Hogwarts: Ultima Ratio

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Неоконченные эпизоды » Каникулы в Румынии | Vacanțe din România


Каникулы в Румынии | Vacanțe din România

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://s3.uploads.ru/JjFs1.png

- дата:
июнь 1994 года
- место:
Румыния, Брашов
- участники:
Чарльз Уизли, Джекилл Калгори и Берлин Морган
- внешний вид:
в первых постах
- краткое описание:
Допустим, запихивать женщину в  загон с маленькими драконами было плохой идеей, зато весело. Допустим, бить маггла по лицу было плохой идеей, зато весело. Допустим, встретиться этим троим было плохой идеей, зато весело.

+2

2

Ну, кто ж знал-то? – догоняя Берлин, виновато крикнул Чарли. И правда, кто ж знал-то, что Морган устроит такую шумиху в загоне с детенышами валлийских драконов, если она даже в «Волшебном зверинце» сумела начать переворот без захвата власти, пока на помощь не подоспел школьник, теперь на веки веков хранивший тайну о чертовых воронах. Он же предложил спустя года той провести редкий отпуск в Румынии: дешево и сердито, потом можно похвастаться перед всеми коллегами, которые ну точно бы не пустились в странствие по Восточной Европы летом, когда жителям пасмурной Англии очень хочется заполучить заметный загар. В Румынии тоже было жарко, но не так, как в ближайших континентальных странах. Да и на островах порой теплее.
Главное место посещения, конечно, легендарный крупнейший драконоведческий заповедник мира, в котором, собственно, и работает Чарли. Тоже приятный элемент рассказа: погладила спящего перуанского дракона, подержала в руках маленького португальского драконыша… Разогнала бедных валлийцев по углам, а Чарли так и не понял, кого надо успокаивать и у кого травма сильнее. Но драконов можно было просто покормить, а Берлин не дракон, посему задабривать ее пришлось совершенно другими методами. Сводить в бар в ближайшем к отделению городе.
Погода располагала к тому, чтобы остановиться на каком-то приморском городке, но Брашов прятался в глубине страны, дабы не быть застигнутым влажным соленым воздухом с криками чаек и множеством других совершенно ненужных презентабельному селению штук. Здесь же жило не так мало волшебников и несколько вампиров, чья диаспора обитала к востоку от города, хотя магглы почему-то полагали, что нужно двигаться на юго-запад, чтобы столкнуться с этим потусторонними существами. Наивные.
В общем, испепеляемые солнечными лучами как только что распустившиеся подсолнухи в Муреше, Лин и Чарли перебирались с улицы на улицу в поисках достойного заведения, которое бы могло похвастать удобным расположением и неплохим списком напитков. Знакомым списком. А можно и не очень.
– Каюсь, затея до ужаса, чертовски, страшно, до мерлиновых подштанников была фиговой. Но у нас никто еще не устраивал ЧП в загоне для малышни. – Слова, немного напоминающие извинение и раскаяние в собственных грехах, можно было услышать во всех концах улицы, потому что Уизли умел только затыкаться, тихо говорить он был не настроен. Да и зачем? Впрочем, он мог бы вписаться спиной в какой-нибудь стол, поскольку шел лицом к Лин, что упрямо топала по улице. Но то ли судьба хранила молодого драконолога, то ли он сам так хорошо уходил от столкновения с прохожими и не очень прохожими.
Каким-то образом он все-таки отстал от темы с валлийскими детенышами, которая ему нравилась не потому, что Чарли нужно было срочно извиниться, а потому, что это был лишний повод вспомнить и уколоть Лин. Но пусть ухмылка Уизли, ежеминутно превращающаяся в улыбку от уха до уха, будет списана на хорошее настроение и предстоящий отдых. В солнечном свете даже улочки улыбались, казались пестрыми и живыми, полными счастливых людей.
То были главные улицы, каким-то необъяснимым образом эти двое свернули в переулок. И нет, это не была фраза Чарли «там короче, помнится, в западной части что-то да и было», ведь Морган не сказала, что против такого поворота? Ладно, виноват Чарли.
Собственно в ходе беседы о том, что стоит делать, а что не стоит, где в Румынии места получше, а где похуже, два мага дошли до какого-то чересчур шумного перекрестка, хотя он был в общем-то пустым. Все самое интересное происходило на одной из улиц, освобожденной от маггловского гудящего транспорта. Обменявшись удивленными взглядами, искатели всего, что можно найти, направились именно туда, где разворачивалась потасовка, как вскоре узнали волшебники.

примечания

http://s6.uploads.ru/t/dzsHC.jpg

Все в лучших традициях маггловской беспалевности и двадцати пяти градусов тепла

+2

3

Отпуск. Какое же это сладкое слово. Впервые за несколько месяцев можно перестать хмурить брови, следить за спиной, а главное не нужно носить ужасно неудобные белые рубашки и мантию. Берлин, наверное, могла бы просто проваляться несколько недель на диване в своей гостиной и всё равно была бы счастлива. Но приглашение от старого друга оказалась как нельзя кстати, так что Берлин не раздумывая ни минуты покидала вещи в сумку, оставила обиженно сопящего Кристофа в доме матери, чтобы животина не погибла от голода во время её путешествия, и уже через полчаса щурилась на пригревавшее в небесах солнышко около ближайшей к заповеднику гостиницы. Знала бы, чем обернется эта прогулка по родине самого знаменитого в мире вампира, с большей бы любовью отнеслась к привычному дивану и пасмурному лондонскому небу.
А вот теперь шлепала по нагретому солнцем камню, еле сдерживая рвущиеся наружу ругательства и прищелкивая языком каждый раз, когда Чарли начинал то ли извиняться за то, что валлийские драконы в детстве обладают столь строптивым характером, то ли обвинять её в том, что теперь драконы будут бояться каждой блондинки, пытающейся подобраться к их загону. Берлин и сама понимала, что сложившая ситуация смешна и глупа, но не так-то просто было утихомирить внутреннего демона, что требовал мести за задетое самолюбие, опаленные волосы и оцарапанную руку. Впрочем, внутренний демон требовал сатисфакции только за самолюбие, а вот Берлин перебирала в голове веские и не очень причины злости, чтобы сию же секунду не улыбнуться Чарли, так неумело извиняющемуся за инцидент. Она простила его около получаса назад, а теперь только наслаждалась спектаклем. Хотя если бы Чарли перестал припоминать, что это был загон именно для малышни, она бы давно сказала, что всё в порядке, и продолжила расспрашивать его о достопримечательностях Брашова и магических лавках, куда стоит заглянуть в первую очередь.
Пусть помучается ещё чуть-чуть.
Ещё чуть-чуть длилось уже достаточно долго, а они всё ещё не нашли ни бара, ни выпивки, к тому же палящее солнце хоть и прошло точку зенита, но всё так же напоминало раскаленную груду металла, обещая если не спалить Берлин дотла, то хотя бы поджарить до нежно-розового поросячьего оттенка. И всё же разворачиваться домой никто из них не собирался. Чарли был уверен, что за следующим поворотом их обязательно будет ждать отличный бар, а Берлин давно перестала следить за дорогой и теперь могла разве что аппарировать обратно в свою уютную комнатку на втором этаже гостинцы. Но бросить друга посреди улицы было даже для неё чересчур.
- Ещё десять минут и вместо бара мы отправляемся в ближайший магазин, а потом я вторично пробую подружиться с валлийцами, но уже после пары литров чистейшего бренди. Как ты думаешь, они оценят, если малышню опять разгонят по углам? Или тогда за мной придет их мамаша? - может в начале фразы это и было шуткой, но высказав идею вслух, Берлин красноречиво указала взглядом на небольшую лавку в конце улицы. Ещё через минуту она открыто заявила, что её ноги не приспособлены к преодолению расстояний больше двух-трёх километров, а за очередным поворотом собиралась таки остановиться и сообщить Чарли о своем намерении упасть на мостовую прямо там, где они стоят.
До падения оставалось секунд пятнадцать, не больше, когда Берлин отвлеклась на шумную компанию, вставшую на пути их следования. Чарли, вполне вероятно, заметил их первым, раз так уверенно обошел девушку, словно собирался защищать её от их нападения. И хотя девушка не понимала ни слова из их разговора, по громким голосам и активной жестикуляции было понятно, что очень скоро спор перерастет в драку. И драка эта будет скорее избиением младенца, потому что против одного мужчины, что стоял спиной к Лин, выступало трое "борцов в тяжелом весе". Так что, не успев даже обдумать мысль о глупости собственного вмешательства, а уж тем более не дав Чарли времени остановить себя, Берлин в три шага преодолела разделявшую их площадку и встала рядом с мужчиной. Вот только первый удар в челюсть он уже пропустил.
- Ну и что за хрень тут происходит? - на неё уставились все четверо, а Берлин вряд ли понимала, что единственным, кто может разобрать её слишком уж беглый румынский смешанный с английским, был Чарли. А он стоял на другой стороне улицы, в ускоренном режиме стараясь постичь умение превращаться в статую.

внешний вид

http://cs625824.vk.me/v625824658/3475c/OlgzVqzUPrI.jpg

Отредактировано Berlin Morgan (16.03.2016 23:29:26)

+2

4

- О паходе фудафим, - замечено: когда твоё имя Джекилл, а фамилия Калгори, выбитая челюсть придает голосу нотки дружелюбия и какого-то неподдельного радушия. Тут даже не имеет значения, на каком ломаном наречии мужчина будет говорить - хуже уж точно не будет. Он, честно говоря, так и не понял, откуда взялись эти двое, как собственно и трое перед ними, не заметил, как пропустил первый удар, а за ним и второй, случайный и сорвавшийся из-за неожиданного появления наблюдателей. Да и по правде сказать, ему было абсолютно плевать. Сплюнув на мощенную булыжниками мостовую кровь румын ловко ушел вниз, избегая очередного выхлопа, ухватился за затылок и резко дернул челюсть в сторону противоположную удару. На какое-то мгновение ему показалось, что от такого бодрящего букета ощущений у него глаза выпадут, да поскачут куда глядеть будут с завидной скоростью спринтера, но, благо обошлось. Несколько раз открыв да закрыв рот, мужчина размял челюсть, проверяя качество выполненной работы прежде чем вновь заговорил, пользуясь общим замешательством - говорят, гололед будет, смотри-ка!
На руку сыграло то, что мордовороты не понимали английского языка, а уж той мешанины, которую молодой доктор выдавал за недурной разговорный, и подавно. Да и вернувшаяся реакция сделала своё дело: румын со всей силы ударил обидчика ребром ладони под колено и тот, не ожидая подвоха, повалился вперед, прикладываясь лбом к кирпичной кладке. Калгори выпрямился, отталкивая потерявшего сознания хулигана в сторону и демонстративно утер нос, бросая взгляд на чужеземцев, совершенно точно не вписывавшихся в концепцию происходящего, хотя сама потасовка тоже не стояла в его повестке дня, по-крайней мере не сейчас. Мужчина хоть и предполагал, что вечер может закончиться дракой, он в принципе ей и начаться мог, не будь у него вымуштрованного годами самообладания. Как эта стерва могла даже заикнуться о том, что он мог что-то перепутать в историях болезни? А главное как в подобную чушь мог поверить глав врач? Нет, находиться в этой дыре более Джекилл просто не мог, а бросать единственное место, способное предоставить ему работу с учетом фамильной истории, был споосбен лишь под хорошим градусом и после того, как он послал куратора в аккурат между драконьей передницей и задницей его количество кардинально подросло. Вообще он планировал пить и пить много и предполагал, что без драки после бара не обойдется, но вот то, что она завяжется до начала попойки выпадало из этапа планирования. Так-то румын полагал, что в состоянии подпития ему будет абсолютно всё равно: расквасит он задиру заклятием или кулаком, от того надежда на магическую поддержку не оставляла доктора. Но свет белого дня и сторонние свидетели вносили неприятные коррективы.
- Говорил ведь, гололед - Джек улыбнулся, как можно радушнее и эта была та волшебная пора, когда улыбка еще давалась волшебнику многим лучше, чем впоследствии. Да и чувство юмора укладывалось в рамки порядочного - у вас обувь шипованая?
Впрочем, для последующей динамики ответ был не столько важен. По крайней мере так решил средний мордоворот, толкнувший румына поддых и нацелившийся на рыжего бородача.

+3

5

Среднестатистическую драку в историческом районе, почему-то посреди дня, можно было назвать простым словом – избиение. В драке порой хотя бы какие-то правила присутствуют, ну а простая раздача тумаков таковой не называется. Мужчину шариком катали в рядах, на что он иной раз отзывался ответным ударом, но то, что он был в проигрыше, было заметно по всплеснувшемуся чувству справедливости в жилах Берлин, которая проигнорировала знак Чарли не высовываться хотя бы до того момента, как их заметят. Фрау решила сделать так, чтобы их заметили тут же, как будто не ясно, что здесь происходит. Это скорее участникам побоища непонятно, что блондинка пытается выкрикнуть на смешенном наречии.
Романо-германский суп вылился лишь в то, что один из избивавших вырулил из этой толпы в сторону прохожих. Уизли успел пересечь улицу и даже сформулировать не слишком обидное проклятье в сторону Берлин, как перед ним выросла форма человека на голову выше его, жужжащая сквозь зубы простую формулировку «Проваливайте». Можно было смахнуть это на вежливость, но, видимо, валить нужно было в количестве целых двух человек, что драконолог все же понял, оценил и хотел бы уже пойти на мировую, но, как говорится, идти на мировую с медведем не следует.
По крайней мере наглый отталкивающий жест, вылившийся в толчок в плечи, был неприятен и провоцирующим, за чем последовал выпад Чарли с вызовом «Нет, это ты меня послушай». Когда люди говорят на одном языке, они гораздо лучше понимают, насколько друг друга не выносят, поэтому заряд в скулу можно было и не считать за начало. Рыжеволосый отступил, но надолго его выбора между мирными переговорами и выматыванием противника бегством не хватило, судя по последовавшему удару под дых. Новый этап мирных переговоров – это обмен любезностями, или появление еще одного участника побоев, до которого с завидной регулярностью дотягивалась чья-то не в меру быстрая рука.
И все же, и все же. По незнакомцу, чье право на подкрепление отстаивали независимые англичане, уравнявшие стороны своим присутствием, попали ну еще раз так пять, как успел заметить драконолог при условии, что ему нужно было еще заниматься тем, чтобы сохранить себя в более менее достойном здравии. И присматриваться к готовой вывернуть всему миру кишки наружу Берлин, потому что они решили только помочь незнакомцу, а не спровоцировать войну между магами и магглами.
Ничего они не решили.
По крайней мере, когда румын, целившийся в глаз Чарли, прокатился по старому переулку с набором ругательств, с трудом отцепившись от рыжего, у драконолога все еще не было какого-то строго определения спасти мир, раскрыть преступление и тому подобное.
– Futu-i! Каким… – договорить он не успел из-за удара. А маггл, попавший в стычку в меньшинстве, сбегать под прикрытием не собирался, или слишком долго планировал побег, или…
Раздались выкрики со стороны перекрестка, перемешанные в дурацкую смесь свистками – короткими и длинными. Уизли отвлекся, благо не он один был застигнут врасплох, пытаясь представить себе источник столь странного звука. И, конечно, причину его приближения к месту драки, пока самого Чарли куда-то не потащили. Вообще все стали какими-то слишком нервными при звуке свистков, даже несмотря на напряженность всей ситуации с участием кулаков и пинков ногами.
– Что? Почему? – Недоумение, когда тебя тянут в неизвестном (если задуматься, то, в общем-то, известном) направлении, подальше от новоявленного звука. От драки так не оттаскивали, как от новых участников спектакля на старых улицах дома, совсем странно, чего-то Чарли точно не знал, не понимал или не догонял.

+3


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Неоконченные эпизоды » Каникулы в Румынии | Vacanțe din România


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC