Hogwarts: Ultima Ratio

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Неоконченные эпизоды » Hacuna Matata!


Hacuna Matata!

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

- дата: март 1980 года
- место: Палаццо ди Пьянчино, Ломбардия, Италия
- участники: Стефан Леклерк, Соланж Забини. В качестве НПС - Виттория Джулиани, Адриано Джулиани, Джулия Джулиани, дон Винченцо Джулиани.
- внешний вид: отдыхающий
- краткое описание: Беременная леди Забини скучает, пока муж мотаясь по делам, зарабатывает себе репутацию. Но скучать ей придется недолго, из Пакистана вернулся Стефан и дом встал на уши.
- примечания: треш, угар и содомия

0

2

Здравствуй, дом. Ты тоже по мне скучал? Родные волны магии окутывали Стефана, словно ластясь как коты возле хозяина. Да, он тоже чертовски соскучился по этому месту, но еще сильнее он скучал по крепким рукам Чезаре. Домовики, принявшие багаж, смотрели как-то виновато. Любопытно... И что все это значит? Его не было только три года. что тут случилось? Мужчина быстрым шагом практически пробежал по белоснежной дорожке, мимо столь пестуемых матерью Чеза роз, взлетев на крыльцо и ворвался в дом. Не понял! Это что за баба в кресле лапки пилит? Не понял еще раз! Какого хрена она на пальце носит перстень Леди Рода? Так, кое-кто сильно задолжал мне объяснение. Увидев Чезаре, мужчина повернулся как ужаленный. На его лице не отразилось никаких эмоций, хотя глаза потемнели до предгрозового оттенка неба.
- Рад видеть тебя, Чезаре. Не представишь нас с леди друг другу? - Итальянец всегда был приверженцем и блюстителем чистоты на людях и скелетов в шкафу. Довольно чопорно улыбнувшись, Чезаре кивнул
- Стефан, ты наконец вернулся. Это моя супруга, синьора Виттория Джулиани. А эти маленькие проказники Адриано и Джулия, наши близнецы.
Милая улыбка на лице не затронула выражения глаз. Негромкие слова приветствия, убийственные в своей вежливости и чопорности. Он убьет Чезаре, потом заплатит некроманту, воскресит и разрежет на кусочки, чтобы пытать их отдельно в самых глубоких подземельях палаццо.
- Стефан! - Блондину уже надоедало изображать из себя юлу, ей-Мерлин. Дон Винченцо, дядюшка Чезаре распахнул объятия для теплого семейного приветствия. Змея, я знаю, что это ты их поженил - у нас гости. Забини с молодой супругой.
Медленно кивнув, француз наклонил голову, прикидывая, через сколько сойдет с ума этот чопорный дом после его приезда.

+1

3

Первые, самые тяжелые недели, когда растущий в ней ребенок настойчиво и энергично устанавливал свои правила и размещался с комфортом, наконец-то прошли, и Соланж, вздохнув с облегчением, распрощалась и с не прекращающейся тошнотой, и со слезами, накатывающими внезапно и вызывающими сначала кучу вопросов у многочисленных мамушек и нянюшек, а после - снисходительные щипки за щеки. Будь молодая миссис Забини в добром здравии и душевном расположении, объяснила бы донне Оргульо, что в следующий раз откромсает ее пухленькие пальцы, которые коснутся ее щеки, маникюрными ножницами, но ребенок делал из нее кусок морской губки, выброшенной на берег, и ей стоило большого труда напомнить себе, что она живет той жизнью, которой добилась и которую заслужила.
Напоминать себе об этом приходилось  даже при том, что к хорошему привыкаешь быстро. Соланж почти привыкла.
Она почти привыкла к мягким, как нежное пирожное, перинам, к тончайшим шелковым шторам, защищающим ее глаза от солнечного света, аромату свежайшего хлеба, выпеченного к завтраку, и неправдоподобно, раздражающе хорошей погоде - после вечно холодного отцовского дома с отсыревшими стенами и скрипучей мебелью, после дождей, промозглой осени и затяжной серости за окном, все это порой сбивало Соланж с толку. Обрести твердость в ногах и в мыслях позволял взгляд на обручальное кольцо.
С восьми? Да нет, даже с шести лет она знала, для чего растет и к чему идет. Она наметила себе путь, чтобы выбраться из этого серого, холодного и печального дома, и Чезаре с лучезарной улыбкой и тарантеллой в глазах не исполнил ее мечту, нет - помог ей добиться цели.
И сейчас молодая синьора Забини носила внутри себя не только ребенка, которого пока еще и полюбить толком не сумела, но свое подтверждение на права быть здесь. Печать на своем билете сюда, в Ломбардию, в семью Забини, в их безумно, кричаще богатый особняк, в их виноградники и конюшни. В гардеробную комнату, забитую возмутительно дорогими нарядами, за которые редактор Ведьмополитана бы удавилась... Соланж приходилось раз за разом напоминать себе, что она дома и что она - хозяйка. Как ни странно, в присутствии других людей, новых знакомых, это давалось ей куда легче - они не были знакомы с мисс Трэверс и целовали руку синьоре Забини, не подозревая, что еще полтора года назад она была всего лишь нищебродкой из благородного и обветшавшего рода, которых так много в Англии.
- Виттория, вы правы, сад просто очарователен в это время года. Хорошо, что еще слишком рано для жары, еще немного и я перестану подниматься с кровати, не то что добираться до вас. Аппарировать в моем положении немного страшновато... - Соланж зашла в гостиную со внутреннего двора, ведущего в сад семьи Джулиани, который изъявила желание посетить несколькими минутами ранее. - У вас изумительные флоксы, будьте душечкой, передайте семена моему садовнику... О, у вас еще гости, - заметила она новоприбывшего. - Соланж Забини, супруга синьоре Чезаре Забини, невестка дона Луиджи. Простите за бесцеремонность, мне все же нужно присесть.
Живот ее был еще не таким большим, хоть и заметным и причиняющим массу неудобств - опытная танцовщица, привыкшая быть легкой и владеть своим телом, девушка чувствовала себя объемной и неповоротливой, и ей стоило огромного труда скрывать это от других за дегким подтруниванием над собой.

+3


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Неоконченные эпизоды » Hacuna Matata!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC