Hogwarts: Ultima Ratio

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Неоконченные эпизоды » Спокойствие, только спокойствие


Спокойствие, только спокойствие

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

- дата: март 1996 года
- место: Больница Св. Мунго
- участники: Соланж Забини, Изабель Руквуд
- внешний вид: в первых постах
- краткое описание: "Если вы не знаете, куда обратиться, не в состоянии нормально говорить или не помните, зачем пришли, мы непременно вам поможем" (с).

Отредактировано Isabel Rookwood (19.03.2016 13:30:35)

0

2

Изменчивость мартовской погоды сыграла дурную шутку с госпожой Кальпернией - когда она покидала дом, чтобы проверить, как идут дела в ее шляпном бутике на Косом переулке, ярко светило солнце, в воздухе ощущалась та приятная свежесть, от которой душа начинает выводить арии в темпе аллегро, а прохожие кажутся даже симпатичнее, чем после пинты крепкого эля. В бутике ей пришлось разбираться с неприятными последствиями собственного маркетингового хода - в последний свой визит госпожа Кальперния зачаровала манекены на изящное дефилирование между покупателями, что вызвало пару истерик у впечатлительных барышень. Поговорив с управляющим - усатым напудренным юношей с ладошками пятнадцатилетней девы, -  и дав указания по расстановке теперь уже неподвижных манекенов, почтенная дама вышла из бутика и оказалась в центре шального локального урагана, сбежавшего откуда-то из тропиков и накрывшего Косой переулок. Естественно, подобные перепады погодных условий не могли не отразиться на здоровье пожилой уже женщины, иммунитет ее был подорван, от визита на курорт в швейцарские Альпы, предложенного обеспокоенной мадам Забини, она отказалась из-за занятости в шляпном магазинчике, и в итоге подхватила довольно неприятную хворь - магическую свинку. Обнаружив у себя вместо точеного носа пятачок и съев два фунта моркови на ужин, Кальперния поняла, что дело плохо и, прежде чем заразить все население дома Забини, проявила сознательность и явилась в больницу Святого Мунго с повинной. 
Разумеется, Соланж не могла оставить на произвол судьбы свою наставницу и компаньонку, прошедшую с мадам Забини через огонь, воду и семь маршей Мендельсона. На следующий же день, снарядив для Кальпернии корзинку ее любимых вкусностей (которые потом, впрочем, заменила на морковку - все равно пристрастие к ней было одним из симптомов), шкатулку с рукоделием и заготовкой новой шляпки, мемуары Селестины Уорлок и новую помаду - подобные мелочи всегда приободряли пожилую даму, - Забини в сопровождении полуэльфа полугоблина Фернандеса решительно направилась в больницу Святого Мунго, превозмогая все неприятные эмоции, что испытывала по отношению к такого рода заведениям. Потрясающе безобразный манекен, восседающий на витрине на колченогом табурете и служащий проводником в больницу, смотрел на женщину и ее сопровождающего безучастно и несколько печально из-под полуотклеившихся ресниц.
- Олле бы такое понравилось, упокой Салазар его душу, - заметила Соланж, все еще носящая по последнему супругу траур, и потому облаченная в черное платье, подняла вуаль на шляпке и обратилась уже непосредственно к манекену. - Мадам, мне необходимо навестить мою прихворавшую подругу, будьте любезны впустить меня и моего слугу.
Манекен улыбнулся доброй улыбкой маньяка и поманил полуоблупленным пальцем, приглашая даму пройти через стекло.
- Здесь пахнет болезнями, старостью и безнадежностью, - заметила вполголоса Соланж, переступая порог больницы. - И еще немного кальмарами. Боюсь подумать, чем нужно заболеть, чтобы заполучить такое амбре.
- Чавой? - вежливо переспросил Фернандес, чья глухота после отпуска на Барбадосе всегда усиливалась. По его утверждению, причиной была заливавшаяся в уши вода.
- Нам нужно отделение вирусологии, дорогой, напряги глаза, а я найду, у кого спросить дорогу… Мадам? Мадам! - позвала она приятного вида молодую женщину в лимонно-желтой форме. - Мы посетители мисс Атвуд, она в настоящий момент заточена в отделении вирусологии. В какую сторону нам направиться? И скажите, насколько безопасно для посетителей будет ее навестить? Можно ли ее расцеловать? Видите ли, она мне как вторая мать, и за то время, что она здесь, я успела по ней невозможно соскучиться, - ища понимания и сочувствия, обаятельно улыбнулась Соланж.
- Если барышня рискует, давайте корзину, я передам, - пробасил Фернандес, чья иммунная система была способна шутя справиться с атакой оспы, чумы и тропической лихорадки.

Отредактировано Solange Zabini (22.03.2016 16:24:12)

+4

3

Когда все успело так измениться? Когда время вновь обрело значение, тогда как происходящее вне пределов поместья оказалось спасательным жилетом. В Мунго нашлись новые, ранее неизведанные возможности, а ночные дежурства появлялись словно из ниоткуда, конечно же по желанию самой Изабель, которая лишь пожимала плечами, говоря, что слишком много работы.
Нет, причины были совершенно в другом, ведь невозможно высказать, как искажается геометрия мира после того, как право на жизнь требует тот, кого уже давно не ждешь, как вспыхивают и угасают запланированные возможности, расщепляются на неведомые траектории, теряющиеся в ранних, еще едва заметных, весенних днях.
Тишину отделения Вирусологии невозможно было описать словами. Такое чувство, что все палаты были пусты, а целители, как и стажеры, пытались двигаться так тихо, как только могли, словно от этого зависела жизнь окружающих.
Лишь изредка что-то менялось, когда пребывали новые пациенты, случались экстренные случаи, и механизм, до этого момента работающий слаженно и медлительно, внезапно начинал работать быстрее, на износ, будто потревоженный улей.
Спасти удавалось не всех, ведь жизнь - странная штука, а маги слишком беспечны  в вопросах своего здоровья, частенько пытаясь сунуть нос туда, куда бы ни один здравый человек не сунулся бы. Изабель знала об этом не понаслышке. Рано или поздно пациенты сменяли друг друга, и всегда хотелось, чтобы тот или иной маг ушел из палаты своими ногами, а не будучи отданным родственникам под белой простыней.
На первом же этаже, где сидела доброжелательная привет-ведьма, всегда было многолюдно. Волнение можно было ощутить кожей, ведь сюда приходили со своими проблемами, и не нужно было быть легилиментом, чтобы прочитать мысли по лицам присутствующих здесь волшебников.
Забирая несколько папок, Изабель слышит, как кто-то спешит к ней, вырывая звонким голосом из тревожных раздумий.
Ей приходится сконцентрироваться, даже переспросить, чтобы, наконец, осознать, что от нее хотят и о чем говорят.
Увы, некоторые сотрудники также замечали изменения, тенью нависающие над Изабель, и пусть это скрывалось под улыбками, непринужденностью и, конечно же, ложью, которую вновь пришлось возводить вокруг себя по крупицам, вспоминая прошлое, изредка границы рушились. Лишь на мгновение, но кому-либо хватало времени, чтобы заметить.
- Чем я могу вам помочь? - доброжелательность в голосе, а сама ведьма покрепче прижимает к себе карты пациентов, осматривая подошедших.
- Мисс Атвуд? - переспрашивает, ведь вокруг немного шумно, что-то происходит в дальнем конце зала, куда уже спешат несколько целителей. - Да, отделение Вирусологии, палата номер 4, но...
Она едва успевает остановить того, кто сопровождал экстравагантную волшебницу.
- Прошу прощения, а кем вы приходитесь мисс Атвуд?
Попытка потянуть время, чтобы понять, можно ли впустить посетителей в палату к пожилой даме, нарушая тишину коридоров. После ночного дежурства собраться с мыслями сложнее, не хватает сна и хорошо, что спасают косметические чары, помогая выглядеть безупречно.

Отредактировано Isabel Rookwood (29.03.2016 11:32:06)

+1

4

Ответ на вопрос, кем мисс Атвуд приходится мадам Забини (а также всем обитателям дома на Острове Безумцев), нельзя было уместить в одно слово. В одно предложение - тоже затруднительно. Вполне возможно, будь у Соланж чуть больше времени, она написала бы целую пьесу в качестве ответа на этот вопрос.
Госпожа Кальперния была светом в оконце, теплым одеялом после прогулки морозным утром, уютной колыбельной в конце долгого дня. Вовремя поданной чашкой чаю или бокалом с разбавленным виски, вовремя сказанным строгим упреком провинившимся слугам, в меру хлесткой затрещиной расшалившемуся Блейзу. А какие шляпки она создавала, Салазар всемогущий! Барышни со всей юго-западной Британии выстраивались в очередь на примерку в ее салоне и готовы были повыдирать перья и оборвать вуали тем нахалкам, кто влезет перед ними. Но не при госпоже Кальпернии - при ней наверняка даже Министр магии постеснялся бы высморкаться или неудачно пошутить. Она словно распространяла вокруг себя флюиды благовоспитанности, порядочности и надежности, приводя хаос, создаваемый Соланж и Блейзом вокруг себя, в пристойный вид и взывая к их голосу разума, когда эмоции и южный темперамент брали верх над британским воспитанием.
- Она меня вырастила, madame. Воспитывала меня с восьми лет, maman не слишком вмешивалась - знаете, какие заморочки в этих высокородных семьях, - улыбнулась Соланж. - Моего сына она тоже нянчила с пеленок. У нее нет другой семьи, кроме нас, а у нас нет другой мисс Атвуд, кроме нее, - развела она руками женщина. - Так что смиренно прошу вас проявить великодушие, а я, в свою очередь, всегда могу предложить ответную услугу. Мне знакомо ваше лицо - мы не виделись раньше? - Соланж присмотрелась к женщине, поднимая с глаз траурную вуаль. - О, не вы ли пели на приеме у Уилкисов недели две тому назад? Если нет, прошу прощения за конфуз, но я уверена, что прежде где-то вас видела. Моя фамилия Забини. Соланж Забини, если вам это что-нибудь сообщит.

0


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Неоконченные эпизоды » Спокойствие, только спокойствие


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC