Hogwarts: Ultima Ratio

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Неоконченные эпизоды » исповедь палача


исповедь палача

Сообщений 1 страница 4 из 4

1


http://orig04.deviantart.net/549f/f/2012/124/8/8/dark_forest_by_vityar83-d4yjpvb.jpg
- дата: сентябрь 1993 год.
- место: Франция
- участники: Рунар Пиритс, Антарес Гриндевальд
- внешний вид: в первых постах
- краткое описание:
На стенах картины с видом на город
На окнах решетки с видом на стену
Снаружи сторож убит забором
В палате доктор исходит пеной
В припадках сестры свежуют трупы
В перчатках психи линчуют книги
Диагноз смерти течет по трубам
В мозгах блуждают крутые сдвиги
С петлей на шее верхом на стуле
Уборщик моет стекло от грязи
В порез на горле, плечо ссутулив,
Макает тряпку в немом экстазе
Погасло солнце над белым домом
Подохли чайки над синим морем
И кто-то буйный с тяжелым ломом
Излечит пыткой чужое горе ц
- примечания: вот и сошлись два одиночества

+1

2

внешний вид: примерно так

http://25.media.tumblr.com/82c8c9a7ec374c28aeb8253816615c68/tumblr_n0gxtd9YgZ1tqsqquo7_250.gif

С таким упрямством наёмник сталкивался впервые. Романтический поэт мог бы назвать подобное поведение стойкостью, но Гриндевальд видел в нём только глупость. Пленник даже не врал, пытаясь повести врага по ложному следу. Не просил убить его, чтобы положить конец мучениям. Не насмехался, чтобы вывести инквизитора из себя.
Спустя несколько часов Антарес понял, что его усилия тщетны и сменил план. Он вырубил жертву и скрылся неподалёку, назначив нетопыря наблюдателем. Как и ожидалось, несчастный пришёл в себя и, решив,  что убийца оставил его в живых случайно, заковылял прочь. Гриндевальд надеялся, что бедолага отправился к тайнику, местоположение которого наёмник и хотел выпытать. Но убедиться в этом ему не удалось.
Неизвестно откуда взявшаяся свора, видимо, привлечённая запахом крови, окружила раненого, который вместо того, чтобы затаиться, побежал, привлекая внимание гончих. Последнее, что нужно было Гриндевальду, так это встреча этого идиота с охотником, которому искалеченный человек мог бы пересказать впечатления последних суток в компании ассасина Александера Готье.
- Я знал, что ты не дашь мне уйти так просто, - прохрипел страдалец, увидев, как маг в камуфляжном плаще выступает из-за деревьев. Ближайший к Антаресу пёс, жалобно заскулив, издох.
- Это не мои собаки, - пояснил с досадой Гриндевальд, не любивший, когда его дар действовал без его ведома, и когда события развивались вопреки его расчётам тоже, - у тебя последний шанс остаться в живых. Вряд ли Книга Шёпотов, тем более неполная, понадобится тебе за Стиксом, - человек в лохмотьях, в которых можно было узнать некогда изысканную мантию, помотал головой. Собаки прыгали вокруг с оглушительным лаем.
- Я понял тебя, - подытожил Гриндевальд, не пытаясь их перекричать, - Reducto, - с кончика  волшебной палочки, которую наёмник и не думал выпускать из рук, сорвался шар синего цвета. Раздался треск переломанных в нескольких местах костей. Делать ставку на внутренние повреждения Гриндевальду советовал Джекилл, а использовать самые простые заклинания нетривиальным способом Гриндевальд научился самостоятельно. Обездвиженное тело рухнуло к ногам своры, тут же накинувшейся на добычу. Антарес, не убирая палочки, развернулся к охотнику, настигшему своих гончих:
- Замечательный день для охоты, не правда ли? - спросил он по-французски.

+1

3

Дюжина гончих Гамильтона поднимает лай, требуя обратить на себя внимание. Все они - единое воплощение силы, скорости и охотничьих инстинктов. Они не могут стоять на месте, ведь движение - смысл их существования. Самые нетерпеливые забираются повыше, чтобы посмотреть, когда откроются деревянные ворота. Обычно доброжелательные, сегодня собаки выглядит агрессивно и неспокойно. Конечно, кто сможет устоять перед ударной дозой адреналина в крови? Через несколько минут их ожидает славная охота, пьянящая вседозволенностью и азартом.
Вот деревянный засов отодвигается и собаки, толкаясь и скалясь, вырываются наружу. Они натасканы на птиц и диких кабанов, не боятся огнестрельного оружия и преданы своему хозяину. Тому, что сегодня выглядит более чем довольным. Тому, что своей белобрысой шевелюрой не походит на темноволосых французов. Того, кто несколько лет назад приобрел небольшой дом в самой чащобе Франции и выращивал там отличных охотничьих псов, столь популярных в заснеженной Швеции, но недооценённых в остальной Европе.
Рунар, как и всегда, прекрасно обходился без лошади: он считал, что охотится лучше на своих двоих, рассчитывая лишь на собственные силы. В отличие от него, ещё трое французов из местного отделения Министерства Магии, придерживались обратного и с удовольствием оседлали предложенных им вороных кобыл. Пиритс ничего не сказал, но про себя ухмыльнулся. Они ещё не знают, что им придётся бросить лошадей через несколько минут после входа в лес. Его кобылы были умнее некоторых волшебников и точно знали куда соваться не следует. А в близлежащих лесах иногда можно было встретить презанятных существ.
Быстрый бег сменялся ходьбой, ходьба на прыжки через увесистые корни деревьев. Пожиратель следовал за своей стаей на секунду представляя, что сам есть основа её. Тот, от кого зависит жизнь каждой собаки. Они чувствовали его власть и беспрекословно слушались. Принести хозяину радость, забив тушу кабана - было смыслом их сегодняшнего дня.
Буквально после получаса от начала охоты, Рунар потерял своих гостей. Они оказались ещё более нерасторопными, чем он предполагал, а возиться с ними ему не хотелось. Охота - не то место, где следует мешкать. Либо ты, либо тебя. И судя по крикам где-то в другой стороне леса, волшебники уже начали использовать силу, забыв главное и, пожалуй, единственной правило установленное Пиритсом: не надейтесь на магию. Используйте ружьё и собственный мозг.
Дикий лай раздался в нескольких сотнях метрах южнее самого Пиритса. Он преодолел это расстояние за считанные минуты, выскочив к своим псам в месте, ничем не отличавшемся от сотни таких же мест в этом лесу. Правда одно не совпадение всё же было: здесь, к великому удивлению волшебника, находились ещё двое и это мало походило на приятную беседу.
Взглядом окинув местность, он приметил одну из своих собак, замертво лежащую под массивной сосной. Если мужчина, обратившийся к нему с вопросом, хотел убить собак, то почему же расправился только с одной? Судя по всему, у него не было предубеждений по поводу насилия.
Оставшиеся одиннадцать собак окружили второго человека, явно истекающего кровью. Они чуяли её, видели и пропитывались запахом приближающейся смерти. Они готовы были разорвать его там же, поднести хозяину и с гордостью получить награду за труд. Но Рунар не хотел вмешиваться в чужие разборки, а потому единственной командой, отданной с начала охоты, стала команда "Фу".
Гончие присмирели и отошли от человека, чья жизнь сегодня наверняка оборвётся. Но то было не их зубов дело, и не забота высокого белобрысого норвежца.
- Идеальный. Я вижу, вы тоже так считаете?
В вечерних сумерках в глубине французского леса их было четырнадцать: одиннадцать смирно сидящих собак, не спускающих глаз с мужчины, лежавшем на холодной сентябрьской земле, попеременно скалившихся, но не смеющих подать голос, один, чья судьба была предрешена и двое, ещё не ведающих чем обернётся сегодняшний вечер.

+1

4

Что тянуть за канат, что на нём же висеть на рее: хэппи-энды случаются только в дрянном кино. Выбирай себе сторону, друг мой, решай быстрее. Выбирай, кем ты будешь. А третьего — не дано ©

- Вы не из этих мест, - обратил немец внимание на акцент незнакомца, - как и я, - за несколько лет Антарес так и не избавился от рубленой манеры говорить, контрастирующей с медоточивой речью французов, - не боязно соваться в чащу без проводника? Обычно сюда не ходят в одиночку. Велик риск наткнуться на дикого зверя, - ассасин бросил взгляд на израненное тело, будто его истерзали клыки и когти, а не заклинания. Поразмыслив, наёмник отказался от идеи изобразить произошедшее как несчастный случай.
То, что ставший невольным зрителем кровавой сцены охотник не орал, как резаный, и не звал на помощь, говорило в его пользу. Гриндевальд взвешивал все "за" и "против". Негласный кодекс требовал не оставлять свидетелей. Здравый смысл подсказывал не торопиться. Если бы Александеру нужен был мясник, он бы не предпочитал Терри остальным своим слугам. В отличие от большинства, наследник Геллерта умел пользоваться серым веществом в своём черепе. В частности, Антарес терпеть не мог оставлять за собой шлейф из трупов, считая лишние жертвы признаком непрофессионализма.
Diffindo ценится больше Bombardo благодаря своей точности.  Чем больше гробов ты наполнишь, тем больше вероятность, что переполнится чаша терпения оплачивающих похороны. На тебя начнётся  охота, где ты уже будешь оленем, а не егерем. Незавидная участь. К тому же, Гриндевальд ничего не знал о хозяине своры. Вдруг он известная шишка, чья пропажа привлечёт внимание общественности? Александр ясно дал понять, что Книга Шёпотов - не тема для праздной беседы. К счастью, тот, кто мог ляпнуть о ней кое-что, был уже не в состоянии говорить. В беглеце всё ещё теплилась жизнь, но смерть была уже рядом. Её присутствие Гриндевальд ощущал так же, как псы чуят близость добычи.
- Собаки не самая лучшая защита, - гончие были хорошо выдрессированы и, увидев бесславную смерть своего собрата, не рисковали нападать на его убийцу,  - я приношу извинения за Вашего пса, - с искренним сожалением за то, что не смог взять себя в руки, повинился Терри, - я могу оплатить вам её стоимость или привезти щенка. У моего покровителя есть гончие с отличной родословной, - иногда Гриндевальду казалось, что он был для Александера точно такой же гончей, которую тот спускал при необходимости с поводка и поощрял, когда Терри настигал добычу.

0


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Неоконченные эпизоды » исповедь палача


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC