Hogwarts: Ultima Ratio

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Прошлое » the great british bake off


the great british bake off

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

- дата: лето 1997;
- место: штаб ОФ, кухня;
- участники: Эмили Мортимер, Эйдан Лонерган;
- внешний вид: в первых постах (Эйдан по обыкновению затрапезный);
- краткое описание: если ты не уверена в собственных пекарских силах, лучше не участвовать во всебританском пекарском конкурсе. Но даже если ты и не участвуешь, но решила побаловать возлюбленного пирожными, опасности на каждом шагу. Например, беспардонный лохматый ирландец по прозвищу Шпала.
- примечания:
http://img1.liveinternet.ru/images/attach/b/4/112/654/112654089_1.jpg

;

+2

2

Нервные клетки, как и сгоревшая свинина, не восстанавливаются.©
http://sa.uploads.ru/t/VyaBI.gif
Эта баталия началась ранним утром. Ужасно сонным, неудачным рабочим утром. Мортимер традиционно опоздала на работу, получила назидательный пинок от своего любимого старшего коллеги и приступила к выполнению очередной вереницы никому не нужных заданий. Обычное утро, то, которое все проходящие мимо знакомые, почему-то, спешили назвать «добрым».
«Доброе утро». Почему в последнее время эта фраза вызывала у блондинки нервный тик? Не то, чтобы она на что-то жаловалась, да и нервно дергающимся глазом в нынешнем Министерстве уже было никого не удивить, но было что-то особо раздражительное в этом выражении. Особенно а касалось тех редких случаев, когда эти слова звучали из уст горячо любимой Долорес. Редкими эти случаи были по той причине, что обычно Амбридж бросала в её сторону восклицания другого рода, которые, при ближайшем рассмотрении можно было бы назвать матерными, если бы не корпоративная этика, ограничивающая Долорес в словесных вольностях, и добавляемое в конце тирады «дорогуша».
Но, черт с ней, это история совсем не о том, как Эмили любит свою работу. Это история о том, как Мортимер любит вполне конкретного мужчину с этой самой работы, и о том, как из-за этого чувства она ввязалась в эту авантюру.
Утро было обычным, если не учитывать тот факт, что это было утро годовщины их с Фоули отношений. Она, в отличии от большей части её знакомых барышень, хотела было «случайно» забыть об этом, но не так просто забыть что-то важное, когда у тебя есть такой друг, как Джеймс.
Друг, который с самого утра силком вытащил её из кабинета, устроил допрос с пристрастиями на тему: «Как будете отмечать? Что дарить? Ты что, сумасшедшая, как не собирались праздновать?», а потом обрисовал собственное виденье празднования, вполне ясно дав понять, что приговор окончательный и обжалованию не подлежит.
План Джеймса красноречиво назывался: «Лучший подарок – подарок, что сделала сам. Или же: путь к сердцу мужчины лежит через желудок!». Эмили не знала, когда её лучший друг превратился в сборник стереотипов, но с самого детства она четко усвоила одно: если Сеймур что-то задумал – его не переубедишь.
Вот мы и пришли к тому, с чего начинали – к баталии. Другими словами это назвать было сложно, потому, что кухня Ордена, которую Эми выбрала плацдармом для своих кулинарных экспериментов, теперь выглядела как место грандиозного побоища. Перерытое, перепачканное, с разбросанной повсюду кухонной утварью, это место было осквернено её кулинарным талантом. И, словно памятник страданиям помещения, некогда именуемого кухней, в углу стола стоял полный сомнительного вида пирожных поднос.
Сама Мортимер, абсолютно вымотанная, сидела в другом углу кухни, словно боясь подойти к собственному «шедевру», вспоминая о том, что поймать маньяка-волшебника во Франции было куда легче. Лучше бы я этого маньяка Фоули и подарила. Но, все хорошо, что  хорошо кончается!
Если бы она знала, что это только начало…

Внешний вид

http://s2.uploads.ru/t/kmCQy.jpg

Отредактировано Emily Mortimer (06.08.2016 00:37:52)

+2

3

В шкафу у Эйдана завёлся боггарт. Вплоть до этого дня ирландец полагал, что боггарты обладают неким подобием разума, порой чрезвычайно гибкого, позволяющего им облечь в конкретную форму выуженный из подкорки встреченного на пути волшебника самый сокровенный страх: честное слово, иногда эти твари проявляли в деле материализации удивительные творческие способности!
Однако, в сие памятное летнее утро Эйдан засомневался в наличии у боггартов интеллекта. По крайней мере, у этого конкретного боггарта. Где ж это видано, право, прятаться в шкафу у человека, съевшего на вашем боггартовском племени немыслимых размеров псину!
Лонерган так удивился, распахнув шкаф и увидав внутри человека в чёрном, вдобавок промокшего до нитки, что не сразу сообразил, что вообще произошло. Лишь воспоминание, зашевелившееся спустя мгновение где-то в самой тёмной и тоскливой яме его рассудка, позволило понять, что бедолага забыл в его шкафу и откуда взялись шум грозы и зловещие зарницы.
Расправившись с супостатом с помощью отработанного "ридикулуса", превратившего вестника беды в облезлого кота, с жалобным мяуканьем полезшего спасаться под кровать, но и там настигнутого лонергановской магией, ирландец отправился в общий зал завтракать, а затем - по обыкновенным вызовам и будничным делам, среди которых было сегодня и приятное: погонять бундимунов на площади Гриммо. Дом Блэков он не так чтоб сильно любил, и особенно не ладилось у него с Кикимером - впрочем, кто вообще мог сладить с этим мелким мерзавцем? - однако, встретить кого-то из Ордена было всегда сродни празднику, особенно в эти тёмные времена. Один из бундимунов, удирая, привёл Лонергана в кухню, напоминающую Помпеи после извержения везувия: в воздухе всё ещё витал белёсый пепел, по рассмотрении оказавшийся хлопьями муки. В углу поля битвы сидела с крайне недовольным видом Эмили Мортимер, в другом красовался поднос с жареными подошвами старых ботинок, украшенными кляксами заварного крема.
Лонерган настиг бундимуна в центре кухни и, швырнув в него свою безукоризненную "риктусемпру", отшвырнул в сторону стул и припечатал зелёную глазастую плесень к полу тяжёлыми ботинками. Хлопок, треск и ворох искр возвестили о том, что ирландец получил заслуженную награду, после чего Эйдан сгрёб своё тыквенное печенье с пола, выпрямился, поставил на место стул и поздоровался с Эмили.
- Привет, - он хрустнул печенькой и стряхнул с бороды рыжие крошки, - Что-то ты такая невесёлая? - проследив направление взгляда гриффиндорки, он вновь узрел поднос с подмётками и заинтересованно шагнул к нему, - Кто-то приготовил ужин из твоих туфелек?
Взяв одну из подмёток, Эйдан придирчиво оглядел её, нюхнул и понял, что зрение его обмануло: он имел дело с пирожными, так что следовало поискать иную причину расстройства Эмили. Ссыпав свои печенья на стол рядом с подносом, Лонерган с любопытством отгрыз от пирожного внушительный кусок и, жуя, вновь обернулся к Мортимер.
- Ну и дрянь, - заметил он, прежде, чем отгрызть ещё треть подмётки, и продолжил с набитым ртом, что сделало его без того малопонятную для англичан речь вовсе нечленораздельной, - Кого ты так сильно не любишь, что решила попотчевать сим шедевром кулинарии?
Осознав свою ошибку, Эйдан сделал паузу, доел пирожное, облизнул губы, снова отряхнул бороду и лишь потом повторил свой вопрос. И умолк, с интересом выжидательно глядя на Эмили.

шмот

http://savepic.ru/10963407.png

+2

4

Только сейчас, когда она сидела в дальнем углу кухни, как можно дальше от своего "шедевра", будто боясь испачкаться о собственноручно приготовленный десерт, только сейчас Эмили, вдруг, подумала, что было очень глупо выбрать местом для сего кулинарного эксперемента штаб Ордена. Причин для такого умозаключения было несколько. Первая, - Фоули вполне мог наведаться сюда и разоблачил её тайный замысел. Впрочем, может, это было бы и к лучшему, в этом случае и за саму попытку её бы похвалили, и риск отравить Джастиса был бы минимальным (уж он бы это проконтролировал). Вторая причина, беспардонно ввалившаяся с шумом и грохотом на "её" территорию, позитивными моментами не обладала, поэтому и была менее желательна. Но, что случилось, то случилось.
С Лонерганом у Мортимер были особые отношения, они с ним были заклятыми друзьями. Обычно, эти двое замечательно ладили между собой из-за поразительного сходства характеров, но, по этой же причине, они могли взорваться на ровном месте, отчего у окружающих возникало ощущение, что орденовцы друг друга на дух не переносят.
Сегодня для подобного взрыва, со стороны Эми, были все предпосылки. Вымотанная после кухонной баталии девушка никак не отреагировала на вопросы ирландца по поводу её настроения, только с мученическим стоном откинулась на спинку стула, изобразив на своем лице всю скорбь еврейского народа. Лучше сорок лет в пустыне, чем три часа на кухне!
В том, что свежеприготовленные пирожные окажутся несъедобными, сомнений не было. Ведьма уже размышляла над возможностью отправить их  кому-то из своих любимых коллег, скажем, Антаресу, или той же Долорес. Только вот, ни в то, что невыразимец решит попробовать подозрительный десерт, ни в то, что расчудесную Амбридж возьмет хоть какая-то отрава, даже приготовленная с любовью, Мортимер не верила.
Только увидев, как Эйдан попробовал её творение, она наконец-то оторвалась от коварных размышлений.
- Тебя родители не учили, что нельзя тащить в рот всё, что под руку попадется? – Эми улыбнулась, наблюдая за тем, как скривилось лицо мужчины.
Услышав дальнейшую критическую оценку её способностей в кулинарии, Эмили только закатила глаза. Ничего другого она и не ожидала, но хорошего в этом было мало. Она злая, уставшая, все ещё без подарка, а теперь над ней ещё и потешаются.
-Ты ведь не поверишь, если скажу, что готовила для тебя? - Ехидно отозвалась девушка.
- Толку от них теперь мало, но, будь другом, подай мне одну из этих "подошв", чтобы я могла бросить ею в тебя. Может, перестанешь ерничать.
Больше всего на свете Эмили сейчас хотела, чтобы на кухню вместо Эйдана зашла Молли, уж она помогла бы ей исправить казус со сладким подарком для Фоули, отчего-то Мортимер казалось, что от ирландца в этом вопросе толку мало.
- Что-то мне подсказывает, что от сладкого стоит отказаться. На романтический подарок явно не тянет, как думаешь?
Она подошла к Эйдану, рассматривая пирожные поверх его плеча. Настроение было настолько паршивым, что даже ссориться с ним не хотелось, а это значило, что все очень плохо.

+1

5

- Готов собственноручно опрокинуть себе на голову весь поднос, если это убережёт от бесславной кончины одного из героев нашего доблестного Ордена, - прогоготал Лонерган, не особенно заботясь о том, чтобы английское ухо Эмили распознало смысл его рокочущих согласных.
Она, впрочем, вроде бы имела приличный опыт общения с французами, а то, как издеваются над языком эти любители лягушачьего фрикассе, вообще находится за гранью добра и зла.
- Романтический подарок? - переспросил он, - значит, я угадал? Погибель ожидала мистера Фоули, да не будь он помянут всуе, - Лонергана прямо-таки разбирал мальчишеский хохот, обыкновенно высотой и частотой колебания больше напоминавший беседы сытых гусей в период брачевания, - А он не похож на того, кто любит сладкое, ты так не считаешь? Может, намутим ему хороший мужской ужин, к примеру, пастуший пирог с деревенским салатом?
Эйдан смотрел на девушку лукаво и выжидательно, ожидая, пока она вспомнит, с чего это он с такой серьёзностью взялся за вопрос кухарничанья.
- Коком я ходил на Лорелее, Мортимер, - прошипел он, загадочно раскрывая глаза, - Хотя всем и каждому мнится отчего-то, будто я был каким-нибудь старпомом и знай себе на ребят покрикивал, стоя на капитанском мостике. Я тебе даже помочь могу. Фоули язык проглотит, обещаю, - то-то нелегко ему потом на работе придётся, ха-ха, Можно и сладкое, желе из мха не предлагаю, - хотя это так вкусно, что искры из глаз... но ягодный пирог почему бы не испечь.
Не дожидаясь согласия Эмили, Лонерган вооружился палочкой и отправил просеиваться муку и, опустившись на корточки, выдвинул из-под скамьи корзины с продуктами, которые сам же сюда накануне и приволок.
- Негусто, - пробурчал ирландец, оценив объём ресурсов, - будем выделываться. Нафигачим ему суфле. Ест он суфле, м? А то у меня был рулевой, который категорически суфле не ел... пока я не пообещал пустить его на мясной пирог, - вскинув взгляд на Мортимер, он плотоядно ухмыльнулся, но эффект был испоорчен горстью муки, которую оставленная без присмотра палочка коварно швырнула ему в лицо.

Отредактировано Aedán Lonergan (21.11.2016 19:49:31)

0

6

Ссориться, может и не хотелось, но было такое чувство, что ещё слово-два и скандала не избежать. Вообще, в общении с Мортимер, как и с большинством прекрасных представительниц их факультета, всегда существовало несколько правил, которые все соблюдали по умолчанию:
1) Эмили всегда права и все делает идеально (тривиально, конечно, но упаси вас Бог в этом засомневаться).
2) Даже если Эмили ошиблась, она этого не признает.
3) Если Эмили ошиблась и признала это – скоро наступит Апокалипсис.
Так как в окно не было видно приближающейся кометы, а четыре Всадника не стучали в дверь с вопросом: «Не хотите ли поговорить о Сатане?», шутки Лонергана постепенно превращались в смертный приговор.
Мортимер вскипала как самый настоящий чайник, разве только пар с ушей не шел. Но чертов ирландец и не думал останавливаться.
- Ещё слово, я их тебе не только на голову выверну, но ещё и съесть после этого заставлю!
Более страшную угрозу, учитывая сложившиеся обстоятельства и сомнительные вкусовые качества самого десерта, придумать было сложно. От перехода от угроз к действиям спасла следующая фраза мужчины.
Намутить ужин? Серьезно?
- Эйдан, тебя что, Молли покусала? С чего это ты по собственной воле на кухню полез?
Учитывая то, что эту же фразу с легкостью можно было применить и к самой Мортимер, наезд выглядел не очень уместным. Правда, удивление Эмили, что уж  врать, было самым искренним.
Рассказ о морском прошлом девушку не шибко удивил, об этом она уже слышала, а вот специализация мужчины крайне порадовала.
- Ну, я тебя видела матерым таким боцманом.
Эмили засмеялась, наблюдая за тем, как суетиться Эйдан. Тихо радуясь своему счастью, ведьма начала помогать ирландцу в поисках припасов для продолжения, теперь уже их совместных, кулинарных извращений.
- Суфле? Вроде, ест. Он вообще у меня непривередливый. – Это выражение, конечно, больше подошло бы для хомячка, нежели для любимого мужчины, но Эми ведь находилась в состоянии легкого шока, на что мы эту фразу и спишем.
- Коль уж пошла такая пьянка, я жду мастер класс, чтоб, так сказать, уберечь Джастиса от дальнейших проявлений моего кулинарного таланта.
Эмили улыбнулась, настроение начало налаживаться, ведь появился шанс обойтись в этот злополучный день малыми жертвами.

+1

7

- А ещё мужчин обвиняют в дискриминации женского пола и приписывании места у плиты исключительно представительницам прекрасной половины человечества, - беззлобно проворчал Лонерган, разбивая в миску яйца, - представляй теперь матёрым коком! Между прочим, чрезвычайнh важная позиция в команде. Голодный матрос - просто корабельная крыса, а голодный капитан хуже разгневанного сносорога. Растопи масло, пожалуйста.
Бросив Эмили холодный брикет в каплях воды, вытащенный из замороженной коробки под столом, Эйдан обновил заклинание заморозки и взмахом палочки отправил просеянную муку в миску с яйцами.
- Мастер-класс? - переспросил он, выпрямляясь и машинально вытирая ладони о штаны, - Знаешь, Мортимер, я хороший кок, но учитель дерьмовый. Ты точно не боишься, что кто-нибудь из нас превратит другого в тыкву, не дождавшись результата? Я вот опасаюсь, тем более, в трансфигурации я не так чтоб силён, так что не ручаюсь за качество тыквы...
Он наклонился, чтобы подхватить с пола корзину ягод и, протягивая её девушке, ухмыльнулся:
- Ты что-то про пьянку сказала? От пьянки я б не отказался. Как насчёт небесплатного мастер-класса? Ради пары стаканов веселящей настойки я даже пообещаю не пытаться превратить тебя в тыкву. Ягодки надо превратить в пюре. Только без листиков и без песка, сможешь?
Тесто из миски шлёпнулось в сковороду с вкусным влажным звуком, сковорода взлетела, медленно вращаясь, и непременно напомнила бы маглу фильмы об инопланетных вторжениях, если бы магл заглянул в эту кухню, уже начинающую наполняться съедобными ароматами, пришедшими на смену запаху жжёных подмёток. Красноватый луч, сорвавшись с кончика лонергановской палочки, коснулся дна летающей тарелки, нагревая его, сам Эйдан ладонью оперся на стол, скрестил ноги и принялся насвистывать скабрезную песенку про тролля, завалившегося на великанью свадьбу.

+1

8

Наблюдая за тем, как на кухне кипит работа, а отдельные ингредиенты блюда превращаются в руках ирландца во что-то более съедобное, чем первое творение самой Эмили, девушка пришла к двум очень печальным выводам. Первый – её успехи в приготовлении пищи были равны успехам в зельеварении (хотя бы тем, что количество сожженных котлов и испорченных ингредиентов приблизительно совпадало). В её семье обучать приготовлению пищи было не слишком принято, потому что никто из Мортимеров не мог приготовить ничего сложнее бутерброда, а в Хогвартсе кулинарные курсы отсутствовали, что теперь казалось девушке большим упущением. Результатом стала абсолютно не приученная к домашним хлопотам гриффиндорка, скрывающая сей грех от идеального со всех сторон Фоули. Вторым выводом была необходимость признать, что Эйдан справлялся со столь сложным для неё заданием с таким мастерством, что Эмили даже поиздеваться с него за это не могла.
Рассуждая о необходимости написать прошение о необходимости дополнительных курсов по домоводству в Хогвартсе и отметая все приходящие на ум колкости, что так и просились вылететь в сторону кока, Эми не заметила, как в её сторону уже вылетел брикет масла.
Ловить её было поздновато, но уклониться она смогла. Масло с характерным звуком шлепнулось на столешницу. Перевернув несколько кастрюль, скользкий продукт уже устремился в сторону пола… Мортимер, ты же играла в квиддич, что же ты делаешь? Правда, девушка быстро сориентировалась и успела подхватить злополучный продукт до того, как «ничего не заметивший» Эйдан, обернулся в сторону грохота. Теперь перед ним была только Мортимер, которая, с абсолютно каменным лицом, растапливала масло. Масло растоплено, кастрюли на месте, но истерический хохот от абсурдности происходящего все ещё разносится в мыслях.
- Знаешь, дискриминация или нет, но я не могу отделаться от картинки, где ты в кружевном передничке и сеточке для волос готовишь еду злобным матросам. Я бы заплатила хорошие деньги за такую картинку. – Эмили засмеялась, толкнув ирландца локтем. Ей нравилась его компания, а подобные шутки были самой безобидной формой юмора из доступных блондинке. – Для меня трансфигурация – священное искусство. Поэтому, мое перевоплощение меня не слишком расстроит. А вот, если мистер Фоули увидит, что ты превратил его…напарницу в неидеальную тыкву, он будет возмущен до глубины души. Своей идеальной английской души!
Она все ещё улыбалась, но та заминка, вызванная необходимостью определить собственную роль в жизни Джастиса, застыла горечью на языке. Девушка могла поклясться, что все ещё ощущает её вкус. Столько времени прошло, а она все так же неуверенна в том, может ли назвать себя как-то иначе чем «напарница».
- Знаешь, если дело касается хорошего застолья  в приятной компании – я всегда за! – Она взялась очищать ягоды, лишь закатив глаза в ответ на ехидное замечание Эйдана. Похоже, приключения летающего масла не остались незамеченными. – Как только закончим здесь, я угощу тебя лучшим из французских бурбонов.
Эми передала ирландцу пюре из ягод. Что не говорите, а цель оправдывает средства. Сейчас для неё было главным то, что Фоули в этот день получит вполне съедобный и не опасный для жизни подарок, а кухня штаба не сгорит синим пламенем. Наблюдая за махинациями, которые мужчина проделывал с продуктами, Мортимер решала, стоит ли говорить Джастису о том, кто готовил ему романтический ужин. Представив возможные последствия в виде застревающего в горле куска еды или пожизненной обиды на ленивую спутницу, блондинка решила, что постарается оттянуть раскрытие карт до последнего.
- Из тебя жена получится явно лучше, чем из меня, дорогой.

+2

9

Ксено Лавгуд как-то раз сказал Эйдану - в один из немногих эпизодов их общения, - что трудности с эмоционально-вербальными интерпретациями, - так он обозвал разговоры на тему отношений, дружбы, любви, взаимности и прочих превратностей межчеловеческих связей, - означают наличие серьёзных комплексов, идущих из тяжёлого детства с деревянными игрушками, прибитыми к потолку. А также целого стада мозгошмыгов в голове.
Ирландец в ответ заверил, что непременно прибьёт к потолку самого Ксено, если ещё раз услышит что-то подобное. И добавил, что готов поделиться мозгошмыгами, раз рейвенкловца так уж припекает.
Ксено промолчал, многозначительно улыбаясь, и уплыл вдаль по коридору, ставив Лонергана озадаченным и злым, каким он бывал не так уж часто.
Ему хорошо было знакомм ощущение неправильности, с тех самых пор добавляющееся к неловкости и желанию резко сменить тему всякий раз, когда он натыкался на острые рифы чужих чувств под самым своим носом. Бессознательное стремление дёрнуть штурвал в сторону, чтобы избежать столкновения, украсил теперь спутанный такелаж воспоминаний об этих самых неясных комплексах в комплекте с мозгошмыгами. Лонергану очень хотелось в эти моменты найти Ксено и фигурно распять на потолке, но это было бы нечестно, ведь Лавгуд с той поры больше не затрагивал опасных тем. Они, в общем, и разговаривали с тех пор всего раза три. И в последний раз виделись на выпускном. Говорили, его дочка дружит с Гарри Поттером. Эйдан искренне надеялся, что девица не пошла в папочку и не очень болезненно выносит мозги сыну Лили и Джеймса.
Итак, Эмили запнулась, прежде чем слегка растерянно произнести слово "напарница", и Лонерган недобрым словом помянул Ксено Лавгуда про себя.
- Ох уж эти англичане, - зацепился он за продолжение фразы, не сразу сориентировавшись, чтоб выбрать что поуместней: всё ж таки Мортимер и сама была англичанкой, - Всё-то у них идеальное, чопорное и правильное. А уж как наткнёшься на перфекциониста-англичанина, так всё, пиши пропало. Хоть рот не раскрывай, а то ведь ушки завянут у бедолаг. Твои-то не вянут часом?
Эйдан с преувеличенным беспокойством пригляделся к ушам Мортимер, которые вдруг зарделись точно редиски.
- Кто такие эти бурбоны? - спросил он подозрительно, переведя внимание на её глаза, - Звучит жутковато, типа этой... бубонной чумы, - выдержав драматическую паузу, Лонерган рассмеялся, отправляя сахар в миску с ягодным пюре, - Ладно, я не так темен и дремуч, как попытался показаться. Бурбон - это звучит соблазнительно. Хоть и не так, как Джемесон. А что касается жены... - он откинул голову, взирая на Эмили сверху вниз с нарочитым пафосом, - Тут как посмотреть. Кому важно, как жена готовит, тому может и сойдёт, но те, кто жаждет ласки, нежности и упругой груди... боюсь, останутся недовольны.

+1


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Прошлое » the great british bake off


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC