Hogwarts: Ultima Ratio

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Неоконченные эпизоды » And now I finally see the reason


And now I finally see the reason

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

- дата:
март 1998 года
- место:
книжный магазин у вокзала Кинг-Кросс
- участники:
Чарльз Уизли и Рунар Пиритс (Ремус Люпин)
- внешний вид:
традиционно в первых постах
- краткое описание:
Немного правды никогда не помешает в дружбе, правда?
По крайней мере, в разгар войны самое время рассказать
о том, на чьей ты стороне стоишь.

0

2

Они поговорили о том, как дела у ее дочери, как она живет в Ракушке, как она чувствует себя в обществе незнакомых людей, с которыми на самом деле уже хорошо сошлась в эту неделю. Но, конечно, не сразу. Вспомнить тот завтрак на побережье, когда крабы пытались утащить обувь близнецов, а кофейник подогревалась раз пять. Она жила хорошо. Как здоровье Флер и братьев Чарли Алис тоже спросила, хотя лучше было бы об этом поговорить как раз дамам. Но в Лондон первым без подстраховки выбрался Чарли, а значит, дело было его. Но еще ведь есть письма!.. И как бы между прочим появился шанс узнать лучше члена Ордена, на которого было брошено много косых взглядов. В разговоре проскользнуло знакомое имя…
Иоанна… Жену одного моего… друга так зовут. – Просто еще одна случайно произнесенная фраза, за которой скрывалось больше вежливости, нежели желания продолжить разговор на заданную тему. Чарли не умел просчитывать беседу на семь шагов вперед. Но узнал от этого гораздо больше, чем хотел.
С потасовки в заповеднике о тех пожирателях и их помощниках, которые в ней участвовали, Чарли ничего не слышал. И он правда не мог сказать точно, сделал ли он тогда все правильно или нет. Обнаружив себя, когда действие зелья истекло, он дал понять Рунару, что знает о его участии в операции. Но делать поспешные выводы о том, на чьей он стороне… Какие к черту выводы? Все лежало на поверхности.

У Кинг-Кросса было достаточно оживленно, как всегда. Такси у вокзала выстраивались в очереди, много визжащих звуков, всем как будто срочно нужно было свалить из этого города. И правда, кому он нужен с обрушившимся мостом и многочисленными необъяснимыми убийствами, пропажами. Каждый что-то подозревал, каждый мог поверить в слова сумасшедшего, стоявшего на углу и разглядывавшего книжную лавку. Он мог бы начать говорить женщине, остановившейся в трех шагах от него, чтобы закурить, о летающих дворцах, и она ему поверит. Он расскажет о том, что можно произнеся два слова вырвать сердце из груди, и она ему поверит. Потому что она бледна и идет оглядываясь, крепко сжимая сумку, а остановка – ужаснейший просчет в пользу привычки. Может, она волшебница, а не магл, может, она маглорожденная, раз так испугалась внимательного взгляда со стороны, тут же свернув на соседнюю улицу, где больше народу спешило ко входу в метро.
Гревший руки в карманах куртки Чарли поежился от такой реакции. Не так уж странно он выглядел, сжимая зубы от нервов до играющих желваков и натянув на голову капюшон, удобно скрывающий рыжие волосы. Покачал головой и вышел из своего убежища в тени вытянутой крыши. Решился, вытянув руку вдоль тела, чтобы скрыть волшебную палочку в рукаве без карманов. Держи так, в любой момент понадобится, ты идешь не к другу на чаепитие. Правда, не к другу?
Потоптавшись на пороге перед табличкой «закрыто», Чарли открыл дверь, заглушив звонок, что должен был красиво оповестить о его приходе. Он еще должен был красиво развернуться перед закрытым магазином, а не открывать замок без чар заклятьем.  Просто это был знак, что кто-то внутри есть. Визжащие чары в центре Лондона – бред, а вот что-нибудь для воров – вполне адекватная идея. Как и поставить прилавок за всеми полками в самом дальнем от двери углу. Чарли скосил глаза на стол возле входа. Два прилавка. Заглянув за него, Уизли обнаружил только пустоту. 
Между книжными полками высотой с самого драконолога он шил достаточно медленно, чтобы услышать, как шуршит чья-то одежда. Надо было спокойно подойти, необязательно же здесь быть именно Рунару. Тут может быть и Иоанна, которая путешествовала с ним в то время, когда Уизли как раз участвовал в перевозке драконов. Сейчас то казалось то ли событием слишком давним, то ли обманом. Миражом.
В голове прокручиваются заклятья от заморозки до связывающих пут. Вплоть до высокой фигуры возле прилавка, которая кого-то ожидала. Или… Чарльз ничего не придумал для причины, по которой Рунар оказался здесь именно в это время и почему он так спокойно стоял на месте.
– Incarcerous, – веревки спутали ноги скандинава, когда его толкнуло плечо, роняя на пол. Чем больше шкаф, тем громче падает.

внешний вид или зачем в Лондоне мантии

https://pp.vk.me/c10866/u4909701/151388936/x_85f2f00a.jpg

+1

3

Рунар Пиритс никогда не был тем человеком, который переживал о чьих-то чувствах. Только если эти люди не входили в круг самых близких, делая волшебника донельзя уязвимым. С недавних пор, когда отец отошел в мир иной, лишь Иоанна удостаивалась чести бередить мысли высокого крепко сложенного мужчины. Но в последнее время, а точнее, после того, как их не совсем честная, да и если на то пошло, совсем не слаженная и не весёлая компания, навестила заповедники в Румынии, мысли норвежца стал занимать ещё один человек.
Раньше пожиратель отмахнулся бы от столь навязчивого тяжелого чувства, разливающегося в области грудной клетки. Но то ли жена имела слишком сильное влияние на мужа, то ли сказывалась лета, обрастающие опытом и сединой, но забыть, переключившись на повседневные дела Министерства или задания Лорда уже не получалось. Но о чём же не мог позабыть этот суровый мужчина, таивший больше секретов, чем многие постоянные жители Азкабана? Выражение карих глаз, когда Оборотное Зелье явило группе тёмных магов истинную личину сотрудников драконьего заповедника - долгий, пронзительный взгляд человека, только что получившего нож в спину.
Но от чего? Рунар ведь никогда ничего ему не обещал? Не клялся в вечной дружбе и том, что молодой Уизли может всегда рассчитывать на его помощь. Фактически, его нельзя было обвинить в том, что он злоупотреблял чужой наивностью. Но настоящая дружба в этом и заключается - никаких тебе нотариально заверенных бумаг, лишь честное слово и искренние мотивы двух людей, неосознанно стремящихся приблизиться ещё хотя бы на миллиметр. Если бы кто-нибудь озвучил подобную теорию самому норвежцу, в него тут же полетело бы одно из непростительных заклятия. Признаваться в том, что Пиритс действительно чувствует вину перед рыжим драконологом, не хотелось даже под страхом смерти.
Однако дальше так продолжаться просто не могло: редкие дни он мог спокойно заниматься делами, концентрируясь на деталях, а не смотря в одну точку, бездумно бороздя океаны глубокой памяти. Какие были его слова перед тем, как они трансгрессировали? Во что он был одет? Шла ли морось или это мелкие были мелкие покалывания онемевших от неожиданности мышц лица? Как Рунар мог быть настолько беспечным и не надеть отводящие заклинания? Была ли та встреча злой шуткой или чем-то судьбоносным? Длинные, бесконечно длинные коридоры вопросов, без опознавательных знаков, горящих ламп и каких-либо указателей или подсказок. Одна бесконечная, непроглядная тьма незнания.
Спасение пришло со стороны той, что была ближе всех и наблюдала изменения, проходящие с мужем. Прознав всё, что только можно, Иоанна за ужином, решив положить конец этим бесконечно долгим взглядам и чрезмерно длинным, даже для пожирателя, паузам. Выдав идею, что сможет затащить Чарли в магазинчик, где проводила несколько часов в день, помогая владелице, миссис Пиритс убедила мужа, что ему станет лучше, если он просто поговорит с Чарли. Убедиться, в однозначности решения, принятого Уизли в Румынии - никогда не иметь ничего общего с давним знакомым.
Рунар, конечно, усмехнулся, сказав, что рыжий драконолог скорее запустит в него Авадой, чем решиться остаться в одной комнате. Люди, узнавая ваши самые сокровенные тайны, часто осуждаемые обществом, забывают, что это всё ещё вы. И ваше отношение, мысли, поступки к этому человеку, вдруг начинают терять в весе по сравнению с мнением общества. Вот так становишься изгоем.
Но против жены не пойдешь, да и внутренняя инстанция требовала немедленного разрешения ситуации. Или, Чарли всё ещё считает, что перед ним тот, с кем он когда-то выбрался из Заколдованного леса или - незнакомый человек, хладнокровный убийца, любящий позабавиться, раскидывая в толпу зелёные вспышки света. В случае норвежца оба эти описания подходили с равной силой. Выбор предстоял непростой.
Пиритс пришел в небольшой книжный магазин возле вокзала Кингс-Кросс в полном одиночестве: без отвлекающих зелий, ловушек и других уловок, которые в случае чего могли бы его спасти. То ли беспечность, то ли вера в истинную натуру молодого Уизли, подсказали ему, что даже если Чарли решит, что они больше никогда не будут общаться, поднять на него палочку и сдать Ордену он всё равно не сможет. Это уверенность помогала больше, чем владение обезоруживающим заклятьем.
Тихо зазвенели колокольчики. Раздались шаги. Удар последовал незамедлительно, но не от больно ранящего заклятья, а от каменной кладки старых полов при соприкосновении плеча и потрескавшейся плитки.
- Привет, Чарли, - приветствие получилось несколько сдавленным, грудная клетка тоже получила свою долю да и пыль, поднявшаяся после падения, не располагала к общению.
Волшебная палочка лежала в кармане пиджака, но даже если бы Пиритс мог до неё дотянуться, всё равно не стал бы использовать. Поднять её здесь и сейчас, значило навсегда обрубить нити, связывающие  этих двоих.
- Как дела? Как драконы себя чувствуют?
Возможно, не лучший вариант - вот так с ходу ворошить прошлое. Но ничего толкового Рунар придумать не мог, а закрывать глаза на очевидное и увиливать, в надежде, что лавины разминуться, не любил.  А поэтому решил дать Уизли возможность выложить все карты на стол, а уж потом решить, как их получше разыграть.

+1


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Неоконченные эпизоды » And now I finally see the reason


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC