Hogwarts: Ultima Ratio

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Прошлое » No pasarán!.. Hemos pasado


No pasarán!.. Hemos pasado

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

- дата: ночь с 20 сентября на 21-ое 1997 года
- место: база румынского заповедника со стороны Трансильвании
- участники:  Charles Weasley, Aedan Lonergan и Duncan MacFusty
- внешний вид: по первым постам
- краткое описание: когда-то англичанин, шотландец и ирландец заваливаются в валлийский паб... К сожалению, эта история отличается иным началом, где приставки к фамилии не играют совершенно никакой роли. Спугнув Сивого и случайно развалив румынскую стаю, Чарли и Эйдан пытаются тихо пробраться в заповедник, где могли бы передохнуть и набраться сил, чтобы замять инцидент или же по горячим следам продолжить охоту. Только вместо умолкнувшего до весны полигона незадачливых охотников на оборотней под скрывающим заповедник куполом встречает "морской" волк МакФасти. Все трое должны быть на Альбионе - ищи оправдания для румынской ночи.
- примечания:
в предыдущих сериях:
It's so easy to destroy and condemn
let's kill tonight

+2

2

Раньше Дункан не понимал, насколько справедливо высказывание «расставанье – маленькая смерть». Да, жена бросила его и отобрала право распоряжаться будущим детей, но это он принял как должное. Будучи довольно рассудительным мужчиной, он, с болью в сердце, понимал, что его семейная жизнь не могла закончиться ничем иным, кроме как провалом и сколько бы сожалений ему не приносили мысли о том, что его сын будет дышать совсем  другим воздухом, он понимал, что нельзя сметать чужое благо из-за своих уставов. Но неприятно, всё-таки было.
Волшебник топтал землю вымерзшего полигона, выдыхал пар, скалился обнаженным звездам на небе, где не было ни единого облака, и ему отчаянно хотелось закрутить трубку, запив табак крепким огневиски. Увы, кисет был забыт в Лондоне на прикроватной тумбе в комнатушке над «котлом», а от горячительного Макфусти уже месяц как отказался, ставя необходимость трезво рассуждать выше вымученного бесстрашия. Оставались звезды, заиндевевшая трава и необъятное чувство тоски, за которое он сам на себя затаил обиду и посему Дункан отправил в рот крошечный мятный леденец, брат-близнец которого всегда находился в кармане рабочей мантии, завел руки за спину и побрел вдоль опустевшего вольера, напевая под нос тоскливую мелодию.
Всю тяжесть расставаний он понял лишь когда перебрался в Лондон, где раненная душа драконолога стонала, ныла и требовала не столько родной земли, сколько привычного окружения. Шотландец не жил в лесу, не был отшельником, но оживленные каменные джунгли пикадили-секрас вводили его в ступор. Даже Косая Аллея казалась ему излишне многолюдной, хотя из детства о ней сохранились совсем другие воспоминания – теперь всё в Англии теснилось, залазило друг на друга, было запредельного громко и непосильно «много». Дункан привык к Румынии, привык к своему заповеднику, хоть прежде об этом даже и не подозревал. Ему приходилось выезжать из страны на короткие дни или недели, приходилось и отлучаться от работы с драконами, но лишь сейчас мужчина понял, что никогда прежде он не был так надолго отлучен от своей привычной жизни, которые многие сочли бы рутиной. Он не знал, стыдно ли в его возрасте признаваться в подобном, или же напротив возраст всё оправдывал, но готов был во все горло прокричать, как сильно тосковал по заповеднику, как отчаянно ему его не хватало и как позорно он чувствовал себя чужим в столице Великобритании.
Здесь всё спало, всё покоилось и было привычным, понятным, ясным. Туманные берега с самого первого дня дали понять, что ничего подобного от них ждать не стоит и это отрезвляло закостенелый быт человека, привыкшего всё держать под контролем. Мужчина прикусил карамель, заставив молочную оболочку треснуть, и грустно вздохнул, качая головой в такт своих мыслей.
Это все старость, морской волк, это всё старость.
Пожалуй, ему нужно было научиться с этим мириться, раз уж побороть плен привычек и своей натуры он никак не мог. Ну и постараться реже использовать порт-ключ, возвращаясь сюда чуть ли не каждую ночь иначе, рано или поздно, кто-нибудь это заметит и тогда от наплыва колких шуточек уже не отмахнуться будет. Вот сейчас он проверит последний загон, побредет в свою кибитку, побреется, ляжет на тюфяк, заснет. И проснется уже в новом дне, с новыми проблемами и чаяниями и, не успеет солнце полностью выскользнуть из-за горизонта, как вернется в свою комнату на Аллее и будет, как прежде, никому ненужным, обременительным стариком, каковым его считали постояльцы, только вот…
На ограду приземлился маленький дрозд, деловито донося тревожную песнь, Дункан остановился. Коллеги поражались, как волшебник разбирал гомон птиц и откуда всегда знал о происходящем в заповеднике, но для Макфасти не было в том никакого секрета. Он просто знал, что если на западе что-то происходит, к нему прилетает синица. С юга можно было ждать ворону, с севера – зяблика. Дрозд же приносил вести с востока. Нехитрая птичья почта, куда практичнее записок или посланцев, лаконичная, ясная лишь ему.
- Вот значит как? – спрашивает он у вестника, поднимая вверх толстую седую бровь, но птица уже срывается с места. Значит, не забыла, значит помнит, старые порядки. И он спешит на восток, ловя себя на мысли, что оправдывает своё появление интуицией. Широкие шаги, решительный настрой, тяжелое, запыхавшееся дыхание и десяток вариантов в голове. Кому что-то могло понадобиться в заповеднике, если всех драконов уже перевезли на юга? Кто смог пройти барьер? Зачем? И хоть Дункан и понимал, что всё это лишь бессмысленная трата времени и ответа он так и не найдет, сколько бы не истязал свой разум догадками, но все никак не мог прекратит и лунный свет, вырвавший фигуры из полумрака ночи, избавил его от этих терзаний. Драконолог остановился, складывая руки на груди, и хмыкнул.
- Уизли, - в этом тихом восхищении нет ни вопроса, ни удивления. Почему-то встретить здесь Чарли кажется ему вполне привычным делом, но вот кто это с ним? Мужчина хмурится и улыбка исчезает с его мягкого лица.
- Кхе-кхе, - он нарочно привлекает к себе внимание, кашляя в кулак, и задирает голову, чтобы его хорошо расслышали, - молодые люди, часы посещения не для вас писаны?
И чувствуя то напряжение, что рождается от осознания того, что их поймали с поличным, Дункан Макфасти приближается к нарушителям, с каждым новым шагом понимая, как возрастает его интерес

+2

3

Дрозд, похоже, действительно кричал. Лонерган не стал бы утверждать: в криках сухопутных пернатых он разбирался не намного лучше, чем свинья в апельсинах. Если бы там буревестник высказался, или чайка, он бы понял, а дрозд - кракен его разберёт. Чарли хранил загадочное молчание, что, в общем-то, было вполне в его духе - этот парень вообще не слыл болтуном, - но заметно приободрился, очевидно, почувствовав себя увереннее в знакомых водах. Может, тут и драконами пахло, - в драконьих ароматах Эйдан тоже не особо шарил. А может, широкоплечий дядька в балахоне ниже колен, что выделился в сплетеньи неверных теней и остановился, складывая руки на груди, был ему знаком и приятен.
Этого, в общем-то, было достаточно для того, чтоб и Эйдану дядя в балахоне был приятен, по крайней мере на старте. Вдобавок, дядя оказался ему ещё и знаком, в лицо так уж точно: он проживал в "Дырявом котле" в паре дверей от лонергановской кельи. Разговорчив не был, сталкивались они редко, но внешность у соседа была достаточно колоритная, а Эйдан, к тому же, тренировал внимательность, посему физиономию, украшенную кустистыми бровями и щетинистой бородой, запомнил хорошо.
- Здрасьте, любезный, - оскалился он, отступая на шаг, чтоб предоставить слово Чарли, явно знавшему персонажа получше.
Сумку же предусмотрительно сдвинул за спину, памятуя о том, что в условиях непрекращающихся военных действий знакомство и приязнь ещё не являются достаточными основаниями для доверия.
Очевидно, что не променад на свежем воздухе на сон грядущий привёл дядю под сень разлапистых сосен на территории драконьего заповедника. Он был здесь свой, вероятно, тоже драконолог.
- А что, Искорка не принимает уже? - козырнул ирландец единственным запомнившимся из редких рассказов Чарли именем драконихи, - Так может, мы заглянем через недельку, что скажешь, Чарли?
Малейшего намёка от Уизли ему хватило бы, чтоб повторить аппарацию, и он даже придумал место - место, подвергать которое опасности не входило в его планы, но которое было надёжно в мере, позволяющей исключить сомнения.
Адэр.
В конце концов, оттуда тоже можно будет сбежать, не оставляя никаких следов кроме магических.

+2


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Прошлое » No pasarán!.. Hemos pasado


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC