Hogwarts: Ultima Ratio

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Прошлое » make pies not war


make pies not war

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

- дата: середина учебного 1976-77;
- место: Хогвартс, коридор, ведущий в кухню, укромный уголок за кучей бочек, где прячется вход в гостиную Хаффлпаффа;
- участники: Hestia Johnes, Aedán Lonergan;
- внешний вид: школьная форма;
- краткое описание: какое же свидание рейвенкловки и хаффлпаффца без корзины пирожков и толстенной книги?
- примечания:
https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/236x/bb/22/f7/bb22f798e57fe182c56a15c46357f728.jpg

0

2

[AVA][AVA]http://s0.uplds.ru/vnlfB.png[/AVA][/AVA]
Из всякой детской сказки нам известно, что башни созданы для заточения принцесс, и иного сакрального предназначения быть для них не может, а кто утверждает обратное - еретик и сумасшедший, или, в крайнем случае,  принц, слишком ленивый, чтобы победить дракона. Тот факт, что в обеих хогвартсовских башнях обитали одновременно самые увлеченные любительницы поломать голову и не только себе, и личности, начисто лишенные инстинкта самосохранения, вероятно, не был простым совпадением. Кто-то помудрее и постарше явно подумал о том, чтобы принцам, обитающим в местах более приземленных и практичных, например, рядом с кухней, но гораздых на подвиги, было, как минимум, нескучно. За неимением драконов, пожароопасность которых сводила на нет всю их несомненную пользу, шоу-программу им бы устроили сами принцессы, коль скоро кто-нибудь из них рискнул по-настоящему.
  Приходили ли когда-нибудь Эйдану подобные аналогии в голову?  Гестии, которая обкатывала эту замечательную мысль в голове последние полчаса, словно с драгоценным камнем играла, разглядывая его с разных граней на просвет и любуясь меняющимися бликами ранее незамеченных смыслов, не терпелось его об этом спросить. Записка, где туманно сообщалось о месте и времени встречи, и которая к этим размышлениям  и подвела, покоилась на кровати, пока «принцесса», напевая нестройно, но увлеченно, снаряжалась к бою. Покидая свою башню, в которую, положи руку на сердце и признай, тебя заточили совершенно по делу, никогда не знаешь, куда тебя занесет. А коль скоро Лонерган туманнее, чем лондонское утро, то можешь не сомневаться - занесет далеко и, вероятно, надолго. К комендантскому часу можно и не успеть.
  В этой занятной игре, с правилами, которые никто из них не озвучил, но в которую они оба играли со всей увлеченностью с момента знакомства, цель всегда оказывалась в том, чтобы предугадать, куда их занесет и что может понадобиться. Чтобы с видом фокусника, вытащить это самое нужное из рюкзака, заставляя другого недоверчиво вскидывать брови и вслух сомневаться, не темный ли волшебник другой и не изрекает ли пророчеств в свободное время. Конечно, гадать было моветоном и жульничеством, да и по совести ни Гестия, ни Эйдан, в искусстве самообмана посредством хрустального шара не преуспели, о чем их преподаватели с грустью не уставали твердить, намекая на некий «потенциал». 
Сегодня, впрочем, ей даже не нужно было ничего выдумывать - после сдвоенной пары зелий смертельно хотелось  есть и  умереть. Или отвлечься на что-нибудь, в чем ты не чувствуешь себя ничтожеством. Поскольку до ужина оставалось столько времени, что умереть от голода было вполне реальной перспективой, а времени до встречи едва-едва хватало на то, чтобы добраться до башни и спуститься вниз,  Гестия бросила в рюкзак толстенный талмуд с кулинарными заклинаниями, который вторую неделю ждал своего часа у нее под кроватью. Она уже и не помнила точно, с чего вдруг заинтересовалась этим альманахом о вкусной и здоровой пище позднего магического средневековья, но парочка рецептов, бросившихся в глаза при беглом пролистывании, намекала, что жизнь магов в тот исторический период могла похвастаться обилием интересного досуга,и  пиры с сердцами драконов в качестве главного блюда были не такой уж редкостью. Посетовав в очередной раз на отсутствие драконов, как социально значимой единицы, и лелея надежду,что в книжке найдется рецепт, который окажется под силу юной волшебнице,Гестия выбралась из общей комнаты и едва не кубарем скатилась с многочисленных лестниц, перепрыгивая исчезающие ступеньки. По пути она старательно отгоняла от себя всплывавшие в памяти слухи о том, что если пощекотать грушу на картине с натюрмортом где-то в подземелье, то можно попасть на кухню Хогвартса и, вероятно, обрести какой-нибудь снеди в неурочное время. По совести, она не сомневалась, что предложи она подобное Эйдану, натюрморт будет найдет и все груши защекочены до полного развенчания этой легенды, но это был легкий путь, а с легкими путями у них частенько не складывалось.  Оставалось надеяться, что самого Лонергана зелья первыми парами тоже довели до нужной кондиции.
Затормозила она только в холле, придав своей походке размеренность человека, которому совершенно некуда спешить, и свернула в коридор, где обычно исчезали ребята в желто-полосатых шарфах. Сейчас здесь никого не было, кроме каких-то бочек без опознавательных знаков. Лонергана также не наблюдалось.  Гестия почесала кончик носа и уселась на одну из бочек, вытаскивая книгу из сумки. Забавно, наверное, выглядела она в этом коридорчике для всякого хаффлпафца, решившего вернуться в свою гостиную, но любая книга на Гестию оказывала магическое действие - становилось не до окружающего мира. Да и какая разница, кто о чем подумает, когда оказывается, что даже «дьявольские силки» годятся в пищу, если провести над ними пару-тройку изощренных манипуляций. Французская магическая кухня, что еще скажешь,все не как у людей.

Отредактировано Hestia Jones (08.04.2017 22:23:28)

+1

3

Зельеварение - гнусный предмет. Эйдан Лонерган полагал, что по справедливости уроки зельеварения следовало бы отменять в самые ненастные периоды, чтоб не усугублять без того тоскливо-депрессивную атмосферу, окутывающую замок. Липкая пелена, скрадывающая цвета и звуки, как будто росла из-под земли, откуда-то от гостиной Слизерина, и облепляла старые стены, карабкаясь вверх подобно ядовитому плющу. Эйдан не знал, достигала ли он окон Гриффиндора и Рейвенкло - и при случае намерен был спросить у Гестии, - но вот Хаффлпаффские круглые окошки по-над самой травой, укрытой сейчас равнодушным снегом, были обречены. А ведь весной так славно было, задирая голову, подставлять лицо солнечным лучам, розовым от заката и золотым от одуванчиковых звёздочек. Одуванчики, к слову, свежо и остро звучали в салате, ими можно было начинять пирожки, а маглы вроде даже делали из них вино, - кажется, Данте говорил что-то об этом.
Зельеварение следовало отменить ещё и потому, что корни этой гадости, занавесившей солнце, точно крылись где-то там, в дном из котлов Слагхорна, подпитываясь глюкозой его сахарной улыбки. Лучше зимой проводить время с пользой на кухне. Стряпанье - оно ведь очень похоже на зельеварение. Котлы, пар, точность в выборе и отмерении ингредиентов. А результат может дарить радость и счастье, влюблять - ну или вселять ненависть. Убить с помощью гнусной стряпни вряд ли получится, но с точки зрения Эйдана в этом - очевидное преимущество её перед зельеварением.
Ну а потом, когда вернтся весна, продырявит снежное покрывало, обращая искристую парадную мантию нищенской ветошью, понатыкает в прорехи крокусов да одуванчиков тут и там - тогд можно и вернуться в царство зелий.
Так уж и быть.
Обо всём этом Эйдан вещал с вдохновением политика на трибуне, пока его запальчивым речам вежливо внимал один из домашних эльфов, царствующих на кухне. Он даже пропищал что-то в ключе согласия, но звук его голоска наконец пробудил задремавшую лонергановскую совесть, и хаффлпаффец отпустил своего благодарного слушателя обратно к его кастрлюлькам.
- Прости меня, Смоби, дубину стоеросовую, что столько времени твоего украл, - искренне покаялся он в спину хлопочущему у плиты эльфу, - В следующий раз не будь таким душкой и посылай меня стричь газоны сразу!
- Какие газоны, мистер Лонерган, - без того здоровенные глазища эльфа в облаке аппетитного пара сделались чисто блюдцами, - зима на дворе!
- Да я же так, ну это... сказал так просто. Пошли меня двор расчищать от снега тогда.
Эльф нервно рассмеялся, предположив, что юный волшебник шутит, и у Эйдана хватило такта подхватить его смех, раскатисто загоготав точно осенний гусь, не знающий ещё своей рождественской судьбы.
Его трофеем была корзина, полная пирожков. Его целью - принцесса из башни Рейвенкло, снизошедшая до безродного - ну ладно, родовитого, - бедолаги прямиком в тёплые коридоры у входа в гостиную Хаффлпаффа, окутанные призрачными ароматами близкой кухни. Пирожков с одуванчиками в корзине не было, зато были с вишней, с яблоками, с ревенём. И несколько дурацких английских минс пай, которые Гестия должна была любить, как положено англичанке. Если же она их не любит, Лонерган не побрезгует.
Когда это Лонерган брезговал пирожками!
Завернув за угол, он сначала обнаружил свою принцессу восседающей на одной из бочек с книгой, размеры которой заставляли волосы на голове шевелиться. А затем обнаружил один из пирожков в своей жадной лапище. И, предотвращая непоправимое, вернул пирожок на место, прежде, чем вырвать подругу из тенет захватившей её литературы.
- Осторожней, мисс! Сидеть на этих бочках опасно! Зазеваетесь, ножкой стукнете и... - не договорив, Эйдан шарахнул ногой по одной из бочек и отпрыгнул, чтобы не попасть под уксусный душ, не замедливший пролиться на потенциального нарушителя хаффлпаффского спокойствия.

[AVA]http://s4.uploads.ru/GnK0T.png[/AVA]

+2


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Прошлое » make pies not war


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC