Hogwarts: Ultima Ratio

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Прошлое » a little party never killed nobody


a little party never killed nobody

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://sf.uplds.ru/t/ZwJhf.jpg

- дата: 24.12.1995, Сочельник
- место: Министерство Магии, корпоративный рождественский бал, затем куда доберутся.
- участники: Emily Mortimer, Berlin Morgan,Hestia Jones
- внешний вид: Официальный, с парадными мантиями, подробнее,по желанию, в игре.
- краткое описание: У министерских все не как у людей, даже корпоратив. Сдержанные улыбки, неизменная чопорность, косые взгляды, подмечающие твои промахи, официоз,набивший оскомину. А душа,меж тем, требует праздника, тем более канун Рождества. Самое время собраться теплой компанией и под бокал какого-нибудь зелья отметить так, как считаешь нужным. Главное, не слишком увлечься, но это как карта ляжет.
- примечания:Хочу скандалов, интриг, пьянства и приключений! (с) Эмили
Мы верим, что "нас всех разгонит Фоули" (с), если мы увлечемся:)

Отредактировано Hestia Jones (03.02.2017 20:08:46)

+4

2

О, Господи, спаси мою мятежную душу от подобных мук. Как же скучно, как же здесь скучно! ЗА что они так со мной, что я им такого сделала? Аааа, убейте меня…
Если пол часа назад она ещё сомневалась, то сейчас Мортимер была вполне уверена, что именно таковы муки уготованы в Аду самым ужасным из грешником. Отсутствующие взгляды, натянутые улыбки, разговоры «согласно протоколу». Все тяготы работы чиновника, которые так мучили девушку весь год, теперь казались в десять раз хуже. Припорошенные праздничной мишурой и наспех укрытые гирляндой – все «прелести» рождественского Министерства теперь глядели на неё со всех сторон.
То ли это десятый бокал шампанского так подействовал, то ли люди и правда улыбались как-то плотоядно, но происходящее начало пугать Эмили. Нужно было куда-то бежать, спрятаться под стол и дождаться, когда эти жуткие создания разойдутся. Оставалось только выбраться из зала, не привлекая внимания. А это было совсем не просто, учитывая, что прибыла сюда Мортимер под конвоем, состоящим из двух образцово-показательных работников этого бюрократического Ада.
И, если, Джеймс уже где-то затерялся, рассуждая о сложностях подачи отчетов, или ещё какой-то жути, то её «любовь и горе» в одном флаконе – Джастис Фоули, стоял рядом неумолимо  идеальный, вежливый и строгий. У него-то точно возникнут вопросы, куда это намылилась его дорогая напарница в самый разгар вечера?
«Пойдем, Эмили», говорили они, «будет не так уж и плохо», говорили они. Это не плохо, это кошмарно, катастрофично, ужасно…
Продолжая вспоминать приличные и не очень слова для продолжения данного синонимичного ряда, девушка заметила недалеко от себя человека с таким же красноречивым выражение скуки, какое весь вечер не сходило с лица самой Мортимер. Гестия была лучшей компанией для неё в этот вечер, в этом волшебница не сомневалась.
Если уйду одна, могут возникнуть вопросы, а если…
Эми с такой живостью поднялась со своего места, что уже этим, казалось, напугала половину присутствующих. Поймав на себе возмущенный взгляд Фоули, она изобразила на лице такую кротость, которой позавидовала бы самая смиренная из невинных овечек. Впрочем, этот этюд был вынужденным маневром. Уже через секунду она стояла рядом с Гестией, протягивая ей бокал шампанского.
- Дорогая, если ты не согласишься сбежать со мной отсюда, тебя обвинят в моей преждевременной кончине. - Протараторила блондинка, пытаясь выглядеть такой же спокойной и дружелюбной, как все остальные, чему невероятно мешал разыгравшийся от задуманного азарт. – Ради Бога, думай быстрее, сейчас придет Амбридж, и станет ещё хуже. Мерлин, эту женщину нужно запретить вместе со всеми её котятами и рюшами, она же хуже непростительных заклинаний.
Проговаривая это, Эмили крутила в руках ключ от их с Фоули кабинета. Этот дубликат она сделала на случай экстренной необходимости, а сейчас был именно такой случай.

Очень и очень скромно)

http://sf.uploads.ru/t/BiU0l.jpg

+3

3

Вопреки расхожему мнению о ней, Гестия не имела ничего против вечеринок. Тем более в канун Рождества. У нее сохранились самые теплые воспоминания о том времени, когда немногочисленные обитатели Хогвартса, оставшиеся на Рождество в замке, собирались в чьей-нибудь общей гостиной без разбору факультета и шумели до утра. Она с удовольствием прикладывала руку к организации таких сборищ и без особого труда переносила компанию в пару десятков человек, особенно хорошо знакомых. Если количество достигало полсотни, ей легко удавалось с этим смириться, найдя укромный уголок в отдалении и, за бокальчиком чего-нибудь приятного на вкус, наблюдая за общим весельем.
    Рождественский бал в министерстве был невыносим, с какой стороны не посмотри. Слишком много малознакомых людей, пресыщенность под маской натужного веселья, зависть под маской вежливого интереса. И лицемерие, коим являлось само празднество и которое сочилось с каждой улыбки, и что более всего выводило Гестию из себя. 
   Как они могут делать вид, что ничего не происходит? Как можно так усиленно притворяться слепыми? Темному Лорду, вероятно, нужно явиться прямо сюда и лично плюнуть в бокал министру , чтобы его возвращение перестали считать выдумкой испуганного подростка.
    Конечно, будь она более терпеливой к чужим слабостям, Гестия поняла бы, что этот нарочито пышный праздник был не более, чем попыткой испуганных людей отбросить мысли о худшем, что случилось с магической Британией за последние полтора десятилетия, слухи о чем уже вовсю ползли по министерским коридорам. Но после нападения на Артура Уизли, случившееся накануне, она все еще не взяла себя в руки и потому была совершенно непримирима к конформизму.  По мнению ее, лучше бы фонтан Волшебного Братства полнился вином вместо воды. Тогда бы веселье окружающий было куда более искренним, а беспамятство-более сладким. Головная боль на утро для многих стала бы менее болезненной расплатой, чем тот факт, что угроза миру  и безопасности никуда не делась.
    Она предпочла бы вообще не появляться здесь, никто бы, должно быть, и не вспомнил. Но ее начальнику не повезло угодить накануне в больницу святого Мунго с отравлением каким-то контрафактным зельем, и  пропускать общее министерское мероприятие, пребывая в статусе его заместителя, а в будущем, вероятно, преемницы, Гестии было не с руки. В этом серпентарии слухи разносились резвее, чем служебные записки, и быстрее всего доходили непосредственно до руководства. Пришлось призвать на помощь все свое терпение и постараться сгоряча не выказать кому-нибудь неудовольствие вслух. 
    Впрочем, поначалу все было не так страшно. Она успешно избегала желающих пригласить ее на танец, как и желающих завести очередной светский разговор, да и Атриум, силами эльфов, утративший свой обыкновенно темный и неприветливый вид, производил впечатление. Некоторое время она еще могла любоваться переливами магического света в гранях ледяных скульптур, и рассматривать танцующие пары, но время шло и даже шампанское, несомненно прекрасное, и вполне пристойная музыка не могли развеять ее тягостного мрачного настроения.
    В тот самый момент, когда эта мрачность достигла критической массы, побуждающей отвести глаза соседям по столу и совершенно несолидно «сделать ноги», рядом возникла Эмили, с бокалом шампанского и азартно горящим взглядом, под которым следовало бы заподозрить, что шампанское, как минимум, сдобрено чем-то противозаконным. Повеяло обычным для девушки шлейфом интриг, скандалов и приключений. Эмили всегда производила это впечатление смерча, врывавшегося в твою жизнь и все ставящего с ног на голову.  Устоять было сложно. Некоторым, знаете ли, очень нравятся стихийные бедствия.
    -  Звучит потрясающе двусмысленно,- откликнулась Гестия, принимая все еще подозрительный бокал и с улыбкой поднимаясь с места,- как бы не пришлось пользоваться служебными навыками в личных целях. Представляешь, какие слухи поползут, если мы исчезнем вместе?
     Впрочем, что ей до слухов. Всегда можно сослаться на нездоровье. Или на беспокойство о здоровье Эмили. Работа в отделе магических происшествий и катастроф отлично тренировала навык находить объяснение самым поразительным событиям с полпинка, и Гестия не первый год этим занималась. В том, что у Эмили уже есть представление, куда можно сбежать, она не сомневалась.   
     Вероятно, они вообще сильно преувеличили свою значимость, поскольку  в этот самый момент был объявлен белый танец, и министерские гарпии рванули разбирать себе кавалеров получше. Стало тесно и шумно, как в курятнике, куда забралась лисица. Это дало заговорщицам время, чтобы выбраться из толпы незамеченными, но почти у самого выхода  кто-то особо резвый, кому не нашлось пары для топтания чужих ног, наступил на шлейф платья Гестии. От неожиданности девушка едва удержала равновесие, чего нельзя было сказать о шампанском , которое покинуло бокал и описало крутую дугу, грозясь превратиться в очередное стихийное бедствие с непредсказуемым исходом для чужой парадной мантии, возникшей ровно по курсу.
     Рефлексы сработали быстрее, чем мозг успел прийти в ужас, палочка оказалась в руке, и заклинание сложилось само собой, превращая шампанское в горсть плывущих в воздухе бусинок.
    - Лин!- Гестия с облегчением узнала в несостоявшейся жертве своего коварства подругу, которая тоже не выглядела слишком счастливой в данной обстановке. Впрочем, поглощенная азартом, девушка бы за это не поручилась. Мысль, что Берлин будет им с Эмили отличной компании возникла немедленно, но требовалось действовать быстро,- У нас к тебе дело чрезвычайной важности. Вопрос жизни и смерти.Считай, что это похищение.
    Она изящным движением вернула заманчиво левитирующие в воздухе шарики шампанского в бокал и, недолго думая, вручила его Берлин, словно переходящий приз. А после с видимым мстительным удовольствием укоротила подол своего платья одним движением палочки, приобретая вид лихой и бунтарский.
   -Возражения не принимаются,- предупредила тоном,с  которым обычно сложно было спорить- Спасение утопающих дело рук самих утопающих,а тут уже дышать нечем.

Как-то так

http://sd.uplds.ru/aWlOt.jpg

+3

4

Не сказать, что Берлин так уж сопротивлялась идее пойти на "великое" празднество, ежегодно устраиваемое министерством в Рождество. Просто кому захочется проводить вечер в окружении людей, каждый из которых знает тысячу способов подставить тебя и предложить на твоё место своего успешного, толкового и одаренного сына/брата/своячника/троюродного племянника десятиюродной тети по материнской линии от первого брака пятиюродной бабушки. Кого угодно. Но своего. И Берлин прекрасно знала, что каждая из этих "вечеринок" проходит по одному и тому же сценарию, где все следят друг за другом с таким усердием, с каким надзиратели не наблюдают за заключенными. И всё же в этом была какая-то своя прелесть. Правда для этого нужно было оказаться в стороне, окружить себя стеной пустоты и дай бог не закутаться в мантию невидимку. Иначе сомнут.
Берлин щелкнула пальцами, привлекая внимание ближайшего домового эльфа и тут же её пустой бокал был заменён на чуть заледеневшую копию, в которой с искренним весельем сверкали пузырьки шампанского. Еле сдержавшись, чтобы не опрокинуть в себя бокал залпом, Берлин улыбнулась сидящей рядом девушке и отсалютовала бокалом, предлагая выпить за что-нибудь. Лишь бы та перестала за ней наблюдать. Лишь бы та перестала столь ядовито улыбаться. А ведь Берлин даже имени девушки не помнила. Или не знала. Возможно, стоило познакомиться ближе с некоторыми работниками своего отдела.
Когда все возможные приличия были соблюдены, танцы перестали радовать в результате своей разнообразности, а каждый второй молодой человек, с которым танцевала Берлин, стал слишком уж непрозрачно намекать на то, чтобы провести окончание вечера наедине, девушка сдалась. Сдалась не на милость молодым людям, но самой себе, решив, что с неё хватит этой безуспешной попытки побыть частью чего-то большего. Девушка как раз пробиралась к выходу из зала, когда за её спиной кто-то коротко вскрикнул, заставляя Берлин с опаской развернуться. Вовремя.
Берлин не скрывая собственного удивления наблюдала за зависшими в воздухе бусинками золотого цвета, бывшими, кажется, за секунду до этого брызгами сладкого шампанского и про себя благодарила того волшебника, что спас её от позора и некрасивых пятен на любимой праздничной мантии.
— Лин! — даже если бы Гестия захотела, ей бы не удалось показаться подруге более сумасшедшей, чем она выглядела сейчас. Нет, Берлин прекрасно знала, что Гестия никогда не была синим чулком, но сейчас в её взгляде читалось что-то очень дикое, не похожее на привычную Гестию. — У нас к тебе дело чрезвычайной важности. Вопрос жизни и смерти. Считай, что это похищение. Возражения не принимаются. Спасение утопающих дело рук самих утопающих,а тут уже дышать нечем.
Берлин в целом и не собиралась спорить с двумя сумасшедшими, одной из которых было немногим больше восемнадцати, в чём девушка ещё и очень сильно сомневалась, но вот выданный ей бокал с шампанским и отрезанный шлейф платья говорили лишь о том, что вечер этих дам переставал быть томным. Впрочем, Берлин не сопротивлялась тому, что девушки под шум музыки выволокли её за двери зала. Во всяком случае ей не пришлось сбегать одной, а эти красотки так заразительно смеялись, что Лин не нашла ничего лучше, чем включиться в их игру.
— Ну? И куда нас ведет сегодня алкогольная звезда?

вв

http://funkyimg.com/i/2oVbm.jpg

+1


Вы здесь » Hogwarts: Ultima Ratio » Прошлое » a little party never killed nobody


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC