Hogwarts: Ultima Ratio

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Неоконченные эпизоды » Fight the dead. Fear the living


Fight the dead. Fear the living

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

- дата: июнь, 2018 год
- место: США, штат Миссури
- участники: Fenrir Greyback, Severus Snape,Charles Weasley,Hestia Jones,Dean Thomas,Berlin Morgan
- внешний вид: первые посты
- краткое описание:
Иногда человек забывает, что ему не подвластны многие вещи и из-за всегда случается что-то не очень хорошее. Врачи решили взять на себя роль Богов и исцелять людей. Что из этого вышло? Мир превратился в место, где кучка людей разбросанных и тут и там пытается выжить среди ходячих и вечно голодных живых трупов.
Вроде только недавно у всех была относительная нормальная жизнь - семья, работа, дом, друзья. Теперь они потеряли практически всё, что у них было. Надежда - очень сильная штука. Особенно когда твои шансы выжить 50/50. Небольшое сообщение, услышанное по радио объединяет совсем разных людей одной целью - выжить. Они должны добраться до этого места и выжить. Только вот неизвестно дойдут ли все до места назначения...
http://modny.spb.ru/sites/default/files/upload/89c3b12057dd6387a70930a8b584b82d.jpg

- примечания:

Небольшая просьба

Когда вы будете писать первый пост занесите под спойлер небольшую информацию про вашего персонажа"
Имя персонажа:...
Возраст персонажа:...
Кратко о персонаже:...

Очерёдность постов

Fenrir Greyback, Severus Snape,Hestia Jones,Berlin Morgan,Charles Weasley,Dean Thomas,

+2

2

О персонаже:

http://s7.uploads.ru/VtG8B.gif
Имя: Ричард (Рик) Бейли
Возраст: 36
Кратко о персонаже: Бывший морской пехотинец. Родом из Джолиет, штат Иллинойс. Потерял жену и восьмилетнего сына в ходе разыгравшейся на юге эпидемии. Жертва ПТСР, из-за чего в периоды повышенного стрессового напряжения не всегда может отличить союзника от врага.

- Я больше не могу находиться с тобой под одной крышей!
Она вылетает прочь как ошпаренная, с красным, перекошенным в истерике лицом, и Рик слышит, как в спальне начинают греметь выдвижные ящики. Документы, права, кое-какие остатки наличных. А он так зол, что хоть сам готов вышвырнуть ее за дверь вместе с этим чертовым барахлом, лишь бы только не слышать больше ни звука. Он даже не пытается пойти за ней. Не срывается с места, чтобы как следует тряхнуть за плечи, требуя опомниться и перестать нести чушь. Даже не смотрит ей вслед.
- Давай! - подначивает он сквозь тонкие фанерные стены, - Давай!

Он не хотел ее бить. По крайней мере не в тот раз. Какой бы стервой она ни была, Миранда все же оставалась его женой на протяжении всех этих нелегких лет, и одному лишь дьяволу известно, почему. Оставалась, когда он высаживался на горячих вражеских песках, и, что гораздо хуже, после того, как он вернулся. Когда он молотил кулаками по спинке кровати, просыпаясь в лихорадке от оглушительного взрыва и все еще ощущая, как с лица сползают ошметки чьих-то мозгов. Миранда даже не трахнулась с этим очкастым ублюдком Бобом, хотя он точно знал, что такая возможность ей предоставлялась не раз. Может, ей все-таки и стоило это сделать. Тот, как никак, жил в Оук Парке и владел сетью маленьких универсамов по всему среднему западу, в то время как они втроем с Дэнни жили на убогое ветеранское пособие, ведь Рик никак не мог найти работу. Давясь собственной гордостью, он вступил в разрекламированный проект по поддержке пострадавших военных, однако, как и ожидалось, вся их радужная кампания оказалась самым обыкновенным собачьим дерьмом, и работадатели с гораздо большим рвением соглашались брать на работу человека без рук, ног и мозгов, нежели кого-то, покореженного посттравматическим расстройством.

Иногда он думал, что она остается лишь для того, чтобы сделать его жизнь невыносимой. Иногда он ненавидел ее, мечтая, чтобы та заткнула наконец свой рот и оставила его в покое. Но когда это все-таки случилось, и Миранда уехала к родителям во Флориду, прихватив малыша Дэнни, он, наконец, осознал. Как бы та ни сводила его с ума, без нее он чувствовал себя еще в сотню, в тысячу раз паршивей. Только вот было уже слишком поздно. Через две недели весь юг, а с ним и Флориду, спалили первыми ракетными ударами. Они называли это “очищением”. А все, что при этом осталось Рику - бледное воспоминание, проскальзывающее сквозь пелену обуревавших им тогда эмоций. Рассерженный хлопок входной двери с засохшим венком, не убранным с самого рождества. Пыльный лоскут платья, взмывающий в воздух от порыва сухого жаркого июльского ветра.

***

Рик сидел на бетонном полу и, крепко зажав в зубах фонарик, расчерчивал дорожную карту. Помещение третьего этажа было таким огромным, что временами ему казалось, будто стен не существовало вовсе, и если бы он взглянул на потолок, то непременно увидел бы россыпь разгорающихся звезд. Здесь ему ничто не угрожало. А значит, перед ночевкой можно было целиком сосредоточиться на плане завтрашних действий.

Снова и снова в голове звучал голос из трескучего автомобильного радио. Цифра, цифра, точка, цифра... Рик в очередной раз сверил координаты, словно и без того не делал этого уже добрую сотню раз. Никакой ошибки. Это обязан быть Канзас-сити.

В темноте вдруг что-то зашевелилось. Рик поднял сухие, воспаленные от смертельного недосыпа глаза и воззрился на источник беспокойства.
- В чем дело, Майло?
Пес суетился, рыча и поскуливая, настойчиво, но все же осторожно - даже он теперь сознавал, насколько опасно было высовываться. Спешно погасив фонарь, Рик пересек комнату в направлении единственного окна. Здесь, на груде вонючих картонных коробок, располагалась его снайперская винтовка. Сфокусировавшись, он тут же понял, в чем дело: прицел выцепил из темноты несколько силуэтов, движущихся по направлению к складу. Судя по всему, это все-таки были люди. Что, впрочем, далеко не означало, что ни один из них не был заражен. Палец уверенно скользнул к спусковому крючку. 

Выстрелить Рик так и не успел. Внезапно раздался резкий шум, и он машинально припал спиной к стене. Майло рявкнул, тут же трусливо забившись куда-то под коробки. Звук исходил из соседней комнаты: там стояли старые, некогда списанные с баланса городских офисов ксероксы. Оставив винтовку, Рик достал из-за пояса пистолет и осторожно начал пробираться вперед. Скользнув к выходу, он затаил дыхание. Патронов оставалось мало, так что на счету был каждый выстрел.

[avatar]http://s0.uploads.ru/BcSf3.gif[/avatar]

Отредактировано Fenrir Greyback (07.06.2016 23:48:31)

+5

3

О персонаже

http://66.media.tumblr.com/tumblr_ld6ekjkL991qbreo4o1_500.gif
Имя: Дэрил Доннерджек
Возраст: 40
Кратко о персонаже: Из семьи потомственных врачей. Есть старший брат. В отличии от него, Дэрил не стал продолжать династию, а посвятил себя программированию.Не был женат. Умеет выслушать человека, поможет советом, без злословной иронии честно выскажет собственное мнение. Почтителен к старшим, уважает и ценит сторонний опыт и знания. В людях ценит в первую очередь честность по отношению к самим себе и способен войти в положение любого. Когда нервничает много курит.


- Вам не кажется, что сегодня день какой-то трудноватый? У меня в голове какой-то стук.
- Да, это, наверное, Гитлер в шкафу.

Утро начинается не с кофе, а если быть точным утра вообще не было. Вместо того чтобы сладко спать в своей уютной и тёплой постели ему пришлось просидеть на жёстком холодном стуле допиливая этот код всю ночь. Итог: вроде глобальные ошибки были поправлены и вроде как всё возможно будет работать, а он не выспался и у него теперь всё болит.
Дэрил посмотрел на часы. На работе  ему нужно быть уже через час. Да это целый вагон времени... подумал мужчина и бухнулся на кровать. Сон не заставил себя долго ждать.
До работы в тот день Доннерджек так и не добрался. Ему вообще кажется, что в тот день он чудом смог выжить.

Если бы ему год назад сказали, что Дэрил будет убивать живых мертвецов по настоящему, а не
с монитора компьютера, то он бы рассмеялся и сказал бы, что вы либо чего укурились либо слишком много времени проводите в интернете. Теперь ему это совсем не кажется шуткой. Мертвяки были везде, иногда они встречались по одному, а иногда и в очень больших количествах. Нет, люди ещё остались. Теперь это были бродяги, которые слонялись с места на место, ища более-менее безопасное место. Кто-то ходил в одиночку, некоторые объединялись в группы. В группе, конечно же, шансы не стать одним из ходячих были больше, но не все люди сохранили в себе человечность, а это усложняло Дэрилу жизнь.
Сначала ему удалось скооперироваться с двумя выжившими, но их союз был недолог - ребята стали добычей ходячих по своей же глупости, потом он какое-то время был один, а потом снова попал в группу. Правда на этот раз ушёл он. Грабить или убивать таких же бродяг как и он ради пары - тройки лишних патрон или банки тушёнки было ему не очень по душе, а его мысли по этому поводу никто слушать не хотел.

Машину пришлось бросить пару дней назад. Закончился бензин, которого сейчас отыскать стоит больших усилий. Запасы были скудные, но всё-таки есть. Если верить карте, то ему возможно предоставится возможность найти что-то для себя в одном из городков. Нужно только дойти. Хотелось верить, что то сообщение было не уткой, а правдой. Хотелось верить, что в этом мире всё-таки найдётся безопасный уголок.

День подходил к концу и нужно было искать где заночевать. На улице хоть и тепло, но нужно быть полным идиотом, чтобы лечь спать где-то под открытым небом. Безопасность - это то, о чём ты должен позаботиться в первую очередь. Пока ему встречались только дома, которые были непригодные для ночлега - либо рядом было слишком много мёртвых, либо состояние жилища не могло обеспечить минимальной защиты от непрошеного гостя ночью , будь это либо другой бродяга или ходячий мертвец.
Тот кто ищет всегда найдет. Склад. Пока он внушал доверие и Дэрил надеялся, что он не кишит мертвяками. Он аккуратно подобрался к помещению. Пока всё было тихо и чисто. Ему бы радоваться этому, но мужчину всё-равно что-то настораживало. Всё уж слишком хорошо складывается... Ни живых людей ни мёртвых.
Два этажа их трёх были относительно чистыми. Остался третий. Если и он будет такой же, то это будет первый день когда ему так удачно повезло.
Третий этаж. Мёртвая тишина и темнота, Доннерджек идёт медленно и готовый в случае чего нажать без замедления на курок пистолета. И всё-таки не может всё так гладко идти. Через несколько минут он услышал звук, который был похож на собачий рык. Чёрт, собака? Наверняка она голодна и скорее всего бросится на него, но одна ( он надеялся, что она одна) голодная собака лучше чем голодный мертвец.
Лучшее скорее разобраться со всей живностью на этом этаже и устроить себе привал. Дэрил осторожно двинулся по направлению к звуку. Вроде как это была соседняя комната. Хоть мужчина и был осторожен, но от оплошностей никто не застрахован. В этом помещении было много всякой разной ерунды и Доннерджек случайно задел какую-то коробку, которая незамедлительно свалилась с грохотом. Твою ж налево, Доннерджек! выругался он про себя. В соседней комнате было какое-то движение. Или ему показалось? Рисковать не очень хотелось и Дэрил решил выждать, затаившись.
[avatar]http://avatar.imgin.ru/images/379-Amn3mbMqFq.jpg[/avatar]

+5

4

О персонаже

http://sh.uploads.ru/9CfEo.gif

Имя: Ребекка Хинц
Возраст: 27 лет
О персонаже: Уроженка штата Юта. Инструктор по туризму, занимавшаяся организацией пеших туров по Скалистым горам на пару со старшим братом. Полученные навыки помогают ей выжить теперь. Брату повезло меньше.
Характер, в целом, невредный. По пустякам не пререкается, лишения переносит стойко, язвит в меру и незлобно. Поддаваясь эмоциям и усталости, может сорваться, но быстро отходит и к фатальным последствиям это не приводит. До поры до времени.

Наверное, им с Марком лучше было остаться в Скалистых горах, когда все только началось. Когда только поползли первые тревожные слухи, больше похожие на кальку с сюжета дешевого хорорра, из тех, что крутили в  кинотеатре Сент Джорджа по воскресениям. Собрать побольше оружия, провианта и средств первой необходимости, и вернуться в горы. Клирик и следопыт, как любил шутить брат, идеальная партия. Неужели бы они не выжили?  Выжили бы, конечно. Вряд ли мертвецы стали бы искать поживы среди этих лесов и скал, а с дикими зверями разговор короткий и слов в нем немного - два, по восемь грамм свинца каждое. Стрелять Ребекка научилась еще в детстве.
  Наверное, лучше было остаться. Или уйти еще дальше на север, поближе к канадской границе, пока еще была возможность. Пока вопрос выживания не стал ежедневным даже там, где раньше обыватели спокойно коротали вечер с баночкой пива, а умение стрелять не превратилось из хобби в жизненную необходимость. Пока не наступило время, когда куда бы ты не пошел, выбор невелик - или ты, или тебя.
  Они не ушли. У Марка была Эйприл, у Ребекки - Марк и беспокойство за его благополучие, потому что больше у них никого не осталось. Некоторое время в игре на выживание с обезумевшим миром они выходили победителями. И пойманный радиосигнал, неверный, но в который хотелось поверить, вопреки абсурдности той мысли, что где-то вообще может существовать безопасное место, был для них обещанием приза за их находчивость. Марк с упоением расчерчивал карту, а затем вел свой маленький отряд по ней, ни секунды не сомневаясь в том, что они доберутся.

Карта, расчерченная уверенной рукой брата, и его дробовик- это все, что осталось Ребекке от Марка. Это, и самый мучительный кошмар в ее жизни, в котором знакомые с детства живые глаза становятся тусклыми и белесыми, как у дохлой рыбы. Когда приходится стрелять по родным, но размывающимся, словно акварельный рисунок от дождя, чертам лица. Рука не дрожит. Почти.  Это самое страшное.

До окраины городка она добралась только к закату, но раненная нога вновь дала о себе знать и пришлось остановиться до того, как подыскалось бы подходящее место для ночлега. От старой повязки смердило кровью, и это было все равно, что пустить перед собой военный оркестр- каждый мертвяк, что здесь обитал, непременно воспользовался столь щедрым приглашением к столу. Ребекка слишком вымоталась за дневной переход, чтобы принимать гостей. Разодрав бинты, девушка поморщилась от боли и стала осматривать рану на бедре, которую получила несколько дней назад, неудачно свалившись в кювет во время побега. Та слегка кровоточила, но  поверхность была чистой, кое-где даже проступили островки грануляций. Мысленно порадовавшись прививке от столбняка и  поблагодарив в очередной раз Проведение, подсказавшее Марку доверить аптечку ей, Ребекка вколола себе антибиотик с обезболивающим, и взялась за перевязку. Как бы быстро она не пыталась это делать, день все равно догорал стремительнее,  и в город Ребекка вошла уже в глубоких сумерках- самое неудачное время из возможных. Узкие улочки были пустынны, а дома - вымершими. Кое-где виднелись следы присутствия мертвяков, но куда чаще попадались следы жестокости живых друг к другу. Прошедшие месяцы научили ее, что в равной степени держаться подальше стоит и от тех, и от других.
Склад стоял несколько на отшибе, и на фоне домов с их картонными стенами, которые даже она кулаком продавить сможет, не говоря о тварях более солидных, выглядел внушающим доверие. Ребекка, в предвкушении скорого отдыха ускорила шаг. Усталость притупила ее инстинкты, а сумерки ослабляли бдительность, потому знакомый до отвращения звук противоестественных для неживого шагов она уловила не сразу. От фатального промедления ее спасло только то, что у мертвых единственным инстинктом было нападать, и они не знали, что такое усталость. Утробный рык, которым мертвяк сопроводил свою атаку, позволил девушке среагировать и увернуться. Раненная нога подвела ее с устойчивостью, и Ребекка рухнула на землю, чудом не выпустив из рук дробовик. Еще одна атака, спасаясь от которой она перекатывается по земле. В темно-серых сумерках мелькнуло обезображенное разложением лицо существа, когда-то, вероятно, бывшее мужчиной. Тварь была слепа на оба глаза, но Ребекка ни секунды не сомневалась - стоит ей пошевелиться еще раз, и удар будет незамедлителен и точен. А значит нужно быть еще быстрее. Она перекатилась на спину, и едва успела выстрелить прежде, чем руки мертвеца сомкнулись на ее шее. Выстрел  разорвал ночную тишину, и глухой звук падения дважды мертвого тела, которому выстрелом снесло половину головы, потонул в нем.
-Дьявол!
Если для живых людей звук выстрела будет означать, что стоит держаться от этого места как можно дальше, то у мертвых давно выработался условный рефлекс- стрелять может только еда. Нужно было сматываться. Словно подтверждая эту здравую мысль, со стороны домов вновь послышались шаркающие шаги и невнятное мычание, и гостей явно нагрянуло больше, чем она могла принять - перезаряжать оружие не было времени, а имеющихся бы патронов хватило бы на пару выстрелов,не больше. Преодолев боль, Ребекка поднялась на ноги и заковыляла к складу так быстро, как могла.Ей нужно уйти с открытого пространства, сейчас же!

Отредактировано Hestia Jones (11.06.2016 01:02:44)

+6

5

[avatar]http://avatar.imgin.ru/images/413-vJodOeXr7W.png[/avatar]

О персонаже

http://67.media.tumblr.com/14a1e0f40a6c333022f05865a9741087/tumblr_npzbq98cnw1up42jgo6_500.gif

Имя персонажа: Виктория (Вико) Грехам
Возраст персонажа: 23 года
Кратко о персонаже: проблемный ребенок, головная боль для своего брата, с 15 до 21 года бывшего её опекуном. В прошлом жительница солнечного Майами, в настоящем пережила превращение мужа, узнала о беременности и потеряла ребенка, обошла с братом половину Америки. Ненавидит весь свет, особенно своего брата, но тому, кто попытается хоть пальцем его коснуться, снесет голову.
Благодаря мужу умеет обращаться с огнестрельным оружием, постоянно носит в голенищах сапог пару ножей. Благодаря вечным попыткам сбежать из дома приспособлена к ночевкам на улице, знает, как согреться в холодную ночь, умеет быстро развести костер. Отвратительно готовит. Если находит пустующие магазины, первым делом добирается до сигарет.
Вообще Вико добрый и теплый человечек, но проявлять эти свои качества она никак не умеет.

Это уже было. Мир уже делился на части "до" и "после". Мир уже сходил с ума, пытаясь сломать Вико, срубить, словно дерево, под самое основание. И с ужасом девушка осознавала, что периоды затишья между ударами с каждый разом были все меньше, словно кто-то включил эту мясорубку на полную мощность. Так что, учитывая её скорость и то, что единственным, кто ещё держал Викторию на этой земле, был Трой, девушка с особой внимательностью следила за тем, чтобы с братом ничего не случилось.
Судьбу Виктории сложно назвать простой. Ей ещё не исполнилось и пятнадцати лет, когда на них обрушилась новость о том, что родители погибли в авиакатастрофе. Трой старался быть хорошим братом, он каждый день пытался поговорить с ней, окружал заботой и теплом, но ледяную стену, что выросла между Викторией и миром, ничто не могло разрушить. Каждый божий день она всё глубже погружалась в свою депрессию, а когда вынырнула, от прежней улыбчивой и милой Вико осталась только оболочка. Сколько раз за те шесть лет, что Трой был её опекуном, она сбегала из дома? Пятьдесят? Шестьдесят? Она успела объехать половину Америки, несколько раз бывала в Мексике, однажды даже добралась до границы с Канадой, но Трой с невероятным упорством каждый раз находил её. Находил, возвращал домой, выслушивал о себе гадости и терпеливо ждал, когда в чертовой стене появится хоть маленькая трещина, чтобы зацепиться за неё и перебраться на другую сторону. На самом деле, Вико и по сей день страшно у него спросить, чего ему стоили все её выходки. Страшно, потому что она слишком поздно поняла, что тогда, 29 января 2011 года, она потеряла только родителей, а Трой, ко всему прочему, потерял ещё и сестру. Впрочем, сейчас ситуация вокруг складывалась так, что любой из них мог умереть не дождавшись рассвета, так что о долгих примирениях, теплых объятиях и рассказах о последних двух годах, проведенных в разлуке, они оба благополучно забыли. К тому же сложно найти теплые и добрые слова для брата, который только что снес твоему благоверному половину башки со словами "Ты мне никогда не нравился".
Виктория не винила брата за смерть мужа, он умер несколькими часами ранее, обратившись в итоге в ужасного монстра, который и по сей день преследует Викторию в ночных кошмарах. Но всё-таки нелюбовь Троя к Джеку выбешивала Викторию до белого коленья. Да, он не был примерным гражданином, любил выпить с друзьями и в юности баловался наркотиками. Но он любил Вико, любил так сильно, что готов был за неё умереть. Флорида была одним из первых штатов, куда пришел вирус. Джек собирался достать им машину, чтобы убежать куда-нибудь на север и защитить их хрупкий мир. Если бы кто-нибудь казал им, что в то утро их маленький рай рассыплется на части, Виктория никуда бы не отпустила его, предпочла бы умереть от голода и холода, но не выпустила бы рук мужа. Но Джек ушел, а у неё и мысли не проскользнуло, что за дверьми их квартирки его будет поджидать смерть. Он был ещё в сознании, когда вернулся домой, но разорванный в клочья бок не оставлял сомнений в том, что несколько часов спустя голубые глаза с искорками золотого поблекнут и станут безжизненными. И всё же Виктория не сдавалась. Даже когда зубы Джека щелкнули в нескольких сантиметрах от её руки. Даже когда он швырнул её в стену. Не сдавалась до той самой минуты, пока не услышала голос брата. После была лишь пустота и тишина, сменившиеся в тот момент, когда Вико пришла себя, приступом тошноты и опустошением желудка. И совершенно зря Вико даже внимания не обратила на этот факт, приняв как должное, что от разбросанных по стенам мозгов и крови ей вдруг поплохело.
Они с братом успели убраться из Флориды раньше, чем власти нанесли массированный ракетный удар по штату, а новость о том, что их дом стерт с лица земли, достигла их лишь через неделю или около того.
Следующим коллапсом стала лихорадка. Виктории повезло, что на их пути встретились люди, среди которых был доктор, иначе ей не светило бы и перерождение в зомби. О том, что она беременна, Вико узнала от доктора, ровно через две минуты после радостной новости сообщившего о том, что плод мертв и его нужно хирургическим путем удалить из организма девушки. Кажется, это была последняя в её жизни истерика. Кажется, Виктория собиралась выйти на белый свет и позволить сожрать себя живьем. Кажется, из-за неё погибла ни в чем не виноватая женщина, решившая во что бы то ни стало её остановить. Трой увез Викторию и снова окружил заботой и теплом. И только теперь стена, воздвигнутая между Вико и миром, для него стала картонной перегородкой.
***
- Не знаю, как ты, а я очень хочу спать. Если в этом городке и есть зомби, то им лучше не приближаться ко мне. Я буду стрелять даже с закрытыми глазами. - Виктория огляделась по сторонам. Десяток пустующих домов, где давным-давно поселился ветер, одна прямая и пустынная улица, несколько не горящих вывесок, призванных приглашать гостей в салон красоты, на массаж или в тату салон, и ни одной живой или не очень души в округе. Виктория запахнула неудобную куртку, рассчитанную на человека раза в два больше девушки, и прислушалась к звукам в округе. - Будь потише, пожалуйста!
Наверное, раньше тишина этого места могла заворожить девушку, но теперь лишь мурашки побежали по коже да в голове совсем не вовремя зазвучала музыка из какого-то старого фильма-ужастика. И тут тишину разрезал оглушительный звук выстрела. Виктория машинально повернулась к брату, ловя в его взгляде те же нотки тревоги, что сейчас отражались и на её лице. Кажется, они всё-таки были не единственными живыми здесь. И только Виктория хотела сказать брату, что им нужно бежать в противоположную сторону, как из-за поворота на другой стороне улицы выползли несколько ребят явно не первой свежести.
- Чёрт! - выхватив из кобуры на поясе пару пистолетов, Виктория прицелилась в головы двоим из них, но Трой дернул её в сторону, качая головой и показывая на еще десяток, подбирающихся к ним существ. От такого количества тварей им в одиночку точно не отстреляться, а значит придется то ли помогать попавшему в беду, то ли добить его и нестись в не слишком приглядный, но вполне удобный для обороны склад.
Виктория вывернула из-за поворота, как раз тогда, когда девушка распахнула двери склада. Судя по тому, что она не била руками в стену и не норовила развалиться на части, она была жива. А вот то, что она припадала на правую ногу, словно была ранена или укушена, говорило не в её пользу.
Убью, когда окажемся внутри. Сейчас нужно успеть забаррикадироваться.
- Ты слишком тормозишь. - Виктория практически впихнула девушку в проход так, чтобы та вероятнее всего потеряла равновесие и выронила оружие, а сама направила на неё дуло одного из своих пистолетов.
- Трой! Дверь!
На какое-то мгновение их со всех сторон обступила тишина, Вико переводила дыхание не сводя с девушки внимательного взгляда, а Трой перекрывал возможный проход подручными средствами.
- Ну вот. Теперь можно и поболтать. Когда тебя укусили? - Вико присела на корточки и практически ласково улыбнулась. Ну, насколько это возможно с пистолетом в руке.

Отредактировано Berlin Morgan (12.06.2016 00:37:07)

+5

6

[avatar]http://s8.uploads.ru/NGCTv.png[/avatar]

О персонаже

http://25.media.tumblr.com/tumblr_mei1jhVoaw1qbszg3o1_500.gif
Имя персонажа: Паникер (Кристофер Манн)
Возраст персонажа: 27 лет
Кратко о персонаже: выходец приюта, журналист, во время катастрофы снимал прием в бывшем поместье Майкла Джексона, после чего вместе с несколькими выжившими гостями сбежал на самолете. Сам ничего не умеет, но в теории знает всю географию США, посему легко находит убежища, может понять, где ловушка. Свою жизнь ставит выше остальных, готов идти по головам и продавать за еду и оружие хоть людей. Из оружия: беретта и охотничий нож. За плечами походный рюкзак.

Его можно было назвать никем, Паникер бы никогда не обиделся. Он жил не своей жизнью, поглощая успехи окружающих и рисуя с их помощью свою недостижимую сказку, в лучах которой купался изо дня в день, сменяя лишь бэйджи на своей шее. Он так часто закрывал один глаз, что теперь правым видел лучше, чем левым. Он не курил, потому что вдыхал запах дорогих сигарет, а иногда перепадало постоять в курилке среди высокопоставленных персон, и Паникер слышал консервативный табак элиты элит, не оставлявшей привычку дедов, несмотря на кучу законов о здравоохранении. До слезящихся глаз.
У Паникера не было семьи, зато был он сам и узкий круг партнеров, готовых выполнить одну из его просьб: всегда они касались профессии, ведь никому не понадобится нервный до дрожащих рук парень, который может свалиться в обморок от одного лишь перенапряжения и при виде девушки у которого потеют ладони. Послав все далеко и надолго, Паникер зарегистрировал свой псевдоним и создал свой мир в рамках своих работ.
Знакомство с хоккеистом из НХЛ и организатором торжества привело его на мероприятие, с которого – позже он с этим согласился – должна была начаться его новая жизнь в разделе селебрити. Важные разговоры с канадскими спортсменами, просьбы сфотографировать их с русскими коллегами, несколько выразительных моделей – и все без искорки интеллекта в глазах. Фуршет, по крайней мере, был солидным и без лишней скромности вкусным. На входе по аккредитации Паникер тогда получил бокал шампанского, но слепящая улыбка хостес была отправлена партнеру. Если бы то мероприятие закончилось хорошо, письменная часть их завтра, обеда и ужина была бы отвратительной.  Но нет, когда Паникер беседовал с юной японской актрисой на балконе, внизу в зоопарке от боли закричали животные. А потом какой-то нигер откусил мочку уха другому темнокожему рэперу, что и вызвало панику.
Каким-то чудом Паникер все же свалил из слишком оживленной мертвецами Калифорнии, уцепившись за группу с тем самым рэпером, русским хоккеистом, египетской моделью и той девочкой-японкой. Странная группа, но нигер умел пилотировать кукурузник, хоккеист оказался не таким уж дауном, а женщины без своих длинных волос как будто бы научились стрелять из всего, что стреляет. Паникер мог бы быть грузом, если бы не нашел тихие домики в горах Невады, где они остались на время. Потом была атака живых, которую успел заметить самый нервный и подозрительный персонаж группировки, не успевший предупредить остальных. Точнее, если бы он всех предупредил, то не успел бы спастись сам, да и все бы не спаслись. А так хотя бы один живой и здоровый прямоходящий, нашедший новую группу, двинувшуюся в сторону Канзаса к палаточному городу, окруженному неработающей военной техникой. Паникера выбросили на повороте у Парнелла. Когда он дошел до лагеря, тот был разрушен. Забрав из развалин радио и чуть не оставив там свою шкуру, Паникер ушел от городов, подумывая двигаться в холодную Канаду, где медведей должно быть больше, чем живых людей.
***
Не фырчи мне тут, – погрозив радиоприемнику косточкой от рыбы, выловленной в реке, он завязал разговор с последним глюком цивилизации, которое в пользу своей старости работало на батарейках с заправки. – Да ну, да ну нахрен!
С той стороны был гребаный код, координаты, записанные Паникером на странице для заметок кулинарной брошюры – наконец-то они понадобились не только для розжига.
– Сука, где ты? – разыскивая в рюкзаке карту, бурчал себе под нос Паникер, надеясь, что это все не просто так. – Канзас-Сити? Слишком большой сток мертвяков, только не туда.
***
Паникер знал, что это плохая идея. Худшая из худших. Сунуться в город – то, что он себе не разрешал даже в момент голода. Проще было поймать рыбу или подстрелить белку, хотя последнее бы украло у него несколько патронов за ловкостью грызуна.
В голове упорной мыслью стреляет кровь, готовая вырвать через вены сердце из груди, пока Паникер улепетывает от четырех мертвяков, поумневших настолько, что сумевших подготовить засаду. Шкрябнув поломанными ногтями по мусорному баку, он залез на него, разбил окно первого этажа, бросил в него свой рюкзак и прыгнул следом, прокатившись по осколкам. На крышу, там запереться. Или хотя бы парой этажей выше.
На третьем он услышал звук и хотел было проскочить выше, чтобы запереться там, но на этаже лаяла простая собака. И что-то дернуло Паникера двинуться горизонтально по зданию.
– Воу, воу, тссс, чувак, не пришиби, – громким шепотом запротестовал Паникер, когда перед глазами возникло дуло оружия.

+5

7

[avatar]http://s7.uploads.ru/t/6rRdo.jpg[/avatar]

О персонаже

https://66.media.tumblr.com/fb2e57a724997be40e7db98c6585dad1/tumblr_o26tqdzj1e1u7v254o1_500.gif

Имя персонажа: Вашингтон Трой Джонс
Возраст персонажа: 32 года
Кратко о персонаже: Трой из тех первенцев, которых с детства приучали следить за своей сестрой или братом, брать на себя этот груз ответственности, пока взрослые жарят барбекю или ходят по магазинам. Трой не жаловался. Жаловался он лишь на то, что его  родители-политологи решили сделать из сына американское достояние и посмешище, назвав того в честь города, столь часто мелькавшего в новостях. Джонс никогда не представлялся своим настоящим именем, предпочитая использовать второе и благодаря Бога, что у деда его были вменяемые родственники, давшее тому простое и адекватное имя, за которое дети в школе не дразнили и всякий раз не пытались придумать новую шутку.
Три года проучился в Военно-морской академии США, по рекомендации конгрессмена штата. Не окончил обучение по собственному желанию. Работает переводчиком корейского и арабского языков в нескольких организациях. Знает всё, что должен знать будущий военно-морской офицер.

Их всегда было много - большая дружная семья, растянувшаяся на многие штаты вокруг. Редко все собирались вместе, от этого моменты, проведенные за неспешными беседами после сытного барбекю или обсуждением последних новостей о замужестве, разводе, рождении или смерти, становились ещё более ценными. Когда Трою исполнилось двадцать один, он решил ещё больше растянуть семейную географию и обосноваться в штате Мэриленд. Родители знали, что когда-нибудь это должно произойти: сын с детства бредил мечтами о военной службе, участвовал в немногочисленных сборах, проводимых штатом Флорида и надеялся однажды стать капитаном собственного корабля. Мечты, достойные самого Тома Сойера, исполнились благодаря тогдашнему конгрессмену, отметившему стремление юноши развиваться и верно служить на благо Америки, а также оценившему преданность политических взглядов самой семьи Джонс. Позабавило его и имя, выбранное для первенца: Вашингтон. Как ещё больше выразить любовь к своей стране, если уже назвал сына в честь её столицы?
Сын Джонсов всегда давал поводы для гордости, не оставляя родителям никакого шанса - лишь дать сыну заниматься тем, чем он всегда хотел и знать, что на любом поприще он займёт достойное место. Не лидерское, нет, Вашингтон, не в пример своему тёзке, никогда не стремился оказаться впереди планеты всей. Он просто делал то, что ему нравилось, так хорошо, насколько позволяли его внутренние и внешние ресурсы.
Уже после катастрофы, произошедшей с Маргарет и Даниэлем, сын часто винил себя в произошедшем. Он мог бы подобрать любую теорию, чтобы перебросить на неё всю вину за произошедшее, но предпочитал терзать демонами свою собственную душу, ведь это он так сильно настаивал на приезде родителей. Ведь Трой только что стал лучшим в военных учениях академии и на церемонии ему хотелось купаться не в аплодисментах толпы, но в тёплых и радостных глазах, которые помнили каждый его шаг и знали, как много сил он приложил к этой победе над самим собой.
Академию пришлось оставить. Он знал, что больше не сможет попасть туда вновь, такие шансы никогда не выпадают дважды, но не хотел бросать сестру на попечение каких-то родственников или, что ещё хуже, дома для сирот. Да, ей было всего пятнадцать, но она не была одинока, у неё был старший брат, который теперь видел смысл своей жизни в том, чтобы уберечь Викторию от всех бед на этой Земле. И, естественно, что как и любой старший брат, который в последние три года практически не бывал дома, он с успехом провалил эту кампанию.
Им было сложно вместе, но он старался. Оформил опеку. С поиском работы проблем не было, в академии, помимо военных дисциплин было много прикладных наук. Он отлично знал корейский и арабский языки. Через год он должен был отправиться Южную Корею и заступить на службу.
Денег не хватало. Вашингтон никогда не умел распоряжаться финансами или вести хозяйство, довольствуясь средних размеров стипендией. Он и представить не мог, что для содержания дома и семьи из двух человек требуется столько денег! Хотя, что уж греха таить. Основная часть средств шла на то, чтобы выкупать Вико из участков, да оплачивать счета страховых компаний, которые те выставляли в пользу владельцев разбитых машин, поломанных заборов и других вещей, пострадавших от рук подростков-оболтусов. Так вот они и жили.
Трой был терпелив. Хмурился, ругался со своей взбалмошной сестрой, но никогда не позволял себе больше: не бил, не запирал дома. Он хотел бы, чтобы она хоть чуточку внемлила его просьбам и наставлениям, но Вико была глуха и руки Джонса опускались. А уж когда та сбежала со своим будущим мужем, Вашингтон, оставшись один, и вовсе не просыхал несколько недель. Он не мог понять, что делает не так, что мешает ему сблизиться с сестрой. Точно стучась в глухо замурованный склеп с живым человеком внутри, он раз за разом обдирал костяшки, но продолжал долбиться.  До тех пор, пока не произошла вся эта история с заражением.  И первая мысль, мелькнувшая после просмотра новостей, была, конечно же, о сестре. Наспех закинув в старенький форд весь свой боевой арсенал, любовно собираемый и прочищаемый каждые несколько месяцев, а также кое какие вещи, брат полетел спасать сестру. А то, что той понадобиться помощь, он даже не сомневался. С такими, как Виктория, вечно происходит какая-то несуразица и хорошо, если рядом окажется человек-бульдозер, который найдёт в себе силы вытащить другого на своих плечах.
***
Патроны на исходе, - вот о чём думал Трой все последние двадцать четыре часа. Им нужен был какой-то магазин или военный склад, чтобы можно было восполнить запасы, но ничего похожего в округе не было. Только одни чертовы салоны красоты! Что им теперь, от зомби феном отбиваться или закидать их спреями-распылителями?
Последняя идея была не такой уж и плохой, особенно, если магазины совсем уж истощаться. Но Джонс не был уверен в том, насколько мощны взорвавшиеся баллоны, а проверять это сейчас времени не было. Им нужно было идти вперёд, долго не задерживаясь ни на одном месте. Но вот где это "вперёд" никто из них толком не знал, а поэтому тема старалась не подниматься.
- Будь потише, пожалуйста!
Трой лишь хмыкнул, но промолчал. Единственный человек, кто издавал хоть какие-то звуки, была сама Вико, но раздражаясь, пыталась спихнуть вину на старшего брата. Он был не против. Если ей станет от этого легче - может хоть пнуть его своим тяжелым чёрным ботинком.
Вдруг, тишину, окутывавшую очередной город на их пути, точно белую ситцевую простынь, разрешал гулких звук выстрела. Вашингтон натаскано повернул голову влево, туда, где раздался выстрел, и тут же заметил десяток непрошеных гостей, от которых вдвоём им было бы не отбиться. Всё также молча, он дернул сестру за плечо, кивая на склад, расположившийся за спиной, и они сломя голову бросились туда, в надежде укрыться от погони и сохранить жизни ещё хотя бы на несколько часов. Не факт, что там их не поджидала ещё большая опасность, но выстрел, сделанный именно с этого заброшенного здания, внушал надежду: зараженным ружья уже были ни к чему, а с недавних пор люди перестали убивать других людей.
Когда до дверей склада оставалось совсем ничего, они заметили ещё одного беглеца, пытавшегося спастись от толпы выродков. Трой видел по лицу Вико, бежавшей рядом, что она заметила странную походку девушки, открывавшей двери склада. И он был прекрасно осведомлён, что она думала по этому поводу. За несколько недель им уже приходилось тратить патроны, убивая тех, кто в скором времени мог начать есть человечину. Брат и сестра искренни верили в то, что тем самым облегчают людям смерть. Слабое утешение, когда руки уже по локоть в чьей-то крови.
Они успели забежать в помещение быстрее, чем чьи-то челюсти сомкнулись на какой бы то ни было части тела. И пока Виктория разбиралась с девушкой, Вашингтон всем, чем только можно было, заваливал вход на склад, буквально замуровывая компанию внутри заброшенного здания. Правда в том, что оно было заброшено, он уже не был так уверен.
Сверху доносились голоса и тихое собачье повизгивание. Джонсу не хотелось оставлять сестру наедине с незнакомкой, но Трой был уверен, что в схватке один на один она сумеет за себя постоять.
- Я проверю что там дальше и вернусь. Если что, ты знаешь как поступить.
Мужчина не знал, нужно ли сестре его одобрение, однако догадывался, что та, при всей своей бойкости была на грани нервного истощения. Он-то сам, человек, готовившийся к военной службе и получивший прозвище "Титан", за свою непоколебимую силу воли и крепость характера, чувствовал, как потихоньку начинают сдавать нервы. Что каждый его день теперь начинался с мысли о том, смогут ли они дожить до вечера, а если и смогут, то что им делать завтра?
Взяв руки свой любимый Хеклер-Кох сорок пятого калибра, один из главных боевых пистолетов американского спецназа, ни единожды спасавший Трою жизнь, мужчина стал медленно подниматься на лестнице, стараясь не производить лишнего шума. До третьего уровня он добрался без приключений, но громкие голоса, доносившиеся из дальнего угла последнего в здании этажа, подтвердили догадки Джонса о том, что склад был далеко не так заброшен, как казался на первый взгляд. Вынув из кобуры ещё один пистолет, Вашингтон направился вперёд. И когда стена перестала скрывать от него источник шума, тут же взял на мушку трех человек.
- Без резких движений. Я попадаю в десять целей из десяти. Не советую проверять мои навыки на себе.
Жаль, что он не взял Вико с собой. Ему бы сейчас очень пригодилась парочка лишних рук и пистолетов, до тех пор, пока они не выяснят, что представляют из себя их новые знакомые. На этаже воцарилось молчание  и лишь слабый собачий скулёж доносился откуда-то из коробок.

Отредактировано Dean Thomas (19.06.2016 04:15:03)

+6

8

Забавно, но теперь, когда он думал о Джолиет, в голове возникали вовсе не те образы, которые он, бывало, поднимал из глубин своей памяти в моменты, когда начинало казаться, будто нет больше никакого другого мира за всем тем бесконечным горизонтом пустыни, ничего, кроме повторяющегося грохота очередей и раскаленного песка, режущего глотку при каждом новом вздохе. Не возникали ни тихие кварталы с рядами облицованных белым сайдингом домов, ни задний двор, заваленный игрушками Дэнни, ни выцветший соседский газон, который каждое утро воскресенья, как по расписанию, выкашивал Фрэнк Эрлинг. Возможно, то был некий неосознанный блок в его мозгу, спасительная милость от неизбежно настигающего безумия, а может, под конец все и правда возвращалось к началу в своем естественном стремлении замкнуть круг бытия, но все чаще Рику казалось, будто всей его прежней жизни с Мирандой никогда не существовало и вовсе - цвета блекли в бесконтрастности фильтров, звуки превращались в невнятное эхо, а все, что еще недавно казалось незыблемым, теперь напоминало лишь остатки сна после пробуждения холодным, беспощадным утром.
Однако вместе с тем все яснее проступали другие, гораздо более ранние воспоминания: заросшие берега речушки Де Плейнс, по обе стороны заставленные промышленной застройкой и железнодорожными путями, гнутое баскетбольное кольцо с облезающей красной краской, один-единственный “Уолмарт”, в котором он провел часы, а, может, и дни, бесцельно слоняясь меж длинных, как полосы автострады, полок, пока мать набивала тележку туалетной бумагой и коробками замороженных макарон с сыром. Те послеполуденные воскресенья, когда ему удавалось незаметно выскользнуть из дома и, сев на велосипед, мчать еще дальше на север, к неприступной твердыне Коллинс стрит Призон - знаменитой тюрьме Джолиет, какой она была, пока ее стены не опустели и власти не превратили ее в дешевый аттракцион для туристов и бесконечных съемочных групп, а затем целыми часами сидеть на лужайке, разглядывая каменную башню из-за забора со спиралью колючей проволоки, воображая, будто нет для него больше ничего невозможного и страшного, пока стоит эта крепость, способная сдерживать натиск тысяч безумных преступников, а значит, и всего на свете, ведь даже если завтра рухнет весь мир, то она непременно останется стоять здесь, эта единственная, нерушимая координата “ноль, ноль, ноль”.

Нынешнее убежище Рика чем-то напоминало то место из его детства - формой ли или же ложным ощущением контроля, которое она давала, а может, и тем, и другим. Третий этаж, окно, винтовка, узкая лестница - на самом деле он прекрасно все спланировал. Если бы не “но”. Устраиваясь на ночлег, он так увлекся процессом обеспечения собственной безопасности от ходячих, что совсем не подумал о том, что главных проблем стоит ждать со стороны живых.

***

Рука Рика не дрогнула, когда он направил пистолет прямо в лицо непрошеного гостя. И как знать, если бы не голос, поспешно раздавшийся в мрачной пустоте складского помещения, он спустил бы крючок без лишних разборок - да, он, не встречавший ни одного живого человека за последние черт знает сколько недель, действительно готов был это сделать.
– Воу, воу, тссс, чувак, не пришиби.
Это прозвучало так непосредственно и почти по-идиотски просто, как фраза из одного из тех мультиков Дэнни на кабельном тв, что словно вывело Рика из некого затяжного транса. Пелена с глаз спала, и он увидел перед собой человека - бледного и субтильного, но совершенно точно живого. Никаких рваных ран и гниющей плоти - ничего.
- Ты кто, нахрен, такой? - только и смог спросить Рик.
А дальше раздался шум: выстрелы, грохот разломанной фанеры, которой были заколочены окна на первом этаже, бессвязные голоса. Он дернулся в сторону, спешно прижимаясь спиной к стене и готовясь двигаться по направлению к лестнице.
- Эти внизу - они с тобой?
Новый знакомый, однако, выглядел не менее озадаченным, чем сам Рик. Вдобавок, то, что находилось по ту сторону прохода в комнату в ксероксами, по-прежнему источало угрозу, и хотя он сильно сомневался, что иной трупорожий смог проникнуть и до сих пор остаться незамеченным, полностью исключать такую возможность все же было бы опрометчиво.
- Там есть кто-то еще, - Бейли махнул рукой в сторону второй комнаты. - Сходи проверь.
Парнишка замялся, и он раздраженно выпалил:
- Блядь.
А затем плюнул, неразборчиво выругавшись сквозь зубы, и нырнул в темноту.
- Назовись и выходи!
Меж зубьев прицела вырисовалась фигура, а затем и лицо - тревожное, заросшее щетиной, но, несомненно, все еще разумное.
- Дерьмо, - выдохнул Рик, отводя пистолет в сторону.

***

Оба они, вроде как, были в порядке.
Первый - довольно мутный, но в целом безобидный персонаж, один из тех типов счастливчиков, каким в школе частенько доводилось быть запертыми в шкафчиках для одежды во время перемен, выглядел так, словно от всей этой ситуации у него в штанах начинался какой-то жутко неприятный зуд, и говорил со странным выговором - то ли янки, то ли калифорнийским, а может, и тем и другим одновременно, потому что когда-то его разведенные родители решили потаскать его с одного берега на другой, сочтя, что совместная опека - их священный долг перед человечеством. Второй, мужик по имени Дэрил Доннерджек, казался типом суровым, но только до тех пор, пока не раскрывал рта. Определить его происхождение было еще сложнее, но если судить по вежливым до тошноты оттенкам фраз, доносившихся из-за месяцами не стриженной бороды, Рик поставил бы на Миннесоту или, может, даже Канаду, если бы только мог себе представить, что канадец в разгар эпидемии живых мертвецов мог забыть в Канзас-сити, вместо того, чтобы засесть в горах где-нибудь в Британской Колумбии с мешком консервов и радиоприемником наперевес. Впрочем, быть может, именно так он и поступил. Ведь как бы сильно они не отличались друг от друга, всех троих объединяло одно - каждый из них так или иначе поймал одну и ту же радиоволну и получил в свое распоряжение координаты “последнего оплота надежды”.

Но на этом и заканчивалось все, что удалось узнать Рику о своих будущих союзниках за те короткие несколько минут, что отделяли их от встречи со второй группой спасшихся - той самой, которую он не так давно наблюдал в прицел своей винтовки.
- Без резких движений. Я попадаю в десять целей из десяти. Не советую проверять мои навыки на себе.
Как жаль, что он все-таки не выстрелил, когда был шанс, подумал Бейли, поднимая руки вверх.
- Хорошо, бойскаут. Можешь опустить пушку.
Рик выпустил пистолет, оставив его болтаться вокруг указательного пальца, а затем показательно сбросил его себе под ноги. Раздался лай, и из коробок браво показалась коричневая морда с подрагивающими от усердия ушами. Взгляды всех присутствующих непроизвольно обратились к источнику беспокойства. Рик покосился на пса, и в уголке его рта залегла невеселая складка.
- Но учти, - предупредил он, - тронешь мою собаку - и твои мозги разлетятся по стене как гребанное современное искусство.

[avatar]http://s0.uploads.ru/BcSf3.gif[/avatar]

Отредактировано Fenrir Greyback (13.07.2016 00:20:25)

+4

9

Всё шло слишком хорошо довольно долго, а это плохо. Неприятности должны быть всегда, а иначе стоит задуматься.
Шум из соседней комнаты стих. Доннерджек держал вход под прицелом. Если там и были ходячие, то их было немного и это уже не так страшно, а вот если там были люди, то уже хуже. Точно предугадать, как они отнесутся к чужаку на своей территории неизвестно – могли пустить на ночь, предоставив небольшой уголок, могли просто отобрать всё небольшое имущество Дэрила и отправить в ночь ловить удачу или же просто пустить пулю в лоб.
Ожидание. Что может быть хуже? Сидишь и ждёшь, что же дальше произойдёт, хочешь, чтобы это скорее уже закончилось, а время, словно специально начинает замедлять свой ход и иногда вовсе останавливаться.
Снизу послышались выстрелы, голоса кто-то что-то поломал Чёрт, кого ещё принесло? Отличное начало этой ночи. Хотелось просто найти тихое и желательное чистое укрытие чтобы провести ночь не под открытым небом а в итоге проблемы начинают появляться одна за другой - на этом этаже кто-то есть и судя по шуму этот кто-то не один на нижнем этаже принесло кого-то и кажется эти ночные гости и привели за собой неизвестное количество ходячих.
Доннерджек терпеть не мог такие ситуации. Ты не знаешь какую проблему стоит решить первой и вообще стоит ли решать их или же пустить всё на самотёк, а решение нужно принимать вот сейчас и желательно это делать быстро. Любое промедление может стоить жизни, а умирать он пока не собирался.
Хорошо или плохо, но в этот раз  проблемы решили сами выбрать какой решаться первой. В комнате появился силуэт какого-то человека.
- Назовись и выходи!- раздался из темноты грубый мужской голос.
- Дэрил Доннерлжек – ответил мужчина как можно спокойнее, но оружия опускать пока не стал. "Не стоит убирать оружие пока на тебя смотрит дуло чужого пистолета" - это правило он освоил уже давно.
То, что увидел незнакомец ему явно не понравилось судя по ругани, но тем не менее пушку он опустил, а это не могло хоть немного не радовать.
Можно считать на одну проблему меньше? И да и нет. Пока неизвестно, что ждать от этого человека. Знакомство с его предыдущей группой даже прошло более радушно чем эта встреча, но правильно же говорят, что первое впечатление может быть обманчиво.
В соседней комнате оказался ещё один парень. Пока он ничего толком не узнал о людях, которые оказались с ним под одной крышей этой ночью. С виду вроде тихий парнишка и суровый бывший морской пехотинец.
было бы неплохо разобраться ещё с тем, что творится внизу, но сегодня был видимо особый вечер событий. К ним присоединился ещё один хмурый тип. Его заявление, что он отлично умеет стрелять проверять не хотелось.
- А это я так понимаю тот самый источник шума снизу и скольких вы ходячих сюда привели?
[avatar]http://avatar.imgin.ru/images/379-Amn3mbMqFq.jpg[/avatar]

+4


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Неоконченные эпизоды » Fight the dead. Fear the living


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC