факультета пару десятков баллов!
Он помолчал, переводя дух. Отчего заявление сестры о том, что она собралась в аврорат, произвело на него эффект разорвавшейся бомбы? Разумеется, не оттого, что он просто хотел продемонстрировать силу и запретить что-то ради самог запрета. И не оттого, что он сам хотел когда-то стать аврором, но понял, что не сможет, - хотя, это было очень похоже на некрасивую правду, но нет. Оттого лишь, что погиб их отец. Оттого, что отца ему не хватало всегда, каждый день, даже тогда, когда он не вспоминал о нём. Оттого, как сильно Сирша была на отца похожа. Оттого, что позволить ей так рисковать своей жизнью он не мог. Он не собирался.

+1

8

[NIC][NIC]Saoirse Lonergan[/NIC][/NIC][STA][STA]play loud[/STA][/STA][AVA][AVA]http://s0.uploads.ru/jS6zK.gif[/AVA][/AVA]

Жирафчик ощетинился. Как-будто от него можно было ожидать чего-то другого. Как же.
− Ну здоровско блин, − левая бровь Сирши немедленно заняла позицию выше правой: на нее снова накатила волна возмущения. − Я вообще-то в первую очередь за помощью к брату пришла, а не к преподавателю, и он мог бы проявить хоть какое-то уважение к своей сестре и ее выбору, а не читать нотации и раздувать свои огромные волосатые ноздри! − скрестив руки на груди, попыталась передразнить она сейчас такого малоприятно-высокомерного Эйдана, со всех сторон окружившего свою любимую младшенькую шипастой стеной укора.
На самом деле она еле удержалась от того, чтобы не забраться с ногами на кресло и, встав в полный рост, не ткнуть брату в лицо средним пальцем, послав куда подальше: смотреть на эту хмурую скалу снизу вверх не у каждого сил хватит. Поза и взгляд дражайшего родственничка были готовы потерять всякую тень терпения, правда ирландка видела перед собой еще и удава, который напротив − терпеливо выжидал момента, когда мимо него попытается прошмыгнуть этот белокурый кролик (реакции, безусловно, хватит, и обед удастся на славу). А вот ничего подобного! Настойчивость – зерно успеха. Сирша верила, что в жизни можно добиться чего угодно, и это несмотря на то, что никаких серьезных оснований так думать у нее не было, ведь вся окружающая действительность всегда и везде уверяла ее в обратном. Но Лонерган не из тех, кто быстро опускает ручки. Чтобы добиться победы, нужен план, и новый, если не сработал старый. А главное, нужна новая, всеобъемлющая идея. И у нее была такая. По-крайней мере она так думала.
Ирландка вернула брови в обычное положение.
− Дай угадаю, − на этот раз девушка сжалилась и не стала делать вид, будто каким-то магическим образом копается в мыслях брата, только сметливо прищурилась. – ты хочешь все решить по-взрослому. Не вопрос, − подавив досадливый вздох, Сирша достала палочку. − Правила просты: если выиграю я, ты меня натаскиваешь по заклинаниям. Если выигрываешь ты, то так уж и быть, я отфильтровываюсь отсюда нахрен, все забываю и топлю свою идею в Черном Озере, − с этими словами она бодро взмахивает палочкой и левитирует по углам комнаты кресло, диван, столик, книги и еще кучу какого-то барахла, валявшегося под ногами, освобождая тем самым площадку для предстоящего "безудержного веселья", могущего перейти за рамки морали, приличия, законов и даже здравого смысла. А вы что хотели, это же Лонерганы.
− Только не в титюльки! – проорала гриффиндорка с противоположного конца комнаты и встала на изготовку. Она ведь все равно все сделает по-своему, так или иначе, а потому совершенно не боится проиграть. Уже. Просто это, наверное, семейное – настоятельная потребность вечно друг другу противоречить.

+1

9

Правда, что и говорить, оружие сильное, порой буквально смертоносное. Правда бьет метко, часто не в бровь а в самый что ни на есть глаз, и ту уж зажмуривайся - не зажмуривайся, а дела твои плохи. Особенно если ты правду не очень-то намерен так просто принимать.
Есть, конечно, такие персонажи, которым хоть кол теши на голове - хоть бы хны, и никакой правдой их не пробьёшь, всё с них скатывается точно с гуся вода. Но Эйдан, как и абсолютное большинство его товарищей-хаффлпаффцев, к таковым отношения не имел.
Сирша применила боевое оружие гриффиндорцев - правду - предательски подрубив брату колени. Но он не собирался сдаваться. К тому же, не такие уж волосатые были у него ноздри!
- Ты? - расхохотался он, громогласным гоготом маскируя собственную растерянность перед лицом правды - читать нотации собственной сестре было действительно некрасиво и недостойно выпускника Хаффлпаффа.
Но намерение победить преподавателя заклинаний... ну он же преподаватель заклинаний! Ну это, как бы так сказать, чтоб обидно не было.
- Хахаха! - заключил Лонерган, упирая ладони в бока, - Ты - выигрываешь? Это шутка такая?
По той решительности, с которой Сирша, пока он изображал молодого марала, раскидывала по углам преподавательское барахло, было несложно заключить: она не шутила.
Эйдан, прекратив ржать, уставился на сестру озадаченно, посерьёзнев и нахмурив лохматые светлые брови. С чего бы вдруг такая уверенность? У неё в запасе есть некий козырь, а ему невдомёк, какой? Бузинную палку, вроде как, Гарри Поттер об колено сломал ещё когда Сирша даже пешком под стол не ходила. Что ещё могло бы дать ей преимущество перед братом?
Только не в титюльки! - проорала Сирша с противоположного конца комнаты и приняла классическую дуэльную позу.
Эйдан зажмурился и тряхнул головой, отгоняя недоумённые, хромые и робкие мысли об этих самых упомянутых "титюльках", наличие коих у его собственной сестры ещё не перестало быть для него открытием века.
- Ты с ума сошла! - ответствовал он, поднимая палочку, - Экспеллиармус!

+1


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Альтернатива » your only enemy that you can't live without


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC