Hogwarts: Ultima Ratio

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Неоконченные эпизоды » rotten to the core vol.2


rotten to the core vol.2

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

- дата: поздняя осень 1995 года;
- место: имение Фантен, поляна перед фамильным склепом;
- участники: Celestin Malfoy de Fantin, Lord Voldemort;
- краткое описание: нападение Пожирателей Смерти на штаб-квартиру Ордена Феникса в Париже прошло успешно: один из орденцев погиб, двое угодили в плен, и не известно, как сильно оказались потрёпаны те, кому удалось сбежать. Наводка месье Фантена верна, его надежды на место вблизи "трона" вот-вот оправдаются. Но сначала ему предстоит беседа с Тёмным Лордом... и он даже не предполагает, каким испытанием она обернётся.

0

2

В тёмной фигуре, слившейся со стволами исчезающих в сумерках деревьев, растворяющейся в сгущающемся мраке надвигающейся ночи, словно намеренно избежавшей сияющего даже в темноте мрамора фигур изящных кариатид, украшавших портик фамильного склепа Фантенов, могла читаться уязвлённая совесть, скорбь и раскаяние, тоска, горечь и боль утраты доверия. Но ничего этого Селестен Малфуа де Фантен не испытывал - он просто стоял, прислонившись спиной к древесному стволу и наблюдая за неуловимыми изменениями освещения, искажающего пропорции, накидывающего на поляну мистическое покрывало тайны, обещающего неразгаданные ребусы в каждом тёмном пятне трепещущей тени.
Он предал.
Обманул доверие. Из-за него кто-то погиб и кто-то был ранен. Близкий ему человек страдал и мучился из-за него.
Наверное, его сердце должно обливаться кровью от осознания этого. Или оно из камня? Или оно черно?
Нет, вовсе нет, оно полно перламутровых видений, отголосков чувств, теней сновидений, оно бьётся ровно, иногда замирая - но не от боли, а от восхищения чем-то, никому кроме него не видимым.
Взгляд Фантена остановился в тёмном провале меж кариатид, в глубине которого шевелился зеленоватый свет, свиваясь спиральными нитями дыма. Лёгкие искры поднимались вверх подобно светлячкам, танцующим в летних сумерках. Это существовало на самом деле или было плодом воображения? Или может быть он увидел послание из иного мира, адресованное немногим, способным его распознать?
Это не имело значения. Сегодня Селестен ждал визита и все сказки, таящиеся под каждым опавшим листом этого Заколдованного Леса, могли подождать, как они ждали его годами, пока он искал их дальних незнакомых сестёр за океанами и облаками.

0

3

Ночь давно вступила в свои права, укрывая в своей тьме тех, кто не хотел чтобы их видели и тех кто задумал недоброе этой ночью, а еще одного волшебника, который, прячась во тьме небосклона, летел неосязаемой струйкой черного дыма, невидимый для всех и себя в том числе. Волдеморт был вынужден покинуть магическую Британию и пуститься в путь на континент, чтобы найти там кое-кого и поговорить. Волшебник, который решил, что он достоин быть в числе нескольких тех, кто стоит рядом с Ним. Это не было оскорблением, отнюдь, но Темный Лорд хотел испытать его волю, наводнить его разум видениями и насладившись агонией до конца, принять решение о том нужен ли этот маг в его армии или он всего лишь второсортная пешка, которая решилась на предательство лишь бы не стать одним из тех, кто умирает понапрасну.
“Селестин Малфой де Фантин… Надо было спросить у Люциуса их ли это родственник или лишь однофамилец…” – мысль в голове Тома промелькнула на манер товарняка, только в замедленном действии, позволив волшебнику рассмотреть её со всех сторон. Малфой старший подвел его, а этот волшебник сослужил ему хорошую службу, - “Только из тех ли побуждений, о которых мне сказали…” – На мгновение в голове Темного Лорда воцарилась тишина, - “Или же ты просто поддался страху и тогда тебе явно не место в моих рядах. Мои слуги не ведают страха. Они жестоки и беспощадны, хотя они иногда и через чур старательны,” – Том еще раз прокрутил в голове воспоминание, в котором он приказывает предоставить выбор тем кто состоит в ордене, - “Волшебников и так мало, а они своими действиями лишь ускоряют закат нашего мира, когда мерзких маглов становится все больше и больше…” – мысль сорвалась и улетела в неизвестном направлении. Темный Лорд вздохнул. Оставалось не так много лететь до того момента, как можно будет трансгрессировать. Еще мгновение полета и Волдеморт переместился, а струйка дыма, пересекавшая  небосклон, растворилась в воздухе.
Единственное что в своей жизни не любил Волдеморт – это ждать, но так же сильно он не любил заставлять других ждать, однако сейчас у него не было выбора. “Он столько ждал этого часа, то какие-то мгновения не слишком сильно отяготят его душу,” – подумал Том и сначала направился к штаб-квартире Ордена, который функционировал здесь до этого вечера. Наводка была правильной, но живых было мало. Плохо скрываемая ярость начала закипать в груди Волдеморта, но он сдержался. Гибель грязнокровок его не сильно трогала, но среди погибших был и чистокровный маг, но его слуги не задумались о том, чтобы предложить выбор. Коротко наградив мучительным заклятием ответственного за это непослушание, Волдеморт покинул это место и направился в поместье, где его ждал Селестен.
Едва слышимо переступая по опавшей листве, Волдеморт буквально плыл меж деревьев, направляясь в семейному склепу, где его должен был ожидать волшебник, который этой ночью должен был либо кануть в небытие, растворившись в воспоминаниях Темного Лорда, который оставит Селестена у разбитого корыта, либо он будет принят в ряды тех, кого по всей Британии знают как Пожирателей Смерти. Но перед этим волшебнику предстоит тяжкое испытание. Волдеморт любит покопаться в мыслях других людей, а сегодня ему попался интересный волшебник.
- Здравствуйте, Селестен, - проговорил Том, подойдя к волшебнику, - Я заставил вас ждать, надеюсь, вы не в обиде, - почти шипящий голос, который одновременно гипнотизировал и заставлял чувствовать себя в капкане, будто змея уже начала обвивать вокруг тебя свои кольца и сбежать уже не удасться. Красные глаза неотрывно следили за лицом волшебника, будто стараясь заглянуть в самую душу и выудить наружу все то, что скрыто от невнимательного взгляда. – Вы изъявили желание присоединиться к числу моих последователей, что похвально, но для начала мне бы хотелось поговорить с вами, чтобы понять из какого теста вы сложены. Готовы ли вы пойти на все, чтобы доказать свою верность мне и нашему делу. Сможете ли вы убить свою семью, если я вам прикажу, рискнете ли вы отдать жизнь, если я вас попрошу об этом? – Волдеморт медленно ходил вокруг Селестена, не спуская с него своих красных глаз.

+2

4

Насколько бесчеловечным нужно сделаться, чтобы окончательно перестать быть человеком? Где та грань, что окончательно отделяет человека от чудовища - или ангела? В чём она, эта самая человечность - в теле ли, в способности ли чувствовать, или мыслить, смеяться, сделать шаг в пропасть? Кто из них больше человек, - или, вернее было бы сказать, больше нечеловек, - тот, кто внешним видом своим подобен хтоническм чудищам, чей голос сродни шипению гадюки в высокой траве, но ведомы человеческой жаждой власти и ещё более человеческой жаждой бессмерия? Или другой - с виду совсем обычный, не выделившийся ни биографией, ни феноменальными способностями, - легилименты они, положим, по уровню одинаковые, - однако изнутри пустой, как пуста магловская лампа накаливания, с одной лишь тонкой трепещущей вольфрамовой нитью, что только и ждёт, чтоб по ней пустили ток - и тогда она загорится так ярко, что выжжет глаза смотрящего в упор?
Селестен не был в обиде: он не то чтобы любил или не любил ждать, он попросту не заметил этого времени в родительском лесу, испещрённом живыми тенями. К тому же обидеть его в принципе было непросто - настолько, что за последние двадцать лет никому не удавалось проделать сей фокус. Ожидание Селестену было на пользу: оно помогло ему погрузиться в состояние эмоционального сна, подобного зимнему анабиозу лягушки, которое в свою очередь поспособствовало совершенно равнодушной реакции на неприятные слова Волдеморта.
Фантен не был идейным. Во всяком случае в том смысле этого слова, который мог бы в него вложить Волдеморт, вздумай к нему прибегнуть в своей речи. Фантену было откровенно наплевать на чистоту крови, по крайней мере она совершенно не меняла его отношения к людям. Как не влияла на него родословная, национальная принадлежность или количество денег на банковском счету. Однако, его волновали - и порой довольно сильно, - иные вещи, вопросы, ответы на которые подразумевали использование средств, которые мог оправдать лишь режим диктаторский. Фантен по натуре был искателем, и путь он свой ныне видел в стороне, укрытой мраком, прошитым злыми зелёными молниями. В стороне Туманного Альбиона.
Сказочнику нужна была вседозволенность привилегированного сословия, и лишь по этой причине он вспомнил вдруг, что принадлежит к таковому. Оставалось оказаться там, где привилегии эти подчёркнуты и весомы. Новая революция, что могла бы вернуть значение его графскому титулу, не предвиделась во Франции в ближайшие двести лет, зато совсем недалеко, в Британии, назревала буря, по итогам которой весьма и весьма большое влияние могла бы дать его чистая кровь. Чистейшая магическая кровь.
Которая уже не была так чиста в жилах его родной дочери.
- Милорд, - Селестен склонил голову, пряча взгляд, в котором последний вопрос Волдеморта отразился отблеском на холодном лезвии резкого отказа.
Пока приказ не отдан, сопротивление и споры могут лишь стать помехой.
- Я готов к испытаниям, - произнёс француз, поднимая прозрачный и пустой взгляд на своего сумрачного гостя.

+2


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Неоконченные эпизоды » rotten to the core vol.2


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC